home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12


Срединный мир (продолжение). Лисья падь. Рон рассказывает мне о строении мира (ничего не понятно).


Мне плохо спалось. Нагретая за день земля очень быстро остыла, и я ворочалась, пытаясь хоть как-то согреться. Когда ночной холод пробрал до костей, я встала и принялась прыгать вокруг камней, похлопывая себя руками и пытаясь согреться. Рон открыл глаза и наблюдал за мной.

Сам он был завёрнут в тёплый дорожный плащ, точно таким же мы укутали тело старика. Бездумная расточительность!

Рон выпростал из-под плаща руки и потянулся.

- А-а-а... - сладкий зевок юноши нарушил стройное пение каких-то ночных насекомых, и они примолкли, затаившись среди влажных от росы листьев.

Рон легко вскочил на ноги и протянул мне плащ.

- Возьми. Я попробую поохотиться. Нам надо что-то поесть...

Я вцепилась в плащ и укуталась в него с головой. Мне дела не было до того, где и как собирается охотиться Рон в ночной темноте - холод так сковал моё тело, что я могла думать и мечтать только о том, чтобы согреться. И я ещё днём роптала на жаркое солнце! Неблагодарная!

Укрытая тёплым плащом я, наконец, уснула и проснулась только тогда, когда Рон осторожно тронул меня за плечо.

- Женя, проснись... солнце поднимается!

Вставать не хотелось. Я поуютнее завернулась в плащ и пробурчала.

- Рано ещё! Вот рассветёт, как следует и пойдём.

- А как следует? - Рон, казалось, был сбит с толку. - Надо сейчас идти. Потом не сможем, будет очень жарко!

Пришлось признать его правоту.

Я поднялась. Тело болело, опухшие глаза упорно не хотели открываться.

Рон осуждающе покачал головой.

- Женщины из племени на`aпа никогда не предстанут перед мужчиной с нечёсаной головой и неумытые.

Вот, зануда!

- Да? - настроение у меня было самое мрачное. - Чем ещё знамениты женщины на`aпа?

- Они не знамениты. Но завтрак своим мужчинам добывают и готовят женщины.

Я подавила зевок.

- Положим, ты не мой мужчина, а я не твоя женщина. Ты, помнится, на охоту ночью ходил? И каков результат?

Рон с улыбкой протянул мне два зеленоватых в крапинку яйца.

- Вот яйца гр`aпинов. Вкусные.

- А ты?

- Я свои съел.

Я наскоро умылась и привела в порядок свои волосы.

- Яичница - это здорово! А на чём пожарить?

- Ни на чём. Некогда жарить - пора идти. Ешь так...

- Сырыми?

- Да. Их можно есть, не бойся.

Я не стала привередничать и одно за другим уничтожила содержимое яиц. На десерт выпила холодной воды, подставляя ладошку под тонкую, серебристую струйку.

Рон, тем временем, собрал нехитрые пожитки. Кроме дорожного плаща у него ещё оказалась матерчатая котомка, перевязанная верёвкой, которую он накидывал на плечо и небольшой арбалет. Или не совсем арбалет, но что-то очень на него похожее. У меня вещей было и того меньше и мы, не обременённые лишней тяжестью бодро двинулись в путь. На могилу старого вождя никто из нас не оглянулся.

Уром, степь была совсем не такой, как днём, под палящим солнцем, или ночью, когда холодная мгла окутывает землю. Утром здесь просыпалась и царила Жизнь. Трава, тронутая росой, влажно колыхалась под порывами лёгкого ветра. Многочисленные насекомые тяжело перебирали отсыревшими крыльями и натужно гудели, перебираясь от одного цветка к другому. Зверьки, мелкие и юркие перебегали нам дорогу. Несколько раз в отдалении мы видели небольшие стада крупных животных, похожих на коров, но с очень длинными загнутыми к низу рогами.

Однажды, дорогу нам пересекло странное существо, похожее на огромную зелёную ящерицу. Ростом "ящерица" была с собаку средней величины и её широкую пасть украшали три ряда мелких острых зубов.

- Ого... - Рон насторожился и снял с плеча арбалет. - Гр`aпин рассердился, нам может не поздоровиться.

- Кто рассердился? - я с любопытством взирала на зелёную ящерицу.

- Гр`aпин. Это его яйца мы съели. Теперь он разозлился и хочет отомстить.

- Мы ели яйца ящерицы?!

Рон взглянул на меня с упрёком. Он не понимал, как можно перед лицом серьёзной опасности рассуждать о том, что мы ели, а я почувствовала дурноту при виде кожистых складок зеленоватого гада. Я ела яйца ящерицы...

Гр`aпин раскрыл пасть шире, демонстрируя клыки, и нервно ударил по земле толстым и плоским хвостом.

Я шагнула назад.

- Женя, стой на месте! - Рон мельком взглянул на меня и медленно поднял арбалет. - Если гр`aпин увидит, что мы отступаем, он нападёт. И тогда нам не сдобровать...

Начался молчаливый обмен взглядами. Гр`aпин смотрел на нас, мы смотрели на гр`aпина...

- Ты чего не стреляешь? - прошептала я.

- Стрела не пробьёт кожу, - так же шёпотом ответил Рон. - Слишком толстая.

- А чего тогда целишься?

- Вдруг он испугается?

Я засомневалась в способности гр`aпина мыслить столь глубоко и покрепче перехватила в руке палку Ка`aта.

- А ну пошёл с дороги! Пшёл! Каракатица зелёная...

Маленькие глазки гр`aпина вспыхнули, и изо рта высунулся раздвоенный, синеватый язык.

Рон свистнул и притопнул на гр`aпина ногой.

- Убирайся!

Гр`aпин сдался. Сомкнул пасть и, бросив на нас независимый взгляд, медленно сполз с тропы в заросли травы. Его широкая, спина заколыхалась, удаляясь от нас в сторону бурых скал.

- Испугался, хладнокровный!

- Испугался, - подтвердил Рон. - А может в гнездо решил вернуться, я ему два яйца оставил.

- Зачем? На завтрак? - я весело хохотнула.

Рон посмотрел на меня с упрёком.

- Не на завтрак. Это его дети. Мы хотели есть, но его дети в этом не виноваты. И он не виноват.

Смех застрял у меня в глотке. Мне стало неловко. Вот уж не подумала бы, что эти степняки столь щепетильны и готовы питаться впроголодь, чтобы сохранить потомство какой-то зелёной ящерицы.

Рон спрятал арбалет за спину, и мы зашагали дальше.

Солнце постепенно опять принялось припекать, и Рон ускорил шаг. Я едва поспевала за ним.

- Куда ты так несёшься?! За нами, что? Погоня?

Рон невольно оглянулся и рассердился.

- Типун тебе на язык! Нет погони. Видишь скалы впереди? Нам надо до них поскорее добраться, пока солнце не распалилось в полную силу, не то оно нас зажарит.

Признавая его правоту, я вприпрыжку побежала за ним, обливаясь потом. Чем выше поднималось солнце, тем ближе становились скалы, и когда солнце встало в зените, испепеляя всё живое вокруг своими беспощадными лучами, мы, наконец, добрались под их спасительную тень.

Я со стоном рухнула у подножия камней, покрытых коричневым мхом, и стянула треклятые сапоги. Господи, какое счастье!

Рон, словно и не отшагал вместе со мной несколько часов под палящим солнцем, взволнованно бегал вокруг скал, заглядывая в каждую расщелину.

- Это они! - звонко прокричал он.

- Кто? - голос мой звучал обречённо, и реагировать на слова Рона никак не хотелось.

- Зубы Дракона! А вон там - Лисья падь!

Я ничего не поняла про зубы дракона, но на Лисью падь взглянуть было любопытно.

Рон вскарабкался на верхушку невысокой, но острой скалы. Пришлось лезть за ним.

- И где тут зубы дракона?

Рон взглянул на меня сердито, если не сказать свирепо.

- Ты на него взобралась. Это скалы так называются. Ты видишь, какого они цвета? Серого! Такие скалы только возле Лисьей пади, больше нигде нет!

Мне припомнилось нагромождение бурых валунов в месте нашей первой встречи. Действительно, эти скалы отличались по цвету, имели светло-серый, даже несколько стальной оттенок. Пять или шесть остроконечных пик, словно космические корабли устремились ввысь...

-...словно зубы дракона! Ка`aт говорил, что это и был дракон. Череп врос в землю, а зубы остались! - восторгу Рона не было конца.

- А где Лисья падь?

- Так вот она!

Рон показал рукой вниз, и я увидела тёмную полосу деревьев.

- Не видно ничего... деревья и деревья.

Рон легко скатился с верхушки скалы и остановился, дожидаясь, когда я спущусь.

- Это точно она. Сейчас перекусим, отдохнём и двинемся. Здесь воды нет, так что вечера дожидаться нечего.

- А в Лисьей пади?

- Там-то?! Ого, там река есть и озеро!

Я покосилась на Рона недоверчиво. Вряд ли на крохотном зелёном островке могли уместиться река и озеро, но - поживём, увидим.

Поели мы остатками всё той же сухой лепёшки, разделили последние капли воды из фляги и снова двинулись в путь.

На этот раз идти было тяжелее. Солнце пекло нещадно, натруженные ноги гудели, потрескавшиеся губы разъедал едкий, солёный пот. Даже Рон поубавил прыти и часто перекидывал с плеча на плечо котомку и свёрнутый жгутом дорожный плащ.

Когда мы приблизились к деревьям, они показались нам чахлыми и жалкими. Стояли редко, едва пошевеливая пожухлыми листочками. Среди них не наблюдалось не только озера или реки, но даже слабого намёка на ручеёк.

- Рон, ты уверен, что это и есть знаменитая Лисья падь?

- Должно быть она... ведь были же Зубы дракона!

Но в голосе Рона слышалось сомнение.

Я стала размышлять, что может скалы и назывались Зубы дракона, да вот только с Лисьей падью мы ошиблись. Надо было хорошенько разглядеть окрестности, может эта кучка деревьев была не единственной? Может Лисья падь дальше, а мы кинулись туда, где ближе...

Размышления мои прервал торжествующий голос Рона.

- Это она!

- Кто?

- Падь!

- Где?

Рон молча стукнул меня по затылку, заставляя голову ткнуться чуть не до земли. Он получил ответный тумак, но я успела разглядеть узкую, змеёй уходящую вглубь земли щель. Чахлые деревца росли именно оттуда.

- И что это такое?

- Пошли.

Рон первым принялся спускаться вниз, осторожно держась руками за выступающие корни деревьев. Я последовала за ним.

Расщелина постепенно расширялась, извивалась, петляя. Деревьев вокруг нас становилось всё больше. Они были высокими, но их верхушки не виднелись на плоской поверхности степи, так глубоко мы спустились. Солнца почти не было видно, вокруг нас был полумрак и спасительная тень. Только очень душно.

Когда мы почувствовали, что спуск прекратился, где-то впереди зажурчала вода.

- Слыхала?! - Рон повернул ко мне довольное, раскрасневшееся лицо. По его щекам обильно стекал пот. Похоже, я выглядела не лучшим образом.

- Ага, может и правда, там река?

- Может?! - Рон возмущённо фыркнул. Он раздвинул ветки деревьев и перед нами зажурчали, забегали зеленоватые струйки воды. Самая настоящая речка, не широкая, но и не ручей, с прохладной чистой водой протекала по дну Лисьей пади. Не сговариваясь, мы сбежали с пологого берега прямо в воду. Я зашла, как была: в сапогах и тёплом платье, стояла в объятиях струй и жмурилась от счастья. Потом мы разделись и выкупались по очереди. Я развесила мокрую одежду на ветках и закуталась в дорожный плащ Рона. Рон тоже прополоскал свои покрытые пылью вещи и теперь расхаживал в чём-то, похожем на дамские панталоны. Я фыркала от смеха, глядя на него, а Рон подозрительно на меня поглядывал, не догадываясь о причинах моего веселья. Потом Рон поймал рыбу. Разрезал её со спины, толстую, сочащуюся жиром и засыпал солью. Повесил рыбу на ветки, рядом с нашей одеждой и мы ели её, спустя пару голодных часов, почти сырую, слегка провяленную и тронутую солью.

- Рон, а где была битва? Прямо здесь, внизу?

- Какая битва? - Рон озабоченно выковыривал застрявшую меж зубов рыбью кость.

- Как это - какая? Та, где нурлинги погибли!

- А-а-а... так это не здесь. Наверху у входа. Нурлинги не успели спрятаться. Да и не смогли бы, от ведьмы разве спрячешься?

- А какая она, ведьма?

- Я не знаю. Я же потом родился. Через десять лет после битвы. Говорят, к тому времени она уже сгинула.

- А куда?

- Кто же знает? - Рон понизил голос до шёпота. - Ка`aт говорил - это страшная ведьма. Её даже в ведьмином мире боялись, потому и сослали сюда. Тогда она стала искать способ вернуться и нашла Ка`aта.

- А Ка`aт знал, как ей вернуться?

- Знал... а может и не знал. Но у него было кольцо Н`yрлингов! За ним-то ведьма и охотилась!

- А что за кольцо?

Рон задумчиво кидал в воду мелкие щепки, ветки и наблюдал, как они уплывают.

- Мой дед был великим человеком. Из великого племени. Это племя пришло с Высшего мира, только дед говорил... - Рон снова понизил голос. - Дед говорил, что ведьма тоже пришла оттуда.

- Твой дед и ведьма из одного племени?!

- Да ну тебя! - Рон по-настоящему рассердился. - Правду говорил, староста Мупл, что все бабы бестолковые! Если я родился в степи и воин Короля родился в степи, мы что - из одного племени?!

- Не злись, - я примирительно улыбнулась. - Ты же умный, прочитал много книг, путешествовал. А я ничего не знаю, расскажи мне!

Моя грубая лесть подействовала мгновенно и Рон смягчился.

- Ладно, смотри.

Рон пошарил в котомке и на свет появился маленький, потрёпанный томик, зачитанный до дыр.

- Это книга о сотворении мира. Сейчас я тебе прочту... вот!

"... существовал мир Материнский, который родился и рос быстротечно. От Материнского мира родились и отделились миры, которые мы теперь называем Высшими. Пространство и время вновь образовалось там, отличное от пространства и времени Материнского мира, но тонкая грань пролегает меж теми мирами и возможен Обмен. Высшие миры, как и мир Материнский продолжал расти, и от них отделились миры Срединные. Грани между ними крепки, но они все в одном пространстве и времени и потому проходы меж ними есть и те, кто обладает знаниями, ведает о них. Срединные миры тоже росли. Но рост их был слаб, и родили он миры Нижние. Каждый из Нижних миров отделён от Срединного мира и отдалён иным пространством и временем. Если и возможен меж ними Обмен, то вероятность эта весьма слаба, а что касается Обмена информацией меж Нижним и Материнским миром, то следует знать, что это невозможно, поскольку время и пространство меж ними несоизмеримо. На Нижних мирах рост Вселенной остановился и теперь идёт медленный, но обратный процесс. Значит ли это, что Нижние миры снова войдут в Срединные, а Срединные в Высшие, а Высшие в Материнский мир и мир снова станет един, как он был когда-то при зарождении Вселенной? Мы узнаем об этом через много миллиардов лет".

Я внимательно выслушала Рона и честно призналась, что ничего не поняла.

Рон изумился, но не рассердился, что радовало.

- Вообще-то это все знают. Мы живём в Срединном мире. Это не самое лучшее место в системе миров, но и не худшее. Первые люди появились, понятное дело в первом мире...

- Да?! В раю?

- Чего? - Рон, казалось, был сбит с толку. - Я же тебе только что прочёл: первый мир - Материнский. Это вселенная после рождения. Мир был един, и все люди жили в одном пространстве и времени. Вселенная росла и расширялась, и от неё отделились другие миры - Высшие. Часть людей ушли туда. Высшие миры тоже расширялись...

- Ну, всё-всё, я поняла! Чего тут не понять?! Вся вселенная появилась методом почкования... так при чём здесь ведьма и твой дед Каат?

- Ведьму сослали из Высшего мира. Она в чём-то провинилась и понесла наказание, а мой дед...

- Ну?!

- Он тоже был сослан из Высшего мира. Только ей удалось вернуться, а ему - нет.

...В Лисьей пади темнело куда раньше, чем на открытом степном пространстве. И ночи здесь были тёплые.

Я долго лежала на кучке травы, которую мы надёргали с Роном и пыталась разглядеть звёзды, сквозь густые ветви деревьев. Звёзд не было видно. Тьма стояла такая непроглядная, что я не могла увидеть пальцы на собственной руке.

- Рон!

Рон пошевелился, но не отозвался.

- Ро-он!

- Чего тебе?

- А какой самый худший из миров - Нижний?

- Ну, понятное дело.

- А почему? Там, между прочим, и дома получше и машины... самолёты есть. Сама я, конечно, не видела, но слыхала.

- Глупая ты, разве в этом дело?!

Даже не видя выражения лица Рона, я поняла, как он потрясён.

- Ты рассуждаешь ограниченно, как выходец из Нижнего мира! Важна Информация, важен Обмен!!! Тогда ты сам - целый мир, сам - Вселенная! А люди из Нижнего мира ничего не могут создать, понимаешь - ничего! Они могут только потреблять, перерабатывать то, что получают. Это же... унизительно, больно!

Его слова словно гвозди вбивались в мой мозг. Я мучительно пыталась уловить ускользающую от меня мысль, закрывала глаза, прятала лицо в ладони рук, но мысль снова ускользала, а Рон продолжал говорить, волнуясь и путая слова.

Я не понимала его. Я не понимала что-то очень очевидное для него и для всех в этом мире: для Ре и Эми, для Лохмов и Каролины, а я была здесь чужой. Кроме, пожалуй, немтырей. Вот они понимали счастье по-нашему. По земному. И от этого мне было горько. Или, как сказал Рон, унизительно и больно.



Глава 11 | В лабиринте миров | Глава 13