home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Завтракали мы чем-то внешне очень похожим на омлет, но вкусом напоминающее мясо, и какой-то выпечкой. Странно, но вкусно. Никаких серьезных разговоров за столом не велось, Киир и арейн перекинули парой фраз о том, успеют ли они вернуться за двое стандартных суток на Орсу (столичная планета Империи), и еще главнокомандывающий снова поинтересовался моим состоянием. Пожав плечами, я сообщила, что все в порядке, и до конца завтрака на меня больше не обращали внимание. Напрашиваться не хотелось. Я старательно общипывала светло-зеленую булочку, не поднимая глаз от тарелки, и думала о том, как же сложно находиться в состоянии полной неопределенности. Непонятно, что произойдет в следующий момент и на все приходиться реагировать моментально, так как времени обдумать свое решение или хотя бы усомниться в нем нет. В какой момент моя собственная жизнь ушла из-под моего контроля? Сколько же я ошибок уже совершила? И какие последствия меня ждут? Думать о том, что все могло быть по-другому, я не хотела.

— Алиса, ты закончила? — прервал мои размышления Ранс.

Погрозившись в свои мысли, я не заметила, как тарелка передо мной опустела.

— Да, спасибо, — рассеяно кивнула я, пытаясь сбросить непонятное чувство оцепенения. Хотя если честно, попытки избавиться от этого странного состояния были весьма и весьма вялые — этот неожиданный кокон несколько нехарактерного для меня равнодушия позволил мне сохранить душевное равновесие за завтраком и относительно спокойно дожидаться разговора с арейном.

— Тогда идем, — коротко скомандовал Ранс и последовал к выходу.

Пройдя уже знакомым коридором немного дальше, мы миновали несколько закрытых дверей, достаточно большой общий холл с диванами и большим обзорным экраном-окном, похожим на тот, что был в столовой, только немного меньше. Я очень хорошо помню последние проекты космических кораблей «Гравикорпа» — так там о таких просторах даже не мечтали. Интересно, из какого материала сделаны стены…

В итоге я так засмотрелась по сторонам, что не заметила, как арейн остановился, и чуть не впечаталась ему в спину.

— Проходи.

Пожалуй, это был первый случай с того момента, как я покинула Землю, когда ранкар мне позволил пройти в помещение первой. Каюта, в которой я оказалась, была один-в-один похожа на мою.

— Располагайся, где удобнее, — бросил Ранс, предусмотрительно закрывая дверь.

Выбирать особо было не из чего. Чужая кровать — это не серьезно, ведь разговор, надеюсь, планируется серьезный, поэтому пришлось оккупировать ближайшее кресло. В очередной раз прислушавшись к собственному организму, я обнаружила, что странное чувство отмороженности исчезло, и удовлетворенно потянулась. Видимо, стресс действительно имел место быть…

— Извини, что мне пришлось применить воздействие, допускаю, что ты считаешь себя эталоном выдержки, но когда ты появилась в рубке, твой организм вместе с твоей сущностью уже были на грани срыва. Допустить эмоциональных всплесков, особенно женских, в присутствии своего экипажа я не мог.

— Воздействие?! Я думала, что оно на меня не действует… — сказать, что я удивилась, это ничего не сказать. Хотя это отлично объяснило бы мое немного пришибленное состояние.

Арейн вытащил из угла каюты еще одно пластичное кресло, которое я сразу не заметила, и пододвинул его ближе:

— Не действовать совсем оно не может. Особенно если учесть, в каком состоянии ты находилась в этот момент и сколько силы я приложил.

Признавать, что я оказалась не так крута, как представлялось, и теперь задета этим фактом, не хотелось даже самой себе. Главнокомандующий усмехнулся — видимо, сохранить достойное лицо у меня не получилось.

— Потешу немного твое самолюбие и скажу, что для того чтобы хотя бы немного успокоить тебя, мне и Кииру пришлось воздействовать на тебя снова и снова, так как каждый раз ты достойно сбрасывала с себя все последствия нашей с ним совместной работы. Но… — здесь Ранс немного изменил тон и окинул меня изучающим взглядом, — Я был уверен, что ты немного лучше освоилась в нашей жизни за те два неполных месяца, что провела на Деэйре.

В расчете на взаимность я решила честно отвечать на все вопросы.

— Я старалась, но оказалась для этого не очень талантлива. Меня хватило только на то, чтобы освоить уни.

— Почему? — судя по тону, Ранса это действительно заинтересовало.

— После даже короткого лингвистического сеанса в инфо-системе мне было больно даже думать. Расширять свой кругозор в таком состоянии не представилось возможным. Кое-что я, конечно, увидела-услышала, но, думаю, этого очень мало.

— Больно? — арейн моментально напрягся, серые глаза неприятно сузились.

— А что делать? — развела я руками, — Это быстрый способ выучить язык. Лучше немного потерпеть, чем терять драгоценное время.

— Ясно… — протянул ранкар, задумавшись о чем-то своем.

Я же воспользовалась возможностью перехватить инициативу и сама задала следующий вопрос:

— Так зачем нужно было это воздействие сейчас?

— Я долго думал, что в тебе не так. Я не вижу тебя на пси-уровне, чего не реально будь ты даже последней ойшо. Если бы не физиологические изменения как ритм сердца, дыхание или температура тела, я бы не чувствовал ни одной твоей эмоции. А ведь всю эту информацию должна давать твоя сущность. Получается, ты ее очень надежно прячешь. Зачем?

— У меня дома люди не любят настолько непохожих на них, поэтому выделяться не хотелось, — я старательно выбирала слова, изо всех сил надеясь, что арейна не заинтересует, каким образом мне самой стало понятно, что я — не человек. Пусть о том, что твориться во Вселенной и как здесь живется, мне было практически ничего не известно, но я знала точно, что ИХ женщины второй ипостаси не имеют. Делиться своей маленькой особенностью мне казалось пока не лучшей идеей.

— Дело в том, что твоя сущность не всегда хочет прятаться. И в такие моменты своими эмоциями ты можешь спровоцировать мужчин. А когда говорят инстинкты, слушать разум тяжело. Поверь, очень не привычно чувствовать исходящие от женщины не страх, а любопытство, интерес или даже злость. Ты, как я успел заметить, девушка разумная, и понимаешь, что не рационально проверять реакцию команды на все это, пока ты находишься в таком нестабильном состоянии. У меня борту нет носителей слабых сущностей, поэтому последствия твоего поведения, неподобающего с нашей точки зрения, могут тебе не понравиться.

Я кивнула, соглашаясь с доводами ранкара. Хотя вот на счет моей разумности иногда можно поспорить.

— Что значит «поведение, неподобающее с нашей точки зрения»? — я дословно процитировала арейна, понимая, что для меня лучше прямо сейчас прояснить кое-какие моменты.

Ранс улыбнулся.

— Здесь не идет вопроса о приличиях, если ты об этом. И вообще приличий или морали в той форме, к которой ты привыкла, в нашем обществе не существует.

— А что существует?

— Принцип соответствия поступков здравому смыслу.

Громкий и недовольный вздох вырвался сам собой.

— Кхм… вижу, ты не совсем понимаешь?

Я помотала головой, расписываясь в собственной недогадливости.

— Не предполагал, что мне когда-нибудь придётся объяснять подобные вещи… К примеру, ты знаешь, что наши женщины обладают слабыми сущностями и им тяжело рядом с нами находится?

— Знаю, — подтвердила я, радуясь конкретике.

— Согласись, при таком раскладе глупо провоцировать мужчину к дальнейшему общению.

— Глупо, — покладисто согласилась я.

— Именно поэтому прямые взгляды, излишне откровенные одежды оказываются не к месту. Понятно?

— Понятно, — кивнула я. Не хочешь нарваться на те или иные последствия — не нарывайся. Все очень просто. Знать бы еще, за какими именно моими поступками или словами могут последовать неприятности. Ведь пока пойму, что здесь к чему, немало дров могу наломать.

— Тебе мать рассказывала, как так получилось, что мы провели вместе ночь? — вдруг поинтересовался арейн.

— Неееет, — протянула я, в миг оставляя размышления про потенциальные ошибки и превращаясь в одно большое ухо.

— Ее неприкрытый интерес оказался слишком сильным… Она меня совсем не боялась, зато ей было безумно любопытно. Это и был как раз тот случай, когда мои инстинкты оказались намного сильнее моего разума. После я ее лично сдал на руки ее же коллегам, которые тотчас вызвали докторов — ничего критичного, ее слабенькая сущность чувствовала себя вполне комфортно, но все-таки человеческий организм слишком оказался очень хрупким.

Очень похоже на мою мамочку, которая в своем маниакальном стремлении к исследованию всего нового всегда шла до конца, не думая о последствиях. А поскольку ученых уже тогда повсюду сопровождали специально обученные люди из отдела Одинцова-старшего (в нашу последнюю встречу отец мне много что рассказал об этой конторе), неудивительно, что маму сразу взяли в оборот. А потом и папу тоже.

— Эээ… Вы сделали ей… плохо? — вырвалось из меня прежде, чем я сообразила, что это может прозвучать как обвинение.

— Я сделал ей хорошо, — усмехнулся ранкар, — Именно поэтому мне не пришлось напрягать память, вспоминая твою мать. Мужчине сложно забыть ту, которая получала удовольствие наравне с ним.

— А что обычно женщины его не получают? — снова сорвалось с языка раньше, чем я успела подумать.

— Наши женщины не расспрашивают мужчин о подобном, — заметил ранкар, — Такие разговоры направляют мысли в соответствующее русло, а это чревато последствиями.

На секунду мне стало неуютно.

— Нууу, мы же вроде как биологические родственники, причем близкие, — под пристальным взглядом серых глаз я растерялась, машинально вжимаясь глубже в кресло.

— Не ерзай, — едва заметно скривился арейн, заметив мои маневры, — Я твой отец и подобных мыслей у меня не может возникнуть по определению. Но в присутствии посторонних лучше такие темы не поднимать, — здесь он окинул меня странным взглядом, немного подумал и добавил, — Во всяком случае пока не убедишься, что рядом есть кто-то кто сможет за тебя вступится.

— Разве ранкар сможет навредить женщине? — провоцировать кого-то специально я, конечно, не планировала, но понимание о рамках иметь хотелось бы.

— А я ничего не говорил о вреде.

Я потерла висок. Конечно, для меня было не очень удобно обсуждать интимную сторону жизни ранкаров с главнокомандующим. Но он оказался слишком хорошим источником информации, а упускать возможность расширить собственный кругозор мне не хотелось.

— Ничего не поняла. Как вы… эээ… делаете детей, если потенциальным матерям рядом с вами находиться тяжело? Переступаете через себя ради высшей цели?

Намек на улыбку моментально стерся, арейн едва заметно сжал губы.

— Подобное не допустимо. Чтобы женщине от близости не стало плохо, мы используем воздействие, которое делает ее равнодушной. Поэтому с женами мы идем на такой тесный контакт только для того, чтобы зачать потомство.

Следующий вопрос сам сорвался с языка.

— А не с женами тогда как?

Выражение лица ранкара неуловимо поменялось, заставив меня вздрогнуть.

— Не с женами… — обманчиво спокойным тоном протянул он, как-то иначе разглядывая меня.

Я снова почувствовала себя не в своей тарелке.

— Скажи мне, девочка, а почему тебя это интересует?

— Просто любопытно, — осторожно ответила я, следя за каждым движением главнокомандующего.

— Значит, просто любопытно… — тем же тоном, от которого пробирало до самых костей, повторил арейн.

Контраст между тем мужчиной, с которым я говорила последние полчаса, и тем который произнес это «скажи мне, девочка», был колоссальный. Интуиция буквально кричала о том, что мой собеседник крайне опасен.

Но не для меня…

Да и бояться мне откровенно не понравилось.

Поэтому я собрала волю в кулак, расправила плечи и, улыбнувшись, ответила:

— Да. Мало ли чего мне захочется… — и тут же закрыла рот, не став договаривать. И так, кажется, уже ляпнула лишнего.

Еще пару мгновений мы поиграли в гляделки. Взгляд серых глаз, буквально буравящий меня все это время, перестал быть таким колючим. Скрывать собственную озадаченность арейн даже не пытался.

— Ты ведь не замужем?

— Нет, — ответила я, продолжая улыбаться и одновременно пытаясь понять, к чему это арейн ведет.

— Но ты уже была с мужчиной, — ранкар даже не спрашивал, а просто констатировал факт.

Мне осталось только развести руками:

— Так я вроде как уже женщина взрослая.

— Тогда как так получилось?!

Делиться подробностями своего первого сексуального опыта мне очень не хотелось, поэтому я ограничилась коротким ответом:

— Ну как это обычно бывает у нормальных людей… страсть и все такое… Короче, хорошо получилось. И мальчик был хороший.

— Так это было по обоюдному желанию?! — не верящим тоном тихо уточнил ранкар.

— А у вас подобное категорически порицается? — постаралась максимально убедительно удивиться я, хотя на самом деле в таком повороте событий не было бы ничего странного. Чужое общество — чужие законы.

Арейн смотрел-смотрел на меня… и улыбнулся. Невесело так.

— Ты опять смотришь на нас сквозь кальку привычной тебе морали. А мы ведь не люди и не любая другая из малых рас. Даже не ойшо (*ранкары, рожденные с очень слабой сущностью), которые живут друг с другом в большей гармонии, чем мы… — главнокомандующий на секунду запнулся, подбирая нужные слова, — Вот скажи, на Земле будут осуждать человека, если он, к примеру, сам себя поранит без всякой на то причины?

— Не будут. Просто посчитают это странным — нормальные люди так не поступают.

— По той же причине наши женщины не вступают в интимные отношения, пока не наступает их время завести ребенка. Незачем делать не очень приятно самой себе просто так.

— А как же мужчины? — поинтересовалась я, — Тоже живут в таком… графике?

Ранс хмыкнул.

— То, что я тебе сказал, касается лишь уважаемых сей, которые живут в своем клане и не знают никаких проблем. Что же касается ойшо… Для них иметь в покровителях сильного ранкара очень престижно. Помимо защиты и помощи есть вероятность родить ребенка… Это уже будет пусть слабый, но эйро, который может по праву занять свое место в клане отца. Последнее, кстати, происходит крайне редко — вероятность беременности ойшо от нас очень низкая, сущности слишком разные по силе, чтобы дать завязь новой жизни.

Вот, наверное, только сейчас я очень остро поняла, насколько все вокруг чужое. На Земле, конечно, тоже очень часто любовь превращается в товаро-денежные отношения, но чтобы так… Даже у продажной женщина может быть тот, с кем рядом ей просто хорошо. А если учесть еще, что, наверняка, мне не все договаривают…

— … и с тобой, дочь, у меня будут очень большие проблемы, — закончил мысль арейн.

— Чего-чего, а проблем не очень хочется, — вздохнула я, думая о том, что при таком раскладе они могут быть не только со мной, но и у меня.

— И с ойшо вам тоже приходится использовать воздействие?

— Да, — последовал короткий ответ.

И больше никаких комментариев. Углубляться дальше мне даже не пришло в голову.

Хоть я и чувствовала, что в словах ранкара нет ни капли лжи, общая картинка в моей голове упорно не хотела складываться до конца.

— Аааа… — протянула я, неожиданно сообразив, что не знаю, как мне лучше обращаться к этому мужчине. Называть его отцом язык по понятным причинам не поворачивался.

— Ранс, — пришел мне на помощь арейн.

— Ранс, — облегчено выдохнув, повторила я, — Но ведь когда я гостила у Л'Кхарт, меня никто не держал взаперти. Я часто посещала космопорт, да и в самом городе была несколько раз. И ни разу никто из мужчин не пытался навязать мне свое внимание. Почему так?

На лице главнокомандующего появился намек на мягкую улыбку. С таким лицом обычно детям рассказывают общеизвестные вещи.

— Деэйра — это провинциальная планета. Она находится слишком далеко от столицы и основных торговых путей. Все взрослые сильные ранкары Л'Кхарт кроме тивэя заняты на ответственных постах и предпочитают жить вне клана. В первую очередь, из-за расстояния.

— И что прям никто не захотел остаться дома? — прервала я его по журналистской привычке. Но мужчина на это даже не повел бровью, также терпеливо продолжая объяснения.

— Это ойшо приходится самим выбирать, чем они будут заниматься всю жизнь. Они могут менять свое решение любое количество раз. Мы же не можем позволить себе допускать ошибки, так как на нас висит ответственность за миллионы жизней. И поэтому существуют Распределяющие.

Вспомнился недавний разговор с Кииром — ведь именно так он занял свое место рядом с Рансом Ирэшом.

Я представила, что кто-то делает за меня такой важный выбор, и невольно вздрогнула. Но что-то подсказывало, что эту тему лучше сейчас не развивать, тем более, что здесь наши с арейном мнения уж точно разойдутся, поэтому сейчас лучше вернуть разговор в старое русло:

— Так что там с местными мужчинами на Деэйре?

— Все просто — ее основное население ойшо и полукровки. Их слабые сущности не так активны и уж точно не так агрессивны. У эйро ощущения, а с ними и эмоции сильнее и ярче в разы, и с этим мы учимся жить всю свою жизнь. Именно об этом тебе необходимо помнить в первую очередь, тем более я не буду отправлять тебя в наш клан, и тебе придётся пожить на Орсе (*столица Ранкарской империи). Подобного у нас еще не происходило и скажу откровенно, мне сложно угадать, какая именно реакция будет у моих соотечественников на тебя. И какие затем последуют действия.

Главнокомандующий шумно и с чувством выполненного долга выдохнул и поднялся с кресла.

— Я думаю, что тебе необходимо немного отдохнуть.

Тут и дураку понятно, что разговор закончен. Поэтому я поторопилась задать еще один вопрос о том, что, по моему мнению, не очень-то вписывается в рассказанное арейном.

— А как же Киир?

Ранс удивленно приподнял брови.

— А что Киир?

— Как я поняла, он очень сильный эйро, но никакой агрессии от него я не чувствую.

— Клан Л'Кхарт не зря стал хранителем тех гиперпереходов, которые были пробиты на вашу Землю, — последнюю фразу мой мозг автоматически зафиксировал, — Кураторы карантинных миров должны обладать определенными качествами, и фантастическое умение держать себя в руках одно из них. И это на самом деле не так сложно, так как твоя сущность практически все время сидит незаметно и не провоцирует. И я очень надеюсь, что это будет продолжаться и дальше. Идем, я провожу тебя в каюту.

Снова мы совершили небольшое путешествие по знакомому коридору, который, как оказалось, кольцом опоясывал корабль, в противоположную от столовой сторону.

— Тут всегда так пусто? — мимоходом поинтересовалась я.

— Все заняты на своих местах. Надобности находиться именно здесь нет ни у одного члена команды.

Я зацепилась за возможность узнать, где же, по мнению арейна, можно находиться мне.

— А мне что, все время придётся сидеть в каюте?

Ранкар искренне удивился моему вопросу.

— Только в том случае, если ты сама посчитаешь это целесообразным.

Ответив рассеянным кивком, я еще раз напомнила себе, что по местным правилам меня вроде как ни к чему принудить не могут.

— К сожалению, отдельных женских помещений на военном корабле не предусмотрено, поэтому ты поживешь тут, — арейн сделал приглашающий жест, уже знакомая дверь плавно отъехала в сторону, позволяя мне пройти внутрь, — У тебя учащенное сердцебиение, а дыхание неровное и тяжелое. Тебе нужно отдохнуть. Я зайду за тобой, когда придет время обеда. И… лететь нам трое суток, поэтому считаю нелишним выслать на твой инфор режим жизни корабля. Для ознакомления.

Несмотря на внешнее железобетонное спокойствие, все его фразы звучали как-то отрывисто, и у меня сложилось стойкое впечатление, что этим утром не меня одну не покидает напряжение. Мимолетом мозг отметил, что, судя по тону, и отсутствию вопросительных интонаций, ранкар действительно привык, что женщины принимают его слова за руководство к действию. Но именно в этот момент я действительно чувствовала, что силы мои на исходе, и спорить мне не хотелось.

Арейн ушел, а я самым неэстетичным образом плюхнулась на кровать и осмотрелась. Вокруг совершенно ничего не изменилось, только на прикроватном столике появилась большая пиала. Судя по запаху, это был тха.

На сытый желудок сон пришел быстро. Но перед тем как уснуть мою голову снова посетила мысль, которая не давала мне покоя последние два месяца, — нормально жить в этом обществе я не смогу.

Когда дверь закрылась, разделяя его с нежданной дочерью, Ранс позволил себе с облегчением выдохнуть. Сейчас идея привезти Алису на столичную планету уже не казалась ему такой хорошей. Что-то в глубине подсказывало, что это гипотетической возможностью решить одну проблему он наживает себе еще несколько новых. Но других вариантов не было, все сроки подходили к концу, поэтому арейн предпочел отмахнуться от смутных сомнений и направился в рубку. Нужно выйти на связь с императором.

— Ранс, ты здесь очень нужен. Подчиненные Хольта все чаще приносят сообщения о том, что отступники в открытую появляются в таких местах, где их по определению не должно быть. Тянуть с торнами еще позволить себе мы не можем — война на два фронта будет означать наш конец и конец тех, кто нам доверил свои жизни. Я так и не понял, зачем тебе лично понадобилось отправляться за девочкой? — даже через расстояние можно было почувствовать, каким тяжелым взглядом обладал уже далеко немолодой глава Ранкарской Империей.

— У нас слишком мало времени. Ты не хуже меня знаешь, что для того чтобы родственная связь стала ощущаться посторонними, мне необходимо какое-то время провести рядом с ней. А ждать торны не согласятся.

— Думаешь, они пойдут на это? Все-таки она полукровка…

С ответом арейн помедлил лишь мгновение:

— Сейчас мне кажется, что ни это будет нашей самой большой проблемой. И если они откажутся… В этом случае не мы, а они выйдут за рамки достигнутых договоренностей. Да, мы знаем об империи Торн меньше, чем хотелось бы, но сейчас я уверен, что мирный исход важен им не меньше, чем нам. Иначе бы переговоры даже не начались. А вот девочка может не захотеть участвовать во всем этом.

— Это как?!

— Категорически! Ты же знаешь, что ее мать — житель одной из закрытых карантинных планет?

Стоило упомнить Землю, Император едва заметно нахмурился.

— Тот мир, который двадцать лет назад клан Л'Кхарт пытался «открыть» первым?

— Все верно, — подтвердил арейн, игнорируя высокое недовольство. Ранс был единственным членом Совета, который обращался к императору на «ты». Похвастаться подобным могли лишь единицы.

— Думаю, тебе не нужно напоминать, что в этом ребенке гены переплелись весьма своеобразно, поэтому я и принял решение привезти ее на Орсу, но…

— Но?!

— Понимаешь, я был бы горд таким сыном. Но она женщина. Которая во многом ведет себя как мужчина. И не смотря на то, что наши сущности приняли друг друга и их связь крепнет с каждым часом, она так же закрыта для меня и не принимает мою волю, как свою. И это несмотря на то, что Алиса еще очень молода.

— Ранс, — император заметно потемнел лицом, от чего морщины только стали заметнее, выдавая истинный возраст хозяина, — Мне уже много лет. Первые так и не благословили меня потомством. Мой клан находился у власти с самого Исхода и ни одному поколению ранкаров не было стыдно за их императора. Я устал и с нетерпением жду, когда решение Распределяющих воплотится в жизнь, и ты займешь мое место. Ты знаешь, у нас не принято просить, так просьба — это проявление слабости… Но я тебя прошу — сделай так, чтобы меня не запомнили как того, при ком Ранкарская Империя прекратила свое существование. Первым было угодно возложить на нас безмерную ответственность, ведь следующие за нами идут бездумно, полностью полагаясь на нашу волю. Может тебя удивят мои слова, но я считаю, что союз с торнами нам необходим не только для того, чтобы избежать войны. Раньше я был слеп, но сейчас отчетливо чувствую, что в них наше спасение.

Император замолчал, задумавшись о чем-то своем. Ранс, помня о том, какой гигантской интуицией обладает этот ранкар, уже мысленно списавший себя на покой, спорить не стал, решив, что в этих словах стоит поискать национальное зерно.

— Дело в том, что Алиса знает лишь об одном из вариантов, который рассматривался нами в самом начале переговоров с торнами. А мне хочется от этой девочки на самом деле немного другого, что, несомненно, намного эффективнее банального обмена заложниками. Но я никогда не думал, что женщина может обладать настолько гипертрофированной стремлением к свободе и независимости. Предсказать ее решение я не в силах.

Старый ранкар усмехнулся. Женщина и решение — эти два слова в одном предложении звучали дико.

— А мне почему-то кажется, что у будущего императора просто родилась дочь под стать ему. Жду вас на Орсе.

И связь прервалась.


Глава 18 | Большой новый мир (СИ) | Глава 20