home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава-10

Ритуал

Мы стояли и смотрели на то, как на пирамиду накладываются последние метры внешней облицовки. Гладкие плиты тщательно подгонялись друг к другу, создавая совершенно ровную поверхность. Пирамида находилась на финальной стадии строительства.

Долгие месяцы строительства, наконец, прошли и работы были практически завершены. Рабочие команды, собранные из наиболее подготовленных специалистов (удачно перетянутых из среды тех пустых, которые занимались строительством при жизни в Египте), в хороших темпах выполняли свои обязанности. Сейчас данные функции выполняли исключительно такие рабочие, в то время как остальные были предоставлены самим себе. До поры до времени, разумеется. Наиболее ретивые уже были уничтожены, в силу того, что на их контроль требовались лишние силы, а наиболее полезные специально отобраны и содержались в специальных бункерах, чтобы не допустить их преждевременной гибели. Некоторые из них выполняли определенные функции, занимаясь некоторыми важными задачами. Те пустые, которые, в общем, не были особо полезны, и основная ценность в них составляла лишь определенная выучка и подчинение, уже находились в зоне риска. На данный момент я не нуждался в рабочих, зато скоро мне должны были потребоваться сущности, необходимые для поглощения. Так скажем, для ритуала требовалось жертвоприношение. Необходимая цена ради обретения новой силы и перехода на совершенно иной уровень развития. Уж тогда передо мной не будут существенные преграды в Уэко Мундо, и можно будет творить все что угодно!

Итак, нас было трое. Я, Афина и, пожалуй, самый странный и подозрительный вастер лорд, который оказался свидетелем взрыва «Малыша», являлся, вроде бы, моим соотечественником, в совершенстве владел русским языком (при этом не помня ни единого слова на японском). Вастер лорд, которого было бы сложно назвать вообще вастер лордом. Несмотря на то, что с момента нанесения ему того знаменательного удара по голове прошло уже немало времени, он так и не смог прибавить в силе, не имея ни малейших возможностей восстановиться. Он регрессировал, и теперь представлял собой довольно жалкое зрелище (сравнительно с тем уровнем, что он демонстрировал ранее). Уровень среднего адьюкаса, неожиданно слабая регенерация, потеря множества смертоносных навыков, таких как использование сразу пятерки серо (больше трех сейчас он не был в состоянии использовать), а также крайне медленная скорость восполнения истраченной реацу. Скажем так, после нашего памятного боя, он выглядел как склеенная из обломков ваза. Многочисленные повреждения, которые он получил после взрыва, в следствие удара мечом по голове, а также ударов копьями с целью его удерживания на месте. Все эти раны восстановились, но оставили после себя такое множество весьма нелицеприятных шрамов, что порою смотреть на него становилось даже неприятно.

Аркадий получил свободу, хотя и весьма условно. Просто так взять и довериться ему я не собирался, и первое время он просидел в бункере, ограниченный в движениях. Было сложно ему верить на фоне того, что он о себе рассказывал. Точнее, рассказывал о своем прошлом, о своей жизни человеком. Особых воспоминаний у него не было, однако имевшиеся вызывали у меня целую кучу вопросов. Как могло оказаться, что русский мог оказаться в Хиросиме в день бомбардировки города? Как могло оказаться так, что он в совершенстве владел родным (?) языком, в то время как не смог ни слова выговорить по-японски? Каким образом он оказался в том районе, где я затеял строительство, и каким это таким образом случилось так, что он оказался на тот момент слабым? То есть недоразвитым. Самое забавное, что сам пустой отвечать на мои вопросы не мог. Мои первые вопросы встречали лишь двусмысленные пожатия плечами, а последние вызывали лишь странные ответы, наподобие того, что он наткнулся на меня совершенно случайно, сам понятия не имеет, по какой причине шел на север. В общем, одни вопросы, и никаких ответов. Устраивать допрос с пристрастием, то есть проникновение в его мозг, я побаивался. Этому было несколько причин, которые меня останавливали. Во-первых, я не мог быть точно уверен, насколько силен разум вастер лорда, хоть и регрессировавшего в адьюкаса. Вдруг он смог сохранить свою силу починять адьюкасов своей воле. И если эта способность не работала теперь вне его сущности в виду резкого ослабления, то кто может гарантировать, что это невозможно в его голове. Разум — это сосредоточение всех ментальных способностей и далеко не в реацу дело, когда тебе приходиться работать в ее сфере. Во-вторых, мои опасения вызывала какая-то странная лояльность этого пустого. Как-то ненатурально выглядело то, что он так спокойно относится к своему заключению, к допросам, и никак не демонстрировал раздражение по отношению ко мне, вроде бы, к своему соотечественнику, и практически к современнику, за то, что с ним обращались довольно жестко (копья убрали далеко не сразу). Кто мог знать, что ждать от этого существа.

Однако вечно удерживать его в заточении я его не мог. Также как и выпустить и довериться ему. И убить его вроде как не правильно. Просто так взять и уничтожить соотечественника. Конечно, это может прозвучать как-то странно, что для пустого есть какие-то понятия из старой жизни, которые имеют для него ценность. Наш брат спокойно пожирает и соотечественников, а порою и родственников. Жизнь ради себя — суть пустого. Но, к сожалению, для меня просто так вот взять и встретить соотечественника в эпоху фараонов, а потом спокойно его прикончить было несколько необычным. Вот так вот потом взять и потерять существо, способное меня понимать без особых ухищрений. И таким образом, я, даже несмотря на вполне себе рациональные рассуждения, оставил его не только в живых, но и даже освободил. С некоторыми ухищрениями конечно. Нам требовались силы, хотя бы для определенных задач, которые требовали вмешательство сущностей, по силе превосходящих уровень гиллианов. Это и оборона, и контроль процесса, и помощь при строительстве, с использованием силы адьюкаса (как я уже упоминал, что вастер лорд регрессировал). Дел было по горло, и я не мог позволить себе растратить попавший мне в руки ресурс просто так. На этом и порешили. В итоге, Аркадий получил особые забавные примочки, в виде, скажем, подобия тюбетейки из материи моего плаща. Способ контроля реацу, так сказать. Забив не восстанавливающуюся рану на голове плащом, я настроил ее таким образом, чтобы она непрерывно поглощала духовную силу моего подопечного, тем самым не позволяя ему восстановиться в полной мере, то бишь, законсервировать его способности на нужном мне уровне. Я предупредил освобожденного, что в случае его попытки снять этот ограничитель, в его мозг немедленно поступит паралитический яд в таком количестве, что не будет в состоянии восстановиться в дальнейшем. Чтобы не допустить перехват контроля над плащом с его стороны, в него были встроены дополнительные модификации в виде сгустка, сделанного из пленки моей костяной брони, плюс несколько кусочков черного тартариума. Эта система должна была создавать эффект наличия сильной реацу, которая не позволяла поддаваться реацу вастера. Такая вот система. Эта примочка обеспечивала определенные гарантии, на случай предательства.

Я уже серьезно задумывался на счет проведения ритуала. Мне требовалась масса сущностей для поглощения, и передо мной стояла задача, найти нужное количество. В качестве варианта была возможность поглотить всех своих строителей, включая гиллианов. Предполагалось, что наши подчиненные уже выполнили свою роль, и другого толку от них не будет. После ритуала передо мной встанут иные задачи и будут нужны существа иной лиги. Однако мне было несколько неудобно от мысли, что я вот так вот предам смерти существ, которые столько времени работали на меня, и выполнили за меня столько работы. А убивать их всех я не горел желанием. Конечно, если призадуматься, то за раз я поедал даже больше всех своих рабочих, включая даже души живых существ. Адьюкасы имели внутри себя такую прорву этих сущностей, что по сравнению с ними моя бригада могла показаться лишь бледной тенью. А я мог сожрать не одного адьюкаса. Но дело было в том, что адьюкас был один, он был врагом, и имел равные со мной шансы на победу. А эти пустые, хоть их и было много, но они подчинялись мне, работали на меня. А если вообще подумать, то от всех этих пустых было мало толку. Для резкого перехода на новую ступень развития, для меня, пустого третьего поколения, мне было нужно гораздо больше массы. Которую было необходимо где-то разыскать.

В моей голове имелось несколько задумок на этот счет. Но для этого требовалось немало времени, а также преодолеть немалое расстояние. Но полагаю, что это стоило того. И мы начали подготовку….


Одноглазый адьюкас упал на колени, сжимая свою голову в тисках, стараясь подавить страшную головную боль. Он истошно выл, старался что-то прокричать, но я не слушая его, продолжал давить своей реацу, стараясь дать ему понять, что он совершил большую ошибку напав на меня. Неужели он думал, что я не почувствую часть своего собственного тела, которая осталась в его мозгу. Как же хорошо, что я поднабрался опыта синхронизации со своими «жучками» в чужих телах, когда учился контролировать то, что находилось в теле Аркадия. Теперь вот мог спокойно создавать сильные болевые ощущения, передавая свою силу ему в мозг и лишая возможности сопротивляться.

Подойдя поближе к своему старому знакомому, я схватил его за горло и, приподняв от земли, установил соединение, тупо воткнув «розетку» в «вилку». Только на этот раз меня не занесло в его подсознание, хотя и мог теперь передавать ему свои мысли.

— Не дергайся. Не стоит усугублять свое положение.

— Что вам нужно? Я же выполнил все условия нашего договора!

— Что мне нужно? А разве это я напал на тебя? Вроде бы все вышло наоборот. Твое серо едва меня не поджарило. Разве нет?

— Не нужно обманывать. Вы пришли по мою голову. Иначе зачем бы вы бродили по лесу столько времени? За это время вы могли подчинить целую армию.

— Сейчас армия мне не нужна. Кстати говоря, где твое друзья? Они мне также нужны.

— Их нет. Они убежали.

— А ты почему остался? Решил пожертвовать собой ради них?

— Нет. Я хотел вернуть себе свою репутацию. Вот и все!

— Убив меня и заполучив мою силу, не так ли. То есть, сожрав мое тело?

— ….

— Молчишь? Значит, я угадал? Хорошо. За твое нападение мне следовало бы самому с тобой покончить, но сейчас ты мне нужен. И твои ребята тоже.

— Зачем?

— Дело одно есть. И мне нужны компаньоны. И вы подходите для этой роли.

— Компаньоны? Вы, наверное, шутите.

— Нет, ну что ты. Слушай так, вот мое предложение. Сейчас ты находишь своих братков, и приводишь их ко мне. И помогаешь мне договориться с ними. За это ты не только останешься в живых, но и получишь свои выгоды.

— Какие выгоды?

— Сила. Ты ведь о ней мечтаешь, чтобы и дальше поддерживать свой авторитет в группе. Я дам тебе ее. Столько, сколько тебе будет достаточно для контроля своих ребят.

— А что с остальными?

— Остальные также получат определенную степень прибыли. Тоже получат шанс более быстрее достигнуть более высокого уровня развития. Ступень вастер лорда станет не таким высоким для них, как сейчас.

— Как такое возможно? До уровня вастер лорда нужно просто чудовищное количество силы.

— Я не сказал, что вы станете вастер лордами. Но вы получите очень сильный толчок для своего развития. Сделаете, скажем, скачок. То, что вам сейчас не хватает. А это я могу устроить.

— Доказательства….

— Тот факт, что вы все еще живы — это первое доказательство. Я — адьюкас, но не поглотил вас всех до сих пор, хотя и мне тоже нужна сила. Почему я не сделал этого? Догадываешься?

— У тебя есть свои способы достижения силы.

— Верно. И я могу поделиться этими способами. Причем, не только способами. Но и самими средствами. Улавливаешь?

— Не полностью.

— Но ты ведь понял, в каком направлении стоит мыслить, не так ли?

— Да.

— Отлично. Уговори остальных, и получишь полную власть над ними.

— Они не поверят.

— Заставь их поверить. Скажи им, что в случае отказа, я найду место, где пристроить их плоть. Только учти, если ты вздумаешь сбежать, я смогу выследить тебя так или иначе. Точнее, найти твой бездыханный труп, ведь если ты предашь наш договор, твой мозг пойдет на корм паразиту. Понимаешь?

— Понимаю.

— И….

— Я сделаю все, что вы требуете.

— Учти, мое предложение выгодно для тебя. Откажешься — пожалеешь. Даже в случае того, что сможешь избежать своей смерти….


Группа адьюкасов стояли кучкой перо мной. Ощетинившиеся, недоверчивые, недовольные, но, тем не менее, все-таки рискнувшие подойти ко мне расстояние выстрела. Конечно, я один не представлял собой такое грозное зрелище, как наш тандем с Афиной, но, похоже, что с прошлой нашей встречи, они не могли ощущать себя выше меня. Хотя и были сильнее меня в несколько раз. В совокупности. Не думал я, что когда-нибудь буду представлять для шайки пустых третьего поколения роль «пахана», или «блатного». Сначала тупо сбежали, когда поняли, что я занялся их поисками, вместо того, чтобы напасть на меня все сразу. А потом, когда их поманили пальчиком, прибежали. Теперь стояли и ожидали того, что я им предложу. Посматривают на своего «лидера», которому предстояло сыграть роль переводчика. По их мнению. Но у меня были свои планы на этот счет. Для начала, я, конечно, соединился с главарем, чтобы передать общие указания. А потом, мой плащ уже просочился им в мозги, используя для этого различные способы попадания. Через уши (у кого они были), через глаза (понимаю, неприятно, но что поделать?), залезали под маски (для главаря пришлось нарастить количество материи, дабы получить возможность без контактного соединения). Не хотел я каждый раз использовать одного посредника для связи со всеми остальными. Куда лучше иметь возможность не только понимать подчиненных, но и втолковывать им приказы и распоряжения. Ну и иметь способ влиять на них. Карать в случае неисполнения. Такая методика хоть и не устроила адьюкасов, но после демонстративного создания пламенного покрова и начала формирования, на этот раз, серо оскурас, они тут же сдались, хотя шансов победить меня у них было бы вполне достаточно. Ну да ладно. Главное, я получил то, что хотел.

— Итак, господа. Наконец-то я получил возможность вступить с вами в разговор лично и могу, наконец, договариваться с вами и ставить условия своими словами, а не через посредника. Мне потребуется ваша помощь для выполнения одной очень важной миссии, по завершению которой вы получите свою награду, не сомневайтесь.

— Что за миссия?

— Хороший вопрос. Но, к сожалению, пока не своевременный. Прежде чем приступить к ней нам нужно некоторое время на подготовку. А до этого я не намерен разглашать обстоятельства данного задания никому. Всем все понятно?

— Да.

— Очень хорошо. В таком случае, за мной. И учтите, в случае предательства, вы очень сильно пожалеете, причем неважно, останусь ли я в живых или нет. В ваших головах есть то, что позволяет нам понимать друг друга, но в случае необходимости этот «жучок» станет тем, что съест ваши мозги. Так что, не искушайте судьбу….


Я сидел на песке и наблюдал за тем, как адьюкасы заполняют особые сосуды, выплавленные из песка с добавлением тартариума вязкой жижей, после чего старательно закупоривали отверстия пробками из такого же стекла. Герметичные сосуды, весьма прочные, стоит заметить, были довольно-таки тяжелы, будучи заполненными под завязку, но это был вполне переносимый вес для любого уважающего себя адьюкаса. Количество сосудов ровнялось количеству присутствующих, включая меня, так что каждому предназначался своя ноша. Нас было четверо. Кроме меня здесь был также Аркадий, которого я не рисковал выпускать из поля своего зрения, а также два адьюкаса, из числа тех, которых я завербовал в Лесу Меносов. Все мы находились в своеобразной экспедиции, целью которой был сбор нужного количества весьма ценного вещества, обладающего свойством оказывать сильное воздействие на материю. Это был сок тех самых растений, которые росли в северном полюсе. Что уже естественно давало ответ, где мы находились сейчас.

Нам было нужно заполнить сосуды данной жидкостью, а также образцами древесины, и доставить ее к пирамиде. Данная экспедиция требовала немало времени на проведение, практически несколько месяцев, что означало то, что пирамиды все это время будет оставаться без нашей защиты. Именно по этой причине я оставил там Афину и еще двух адьюкасов, которых волчица могла усмирить в случае чего. Обладая властью над плащом, она могла в любой момент подчинить своей воле тех двоих и заставить их сделать то, что ей нужно. Так что, за защиту объекта можно было в принципе не беспокоиться. Три адьюкаса, ну и около сотни гиллианов — вполне себе неплохая защита. Однако я все же волновался, понимая, что порою в Уэко Мундо и армия может быть недостаточной для обеспечения безопасности. Поэтому я спешил, и постоянно подгонял своих спутников, которые получали сигнал не в виде окриков, а виде болевых импульсов в голове.

Открыв своим подчиненным способ проникновения на северный полюс, я также сделал определенную ошибку, так как это могло серьезно навредить мне в случае какой-то непредвиденной ситуации, но пришлось рискнуть, так как это была единственная возможность добычи нужного вещества. На этот раз мы правда не стали соваться к башне, так что самая главная тайна полюса так и осталась для остальных закрытой. Я про это молчал, и молча наблюдал за действиями адьюкасов, изредка давая распоряжения.

Данная работа была завершена довольно быстро. Очень скоро наши сосуды были заполнены под завязку, тщательно закрыты и закреплены за нашими спинами ремнями, сделанными из кожи одного пустого. В Уэко Мундо было не столь много материалов….


Пирамида была завершена. Вполне себе не хилое сооружение, возводимое силами нескольких тысяч пустых, собранными в результате нескольких десятков рейдов, а также при помощи многочисленных специалистов из Египта, которые выполнили свою работу на ура. Думаю, что сам процесс стройки был существенно ускорен благодаря широкому использованию гиллианов для перетаскивания большого количества тяжелых блоков, а также доставки стройматериалов на большую высоту. В результате у нас получилась практически совершенная копия пирамиды Хеопса. Скажу вам, весьма впечатляющее зрелище. Зеленоватая пирамида, напоминающая собой сувенир из фосфора, источающая слабое свечение. Под луной смотрелось просто шикарно.

Мы использовали добытую жижу особым образом. Вокруг пирамиды нами был проложен канал в виде круга, шириной три метра и глубиной до двух метров. Стенки канала, включая дно, были покрыты плитками, которые мы сделали из того же материала, что и блоки для пирамиды. Толщиной в десять сантиметров, эти плиты были довольно прочны и по логике, не должны были просто так сломаться. Затем на дно мы сложили тот самый пепел, который до сих пор хранился в одном из бункеров при карьере тартариума. Пепла, конечно, было не столь много, но мы его дополнили добытыми останками пустых. Плюс, определенное количество песка. Только после этого, нами было проведение «озеленение». Я сбрасывал на заготовленную «почву» небольшие кусочки растений, после чего поливал их жижей. Оказавшись на земле, те немедленно пускали корни, а жижа мгновенно позволяла начать рост. Результат превзошел все ожидания. Через пару недель весь канал зарос саженцами, которые быстро развивались, становились толще, занимали все больше территории, пускали корни. Кажется, спустя некоторое время, они были готовы выскочить за установленные пределы.

Моя идея заключалась в том, чтобы использовать столь быстро разрастающуюся массу материи для проведения ритуала и поглотить ее, тем самым обеспечить себя. По моим расчетам, очень скоро растения достигнут уровня самого настоящего леса, и, следовательно, их масса станет удовлетворительной для проведения ритуала. Сосуды, после того, как растения разрослись, были мною заново заполнены, и спрятаны, чтобы после ритуала, было из чего заново начать создание леса. Мера предосторожности, так сказать.


— Значит, вы готовы выделить мне людей для проведения самого ритуала?

Я и Верховный Жрец стояли около пирамиды Хеопса и наблюдали за полной луной. Жрец нервничал, так как данное условие нашего договора было для него самым сложным. Ибо он требовал от него непосредственного присутствия. А также присутствия при проведении практически всего высшего состава жречества Египта, так как технологией проведения активации пирамиды владели только эти люди. У остальных не было ни знаний, ни опыта.

— Я уже говорил вам, что это потребует присутствия высших жрецов.

— Да, насколько я помню, вас должно быть десять человек.

— Да. Но вы должны понять, что сам факт оставления храмов нами уже большой грех. Мы не имеем права отлучаться, особенно, если это касается мира вечной луны.

— Ритуал не займет много времени. Ведь так?

— Вы особый случай. Пирамида построена в вашем мире, на вашей земле, да и сама по себе она требует серьезных настроек. Просто так прийти и активировать ее невозможно.

— Отправленные вами люди уже сделали свою часть работы. И уже скоро они будут эвакуированы оттуда. Теперь ваша очередь, уважаемый. Иначе наше сотрудничество будет прервано весьма неблагоприятным способом. Вы ведь помните, что случиться, если вы нарушите уговор.

— Я прекрасно помню. Однако и вы должны понять. Я не действую исключительно в своих интересах. И не все зависит от меня. Мои действия регламентированы с решениями Владыки. А он всегда действует на своих соображениях. Так что, поймите, я связан по рукам и ногам.

— Я понимаю. Но учтите, что уговор дороже денег.

— Понимаю. Мне нужно время, чтобы уладить этот вопрос.

— Сколько времени?

— Около месяца. Именно тогда Владыка намерен отправиться в военный поход на север.

— Что, с хеттами вздумал воевать?

— Да. Собирается войско. И оно выступит приблизительно через месяц. Только в отсутствие контроля со стороны живого бога есть возможность провернуть ваше дело.

— А если договориться с Рамсесом?

— Сомневаюсь, что это хорошая идея. Владыка имеет покровительство богов. Не думаю, что вам хочется сталкиваться с ними.

— Неужели настолько все серьезно?

— Он не захочет нарушать устои. И его вы не сможете убедить.

— Вы уверены?

— Да. Вам просто нечего ему предложить. Владыка привык руководствоваться совершенно другими понятиями о силе, чем вы.

— Уровень богов ему подавай, значит…. Понятно. Я, конечно, мог бы устроить здесь мини апокалипсис, но не хочется получать врагов в лице ваших покровителей. В таком случае, я вернусь через месяц. И советую вам, на всякий случай, подготовить дублеров….


Отряд египтян был выведен практически полностью к тому моменту, когда пришло время начать ритуал. Остались лишь некоторые жрецы, которые требовались для самого процесса. Все остальные покинули наш пустынный мир, и не думаю, что им предстояло когда-то вернуться сюда. За исключением исключений, скажем так. За это время были подготовлены все нужные компоненты. Лес был в расцвете сил, нужные пустые были заранее сосредоточены (к сожалению, не все эти существа были небесполезными, но все же дело требовало своего). Те же кадры, которые были для меня полезны, уже давно скрылись в наиболее отдаленных бункерах, где они были заперты, чтобы не смогли вырваться в случае появления призыва.

Отряд старейших жрецов прибыл своевременно. Они с ходу приступили к внимательному осмотру сооружения, изучению всех помещений, проверяли акустику в камерах. Их проверка была достаточно придирчивой, но, сдается мне, что для них данная пирамида была удовлетворительной.


— Мы готовы начать.

— Хорошо. Значит, все приготовления завершены?

— Да. Все компоненты на месте. Остался только самая важная часть — вы.

— Я понимаю. Займите свои позиции. Я сейчас присоединюсь к вам.

Жрецы направились в глубины основной камеры. Афина стояла рядом со мной и смотрела им вслед. Как только они скрылись, она посмотрела на меня.

— Вы и в самом деле готовы сделать это? Вы ведь понимаете, что это может закончиться весьма плохо. Неужели вы хотите так рисковать?

— Вся наша жизнь — это один большой риск. Это, на данный момент, самый важный шаг для нас. И я сделаю его.

— Но, господин Арес. Почему вы. Ритуал может оказаться не правильным. А что если что-то пойдет не так. Ведь тогда вы рискуете потерять все, чего мы смогли достичь. Пусть кто-то другой опробует на себе возможности пирамиды.

— Кто? Ты? Нет, извини, Афина, но я не вижу особой разницы в том, кто первым испытает пирамиду — ты или я. Мы, в принципе, две части единого целого. И потеря одного для нас равносильно потере самих себя. Эти? Уж нет, увольте! Если ритуал пройдет успешно, то нам тогда точно не выжить. Ты ведь понимаешь, что с нами тогда сделают наши «товарищи»? В лучшем случае мы станем их фраксионами. В худшем…. Думаю, ты и сама все поняла. Проверку проведу я. А ты, в это время, должна держать остальных в узде. И сама, главное, не окажись в узде и не бросайся к пирамиде.

— Я вас понимаю.

— Отсидись в бункере и не снимай покров. Иди!

— Есть.

Я направился вглубь пирамиды, намереваясь, наконец пройти тот самый ритуал, который должен был, наконец, расставить все точки над «i». Камера была специально подготовлена для данной операции. Здесь не было никаких зарисовок, какие присутствовали в пирамиде Хеопса, зато имелась небольшая плита, в которой были записаны все нужные данные, а также способ проведения данного процесса. Записи были сделаны египетскими иероглифами, хотя никто не знал, что внутри плиты имелся небольшой тайник, где хранилась точная копия данных записей, только они были сделаны на русском. Мера предосторожности, так сказать. Жрецы стояли вокруг саркофага, в который я должен был лечь и именно здесь должен был начаться обряд трансформации.

— Ложитесь в саркофаг. Головой в эту сторону.

Прежде чем лечь, я проверил активность «мозгового червя» в голове каждого жреца (не удержался!). Каждый из них знал, что с ними случиться в случае предательства. Фрагменты плащ не убивали физическую материю. Их задачей было мгновенное уничтожение души этих людей. Точнее, уничтожение их человечности (иными словами, пустофикация).

— Я на вас рассчитываю!

— Мы постараемся не подвести вас. А теперь ложитесь.

Я выполнил указание и улегся на дно саркофага. Жрецы окружили меня, и в ту же секунду я ощутил какой-то странный звуковой импульс. Они пели. Вернее, издавали странную гармонию, которая обрушилась на меня странным образом. Великолепная акустика в пирамиде работала на их стороне. Звуки сплелись в странную симфонию, и я начал ощущать, как окружающий меня воздух электризуется. Пирамида словно загудела в ответ, образуя резонанс. Я физически ощутил, как количество духовных частиц в помещении резко возросло. Стало трудно дышать, тело обрело невероятную тяжесть и в какой-то миг мое сознание оказалось вне пространства и времени.


Я висел в звездном небе, среди сплошной пустоты. Вокруг меня были лишь звезды, и ничего более. Пустота. Мое тело было совершенно невесомым. Странно, но первой моей мыслью стало то, что в мою голову не приливает кровь (вспомнил, называется рассказы космонавтов). А потом неожиданно понял, что был я, собственно говоря, совершенно голым. Не было привычного плаща, не было маски, не было даже дыры на груди. Я был именно таким, каким себя помнил при жизни.

Мои попытки осмотра местности не дали никаких положительных результатов. Вокруг было Ничто. Пустота межзвездного пространства. Ни комет, ни метеоров, ни планет…. Просто пустота, а далеко вокруг висели миллиарды звезд. Кое-где виднелись туманности, скопления звезд, созвездия. Было красиво, но в этой красоте не было ничего, что могло бы привлечь мое внимание, как что-то полезное.

— Ну, доволен собой?

Вопрос был адресован в пустоту, и ответа, собственно я не ждал. Но мне неожиданно ответили.

— Мог бы, и быть доволен, ведь ты сделал это, разве нет?

Голос прозвучал за моей спиной и, обернувшись, я увидел странную призрачную массу, напоминавшую большой овал, пропускавший свет. Странно, но голос я узнал практически сразу.

— Это вы?

— Узнал! Не плохо!

— Может быть, примите свою истинную форму?

— Можно…

Овал резко изменил форму, приобрел объем и цвет, и через мгновение передо мной стоял Тот.

— Ну, здравствуй, Арес.

— И вам не хворать. Что это за место?

— А на что это похоже? Космос, конечно.

— И что я здесь делаю?

— Разговариваешь со мной, разве не ясно?

— А если серьезно?

— Я серьезно…. Честно говоря, я ожидал, что ты сделаешь это, но вот уж не думал, что так быстро. И еще таким образом. Мда, удивлять ты умеешь.

— Чему тут удивляться? Я думал, что вы уже все просчитали.

— К сожалению, не все поддается расчету. Даже моя способность оценивать чужие таланты и их потенциал в будущем имеет определенные изъяны. К сожалению, в твоем случае, изъяном стало то, что я не думал, что ты рискнешь создавать пирамиду у, как ты его назвал, Тартара? Да, Тартара. Самое не благоприятное место, стоит заметить.

— По мне, все наоборот.

— Да, со строй материалом все ясно. Но тебе следовало бы задуматься над тем, что может сотворить твой ритуал в непосредственной близости от его гробницы. Ты, кстати говоря, подобрал ему весьма занимательное имя. Как там….

— Тифон.

— Во-во. Тифон. Это было рискованно. Хорошо, что ты додумался применить в качестве материала для поглощения лес. Это снизило потенциал зова, и призыв не достиг до глубин Тартара.

— Хотите сказать, что он может… выйти оттуда?

— Нет. На счет возрождения этого старика беспокоиться не стоит. Но вот определенные последствия твоя операция могла принести. И не очень приятные, скажу я тебе.

— Неприятные, в смысле, мне, или вам?

— Хех, подумай сам.

— Вы знали Тифона?

— О, нет-нет, я не настолько стар. Тифон — это объект изучения палеонтологии. А я — антропологии. Есть разница.

— Не думаю, что антропологи остались бы спокойны, начни они изучать ваше тело, или хотя бы кости.

— Ха, это верно.

— Кто такой Тифон?

— Не нужно задавать вопрос, на который ты и сам знаешь ответ.

— Не ответ. У меня лишь гипотеза.

— Считай что она правильная. И оставь пока свои поиски в этом направлении. Тартар не место для научных изысканий.

— Как скажете. Что, собственно говоря, сейчас происходит? Имею в виду, с моим телом. Мое сознание черт знает где, а тело осталось в пирамиде.

— Потом узнаешь. Я лишь вызвал тебя на беседу, да и не очень то хочется, чтобы ты сошел с ума от боли. Дуболомы, которые рождаются в случае таких перегрузок на мозг весьма опасны, так для себя, так и для окружающих.

— Значит фараоны также с вами беседуют. Во время ритуала.

— Не со мной. Для этого есть свои люди, которые занимаются наставлениями и инструкциями.

— Неужели мой случай уникальный, что сам бог мудрости решил пообщаться со мной?

— Если бы здесь стоял не я, а ответственный за выполнение ритуала, то не избежать бы тебе суда. Решение которого было бы явно не в твою пользу.

— Суд Осириса?

— Можно сказать и так. Ты действовал без санкции, что автоматически накладывает на тебя статус нарушителя закона.

— И что вы со мной сделаете за это?

— Я? Ничего! Благо, в вашу пользу играет несколько обстоятельств, которые спасают вам жизнь. Хотя теперь ваша пирамида будет внесена в систему контроля. И на нее будет наложен особый тариф. Для связи с нами.

— Хм…

— Сразу отвечу на твой вопрос: нет, этого избежать нельзя. Хотя, можешь порадоваться, контроль твоей пирамиды буду обеспечивать я.

— Пирамида настроена на вас!

— Да. Так что, способ контактировать со мной у тебя имеется.

— И зачем это?

— Подумай….

— Я под колпаком.

— Слишком громкое заявление. Нет, ты просто в поле моего зрения. И ничего больше. Я же говорил, что ты интересен мне.

— А…

— Насчет него. Ты же просил подарок. И ты его получил.

— Значит, это ваших рук дело. Он, и в самом деле?

— Не совсем. Все нужные сведения о его личности взяты из твоей головы. Оттуда и определенные его недостатки. Скажем, полное отсутствие некоторых вполне естественных знаний и воспоминаний.

— Зачем? Он — наблюдатель?

— Да нет. Можешь не беспокоиться. Он не ударит тебе в спину. Его цель предупредить тебя на счет определенных действий, которые будут направлены либо против тебя, либо уже тобой против кого-то другого.

— И….

— Не беспокойся. Его основная функция — это функция приемника. Если я захочу с тобой связаться, он скажет тебе об этом.

— Блин, и когда только вы успели это сделать?

— В тот момент, когда он попытался перехватить над тобой контроль, программа его личности была переброшена в его мозг. Правда напоминает компьютерный вирус?

— Черт, да что вы такое?

— Помниться, я уже давал тебе ответ на этот вопрос.

— Да, действительно. Только вот так вот спокойно переписать личность вастер лорда — это уже не детская шутка.

— Подумаешь, вастер лорд….

— Послушайте, Тот, а после использования пирамиды, фараоны…. Они становятся сильнее обычных адьюкасов и равны вастер лордам по силе. Во что тогда превращусь я?

— Если ты думаешь, что во что-то уникальное, то ты ошибаешься. Повторить трансформацию человеческой души в высшую сущность развития пустого невозможно для пустого, кто уже сам почти достиг данного уровня.

— И все?

— Слушай, не разочаровывай меня, и напрягай свои мозги сам. Какой смысл в определении твоего потенциала, если ты не стремишься к его реализации? Сам догадаешься. Думаю, что тебе пора возвращаться в свое тело. У меня полно своих дел, да и у тебя тоже. Совет для пробуждения. Не бросайся всех убивать, как только очнешься лишь из-за того, что боль слишком тяжелая. Она продлиться недолго.

— Понял.


Пробуждение и в самом деле оказалась невероятно болезненным. Мою голову словно сжимали тисками, а глаза старались раздавать чьими-то пальцами, в ушах стоял сплошной гул. Грудь горела, а кожа словно была обожжена. Было ужасно. Словно все нервы моего тела соревновались друг с другом ради получения звания труженика месяца по доставке плохих новостей мозгу. Совет Тота стал ясен практически мгновенно. У меня чесались руки заставить страдать всех находящихся рядом, чтобы поделиться ими своей болью. Хорошо, что я смог удержаться.

Страдать пришлось не столь далеко. Через пару минут болевые ощущения стали стихать и я, наконец, смог встать и осмотреться. Первое, что бросилось мне в глаза, это валяющиеся на полу жрецы, которые хоть подавали весьма слабые признаки жизни. Не знаю, что с ними произошло в процессе ритуала, но кажется, они не сильно пострадали. А уже потом я определил, что мне стало как-то холодно. Посмотрев на себя, я себя не узнал. На мне не было совершенно ничего. Только голое тело, и ничего другого. Хотя нет, кое-что все-таки было. Мой лоб покрывала пластинка, как я понимаю, осколок, оставшийся от маски. Попытки отодрать его окончились резко возросшей болью в голове, и пришлось отбросить эту попытку. Это была часть моего тела, и убрать ее было равносильно ампутации конечности. Кроме осколка маски у меня осталась еще и дыра в груди, которая ясно выдавала во мне сущность пустого. Пустого пятого поколения. Да, я стал арранкаром. Перепрыгнув ступень вастер лорда.

Я не обращая внимания на валяющихся жрецов, направился к выходу из пирамиды, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Исчезновение маски вернула мне возможность ощущать запахи и теперь мне не терпелось покинуть помещение, в котором буквально несло отвратительным запахом горелой плоти. Шлепая босыми ногами по стеклянному полу, я ощущал, что поверхность была на удивление теплой, словно кто-то разогрел ее.

Выглянув в залитый луной пейзаж Уэко Мундо, а также на расположение своего лагеря, мне ничего не оставалось, как присвистнуть. Зрелище было весьма красочным.


Глава-9 Поворот судьбы | Пантеон | Глава-11 Часть — 1 Последствия