home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

— Алиса! Ты где?! — ожил мой инфор, продемонстрировав Киира.

Весьма неожиданно.

Даже не так. Я обалдела настолько, что чуть не пронесла местную ложку с местным супом мимо рта.

— Ээээ… На Деэйре.

— Точнее, — несколько резко потребовал молодой ранкар. На его лице не было и следа привычной невозмутимости.

— В космопорту. На 15 этаже, — послушно сообщила я, даже уже не пытаясь гадать, что это все значит.

Теперь озадаченно выглядел Киир. Мне же, уже уставшей от постоянного напряжения последних дней, отчего-то наоборот стало весело. Видимо, я свое уже отволновалась.

— Что ты там делаешь? — тут же последовал следующий, но уже более спокойный вопрос.

— Ем. Разве ты не видишь сам? — ответила я, отсалютовав ему очередной ложкой с горячим перед тем, как отправить ее по назначению. Мне все больше нравились местные правила приличия, которые ограничивались в основном физиологией. На Земле, к примеру, считается некрасивым продолжать есть, когда с тобой разговаривают.

— И ты собираешься дальше находиться там?

— В ближайшее время, да, — кивнула я, пояснив, — Мне даже еще не весь заказ принесли.

А в голову пришла мысль, что видимо Илон сообщил племяннику, что ночью меня не было в замке, и Киир волнуется, что я куда-нибудь свалю до того времени, как они до сюда доберутся. Но раз он меня ни о чем таком не спросил, я решила не проявлять инициативу и объяснять, что никуда не денусь. Тем более обед остывает.

Но поесть в спокойной обстановке у меня так и не получилось.

— Алиса, — вновь раздался голос Киира, но инфор молчал, не подавая признаков жизни.

Я подняла глаза. Наследник клана Л'Кхарт стоял напротив. Рядом с ним стоял немолодой подтянутый и явно сильный ранкар в красном мундире, который отлично сочетался с цветом его серых глаз. Он пристально смотрел на меня, сжав тонкие, едва заметные на его коже губы. Его лицо все сильнее отображало недоумение, словно он видит что-то необычное или просто непривычное и не может найти этому объяснение. Киир не вмешивался, на его лице не было и следа той нервозности, которая фонтанировала из него во время нашего недавнего разговора по инфору.

Мы трое довольно долго молчали, пристально разглядывая друг друга.

— Быстро вы… — не знаю, что следует говорить в таких случаях, поэтому ляпнула то, что первым пришло в голову, — Илон сказал, что вы будете к концу дня.

— Если бы не задержка у последнего пространственного туннеля, мы были бы здесь еще раньше, — негромко ответил незнакомец слегка хрипловатым голосом.

Боковым зрением я увидела, как появление этих двух не осталось незамеченным для других посетителей и персонала. Мне вдруг стало смешно.

— У вас такой грозный вид, что ко мне боится подойти официант. Ладно, если бы он хотел просто отдать счет, но у него моя еда. Думаю, если вы присядете, у меня появится шанс уйти отсюда сытой.

— Ты очень похожа на мать, — вдруг усмехнулся мужчина, разворачивая ближайший стул спинкой вперед и усаживаясь на него. Киир занял последнее свободное место за столом и сделал жест официанту. Тот вздрогнул и обреченно двинулся в нашу сторону.

— Мне кажется, вы оба постарались над моей внешностью, — аккуратно заметила я, слегка нервным движением смахнув свою челку с такими же белыми прядями, как и у сидящего напротив ранкара, которого я не отваживалась назвать отцом даже про себя.

Тем временем мне принесли второе и несладкий напиток из смеси каких-то фруктов и цветов. Появилось желание выпить что-нибудь покрепче, но я задушила его на корню. Если мне сейчас и было нужно, так ясная голова, тем более, что пока с местными крепкими напитками я еще лично знакома не была.

— Тоже верно, — согласился Ранс Ирэш, — Я рад, что ты меня узнала.

— Это было не сложно, — ответила я и принялась за еду, радуясь, что мне есть чем занять руки и рот. Надеюсь, уважаемые сены догадаются, что дальнейшей инициативы в разговоре от меня ждать не следует. Я, конечно, не до конца была уверена, что свободы в местном этикете распространяются и на общение с арейнами, но главный главнокомандующий сам подал пример подобного поведения, и я решила не напрягаться, чтобы ненароком не потерять с таким трудом обретенное хладнокровие. Пусть все идет, как идет. Тем более я уже поняла, что общее на равных с ранкарами позволяет избежать неправильного отношения в будущем.

Но вдруг мне стало не до еды. Неожиданное чувство безграничного доверия к этому взрослому и несомненно умному мужчине, с нескрываемым интересом наблюдающем за каждым моим движением, накрыло меня с головой. Но это… это могли быть не мои чувства! Я испугалась, что за эти эмоциями потеряю себя.

Не хочу…

Не хочу!

… и вдруг все прошло.

Я, глупо улыбнувшись, помотала для верности головой. Все снова стало правильно — мои мозги опять были только моими. Хорошо…

— Как вы с этим живете? — устало поинтересовалась я. Мой утренний задор сошел на «нет» — сказалась ночь, не употребленная по назначению.

— С чем? — полюбопытствовал Киир, напомнив о своем существовании.

— С этим… навязанным… — я сделала непонятный жест, пытаясь объяснить, о чем это я. Но получалось на редкость косноязычно, поэтому оставив попытки изъясниться, я просто спросила, — Зачем все это вообще нужно?

Молодой ранкар не успел уточнить, что под всем этим имелось в виду, как арейн снова взял слово:

— Это особенности нашей физиологии. И одна из основ нашего общества. Именно подобное отношение к семье и клану позволило нашей расе выжить, заселив столько обитаемых планет, и стать теми, кем мы являемся сейчас. Извини, что мне пришлось давить, но иначе нельзя. Мне важно знать твой предел, чтобы не допустить ошибки.

— Узнали? — равнодушно поинтересовалась я, вяло ковыряясь в тарелке.

Аппетит пропал совсем, и захотелось в постельку.

— Да, — ранкар не стал отрицать очевидного, — Не знаю, почему таким образом сплелись гены, все даже лучше, чем я рассчитывал. Ты еще так молода, но уже сильнее голоса крови.

— Здорово, — неправдоподобно порадовалась я, уложив щеку на сплетенные руки. Бороться с неожиданно пожалавшей в гости апатией совсем не хотелось. Я еще пару раз моргнула, пытаясь удержать внимание, но мое сознание оказалось против подобного насилия над организмом и, обидевшись на нерадивую хозяйку, ушло в темноту…

— … у тебя три стандартных часа. Вылететь мы должны без задержек, — это было первым, что услышала я, когда начала возвращаться к реальности.

Сначала я обрадовалась, что обнаружила себя не лицом в салате в космопортовской кафешке, а на чем-то более удобном и мягком. Потом огорчилась, что это мягкое и удобное оказалось на ощупь совершенно не знакомым.

— Судя по измененному сердцебиению и дыханию, ты уже пришла в себя, — вновь раздался тот же хрипловатый голос.

Мои собственные ощущения были согласны с говорившим, поэтому я открыла глаза и осмотрелась. В сидячем положении осматриваться оказалось удобнее.

— Не бойся, — уже знакомый арейн расположился на небольшом кресле рядом с кроватью, где собственно я себя и обнаружила.

— Я не боюсь, — ответила я и, кстати, не соврала, — Просто пытаюсь определить свое местоположение.

— Мы сейчас на орбите Деэйры на одном из моих кораблей, — тут же поставили меня в известность.

Я уже открыла рот, чтобы… чтобы… чтобы хоть что-то сказать, но Ранс Ирэш жестом попросил меня помолчать:

— Не делай поспешные выводы. Ты моя дочь и никто не понял, если бы я оставил тебя у Л'Кхарт. Подобный поступок означал, что я не могу обеспечить своего ребенка всем необходимым. А я не хочу в тот момент, когда Содружество находится на грани войны, расписываться в собственной слабости и ставить под сомнение тот факт, что я по праву занимаю свое место.

Если бы мне сейчас начали рассказывать о безмерной отеческой любви, я бы наверное только сильнее напряглась. Наличие же личных мотивов, пусть даже и основанных исключительно на местных заморочках, наоборот, немного упокоило и дарило надежду на более-менее откровенный разговор.

— А раньше не сомневались? Я как-никак на этой планете нахожусь… — здесь я замялась, пытаясь перевести земные месяцы в принятые здесь стандартные, но голова еще соображала туго, — … Далеко не первые сутки я здесь.

— Не сомневались, — последовал спокойный ответ явно уверенного в себе мужчины.

— Почему? — продолжила допытываться я, радуясь возможности получить хотя бы часть ответов на давно интересующие меня вопросы.

Ранс взглянул на часы.

— Максимум через шесть галактических (*они же стандартные) часов все Содружество будет знать, что ты мой ребенок. Признанный.

— Откуда?!

— Нас видели в космопорту.

— И что?

— Все время забываю, что тебе могут быть непонятны даже самые простые вещи, — вздохнул арейн, слегка вытягивая вперед ноги, — Там, в кафе, моя сущность признала твою своей. И эта связь теперь видна практически любому, — и через короткую паузу довольно добавил, — А в Сети информация распространяется очень быстро…

Я задумалась, о чем бы спросить еще, пока меня окончательно не погрузили в круговорот каких-то новых и, что печально, чужих событий. Вопросов оказалось много, и они, ясное дело, мешали друг другу. Поэтому я решила начать с главного.

— А зачем это все вам?

Арейн на секунду задумался.

— Ты уверена, что в состоянии вести полноценный диалог? Мой врач диагностировал у тебя стресс, помноженный на сильное психологическое истощение. Возможно, для тебя лучше пару часов отдохнуть…

Я протестующе помотала головой.

— Я не смогу расслабиться, пока не пойму причины, по которой здесь нахожусь. Если меня держать в неведение, будет только хуже.

Меня смерили долгим изучающим взглядом.

— Ты знаешь, что скоро будет война?

Я кивнула.

— Если ее допустить, и мы, и торны понесем большие потери. Мало того, я допускаю, что Содружество может вообще уйти в историю.

Я кивнула снова, но уже медленнее, пока не понимая, к чему вообще этот ранкар ведет и когда уже перейдет к сути.

— Но есть выход — не допустить военных действий, а попытаться провести переговоры и договориться. Торны принципиально не против, но они нам не доверяют, а мы не доверяем им. Но в этом вопросе нам уже удалось прийти к компромиссу.

Арейн опять сделал паузу, я же молчала, демонстрируя готовность слушать дальше.

— Когда мне сообщили о твоем существовании, я как и положено решил забрать тебя к себе. Тем более у меня нет дочери. Только сыновья. Двое. Девочки у нас вообще большая редкость, хотя ты наверное это и так знаешь… Но ты отказалась лететь, предпочитая жить по своему. Я не стал настаивать, даже несмотря на то впечатление, которое ты произвела на Хольта — у меня слишком много других забот, которые не терпели отлагательства. Сейчас они только множатся. И только поэтому я здесь разговариваю с тобой — торны приглашают в гости ребенка кого-то из арейнов, и предлагают нам принять сына своего императора.

— То есть они предлагают обменяться заложниками? И вы решили отправить меня к ним? — подвела я уже понятный и дураку итог. Спящее во мне раздражение начало поднимать голову.

— Если бы ты не смогла устоять, когда я усилил воздействие, этого разговора не было.

Ни у одного из арейнов нет достаточно взрослого ребенка, который сможет спокойно провести рядом с торнами какое-то время. Когда-то давно были одной расой, но после того как ушли Первые каждый из нас пошел своим путем. Они выбрали агрессивный, принудительно поколение за поколением усиливая в себе каждое качество, которым нас наградили создатели. Ты молода, но я уверен, что ты в отличие от других вернешься в своем уме и не со взбесившей сущностью.

— Думаешь, я вот так возьму и проникнусь жалостью к чужим детям? — во мне начала клокотать ярость и я не заметила, как перешла на «ты», — Я слишком себя люблю, а вы уже давно большие дяди и сможете найти другой выход.

— Возможно, но у нас нет времени.

— А у меня нет запасной жизни, — раздражено отрезала я.

— У нас будет сын их императора. Думаешь, они рискнут им? — продолжил Ранс все тем же размеренным тоном, не обращая внимания на бьющие из меня эмоции, — Знаешь, какие последствия ждут клан, не важно наш или торнов, если те погубят собственное дитя? Вымирание! По той же причине мы не можем отправить кого-то другого. Остаешься только ты.

— Очень плохое решение! И я не хочу в этом участвовать!

— Ты знаешь, что интересует торнов? Карантинные миры, закрытые еще со времен Первых. С очень любопытным генофондом. Вроде твоей Земли. И если мы допустим войну, вполне возможно тебе некуда будет возвращаться.

— И ты думаешь, я в это поверю?!

— Первые, как тяжело с тобой разговаривать! — воскликнул арейн, впервые за весь разговор изменив своему спокойствию, — В дальнейшем диалоге я не вижу никакого смысла. Ты на взводе и не готова нормально воспринимать информацию. Хотя я не уверен, что что-то измениться, когда ты успокоишься. Ты еще слишком молода и не можешь адекватно оценить, какая опасность грозит лично тебе. Я не привык оправдывать свои действия, поэтому, видимо, выбираю не те слова. Я не привык просить. Ты мне не доверяешь, а у меня нет времени тебя убеждать.

Ранс шумно выдохнул и, ударив ладонями по подлокотнику, резко поднялся из кресла. Я же, осознав, на кого только что подняла голос, притихла и, насторожено наблюдая за каждым движением ранкара, ждала продолжения.

— Я скажу, чтобы приготовили челнок, ты отправляешься домой. На Землю. Надеюсь, подобный вариант тебя устроит?

У меня неконтролируемо вытянулось лицо — такого поворота событий я ожидала меньше всего. Мало того, я была уверена, что меня запрут здесь и выпустят лишь для того, чтобы сдать в качестве «гостьи».

Окинув меня изумленным взглядом, обычно невозмутимый ранкар вдруг засмеялся в голос.

— О, Первые, какое ты еще дитя! Ты так о нас ничего не поняла — мы не заставляем женщин делать что-то против их воли. Это означало бы собственной рукой подписать смертный приговор своему клану. Никогда не думал, что столкнусь когда-нибудь с такой ситуацией. Женщина со мной не согласна! Мало того, она мне даже не верит! — здесь арейна захватил очередной приступ смеха и тот временно потерял способность продолжать разговор дальше.

— А если я пока не хочу на Землю? — аккуратно поинтересовалась я между делом, когда ранкара немного отпустило.

Тот мгновенно посерьезнел:

— Нет. Так дело не пойдет. Я тебе уже говорил, что подобное у нас не принято. Я не могу рисковать своей репутацией, когда вот-вот должна начаться война. Я твой отец и наши сущности связаны с момента твоего зачатия, и им необходимо было не больше пяти минут, чтобы завершить привязку. Тебе самой будет проще, если ты примешь это как данность, — я нахмурилась, пытаясь понять, где именно прячется подвох, — И не кривись, отстояться в стороне у тебя не получилось бы, я все равно за тобой прилетел бы. Просто в силу обстоятельств наше с тобой знакомство сложилось чуть раньше и именно таким образом… — здесь ранкар усмехнулся и добавил, — Я совсем не понимаю, как вести с тобой диалог, ты воспитана другим миром и то, что составляет основу нашего общества, для тебя не больше чем пыль. Я не могу допустить, чтобы с тобой что-нибудь случилось — это тоже часть моей физиологии. Поэтому твоя планетка пока самый удачный выход из ситуации.

Пока арейн говорил, я старательно вглядывалась в его лицо, прислушивалась к своим ощущениям и пыталась понять: правду ли он мне говорит? Ответ на этот вопрос был однозначно положительным… Но меня сейчас больше интересовало, что он не договаривает. Слишком уж идеалистическая картинка получается. Я вскочила с кровати, радуясь, что мой комбинезон остался на мне, и сделала ознакомительный круг по комнате. Нужно больше информации и времени, чтобы все обдумать.

— Тебе пока очень тяжело будет вне твоей планеты, — заметил ранкар, наблюдая за тем, как я нервно вышагиваю по комнате.

— Почему? — остановилась я, одновременно предпринимая попытки при помощи рук привести спутанные волосы в относительный порядок.

— Потому что ты ошибаешься уже в самом начале, перекладывая на нас земную модель поведения. Все ваши поступки основаны на чувствах человека к себе и другим. Но вот на чем основаны уже сами чувства и истинны ли они — даже Создатели не разберутся. Основы же отношений внутри нашего общества просты и логичны — старшие и более сильные априори чувствуют свою ответственность перед младшими и более слабыми. И не важно, ребенок это, женщина или просто подчиненный. В свою очередь те никогда не ставят под сомнение ни один наш поступок и идут за нами до конца. Это заложено в нас на генном уровне. Какое наказание ждет каждого из нас за одно отклонение, ты уже знаешь.

— Раньше я как-то справлялась, — аккуратно заметила я.

— Твое общение было ограничено Илоном. Во-первых, ты для него еще ребенок, пусть даже и чужой. Думаю если бы не Долг, в который они так неосмотрительно вляпались, я бы уже в твой первый час твоего пребывания у них в замке получил требование забрать тебя. А во-вторых, Л'Кхарт наверняка самим было любопытно понаблюдать за тобой — их клан всегда интересовали аномалии карантинных миров, даже больше чем нужно… Думаю, я не сильно ошибусь, если скажу, что найти общий язык с кем-то другим у тебя не получилось.

Я скривилась, понимая, что арейн во многом прав. Даже сейчас я бы не стала обращаться за помощью к Илону, тем более тот сразу обозначил, что не пойдет против главнокомандующего и не поставит свой клан под удар. И Долг в этой ситуации мне не помощник — я уже поняла, что с ранкарской точки зрения Ранс Ирэш в своем праве, а я лишь его чУдное дитя.

— Можно было бы, конечно, тебе попытаться что-то объяснить. Но ты меня сейчас не услышишь. Поэтому пока отдыхай… Вскоре вернется Киир, он и вернет тебя на планету. Мой номер уже вбит в твой инфор. Прошу тебя, свяжись со мной, если что-то случится, — сказал арейн и направился в сторону выхода. Останавливать я его не стала, не смотря на кучу вопросов, на которые мне очень хотелось получить ответ.

Вдруг уже находясь в дверном проеме, он резко замер, словно что-то вспомнив, и обернулся.

— Да, Алиса… Чей каф на тебе сейчас одет?

Взгляд был настолько пронизывающим, что я, не удержавшись, поежилась.

— Мой, — аккуратно подобрала я короткий и правдивый ответ. Про Каплю почему-то пока говорить не хотелось, хотя я допускала вариант, что арейн мог быть уже в курсе.

Ранкар на мгновение задумался, но вскоре вновь раз вернулся к двери, бросив через плечо:

— Носи его и дальше, но только по возможности никому не демонстрируй эрге… эмблему у тебя на плече… — так выделяться пока не стоит. Под волосами, пока что ли спрячь. А сейчас отдохни немного, мой врач утверждает, что тебе это необходимо, и я, глядя на тебя, склонен с ним согласиться.

Когда за арейном закрылась дверь, я спиной рухнула на кровать, раскинув руки и ноги в сторону, благо размеры мебели позволяли. Мне очень хотелось связаться с Каплей и получить от нее хотя бы часть ответов, но делать этого я не стала, опасаясь, что нас могут подслушать. Вместо этого я просто лежала и пялилась в потолок, иногда отвлекаясь на Деэйру, проплывающую с правого края небольшого иллюминатора. Мыслей было много, но ни одна не хотела думаться. Не знаю, сколько времени я так провалялась, но в итоге покой каюты был нарушен вернувшимся арейном, который без лишних слов сказал следовать за ним.

Небольшой коридорчик привел на в ангар, где стояло три одинаковых чего-то, внешне напоминающие обычную маршрутку обтекаемой формы. Еще большее сходство с земным транспортом добавляли большие обзорные окна, занимающиеся верхнюю часть корпуса, через которые виднелось несколько рядов пассажирских кресел. Видимо, это и были челноки, одним из которых меня обещали отправить обратно на Деэйру.

— Можешь мне звонить при любой необходимости, — сказали мне на прощание, и массивная, похожая на самолетную дверь с тихим шипением закрылась.

— А кто за рулем? — поинтересовалась я у Киира, глядя как он усаживается в соседнее кресло, которое от моего отделял лишь узкий проход.

— Автопилот. Маршрут от орбиты до космопорта слишком простой, дополнительного контроля управления не требуется, — спокойно пояснил молодой ранкар.

— Яснооо… — протянула я, — А сколько времени займет дорога?

— Половину стандартного часа.

Я хотела спросить еще что-то, но наш челнок, пройдя сквозь шлюзы, начал стремительно набирать скорость и удаляться от корабля. Я буквально прилипла к иллюминатору — вид был удивительно непривычным. Звезды казались больше и ближе, а сам космос чернее и глубже. Временами даже было страшно… Но все равно великолепно! И почему я не просила Каплю раньше сделать хотя бы пару кругов вокруг планеты…

А потом я почувствовала растущее смятение, явно не мое.

— Что такое? — я была вынуждена вновь развернуться к Кииру и наткнуться на откровенно разглядывающий меня взгляд. До меня вдруг дошло, что со мной рядом находится далеко не мальчик.

— Впервые почувствовал хотя бы отголоски каких-то твоих эмоций. Как у тебя это получается? — практически черные глаза напротив не добавляли уюта, но никакой опасности для себя я не почувствовала, поэтому позволила себе вновь расслабиться.

— Боюсь, у меня нет ответа.

Киир вновь задумался о чем-то своем, и я уже хотела вновь вернуться к происходящему снаружи. Но следующий вопрос мне это сделать не позволил.

— Почему это, — здесь ранкар подбородком указал за находящийся позади меня обзорный иллюминатор, — вызывает у тебя такой… неприкрытый восторг?

Я улыбнулась:

— Знаешь, столько мы об этом мечтали! И вот наконец-то я впервые в космосе! Посмотри — это же совсем другой мир, неповторимый, таинственный и волшебный.

Киир кинул скептический взгляд в окно, потом перевел его на меня. Я тут же пожалела о своей излишней эмоциональности:

— Я понимаю, для тебя все это обыденно и, наверное, я выгляжу сейчас полной дурой… Но ты же не забыл, с какой я планеты? Мы только в ближайшее время будем готовы по-настоящему выйти в космос. И то первое время это будет доступно лишь для профессионалов. Хотя для меня, думаю, сделали бы исключение…

— Почему?

— Потому что это проект моего отца. Не этого, — быстро добавила я, указывая на удаляющийся корабль, на котором совсем недавно находилась, — А того с кем жила все эти годы.

Киир, кажется, хотел еще что-то спросить, но развивать эту тему дальше я не хотела, поэтому решила перехватить инициативу и первой задать следующий вопрос.

— А почему именно ты полетел провожать меня?

Ранкар усмехнулся:

— Если убрать такую очевидную причину, что из всего экипажа только я знаю куда конкретно тебе надо? — я кивнула, уже нисколько не переживая, что могу выглядеть глупо, — Арейну Ирэшу, как и его экипажу, лучше лишний раз не появляться на планетах, принадлежащих нашему клану. Во избежание неприятных происшествий.

Мне было чертовски любопытно, что такого произошло двадцать лет назад, но спросила я совсем другое:

— А как же ты?

— Что я?

— Ну, у вас там вражда и все такое… Как так получилось, что ты с ним… эээ… работаешь… служишь? — попыталась я правильно обозначить их взаимоотношения.

Судя по всему, этот вопрос ему задавали впервые.

— Это решение Распределяющих. И личные мотивы в этом вопросе не играют никакой роли. Еще несколько лет меня будут готовить на роль преемника арейна Ирэша, и уже сейчас я уверен, что это лучший выбор для меня.

Я вспомнила, что мне что-то о такой системе распределения кадров рассказывал Илон, но это было после очередного сеанса интенсивного изучения уни. Кажется, в моей голове, раскалывающейся в тот момент от тупой боли, к которой за два месяца я так и не смогла привыкнуть, информация все-таки укладывалась плохо.

Я вновь взглянула в иллюминатор. Планета проплывала внизу, не приближаясь, но и не удаляясь. Я вдруг занервничала — точно ли меня везут, куда обещано.

— Ки-и-ир, — старательно улыбнулась я, немного двигаясь в его сторону и старательно демонстрируя собственную благонадежность, — А куда именно мы летим? — и еще одна улыбка.

У молодого ранкара брови моментально взметнулись вверх, губы сжались плотнее, зато в глазах промелькнуло нечто такое… но что именно — определить я не успела.

— На Деэйру. В космопорт, — ответил он, добавив, — Странно, согласно данным нашего кланового врача и врача арейна, у тебя ни разу не диагностировали каких-либо нарушений слуха или памяти.

— А дальше куда? — уже спокойнее поинтересовалась я, игнорируй последнее замечание и стараясь не демонстрировать собственное удивление подобной осведомленностью. После того вечера, когда было принято решение, что Алиса в счет Долга будет учиться, они перекинулись парой-тройкой ничего не значащих фраз и Киир ни разу не показал собственного любопытства в отношении нее.

— На Землю.

Я на мгновение задумалась, думая какими словами лучше высказать свою просьбу. Ложь ранкар распознаёт сразу, поэтому я решила говорить прямо:

— Киир, мне сейчас лучше в Переход не соваться — светиться дома мне пока не к чему. Давай, ты меня проводишь на Каплю, а я оттуда свяжусь со своими, чтобы меня встретили в каком-нибудь месте поспокойнее.

Я замолчала, пристально следя за его реакцией, и мысленно готовила дополнительные аргументы, говорящие в пользу моего решения. Удивительно, но они мне не понадобились.

— Это не противоречит тому, о чем меня просил арейн. Так мы и сделаем. Тем более речь идет о твоей безопасности.

Дальше мы летели молча. Конечно, я была совсем не против порасспрашивать Киира еще, но боялась ляпнуть что-то такое, что может поменять только что принятое решение. Поэтому я благоразумно закрыла рот, лишь изредка позволяя себе бросать аккуратные взгляды на статное мужское тело, плотно упакованное в военную форму. Да и то, пару раз наткнувшись на откровенно непонимающие черные глаза, бросила это занятие, как небезопасное, полностью развернувшись к иллюминатору.


Когда мы наконец-то оказались на месте с облегчением выдохнула.

— Не стоит так явно демонстрировать собственное недоверие. Тем более в твоем исполнении это звучит, как обвинение, — кинул Киир, проходя первым в ангар, который уже два месяца был домом для моего флая.

Я неожиданно смутилась, но в ответ лишь кивнула, показывая, что информация принята к сведению.

— Капля, опусти трап, — попросила я, когда ее блестящий и такой родной бок оказался совсем рядом.

Киир остановился, показывая, что его долг выполнен и дальше следовать за мной он не намерен.

— Дай мне свой инфор, — вдруг попросил, нет — приказал ранкар. Я слишком плохо его знала, но сейчас четко увидела, что принимать возражения этот мужчина не привык.

Показывать характер в последний момент не хотелось, поэтому я послушно сняла с руки требуемую вещь, которую привыкла носить как браслет: и удобно, и практично.

Киир долго задерживать инфор у себя не стал, практически сразу вернув его обратно.

— Теперь у тебя есть мой номер. Если что произойдет — сразу связывайся со мной.

— Спасибо, — ответила я, — Мне очень жаль, что Долг заставляет быть обязанным.

На меня вновь посмотрели как на сумасшедшую, и я, вздохнув, попрощалась.


* * * | Большой новый мир (СИ) | Глава 18