home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

— …никак мы с тобой, Верховская, сегодня не расстанемся. Я, конечно, привык и лояльно отношусь к твоим выкрутасам, но это чересчур даже для тебя. Ладно, ты звонишь сегодня утром, внезапно загоревшись желанием попасть в новое посольство, хотя уже на середине мероприятия исчезаешь, даже не попрощавшись. Но стоило мне расслабиться дома после тяжелого рабочего дня, как в полночь ты опять сваливаешься мне на голову. Да не одна, а в компании с малолетним оборотнем… — судя по всему ответа от меня не требовалось, поэтому я продолжила терпеливо ждать, пока мужчина выпустит пар.

Ждать не люблю. А если и приходится, то люблю это делать в комфорте. Поэтому мы с Кэдэном, проигнорировав табуреты, удобно расположились на кожаном угловом диванчике, примыкающем к столу со стороны окна. Кухня Ланевского, сверкающая чистотой благодаря приходящей помощницы по хозяйству, могла похвастаться набором самой современной чудо-техники, которой, увы, обычно никто не пользовался. А громадный холодильник, готова поспорить, давно не видел ничего съестного.

После того как я коротко обрисовала ситуацию, хозяин этого великолепия взял небольшую паузу и крепко задумался. Не удивлюсь, если в это время он пытался решить, сошла ли я с ума сейчас или с рожденья была с придурью. Хотя пусть и дальше гадает — ему хоть как-то надо отвлечься.

— Так это получается и есть моя проблема? — наконец-то прервав молчание, уточнил мужчина, кивком показывая на Кэдэна.

— Ага, — уверенным кивком подтвердила я — Это еще повезло, что на него наткнулась именно я, а не кто-то посторонний, который, наверняка, не придумал ничего лучше, как притащить мальчишку в его же посольство. Мне даже сложно представить, какой мог бы получиться скандал, если бы или оборотни, или кто-нибудь из наших прознал, что их ребенок смог попасть в наш мир, а наша охрана ничего не заметила!

Кэдэн каждый раз, как я называла его или его сородичей оборотнями, ничего не говорил, только потемнел лицом, недовольно кривил губы и мрачно переводил свой взгляд в сторону.

— Раньше пороли за такие забавы! Ремнем! Хоть сейчас и порицают практику физических наказаний, но я бы для таких случаев сделал исключение — недовольно, но без злости буркнул мужчина. Но потом вспомнил, что говорит он не о человеческом ребенке, растерялся, но поскольку Кэдэн никак не среагировал на подобное заявление о собственной персоне, Ланевский быстро вернулся в прежнее уверенное состояние.

— Пф-ф… можно подумать, что вы с отцом в молодости развлекались по-другому. Вряд ли бы вы упустили такой шанс вырваться на свободу от «заботливых» родственничков и самоутвердиться среди сверстников. Поэтому пусть о воспитании Кэдэна заботится его семья. Меня же больше интересует, что будем с ним делать? — мягко ответила я, устало натирая глаза.

— Домой отправлять, причем не вмешивая никого постороннего, срочно и тихо — Ланевский мерил кухню шагами, изредка поглядывая на мальчишку. Я же кожей ощущала, что Кирилл чувствует себя некомфортно в компании с молодым оборотнем, и даже немного робеет.

Надо сказать, источник его переживаний спокойно смотрел на многокрасочные, постоянно меняющиеся виды красивейших уголков России, которые транслировал проекционный экран, занимающий почти всю противоположную стену.

— А получится? — уточнила я, хотя моя интуиция подсказывала, что отрицательного ответа я не получу.

— Если никто ничего не разболтает языком — то все будет нормально. Я согласен с тобой, что нам точно не нужна огласка того, что ребенок из Закрытого Мира оказался у нас, а мы это упустили.

— Вот и замечательно — я с облегчением вздохнула и слегка вытянула затекшие ноги. Голова гудела от усталости, переизбыток шокирующей информации заставлял мысли беспорядочно метаться. Однако понимание того, что проблемы Кэдэна уже почти остались в прошлом, принесло чувство немалого облегчения.

Ланевский тем временем вызвал кого-то по коммуникатору, задал несколько вопросов, потом быстро отдал какие-то распоряжения и отключился.

— Все складывается очень удачно, — довольно произнес мужчина.

Кэдэн впервые после того, как мы переступили порог этой квартиры, повернул голову в сторону ее хозяина, будто только заметил его присутствие, и заинтересовано посмотрел в его глаза.

Я невольно скривилась. Если бы я была на месте Кирилла, то вместо помощи за такие царские замашки без раздумий послала бы сопляка… в посольство. К послу с кружевами. Не в той он ситуации, чтобы, как сказали бы в начале века, «кидать понты».

Кэд, кажется, почувствовал мое раздражение его поведением, и высокомерное выражение моментом слетело с его лица. Я ободряюще улыбнулась.

Тем временем Кирилл, не замечая наших переглядок, продолжил, но обращаться к подростку он уже стал так, как к любому из его сородичей, с которым приходилось работать:

— … поэтому Вы, сэн, через пару часов, не привлекая лишнего внимания, сможете воспользоваться Переходом в Силикатах, а мы избежим возможного скандала из-за его незапланированного присутствия в нашем мире. Как я понимаю, у Вас так и не появилось желание рассказать, как вы смогли обойти все наши уровни безопасности и попасть в наш мир?

Кэдэн сделал отрицательный жест рукой, по привычке не желая снисходить до ответа. Но в следующее мгновение спохватился и ответил:

— Говорить этого я не буду, но тебе не стоит тревожиться — воспользоваться этим способом в ближайшее время никто из…г-хм… оборотней не сможет. И я…м-м-м… благодарен за то, что ты согласился помочь. Надеюсь, мое присутствие здесь не принесет неприятностей ни тебе, ни сеи Алисе.

Я так увлекалась, отслеживая, чтобы мальчишка не сказал ничего лишнего, что чуть не подпрыгнула от испуга, когда Кирилл чуть не свалился со своего табурета, едва Кэдэн успел закрыть рот. Хорошо все-таки, что мы остановили свой выбор на диванчике…

Дальше все было как-то быстро и скомкано. Повторно отказавшись от ужина, поскольку мы знатно поели не больше часа назад, я вдруг ощутила не понятно откуда взявшуюся душевную пустоту, которая требовала немедленно заполнить себя. От недоумения я не сразу смогла себе объяснить, что со мной происходит. Ведь для подобного не было никаких оснований. Каково было мое удивление, когда я через пару минут поняла, что причиной моей грусти стал этот мальчишка, смотревший на меня с таким восхищением и так искренне улыбающийся, что мне поневоле хотелось улыбаться ему в ответ.

Аргументы Кирилла в пользу того, что мне не стоит появляться на территории Перехода, были железные, поэтому мне оставалось лишь пожелать моему нечаянному подопечному удачной дороги и с чувством исполненного долга отправиться отдыхать домой.

Те несколько минут, которые были отмерены нам для прощания, Кэдэн простоял с каменным выражением лица, скрестив руки на груди, но, судя по его эмоциям, он испытывал сильное волнение. То, что мы были знакомы двое суток и практически ничего не знали друг о друге, оказалось не так уж и важно. Мы оба чувствовали как между нами протянулась ниточка понимания, а это оказалось важнее привычных дружеских чувств.

— Мы ведь еще увидимся? — спросил он, в его практически белых глазах, которые как-то незаметно перестали казаться мне странными, мелькнул намек на слезы, но Кэдэн сдержался. Видимо, реветь при прощании будущим воинам не к лицу…

— Если это будет зависеть только от меня, то обязательно, — ответила я, облокачиваясь рукой о дверной косяк. Не сдержавшись, второй рукой прошлась по его волосам.

Вскоре я уже стояла на улице, наблюдаясь как черный гравикар, бесшумно тронулся и отплыл, исчезая в неплотном движении стандартной воздушной трассы.


«… на полученные деньги создал корпорацию „Гравикорп“, купил производственные мощности в подмосковном Чехове, оборудование, а старые знакомствами обеспечили защиту его предприятия. Деньги для отца никогда не были главным, он делился раньше и продолжает делиться сейчас почти всеми совершаемыми открытиями. Главное для него — сама возможность заниматься любимым делом. Те, кто увидит его первый раз, могут подумать, что он эгоистичный, заносчивый, слегка выживший из ума и вечно спорящий делец. Но это далеко не так. Он — гений в своей области, который упорно много лет идет к своей мечте — сделать звезды ближе. На ближайшей презентации „Гравикорп“ представит то, что позволит людям сделать Солнечную систему действительно своей…»

Еще пара минут и статья, которую хотел новый владелец «Еженедельных новостей», была готова и отправлена Эмилии.

Уже прошло несколько суток после того как Кэдэн благополучно отправился домой.

Что можно рассказать об этих днях? Они были спокойные, наполненные исключительно привычными делами — я снова погрузилась с головой в работу, безвылазно находясь в «Гравикорпе».

— … ты точно меня слушаешь?! — окликнул меня голос отца, усиленный громкой связью. Родитель уже более получаса по коммуникатору песочил мой мозг напыщенными тирадами, которые застрагивали уже далеко не новые темы — пренебрежение обязанностями, безответственное поведение, эгоцентризм… бла-бла-бла… Но я не злилась на него, понимая, что на самом деле он хочет разделить со мной реализацию нашей одной на двоих мечты о космосе.

Верховский, увлеченный последним проектом, требовал полной отдачи ото всех, и поэтому мое двухдневное отсутствие расценивалось практически как предательство. Он всегда был такой весь до того правильный, что именно этим периодически раздражал до умопомрачения.

— Да, папа, я все поняла — ответила я и поспешила попрощаться, чтобы не сказать ничего такого, что вряд ли бы понравилось отцу.

Вообще вся моя работа в «Гравикорпе» носила специфический характер. Если бы я исчезла даже на несколько месяцев, то ничего не рухнуло. Что у пресс-центра, что у благотворительного фонда были свои руководители, которые полностью обеспечивали бесперебойный процесс работы своих подразделений.

Чем в таком случае занималась я?

Первые два года после того, как отец передал мне кураторство над этими отделами, пресса со всех сторон осмеивала мою номинальную должность «большого начальника». Но на деле оказалось, что отцу совсем не нужно, чтобы я технически организовывала работу. Потихоньку вникая в происходящее, я училась определять актуальность той или иной идеи, создавать общую концепцию проекта, разрабатывать стратегию его развития, подбирать группу специалистов под выбранную концепцию и организовывать условия для реализации проекта. А вот самим исполнением уже занимались спецы «Гравикорпа».

Сейчас задачи на ближайшие пару дней мною уже были определены, и мне оставалось только ожидать их выполнения.

Планшет пикнул о входящем сообщении от Эмилии. Она выражала свое восхищение полученной статьей и подтверждала нашу договоренность о моем отсутствии завтра на планерке.

Неожиданно завтрашний день оказался абсолютно свободным. Конечно, я могла при желании забить его какими-нибудь делами, но… врожденное любопытство не даст мне усидеть в своей раковине. На карте в моем коммуникаторе красной тряпкой горела метка, где по утверждению Кэдэна находился его загадочный флай. Да и браслет на руке не давал забыть о том, что существует много такого, о чем я еще не знаю, но при желании могу узнать.

Желание, понятно, ждать себя не заставило.

С этой мыслью я покидала производственный комплекс «Гравикорпе», направляясь домой с целью выспаться, перед тем как соберусь проехаться проверить, что находится по указанным мальчишкой координатам.


Лиас Л'Кхарт нервничал. Он знал, что воин не должен демонстрировать подобные эмоции, но впервые ничего не мог с этим поделать.

Закончив изучать недавно полученную информацию, Безликий отключил голоэкран и откинулся на спинку кресла, сцепив руки на столе в замок. Безопасник владел собой лучше. Но, увы, не идеально.

Лиас напрягся, поддавшись вперед.

— Насколько это информация может оказаться верна?

Безликий не торопился отвечать, хотя времени на раздумье ему не требовалось. Были нужны только пара глубоких вдохов для того, чтобы прийти в себя.

— Я не вижу ни одного основания не доверять нашим аналитикам. Только эта человек покинула пресс-конференцию раньше времени. Время ее исчезновения совпадает со временем, когда наш таинственный эйро прекратил свое воздействие. И еще — только ее образ мы толком не смогли считать из памяти присутствующих рядом с ней людей. Да что я буду рассказывать, ты же сам смотрел подборку из мелькающих размытых картинок. О таком я только слышал… — здесь голос Безликого предательски задрожал и мужчина замолчал, не закончив фразу.

Лиас в свою очередь не спешил продолжать разговор, будто решал, не будит ли чрезмерным следующий вопрос, но в итоге всё же уточнил:

— Выяснили, кто она?

— Еще нет. Но это дело пары часов — мы ждем данные от местной службы безопасности.

— А у них не возникнет лишних вопросов из-за нашего повышенного интереса к конкретной человечке?

— Сомневаешься в моей компетентности? — губы Безликого на секунду чуть раздвинулись в лёгкой улыбке — Поверь, я умею правильно задавать вопросы, не выдавая, в чем в действительности состоит мой собственный интерес.

— Я могу выслать эту информацию дяде?

Безопасник отрицательно закачал головой, потом легко встал, медленно прошелся по комнате и остановился у окна, через которое открывался вид на растительность непривычного зеленого цвета. Провел рукой по деревянной раме, нагретой вечерним солнцем.

— Рекомендую не торопиться и дождаться ответа местных спецслужб. Будет лучше, если тивэй клана Л'Кхарт получит отчет не кусками, а полностью. Тем более, есть небольшая вероятность, что это все-таки просто ошибка.

— Если это окажется так, то я не устану благодарить Первых, — неуютно поежившись, пробурчал Лиас, про себя проклиная тот день, когда он пошел на встречу желаниям дяди и согласился занять место посла на Земле.


Глава 5 | Большой новый мир (СИ) | * * *