home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Весь день и ночь я вполне предсказуемо провела в кровати, просыпаясь только трижды, когда в каюту входил арейн и приносил с собой поднос с едой, причем не всегда вкусной. Но помня, что при таком расходе энергии для восстановления необходимо хорошее питание, я просто послушно сметала все с тарелок. Верховный главнокомандующий при этом перекидывался со мной парой ничего не значащих слов, но потом не уходил, а усаживался в стоящее рядом кресло и молча копался в своем инфоре. Даже когда я, отставив пустой поднос в сторону, засыпала, он не делал ни одного движения, которое могло выдать в нем намерение покинуть каюту, что, на мой взгляд, было несколько странно.

Проснувшись в четвертый раз, я поднялась на локти, покрутила головой, но никого не обнаружила, и снова рухнула на подушку. Мне не надо было прислушиваться к собственному организму, чтобы понять, что я уже в полном порядке — энергия буквально бурлила, так бодро раньше я себя никогда не чувствовала. Все-таки на контрасте с полной опустошенностью разница ощущается намного сильнее.

На ясную голову я пыталась определить, как мне относиться ко всему происходящему, но в виду совсем небольшого количества информации для анализа, мне так ничего дельного в голову не пришло, кроме вполне очевидного вывода, что необходимо быть очень аккуратной в своих словах и поступках. Вообще, не помню, когда я так неуверенно себя чувствовала. Там, на Земле я была кем-то, причем не только из-за отцовской фамилии, уже взрослой и состоявшейся женщиной, которая привыкла быть везде как рыба в воде. А сейчас… Сейчас я потерялась среди так внезапно окружившей меня действительности, попытки адаптировался здесь разбивались о новые события, на которые я никак не могла повлиять. Было неприятно, и даже немного задевало самолюбие. Очень хотелось запросить у Капли какие-нибудь свежие данные к размышлению, но я очень боялась, что даже канал пси-связи может оказаться ненадежным на военном корабле, который вполне вероятно может автоматически отслеживать такие вещи. Может я, конечно, и параноик, но выдавать свой козырь в качестве флая не хотелось. А ведь информация по торнам уже, наверное, собрана…

Кинула взгляд в свой инфор — письмо от арейна с распорядком дня и внутренними часами уже было там. Судя по всему я проспала сутки и сейчас уже позднее утро. Валяться и думать о неприятном совсем не хотелось, играющая во мне сила толкала из кровати на подвиги. Но поскольку в моей ситуации подвиги вполне могли оказаться синонимом неприятностей, я решила ограничиться походом в душ.

Стянув с себя комбинезон, я бросила его на кровать, и в чем мать родила скрылась за дверью ванной. Капля, конечно, утверждала, что в таких случаях раф снимать не обязательно, но мыться в одежде было как-то не по-людски.

Через полчаса, укутав волосы в местный аналог полотенец и натянув высохшее с прошлого раза белье, я бодро вернулась в комнату.

Не знаю, как можно не заметить, что в каюте есть кто-то еще. Ведь даже когда входил арейн, я моментом просыпалась…

— Привет, — поздоровалась я с Кииром, радуясь, что не голая, — У тебя что-то срочное?

Но ответа не последовало. Я мягко улыбнулась, надеясь разрядить обстановку.

Не сработало.

Ранкар молчал. Черные глаза, казалось, полностью измерили и взвесили меня. Я поежилась от пронзительного взгляда, захотелось стянуть с головы полотенце и прикрыться, но мысль была сильно опоздавшей. Поэтому я, сделав вид, что ничего особого не происходит (кстати, на взгляд любого нормального человека в подобной ситуации ничего сверхъестественного и не было), двинулась в сторону кровати с целью забрать свой каф и, вернувшись в ванну, одеться. Но дойти до нее я не успела, оказавшись надежно прижатой к стене крепким мужским телом.

Киир левой рукой аккуратно прошелся по внешней стороне бедра. Возникла мысль, что ранкар играючи это самое бедро сможет сломать.

— Не бойся… — не разрывая контакта с глазами, тихо проговорил мужчина, — Я тебя не обижу.

Черный китель Киира неожиданно приятно касался кожи.

Не знаю, в чем было дело, но особой опасности не ощущалось. Наверное, я действительно соскучилась по крепкому мужскому… плечу. Тем более этот беловолосый ранкар мне действительно нравился.

Да и стресс, говорят, таким образом хорошо лечится…

Захотелось поудобнее устроится в руках, раз они мне и так не давали на побег никакого шанса. Но прилично отрезвляла мысль, что с Кииром мне еще так или иначе дело иметь придется. Поэтому твердо сказать, что никаких последствий у нашей близости не будет, я не могла. Хотя если честно, с каждой секундой я жалела об этом все больше…

— Ты каждое утро такой агрессивный? — улыбнулась я, не делая не одной попытки вырваться. Рука немного крепче сжала мою ягодицу.

— Странно… — пробормотал он, сильно втягивая ноздрями воздух где-то в районе моей шеи, — Ты меня не боишься, и запах… такой незнакомый, но приятный.

Похожий приятный запах, выдавая возбуждение, шел и от него тоже, и, если честно, мне стоило большого труда не акцентировать на нем внимание. Впервые рядом со мной находился мужчина, который был явно сильнее, и это подкупало.

— А мне-то как странно, — ответила я тем же тоном, невольно расслабившись от теплого дыхания на собственной ключице.

Мужчина тут же немного отстранился и снова взглянул мне в глаза. Его нога, немного раздвинув мои, заставила нас теснее прижаться друг к другу.

— Почему?

Судя по уже немного ошалевшему взгляду обнимая надо сворачивать, иначе обязательно будет секс.

— Потому что, выйдя из ванной, я обнаружила в комнате постороннего мужчину, который вместо того, чтобы ответить на вопрос, зачем пришел, пытается склонить меня к интиму. А мне этого всего сейчас совсем не надо — других забот полно. Отпусти, а? Ты ж как каменный, мне уже дышать неудобно, — последнее я произнесла как можно жалобней, вспомнив про отношение ранкаров к женщинам.

Но Киир лишь усмехнулся, не давая мне ни одного дополнительного миллиметра свободы.

— Когда ты так близко, я слышу отголоски твоих эмоций. У тебя и правда дыхание немного изменилось, но чувствуешь ты себя вполне комфортно, — рука по-хозяйски прошлась по моей щеке, шеи, плечу…

— Я хочу, чтобы ты меня отпустил, — твердо произнесла я, хотя этой самой твердости в себе не ощущала ни на грамм. Ласка теплом разливалась по телу.

— Не хочешь, — спокойно ответил он, — И тебе больше не нужно думать о своих проблемах. Я со всем разберусь сам. Обними меня. Мне очень нравится, что ты меня не боишься…

Последнее он произнес едва слышно, но этого мне было достаточно, чтобы прийти себя. Вот и они — различия в мировоззрении и мои потенциальные неприятности.

Оттолкнула я его от себя уже очень уверенно.

— Отпусти, сказала. Говори, зачем пришел, и уходи. Я хочу одеться.

В этот раз ранкар послушался и сделал пару шагов назад.

— Я что-то сказал ни так, — он не спрашивал, а просто констатировал факт, — И, кажется, тебя этим задел. Я тебя почти не слышу, у тебя очень хороший блок. Объясни, в чем дело.

Но игривое настроение растаяло как дым, его место начало занимать зудящее раздражение. Как дура растеклась перед первым попавшимся симпатичным мужиком, не думая о последствиях.

— Так зачем пришел? — повторила я, огибая ранкара по дуге и продолжая свой путь к кровати.

Еще пара секунд — и комбинезон был у меня в руках.

Киир схватил меня за руку, но тут же отпустил.

— Твои эмоциональные состояния слишком быстро сменяют друг друга. О наших с тобой взаимодействиях мы поговорим потом — сейчас ты не готова к адекватному разговору. А что касается твоего вопроса, который, кстати, я услышал с первого раза… Арейн Ирэш сейчас на интерактивном заседании Совета. Он хотел, чтобы ты позавтракала и, как только он освободится, зашла к нему. Сегодня мы будем на Орсе, — здесь Киир снова пробежался глазами по моему телу, — Одевайся. Я тебя провожу в столовую.

Приказной тон, привычный, как я поняла, каждому ранкару, был плохим лекарством от раздражения.

— Отвернись, пожалуйста, — может, это было слишком по-детски, но идти одеваться в ванну я передумала. Как-никак это моя каюта.

Уже на выходе мужчина протянул мне лежащую на спинке кресла куртку, которую я молча натянула поверх кафа, надежно прикрывая эмблему с птичкой.

Я молча жевала, Киир молча сверлил меня взглядом. Моему аппетиту, кстати, это никак не мешало.

— Раз уж ты опять временно в должности моей няньки, может, расскажешь, что меня ждет на Орсе? — нарушила я затянувшуюся тишину, когда первый голод был утолен. В столовой мы были одни, поэтому чье-нибудь лишнее внимание нам помешать не могло.

Киир нахмурился.

— Не улыбайся так, если не хочешь, чтобы я продолжил то, что не закончил в каюте. Причем прямо здесь. Поверь, сейчас мне приходится очень стараться, чтобы удержать свою сущность под контролем.

Вежливая улыбка моментально сползла с моего лица, и я постаралась быстренько сменить тему:

— А почему вы говорите о своей сущности как о ком-то втором, которого надо постоянно усмирять?

— Ты можешь представить себе это как-то иначе? — кажется, у меня получилось удивить ранкара своим вопросом, — Зверь — это наша сила, и чем она больше, тем сильнее должен быть контроль.

Я задумалась. Чтобы забить паузу, подошла к водогрейке и заварила себе еще тха — кажется, я начинаю привыкать к этому напитку.

— Просто мне представлялось, что этот самый Зверь — тот же ты, только более лохматый, — наконец, задумчиво протянула я, вспоминая собственные впечатления от обращения, — И я не понимаю, как можно себя разделить на две части, считая все ТЕ эмоции, чувства и ощущения чужими.

— Мне интересно, откуда ты набралась таких диких взглядов, — металлическим голосом заметил Киир.

Отвечать я не стала, просто молча пожала плечами и снова воткнулась в остатки завтрака.

Арейн должен был ждать нас рубке. Пока мы с наследником клана Л'Кхарт в полной тишине шли по коридору, в моей голове крутилась назойливая мысль, что я совсем теряю квалификацию. Ведь я даже не сразу заметила, что молодой ранкар так и не ответил на мой вопрос о том, что ждет меня на Орсе! Но стоило мне оказаться в головном помещении корабля, как самобичевание прекратилось моментально, уступив место детскому восторгу.

Обзорные экраны были повсюду, и картина, преставшая передо мной, была действительно великолепна. Прямо в центре рубки рваной и неуместной дырой среди привычной космической черноты висела гигантская темно-фиолетовая воронка гиперперехода, вокруг которой роем вились сотни космических кораблей самых различных размеров и форм.

— Это обычный гиперпространственный туннель, — подал голос главнокомандующий, заметив мой интерес к происходящему снаружи.

А ведь там действительно было на что посмотреть. Оживление вокруг этого чуда вселенной было удивительным в своей хаотичности. Хотя последнее оказалось всего лишь первым впечатлением. Немного присмотревшись, я убедилась, что снующие туда-суда корабли на самом деле действовали по какому-то пока непонятному мне порядку, то терпеливо следуя друг за другом, то послушно уступая друг другу дорогу.

А большой диск, застывший в одном положении на небольшом расстоянии от туннеля, видимо осуществлял здесь функцию вокзала или местной таможни, если она вообще имела место здесь быть. Именно это такие вещи я и хотела посмотреть, когда еще будучи на Деэйре планировала попутешествовать на Капле.

— И мы сейчас летим туда? — не обращая ни к кому конкретному, произнесла вслух я, не отрывая взгляда от экрана. Но обратить внимание, что в рубке помимо нас еще было с десяток серокожих, я успела. Команда, казалось, была настолько занята делом, что никакой реакции на наше появление не последовало.

— Да. Именно туда, — коротко ответил арейн, — Мы военный корабль, поэтому пройдем туннель вне очереди, и через час уже будем в космическом пространстве Орсы. Ты себя хорошо чувствуешь?

— Да, все замечательно, спасибо, — пробормотала я, чувствуя себя не в силах отвести взгляд от разворачивающегося передо мной действа. Воронка постепенно приближалась и, соответственно, вырастала в размере. Мне, как землянке с большим стажем, становилось немного не по себе.

Вдруг арейн, до этого спокойно стоящий с правого боку, резко повернулся в мою сторону, заставив меня дернуться от неожиданности. Судя по плотно сжатым губам и появившемуся в воздухе легкому запаху агрессии, я его успела чем-то вывести из себя.

— Идем, — бросил он и скрылся за дверью.

Вздохнув, я вновь нырнула в коридор, следуя за верховным главнокомандующим Раннкарской империи. Но стоило мне сделать несколько шагов и немного разогнаться, как ранкар неожиданно остановился и развернулся ко мне. Глаза у мужчины были злые. Разговаривать, видимо, будем прямо здесь.

— Что? — сухо поинтересовалась я. Эти пляски вокруг чужого менталитета мне уже откровенно начинали раздражать. Пришла в голову мысль, что неплохо бы поговорить с арейном о какой-нибудь скидке для себя в этом вопросе. Я ведь как-никак житель отсталого мира…

Ранкар перед тем как ответить сделал шумный выдох.

— Алиса, так нельзя! Ты ведь неглупая девушка и должна понимать, что подобное в нашем обществе недопустимо.

— Вполне возможно я с тобой сейчас безоговорочно согласилась бы, — железобетонным тоном отозвалась я, — Но беда вся в том, что мне вообще не понятно, о чем идет речь. Что я опять сделала неправильно?

Арейн окинул меня задумчивым взглядом, пытаясь решить, действительно ли я не вижу таких очевидных для всех вещей.

— Нельзя так открыто транслировать всем свои эмоции. То, что было в рубке… Это слишком ярко для нас. Радуйся, изумляйся, печалься — ты можешь чувствовать все, что тебе вздумается. Но это все должно быть только твоим, а не твоей сущности, так как последнее провоцирует. Чем сильнее ранкар, тем сильнее он воспринимает все, что исходит от НЕЕ. Контролировать себя в таком случае сложно.

Видимо, у меня все-таки какая-то неправильная сущность, подумалось мне. А вслух я произнесла следующее:

— Извини, но я не умею делить себя на… — здесь я замялась, пытаясь подобрать объяснение получше, — … На себя и не себя. Мало того, мне даже в теории не понятно, как подобное вообще осуществимо.

У меня была небольшая надежда, что примирительные интонации успокоят арейна. Но в ответ последовал еще один глубокий вдох-выдох, который, как я уже успела понять, свидетельствовал о особенной глубине его раздражения.

— Тебе не стоит высказывать подобные варварские мысли вслух.

Прозвучало это таким не терпящим возражения тоном, что мысли спорить у меня даже не возникло. Но это не означало, что я не постараюсь что-нибудь выяснить, тем более этот короткий разговор запутал меня окончательно.

— Хорошо. Но тогда я совсем ничего не понимаю… Но раньше мои эмоции никто из вас не чувствовал. Как так получается, что сейчас они наоборот стали… слишком яркими?

— Мы ощущаем чужие эмоции всегда — не важно, сущности они принадлежат или ее хозяину. Вот лично тебя почувствовать совсем сложно, только физиологические процессы в твоем организме выдают тебя с головой. Я не знаю, почему наличие вокруг сильных мужских сущностей, провоцируют твою, женскую и слабую, которая, кстати, очень хорошо умеет закрываться. Но я уверен, что она проецирует твои эмоции от себя именно поэтому. И чем дальше ты находишься среди нас, тем это проявляется ярче. Такого по идее быть не должно, но… С тобой и так многие правила не работают.

Ответить мне было нечего. Мне все равно было сложно представить, как можно чувствовать отдельно. Это все равно, что утверждать, что я и моя голова — две разных части, просто существующих в одном организме.

— Иди в свою каюту. Я скинул тебе на инфор общую информацию про Орсу. Будет желание — ознакомишься. Если хочешь понаблюдать, как мы будем проходить туннель, — активируй обзорный экран, панель управления находится справа от кровати — сама, думаю, разберешься.

Ранс, видимо, посчитал разговор законченным и уже было развернулся, что уйти, но мне сказанного было недостаточно.

— Подожди, — мне не пришло ничего лучше в голову, чем остановить его, схватив за руку. Меня моментально посетило одновременно две мысли, которые никаким образом не относились к обсуждаемой теме. Во-первых, руки у ранкара на ощупь похожи на каменные. Во-вторых, судя по взгляду арейн меньше всего ожидал, что я начну щупать за конечности.

— Извини, — на всякий случай произнесла я, но руку не отпустила, боясь что мужчина уйдет и больше ни одного ответа я не услышу, — Ты понимаешь, что мне очень нужны объяснения? У меня не получается вас понять. Я не представляю, как проживу в вашем обществе даже какое-то время.

— Алиса, поверь, нам с тобой тоже нелегко. Я вижу, что тебя искренне удивляют даже самые элементарные вещи, которые понятны даже ребенку. И нам придётся во всем разобраться, чтобы твои взаимодействия с нами не имели нежелательных последствий. В любом случае, сейчас мы нужны друг другу. Полные данные по ситуации на твоей Земле я еще не получил, но уже могу сказать точно, что в прежней изоляции она не останется. Мне сейчас нужно вернуться в рубку, но позже мы обязательно поговорим.

Видимо, сейчас я больше ничего не услышу. Поэтому мне не оставалось ничего, кроме того, чтобы согласно кивнуть и выпустить руку главнокомандующего.

Панель, про которую мне говорил арейн, обнаружилась быстро. И я уже минут десять бездумно смотрела на большой экран, который совсем недавно был обычной стеной. Воронка туннеля была уже совсем близко, и оставалось только удивляться потрясающей инопланетной технике, которая позволяла созерцать подобное явление, на самом деле скрытое за толстым и, уверена, надежным корабельным корпусом.

Оказавшись в каюте, я хотела было изучить предложенную информацию о столичной планете Ранкарской Империи, но безостановочный поток хаотичных мыслей, порожденный последним разговором с биологическим отцом, мешал воспринимать сколько-нибудь структурированные данные. Поэтому я, удобно устроившись на кровати с ногами, просто уставилась на обзорный экран и пыталась думать о чем-то одном. Получалось плохо.

Ведь где-то там за этим темно-фиолетовым чудом природы меня ждет что-то совсем неясное, и многое из этого неясного мне, скорее всего, не понравится.

Но если арейн не врал (а он не врал, я знала точно, хотя вполне возможно многое недоговаривал), то вернуться на Землю сейчас не означает для меня уйти от тех проблем с ранкарами, к которым я с бараньим упорством иду последнее время.

По сути, мне нечего другого не остается, как просто действовать по ситуации. Тем более, судя по последней брошенной верховным главнокомандующим фразе, мне предложат нечто взаимовыгодное. И у меня тогда получится разобраться с тем, что происходит дома, и лучше понять, кто я такая, и что вообще из себя представляют те, кто населяет Вселенную.

И вообще, интересно, Вселенная — она какая?


Глава 19 | Большой новый мир (СИ) | Глава 21