home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

— Капля, что ты обо всем этом думаешь? — спросила я, ни на секунду не сомневаясь, что она все замечательно слышала. Кстати, мне начинало нравиться то, что она не проявляет инициативу и не вмешивается в диалог — в ситуациях, подобных той, которая только что случилась в ангаре, мне только еще одного голоса в голове не хватало. Кажется, я все-таки начала воспринимать флай правильно — то есть больше как машину, пусть и био, а не как живое существо со своими мыслями и желаниями.

— Что конкретно необходимо проанализировать?

— Произошедшее с моей позиции. В чем я дала слабину? Желательно опустить подробности и перейти сразу к основным выводам.

— Тебе катастрофически не хватает информации обо всем, что происходит вне твоей планеты. Ты не знаешь языков, даже уни, на котором свободно говорит каждый житель Содружества. Это ставит тебя заведомо в невыгодную ситуацию, процент сделать неправильный вывод и совершить ошибку растет в геометрической прогрессии.

— Об этом я уже думала… Как тебе кажется, Долга будет достаточно, чтобы в счет его попросить помощь в изучении всех этих вещей?

— В качестве уплаты ты можешь просить что угодно.

— Так пожалуй я и сделаю, — произнесла я, усаживаясь в уже точно свое кресло и попутно оглядываясь по сторонам. Рубка снова изменила размер, став более длиной и узкой. Вспомнилась уютная яхта Хольта.

— Кстати, Капля, а ты можешь сделать свою внутреннюю планировку более статичной?

— Конечно, — последовал спокойный ответ флая, которую нисколько не смутила резкая смена разговора.

— Замечательно, — я потерла в предвкушении руки, радуясь то ли тому, что получу достаточные знания, чтобы спокойно посмотреть оказавшийся таким большим мир, то ли возможности сделать на своем корабле все по-своему.

— Так как именно ты хочешь, чтобы все выглядело?

Я задумалась… Хотя чего тут думать, когда не понятно от каких установок следует отталкиваться.

— А что меня ограничивает в моих желаниях?

— Тебя? — флай на секунду задумалась, — Пожалуй, ничего.

— Это как?

— Энергии достаточно для любого преобразования. Конечно, будет нужно время, но я не думаю, что потребуется больше стандартных суток.

— А как же… скажи хотя бы общую площадь, — растерянно пробормотала я.

— Общей площади нет. И это никак не влияет на внешние размеры.

— Первые хорошо работали с пространством! — память подсунула рассказ Илона про ворота.

— Именно так, — подтвердила флай.

— Круто-круто… — довольно протянула я, с удовольствием погрузившись в размышления, как бы здесь все сделать. И уже через некоторое время я остановилось на классической кухне, небольшой каюте с санузлом и рубке, такой же как у Хольта, пси-образ которой я тут же уже привычным образом скинула своему кораблю.

Это занятие прилично снизило уровень напряжения, которое последнее время только нарастало во мне, и когда с хозяйственными заботами было все закончено, я была психологически готова к дальнейшему диалогу с местным высшим ранкарским обществом. Но сначала надо было сделать то, что мне хотелось с того самого момента, как я появилась на Деэйре, тем более Капля, обещала помочь со связью…

— Здравствуй, папа.

Верховский выглядел непривычно уставшим, темные круги под глазами говорили о бессонной ночи. Таким помятым он не был даже тогда, когда они несколько суток подряд вместе просиживали до утра с очередным проектом.

— Алиса… — выдохнул он, разглядывая меня с выражением глубочайшего удивления и облегчения, — Ты! Как ты…? Где ты…?

— Со мной все хорошо. Решила принять предложение посла погостить в их мире, посмотреть, что тут да как… — я была настроена на серьезно-жесткий разговор, но увидев, в каком состоянии находится мой отец, быстро сдулась и постаралась хотя бы немного успокоить успокоить. Устраивать допроса мне, так и не пришлось — Верховский, словно боясь опоздать, начал сам вываливать на меня кучу информации:

— Дочка, прости меня. Нужно было тебе все раньше рассказать… еще два года назад, когда стало ясно, что они от тебя так просто не отстанут. Но я тянул, находя для себя все новые и новые отговорки, — тут в его глазах мелькнул привычный огонек, который всегда выдавал в нем человека целеустремленного, готового к бою, — Но сейчас совсем не такая ситуация, что была двадцать лет назад! Теперь, когда ресурсы планеты на исходе, они вынуждены считаться со мной, тем более я подстраховался, и больше я не завишу от них, скорее они связаны по рукам и ногам…

В итоге после нескольких уверений, что у меня все в порядке, я услышала немного скомканный, но вполне информативный рассказ.

Молодой Александр Верховский, будучи еще очень молодым и крайне гениальным ученым, ни один год обивал пороги правительственных организаций, доказывая преимущество гравиплатформ, которые вместе с энергией холодного синтеза, открывали перед человечеством новые горизонты. Но ему четко дали понять, эти горизонты никому не интересны, поскольку ресурсов планеты при постоянно растущем потреблении должно было хватить еще на добрых пятнадцать-двадцать лет бездумного использования, и отказываться от такого источника доходов никто не собирался. Ситуация изменилась, когда он встретился с моей матерью, Ириной, и безрассудная страсть немного отвлекла его от осознания общей несправедливости жизни. Длилась эйфория несколько недель, как вдруг его возлюбленная посетила врача и выяснила, что находится на сносях, и судя по сроку не от Александра. Но не успели они еще ничего решить, как появились специально обученные люди из очень особой организации, где старшим значился Одинцов-старший, отец Всеслава. Они предложили полное финансирование всех разработок Верховского в обмен на два условия: во-первых, необходимо сдерживать объемы производства, оставляя их чуть ли не игрушечными, пока из матушки-Земли не выкачают все, что можно. А во-вторых, узаконить свои отношения с Ириной, которую тоже отныне будут поддерживать во всех ее исследованиях, и растить ее ребенка, как родного. Конечно, жениться так скоропостижно он не собирался, но Ирина ему действительно очень нравилась. Тем более она так же не видела своей жизни без науки и даже была в этом вопросе более увлеченной, чем сам Александр. Поэтому можно было смело не опасаться, что жена будет недовольна, если он будет уделять работе куда больше времени, чем ей. А те перспективы, которые у него вырисовывались, предполагали именно это. Идея же воспитывать ребенка, которого зачал не он, не вызывала в нем никакого внутреннего протеста. Интуиция подсказывала, что все будет замечательно… и не ошиблась.

Я смотрела на говорившего без остановки отца, то теребящего воротник рубашки, то вертящего в руках кружку, и понимала, что не злюсь. Я твердо знала, что отец меня любит, и даже тот факт, что от меня была скрыта такая информация, этого не менял. Если судить здраво, виноваты были оба — я тоже могла бы не молчать, поговорив с отцом после первого обращения, и мы бы разобрались во всем раньше.

Так вот, все было хорошо, пока два года назад Одинцов-старший, с которым «Гравикорп» часто выполняла совместные военные заказы, завел разговор обо мне. Именно тогда Верховский узнал, что Алиса — «последствие связи представителей двух рас и потенциально опасный объект с вероятно нестабильной психикой». Я была не первым подобным примером в истории, и последствия обычно были плачевные. Причем если такие дети, как я, росли под присмотром специалистов, а не в нормальной семье, то проблемы с психологическим здоровьем начинались уже в дошкольном возрасте. И поставив отца перед фактом, Одинцов переложить «вероятную угрозу» на него и передать девушку (то есть меня) на попечение мужа. Я соответственно восприняла идею в штыки. Чтобы выяснить, что же на самом деле представляет из себя уже давно выросший ребенок, Александр на какое-то время сделал паузу в общении со мной, тем более я после попытки принудительно выдать меня замуж дулась и всеми возможными способами избегала общества отца. Присмотревшись и поняв, что дочь его разумней многих, Верховский решил сделать все, чтобы обеспечить мне гарантированно спокойную жизнь, но при этом не вступать в открытую конфронтацию с властями. И теперь, когда у его грави-платформ уже не было здоровой конкуренции, он может диктовать условия. Это не так сложно, если учесть тот факт, что его изобретение благодаря какому-то хитрому приему невозможно украсть. Мало того, Верховский уже выставил основное требование, чтобы от меня отстали и дали жить своей жизнью.

Отец все говорил и говорил… А я слушала, и все потихоньку вставало на свои места.

— Папа, я тебя люблю. И верю, — сказала я, как только он закончил, — Я очень рада, что могу в любой момент вернуться домой. Но… Здесь столько всего удивительного, что я никогда не прощу себе, если вот так просто уеду сейчас обратно! Я пока не могу… Пойми.

И отец понял. А я с облегчением вздохнула, убедившись, что моя прежняя жизнь все еще принадлежит мне, пусть и с некоторыми изменениями, и у меня есть дом и семья. Конечно, оставался поднятым вопрос о конкретных целях подобного внимания к моей персоне, но отец, судя по всему, сам ничего толком не знал, и я решила отложить эту проблему как второстепенную.

Поговорив еще немного об отвлеченных вещах, я пообещала периодически напоминать о своем существовании и попрощалась.

Не нужно быть гением, чтобы почувствовать, как отец сглаживал кое-какие углы, стараясь не выдавать собственных сомнений или догадок. На мгновенье мне захотелось быстренько смотаться к нему, но… Но для меня это означало просто умножить собственные трудности. Что смогу я рассказать? Правду, что оборотни не те, за кого себя выдают? Тогда кто они? Если задуматься, я толком не знаю, что ранкары на самом деле представляют из себя и что им нужно от моей примитивной родины. А просто сообщить факт, что нас обманывают в своих целях… Это приведет к лишним телодвижениям отдельных энтузиастов и неверным решениям.

А врать отцу без особой надобности не хотелось.

— Капля, ты можешь докинуть до замка? — вынырнула я из размышлений, вернувшись к насущному.

— Конечно. Достаточно будет одного скачка.

— Тогда не будем тянуть. Прыгай, как только будешь готова.


Глава 14 | Большой новый мир (СИ) | * * *