home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Белая Ведьма с Ямайки

Когда речь заходит о живописной и солнечной Ямайке, прежде всего, на ум приходит Порт-Ройял, который наравне с Тортугой когда-то был настоящим раем для корсаров Карибского моря. В конце XVII века в этом ямайском городе проживало восемь тысяч человек, из которых полторы тысячи были пиратами.

Порт-Ройял привлекал «джентльменов удачи» своей близостью к морским торговым путям, а также большой гаванью, где можно было не только пришвартоваться, но и провести ремонт кораблей. Кроме того, Ямайка идеально подходила для набегов на богатые испанские поселения — Маракайбо, Панаму и Портобело.

Однако разрушительное землетрясение и вызванное им цунами практически стерли с лица земли «пиратскую столицу», заставив немногих уцелевших людей перебраться в деревушки и городки по соседству. Об одном из них, под названием Монтего-Бей, и пойдет речь.

В XIX веке его жительница держала в страхе не только город, но и весь остров. Энни Палмер, прозванная Белой Ведьмой, славилась редкой красотой и такой же редкой жестокостью.

Монтего Бей — второй по величине город Ямайки, многочисленные постройки которого напоминают о его недавнем колониальном прошлом. Особое место среди них занимает Роуз-Холл — великолепное поместье, построенное в 50-х годах XVIII века богатым плантатором Джоном Палмером.

Амбициозный рабовладелец и его жена Роза, в честь которой и названа усадьба, затеяли настоящую стройку века. Лишь один дом на острове, принадлежащий семье предпринимателя Керр-Джерета, мог соперничать с дворцом Палмеров. Через двадцать лет все работы были завершены, и Палмеры перебрались в Роуз-Холл. Богатый делец отныне мог наслаждаться всеми радостями жизни, но судьба нанесла ему удар — преждевременно ушла из жизни его супруга Роза. Сколько вдовствовал Джон, история умалчивает, но в преклонном возрасте хозяин великолепного поместья вдруг решил жениться. И ладно бы, жену выбрал себе под стать, так нет же — потянуло на молоденькую. Избраннице Палмера было всего двадцать пять лет, а ему самому — семьдесят два. Но это еще полбеды: слава о юной леди шла не самая добрая.

К своим двадцати пяти годам Энни Мей Паттерсон имела немало скелетов в шкафу. Ее родители — коренные ирландцы — по неизвестным причинам покинули родину и поселились на Гаити. Но вскоре они оба умерли при загадочных обстоятельствах. То ли гаитянский климат не подошел обитателям северных широт, то ли их унесла какая-то местная болезнь, неизвестно. Десятилетняя Энни осталась сиротой, и все заботы о девочке взяла на себя ее няня.

Старая негритянка владела секретами вуду, которые и передала своей воспитаннице. К 16 годам Энни могла заткнуть за пояс любого самого сильного колдуна на Гаити. А когда ей исполнилось восемнадцать, призвав на помощь колдовские знания и женские чары, мисс Паттерсон приступила к поиску жениха, рассматривая лишь те кандидатуры, что могли похвастаться богатством и знатным происхождением.

Вскоре на горизонте объявился подходящий ухажер — состоятельный барон и уроженец Ирландии. Увы, семейное счастье продлилось недолго: через два года аристократ внезапно умер, завещав молодой женушке все свое состояние и… влюбленного в нее младшего брата. Энни не стала сопротивляться его ухаживаниям и, спустя положенное для траура время, вновь пошла под венец. Однако и этот брак оказался недолговечным: второй муж как-то неудачно простудился, слег в постель и уже больше не встал! «Горевала» женщина всего год, а затем снова вышла замуж и снова удачно — богатый муженек, ничем до этого не болевший, вскоре тем не менее также отдал Богу душу.

После этой смерти на Энн стали коситься, перестали приглашать в гости и начали игнорировать в общественных местах. Богатая вдовушка решила сменить место жительства и отправилась на Ямайку. Там в ее сети и угодил престарелый плантатор Джон Палмер. В 1820 году он предложил Энни руку и сердце, и вскоре она стала хозяйкой Роуз-Холла.

По одним сведениям, молодожены прожили вместе два года, по другим — чуть больше месяца. Так или иначе, Палмер тоже недолго задержался на этом свете. По Монтего-Бей поползли слухи, что старый предприниматель скончался не без помощи молодой женушки, но доказать никто ничего не мог. А на Ямайке принялись гадать, кто теперь клюнет на прелести полноправной владелицы поместья. Однако Энни ясно дала всем понять, что больше не собирается связывать себя узами брака. Она добилась всего, о чем мечтала: богатства, славы, знатности и безоговорочной власти над тысячами рабов.

Те годы, что Энн царила в Роуз-Холле, стали настоящим кошмаром для нескольких тысяч ее рабов. Кто бы мог подумать, что в этой маленькой и хрупкой женщине (ее рост не превышал 150 см) таится столько жестокости и злобы! Энни не церемонилась с прислугой, а с рабами, что трудились от зари до зари на плантации, обходилась как со скотиной. Исключение было сделано только для самых привлекательных рабов: им выпала «честь» услаждать неутомимую хозяйку в постели. Но если негр не справлялся с «поручением» и не удовлетворял Энни, ее гнев был страшен. Ему ломали пальцы и кололи глаза, а под ногти загонялись гвозди. Обычно эти экзекуции совершались во дворе поместья, в присутствии других рабов, а Энни в это время с улыбкой взирала на все происходящее с балкона. Женщины-рабыни тоже потеряли покой и сон: за любую провинность хозяйка беспощадно наказывала.

Однако самым страшным было другое. Энни, владевшая секретами вуду, с легкостью насылала порчу не только на провинившихся, но и на их детей. Рабы не смели даже роптать, когда по приказу хозяйки в бараки врывались ее помощники и отбирали у женщин грудных младенцев. У себя в особняке, в темных подвальных помещениях, Энни приносила малышей в жертву главному богу вуду или использовала их органы в черной магии. Прислуге строго-настрого было запрещено заходить в потайные комнаты. Впрочем, люди и сами смертельно боялись находиться во дворце: то там, то здесь появлялись какие-то тени. То ли это были призраки тех, кого отправила на тот свет владелица Роуз-Холла, то ли зомби, возникшие благодаря ее злой воле.

Неизвестно, сколько бы длились страдания рабов в Роуз-Холле, если бы не случай. В декабре 1831 года на плантации в качестве счетовода прибыл из Англии молодой энергичный человек по имени Роберт Резерфорд. Энни сразу положила глаз на черноглазого и широкоплечего красавца. Но дорогу всесильной хозяйке перешла скромная чернокожая экономка по имени Миллисент. Молодые люди влюбились друг в друга и собирались пожениться. Когда Белой Ведьме — так прозвали полноправную владычицу Роуз-Холла — донесли об этом, она пришла в бешенство. Недолго думая, Энни призвала на помощь все свои колдовские чары и наслала на Миллисент проклятие. Через девять дней девушка умерла в жутких муках. А вскоре и Резерфорд скончался от какой-то неизвестной болезни. Но на сей раз Энни пришлось ответить за свои делишки.

Ночью, накануне Рождества, в поместье ворвался разъяренный отец Миллисент с сообщниками. Услышав шум в доме, Белая Ведьма закрылась в спальне, но мужчины выбили дверь, заткнули женщине рот кляпом, чтобы они не могла извергать свои страшные проклятия, швырнули на пол, сверху кинули одеяло и принялись топтать ее ногами. Они остановились лишь тогда, когда Энн уже не подавала признаков жизни. Бездыханный труп вытащили во двор — прямо под тот балкон, с которого Энни любила наблюдать за экзекуциями над рабами. Тело Энни Палмер пролежало перед домом несколько дней и ночей и уже начало разлагаться, однако рабы категорически отказывались его хоронить и, под угрозой массового бунта, не подпускали к нему представителей островной власти.

Спустя неделю после убийства, когда до них дошли слухи, что с Гаити в скором времени прибудет приемная мать Энни, они засуетились, перенесли смердящий труп в фамильный склеп Палмеров. А потом в течение нескольких ночей совершали над ним древний негритянский ритуал, направленный на то, чтобы дух убитой никогда не вырвался из гробницы наружу. Но, видимо, что-то пошло не так, и обряд так и не завершили, поскольку призрак Белой ведьмы все же вырвался на свободу, и с тех пор его регулярно видят в поместье Роуз-Холл, где он обосновался теперь уже навечно.

Несколько лет спустя после описанных событий, во время очередного бунта рабов, охватившего весь остров, Роуз-Холл был подожжен и наполовину выгорел, после чего простоял в руинах до середины XX века.

Местные богачи не желали его восстанавливать, памятуя о грозном предупреждении Энни Палмер, сказанном ею незадолго до своей смерти. По какому-то поводу она тогда во всеуслышание заявила, что Роуз-Холл будет принадлежать ей вечно!

Лишь в середине 60-х годов прошлого века у поместья появился новый владелец — американский банкир, естественно, ничего не знавший о бывшей хозяйке дома. Работами по восстановлению Роуз-Холла руководила его жена — дипломированный инженер. В один из дней она поднялась на второй этаж и вышла на балкон, чтобы насладиться открывающейся перед ней перспективой. В следующее мгновение рабочие, находившееся в доме, услышали наверху громкий крик, а затем им показалось, что за стеной что-то тяжелое упало сверху на землю. Выйдя на улицу, они обнаружили лежащее под балконом тело новой хозяйки — при падении она сломала себе шею.

Расследовавшие это дело ямайские полицейские, отбросив предубеждение, честно пытались найти происшествию обычное, не мистическое объяснение, но так и не смогли.

В результате, списав смерть на несчастный случай, уголовное дело закрыли, а муж погибшей женщины, которому, наконец, открыли всю неприглядную правду на историю Белой ведьмы, поспешил избавиться от «проклятой» недвижимости и вернулся в США.

Двадцать лет спустя, в 1986 году, на полуразвалившийся особняк обратили внимание местные власти, которые с помощью некоего гаитянского предпринимателя, якобы имевшего в роду колдунов вуду, восстановили Роуз-Холл и создали в нем музей ямайской культуры XVIII–XIX веков.

При этом часть сохранившихся после пожара вещей, а также фотографий, принадлежавших последней владелице, не были выброшены и превратились в исторические экспонаты.

В настоящее время музей открыт для ежедневных экскурсий, однако заканчиваются они довольно рано, до захода солнца, поскольку музейные служащие ни за какие коврижки не соглашаются оставаться в здании после наступления темноты, когда Роуз-Холл, по их словам, переходит в полное распоряжение неугомонного призрака Энни Палмер. Чаще всего ее дух появляется в спальне, где Белая ведьма была убита, а кроме того, на «любимом» балконе и на лестнице, ведущей на второй этаж.

Вне дома призрак Анны неоднократно замечали у семейного склепа и рядом с конюшней, где он появляется на таком же призрачном жеребце.

Также, по словам многочисленных очевидцев, из подвалов дома, где Белая ведьма пытала своих рабов и проводила над ними колдовские эксперименты, регулярно доносятся жуткие вопли и крики ужаса, от которых волосы на голове встают дыбом. В зеркалах на мгновение появляется таинственное женское лицо, на стенах по всему дому то и дело обнаруживаются большие бурые пятна, похожие на засохшую кровь, а уж о таких «обыденных» явлениях, как самопроизвольное открытие и закрытие дверей и окон, и говорить не приходится.

Кроме того, за годы существования музея в нем были зафиксированы несколько несчастных случаев, в том числе, со смертельным исходом. Особенно Белая Ведьма не любит экстрасенсов и «охотников за привидениями»: ломает у них технику, дергает за волосы и толкает в спину, напускает на них жуткий холод или устраивает им падения с лестниц.

Несмотря на то, что с момента гибели Энни Палмер прошло почти 200 лет, однако и по сей день на Ямайке мамаши продолжают пугать ее именем своих непослушных детей. И те сразу же успокаиваются, поскольку уверены, что злой дух Белой ведьмы достанет их где угодно!


Анна Болейн: привидение с пропиской | 50 самых знаменитых привидений | Беспокойный дух Максима Горького