home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 27

Прошло несколько дней, прежде чем Эмили набралась мужества отправить записку лорду Левенторпу. Он заходил, но как раз в этот день ее не было дома. Она не стала объяснять, чем они с Фростом занимались, пока мать с лордом Левенторпом пили чай. Да и то, что она собиралась рассказать этому джентльмену, не было предназначено для ушей родных. Конечно, лучше всего было бы побеседовать у него дома, но она не могла заставить себя нанести ему визит без сопровождающего. В ответ на ее просьбу встретиться лорд Левенторп пригласил ее в кафе на открытом воздухе, и она с радостью приняла приглашение.

— Это касается Люси, да? — спросил лорд, как только они сели за столик.

— Я и не знала, что мои намерения столь очевидны, — ответила Эмили, удивленно подняв брови.

— Дорогая, вам еще учиться и учиться скрывать свои чувства. Это бесценное качество вам очень пригодится, если вы решите остаться в городе.

Менторский тон лорда Левенторпа ей очень не понравился, но она промолчала: после этой встречи ей больше не придется с ним общаться.

— Милорд, вы спрашивали меня о письмах сестры.

— Ах да! Я хочу, чтобы у меня осталось что-то на память о Люси. — В его взгляде ясно читалось удовлетворение. — Насколько я понимаю, ваши поиски увенчались успехом?

Вместо ответа Эмили глотнула чая.

— Моя сестра умерла более пяти лет назад, но за последние две недели я узнала о ней больше, чем за все время, пока она была жива.

— Дорогая, вы просто наслушались разных сплетен. Я бы не стал верить всяким басням и сказкам.

Озадаченная его ответом, Эмили вскинула голову, рассматривая человека, сидящего напротив нее.

— Смею заверить вас, милорд, я никогда не считала сестру образцом всех добродетелей, в отличие от наших родных.

Лорд Левенторп неодобрительно поджал губы.

— Кто рассказал вам о ее любовнике? Наверное, Чиллингуорт?

— Нет. А вы откуда узнали?

— Люси считала, что о ее неблаговидных поступках никто не знает. На самом деле это было не так. В то время в связи с разными делами я вынужден был оставить ее без присмотра на несколько месяцев. А молодые дамы, когда им кажется, что они обойдены вниманием, начинают искать развлечений на стороне. Вскоре мне стали нашептывать, что Люси ко мне охладела.

— Вы говорили с ней об этом?

— Естественно, у меня было на это полное право. Ваши отец и мать спустя рукава относились к своим родительским обязанностям. После недолгих убеждений Люси во всем призналась. Эта глупышка даже уверила себя в том, что любовник женится на ней, когда узнает, что она носит под сердцем его дитя.

— Вы знали, что Люси беременна от другого! — Эмили чувствовала, что привычный мир рушится на глазах. — Должно быть, ее предательство стало для вас ударом?

Лорд Левенторп грохнул кулаком по столу так, что она отшатнулась.

— Я был в ярости. — Он наклонился к ней. — Я сказал моей неверной невесте, что хочу знать имя этого мерзавца. Она отказалась назвать его, зная, что я готов всадить пулю негодяю в сердце за попрание моей чести.

— Так что вы сделали? — спросила Эмили, совершенно забыв о чае. — Вызвали ее любовника на дуэль?

— К сожалению, мои угрозы не оказали должного воздействия на эту даму. Она молила о прощении. Даже предлагала, чтобы мы с ней пошли к алтарю, лишь бы избежать скандала. Конечно же, я отказался. Мне не нужна предательница, которая вынашивает ублюдка. — Его неожиданная улыбка была страшнее, чем проявление его ярости. — Я много раз думал о том, что же сказала вам Люси в ту последнюю ночь. От вашей матери я слышал, что вы отказываетесь говорить об этом. Поэтому я решил, что она рассказала вам правду.

— Вас беспокоит, что я об этом знаю? — притворно удивилась Эмили.

— Люси заслуживала наказания за свое предательство, а я взял только то, что она раздавала всем желающим.

Эмили с трудом сдерживалась.

— Значит, вы ей угрожали, оскорбляли ее, а потом вышвырнули из дома?

— Я не сделал ничего такого, чего на моем месте не сделал бы любой другой мужчина, которому изменила женщина. Единственным достойным поступком Люси было ее самоубийство. Благодаря этому мы избежали скандала. — Он раздраженно фыркнул. — Дорогая моя, не делайте вид, что вы шокированы. Разве вы сами не старались сохранить тайны сестры?

— Из любви к ней, только из любви! — Эмили сглотнула подкативший к горлу комок. — Я делала это из любви к сестре.

— Значит, я не единственный, кого она обвела вокруг пальца, — сказал он без тени сожаления о том, что его злобные нападки довели сестру Эмили до самоубийства.

Теперь у Эмили были ответы на все вопросы, которые мучили ее не один год. И она ничего не могла изменить. Сестре никогда уже не добиться справедливости.

— Мне пора, — сказала Эмили, поднимаясь.

— Подождите! — Он схватил ее за руку, не давая встать. — Что же с письмами, вы их нашли?

— Почему для вас так важны эти письма?

— Я так и не узнал имя любовника Люси. — Его пальцы еще крепче сжали ее запястье. — Я знаю, что она писала ему, она сама в этом призналась. Ходили слухи, что у Люси был роман с Чиллингуортом. Я несколько раз видел, как Люси кокетничает с этим негодяем, но у меня не было никаких доказательств. — Эмили никак не отреагировала на его оскорбительный выпад, и он требовательным тоном произнес: — Мне нужны эти письма, Эмили!

Она встала, выдергивая руку. Если бы он снова попытался остановить ее, это привлекло бы внимание окружающих, поэтому лорд сдержался.

— Именно о письмах я и хотела с вами поговорить. Я их искала, спрашивала о них у мамы. Она мне сказала, что сожгла всю переписку Люси, так как это очень личное. Так что в этом отношении Люси вас переиграла, лорд Левенторп. Вы никогда не узнаете имени этого человека.

Эмили ушла не прощаясь. Теперь она понимала, почему Люси прошептала имя Фроста. Из страха за капитана Глэдиша во время скандала с бывшим женихом она, должно быть, намекнула, что ее любовник — Фрост. Граф Чиллингуорт был известным дуэлянтом, и лорд Левенторп вряд ли захотел бы связываться с таким противником. Эмили предположила: видимо, Люси переживала из-за того, что своей ложью навлекла опасность на ни в чем не повинного человека. Она хотела, чтобы Эмили предупредила Фроста о Левенторпе. Погруженная в свои мысли, она не смотрела, куда идет, пока не столкнулась с кем-то. Эмили подняла глаза, чтобы извиниться, но слова застряли у нее в горле, когда она увидела перед собой мистера Холварда.

— Добрый день, мисс Кэвел! — любезно поздоровался он. — Вы чем-то расстроены. Может быть, я могу быть вам полезен? Проводить вас домой?

Эмили отстранилась, но его пальцы вцепились в ее руку.

— Спасибо, мистер Холвард, но я не хотела бы вас затруднять.

— Но я настаиваю, мисс Кэвел! — сказал он, не ослабляя стальной хватки. — Моя карета в вашем распоряжении.

Эмили вжалась в угол, когда мистер Холвард сел рядом с ней. Он молчал, пока карета не двинулась.

— Вы меня разочаровываете, мисс Кэвел.

— Не вы первый указываете мне на мои недостатки, мистер Холвард, — сказала она, решив, что лорд Левенторп по крайней мере в одном был прав: ее выразительное лицо выдавало ее с головой.

— Когда мы с вами познакомились, я подумал, что вы можете стать моей союзницей. Тогда я уже знал о самоубийстве вашей сестры, о вашем негативном отношении к «Ноксу» и подобного рода заведениям… — Он заметил, что Эмили удивлена, и мысленно отругал себя за опрометчивость. — Да, я сразу подумал, что между этими фактами может быть какая-то связь, но мне не представилось возможности удовлетворить свое любопытство. Лорд Чиллингуорт вдруг начал за вами ухаживать, и мне ничего не оставалось, кроме как ждать, пока этот джентльмен потеряет к вам интерес. — Мистер Холвард бросил на нее взгляд, полный сожаления. — Вы увлечены Чиллингуортом, не так ли? — Она покраснела, что лишь подтвердило его слова. — Сомневаюсь, что вашему семейству известно, как далеко вы зашли в своих забавах с графом. Думаю, ваш отец будет очень огорчен, если узнает, что его дочь соблазнили. Меня бы на его месте крайне обеспокоило то, что история повторяется.

— Ваши заключения оскорбительны, а кроме того, вас это вообще не касается, — холодно произнесла она. — На вашем месте я бы поостереглась распускать подобные слухи о лорде Чиллингуорте. Вам ведь хорошо известно, что он снискал себе славу отчаянного дуэлянта. Сомневаюсь, что его будут мучить угрызения совести, если придется пристрелить вас как бешеную собаку.

— О, я не сомневаюсь, что Чиллингуорт и так уже вынашивает планы, как бы со мной разделаться! — Мистер Холвард хохотнул. — Вот здесь вы и можете оказаться мне полезной союзницей.

— Не понимаю.

— Да, видимо, не понимаете. Мужчины редко делятся с любовницами своими жестокими намерениями. А вы ведь любовница графа, не так ли?

— Я всего-навсего подруга его сестры.

— Хотелось бы верить. — Эмили передернуло, когда мистер Холвард похлопал ее по колену. Он добродушно усмехнулся. — Но я не верю.

— Знаете, полиция весьма сурово относится к похитителям людей, — сказала она, пытаясь не выдать своего страха. Конечно же, она знала, что и Фрост, и ее отец также будут крайне недовольны поведением мистера Холварда.

— Похищение? Ну что вы, мисс Кэвел. Вы совершенно не поняли моих намерений.

Почему-то Эмили в этом сомневалась.

— Тогда почему я здесь? Мне трудно поверить, что вы предложили подвезти меня домой по доброте душевной.

— Ваше неверие в мою искренность ранит меня в самое сердце. Я действительно везу вас домой, мисс Кэвел. А цель нашего разговора — просто отметить, что даже у опытных стрелков есть свои слабые места. — Его пальцы вцепились в ее коленку. — Чиллингуорту необходимо кое-что напомнить, и вы, моя дорогая, передадите ему мое предупреждение.

Карета остановилась, и мистер Холвард открыл дверцу.

— Вот вы и дома, мисс Кэвел. Я рассчитываю, что вы исполните мое поручение.

Эмили опасалась, что это может быть ловушкой, но вырваться из кареты было для нее таким облегчением, что она не стала раздумывать и перешагнула через ноги мистера Холварда, а кучер подал ей руку и помог выйти. Ее привезли не к ее дому. На пороге входной двери появился Фрост. Похоже, он был не меньше Эмили удивлен этой встрече. Потом он перевел взгляд на карету за ее спиной, и на его лице отразилось отвращение. Не обращая внимания на довольное хихиканье Холварда, она бросилась к любимому. Фрост раскрыл ей свои объятия и прижал ее к себе так крепко, что она вскрикнула от боли. Он подхватил ее на руки и внес в дом. В его объятиях Эмили чувствовала себя в безопасности.

— Я убью этого типа! — заявил Фрост, расхаживая по библиотеке.

Он был так потрясен тем, что Эмили вышла из кареты Холварда, что потянулся к графину с бренди и налил два бокала. Фросту удалось заставить Эмили сделать несколько глотков, пока она не поперхнулась и не затрясла головой. Он допил бренди из ее бокала и налил себе еще. «Если я потеряю Эмили»… — Он тут же отбросил эту мысль.

— Повтори, что он тебе сказал, — потребовал Фрост.

Эмили снова пересказала свою короткую беседу с мистером Холвардом, которому вскоре предстояло стать покойником.

Слова Холварда о слабых местах Фроста и о том, что нужно ему передать, звенели у него в голове, как адские колокола, выводя графа из себя. Ему хотелось обрушить свою ярость на Эмили за то, что она так рисковала, сев в карету с этим подонком.

— У меня не было выбора, — пробормотала она, и только теперь он понял, что произнес свои мысли вслух.

У Фроста потемнело в глазах. Он всеми силами старался сохранить остатки здравомыслия.

— Объясни мне, почему ты вообще ходишь по лондонским улицам одна? — За такую беспечность ее следовало бы посадить под домашний арест.

— Ты не слушаешь меня? Я же тебе сказала, что встречалась с лордом Левенторпом в уличном кафе, — ответила она несколько недовольным тоном.

— Зачем?

Глаза Эмили подозрительно сощурились, и Фрост насторожился — он ведь никогда не отказывал ей ни в уме, ни в смелости.

— Это не важно, — сказала она, и он понял, что она не хочет отвечать. — Обещай мне, что не будешь воевать с Холвардом. Ты же видишь, он не причинил мне никакого вреда. Его выходка была рассчитана на то, чтобы спровоцировать тебя на необдуманные действия. Я думаю, что это какая-то ловушка. — Она нахмурилась. — Он тебя невзлюбил.

— Это у нас с ним взаимно. — Фрост опустился на колени. — Ты правду говоришь? Он тебя ничем не обидел?

— Мистер Холвард заявил, что он во мне разочаровался и что считал меня союзницей. Он сказал, что тебе следует напомнить о твоих слабых местах. Но я не поняла, что он имел в виду. Как ты думаешь, он может как-то навредить твоей сестре и ее семье?

— Не исключено, — ответил он, хватая ее за руки и наклоняя голову.

Фрост был не до конца честен. Он прекрасно понял смысл намека Холварда, доставившего Эмили прямо к порогу его дома. Сама она не понимала, что как раз и была его слабым местом. И это выводило графа из себя.

— Я велю кому-нибудь из слуг проводить тебя домой.

— Нет! — Эмили ухватилась за него обеими руками. Он не успел отстраниться. — Я хочу остаться с тобой. Пожалуйста!

Он посмотрел на нее, заранее сожалея о том, что вынужден будет сейчас сделать.

— Есть причина, по которой я никогда не привожу сюда своих любовниц. Любовницы приходят и уходят, а дом есть дом. Было бы очень утомительно переезжать каждый раз, когда я меняю любовниц.

Его слова поразили ее, но она быстро взяла себя в руки.

— Не надо. Это нечестно.

— О боже, Эмили! — Он отстранился и провел рукой по ее волосам. — Неужели у тебя когда-нибудь складывалось впечатление, что я веду себя честно? В любви и на войне нет правил. А для меня главное — победа.

Фрост отвернулся, чтобы не видеть боль в ее глазах.

— Ты же совсем не такой! — Она встала и сложила руки на груди, будто защищаясь. — Ты выставляешь меня потому, что собираешься начать охоту на Холварда. Прошу тебя, не нужно!

— О, Эмили, разве примера Марианны недостаточно, чтобы ты поняла: если я решил порвать с любовницей, никакие мольбы и слезы уже ничего не изменят? — Он закрыл глаза. — Между нами все кончено. Не унижайся. Я не хочу, чтобы с тобой случилось то же, что и с твоей сестрой. Ты гораздо умнее.

Она дернулась, как от пощечины. У нее задрожали губы, и она прикрыла их рукой.

— Если ты хотел вызвать к себе презрение, поздравляю: ты этого добился.

Эмили не скрывала слез, проходя мимо него в вестибюль. Он уже отдал приказ слугам присмотреть за ней. Один из них пойдет за ней и проследит, чтобы она благополучно добралась до своего дома. Он звонком вызвал дворецкого. Холвард ждал его, и Фрост не собирался разочаровывать врага.


Глава 26 | Сумерки с опасным графом | Глава 28