home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Джудит, стоя на коленях, изо всех сил обнимала ноги Кейт, ее запрокинутое личико искажало страдание.

— Кейт, я умоляю тебя. Не ходи! Мне уже три раза снился этот сон.

— Но у тебя часто бывали кошмары. Они пройдут, так же как прошли другие твои страхи.

— Это не обычный кошмар. Всегда повторяется одно и то же — ты уходишь одна, в темноту, и я вижу, как ты падаешь. На этом все обрывается. Но потом ты идешь между деревьями, в разорванном платье, и все твое лицо в крови, а после этого… ты исчезаешь, и я знаю, что ты больше никогда не вернешься.

Кейт нетерпеливо разжала пальцы девочки.

— Ты говоришь глупости. Во-первых, когда я отправляюсь на дело с контрабандистами, то никогда не бываю одна. Во-вторых, я надеваю мужской костюм. Больше не хочу слышать этой чепухи. Кстати, мне уже пора переодеваться.

Но Джудит не умолкала:

— Прошу тебя, если ты меня любишь, не уходи!

— Ты хочешь, чтобы я струсила из-за каких-то бредней, которые цыгане вбили тебе в голову? Что я скажу остальным — хотя бы Ричарду? «Я не смогу быть этой ночью с вами, потому что Джудит видела сон? В нем нет никакого смысла, но все-таки это дурное предзнаменование, и я должна ему подчиниться».

Насмешливые слова Кейт заставили слепую девочку сжаться, закрыть лицо руками. Смягчившись, Кейт добавила уже ласковее:

— Тебе не будет одиноко. Теперь с тобой Джеми. Может быть, выучишь с ним какой-нибудь сонет? — Она повернулась к стоявшему в дверях мальчику. — Ты ведь составишь компанию Джудит?

Он кивнул.

— А это опасно — то, чем вы занимаетесь?

— Чем тебе меньше про это известно, тем лучше для тебя.

— Я видел, как собираются люди, когда ночевал на крыльце. Они уезжали верхом по дороге, а потом возвращались. Я все время знал, что вы одна из них.

— Тогда лучше всего забудь об этом. Если тебя когда-нибудь станут спрашивать…

— Я ничего никому не скажу. Притворюсь дурачком. Вы — самая добрая из всех, кого я знаю. Я ни за что не подведу вас под виселицу.

Джудит отчаянно вскрикнула. Кейт топнула ногой.

— Что за чушь про виселицу ты несешь, мальчишка? Вы оба доведете меня до обморока. Больше я ни слова не желаю слушать.

Она прошла на кухню и поставила на огонь кастрюлю с супом. Может быть, еда как-то успокоит этих двоих, и самой ей следует подкрепиться, прежде чем выходить на ночной холод. Меньше чем через час она встретит Ричарда в роще, после того как возьмет пони у Тома Блэкмора… Ее пугало это свидание. Что они могут сказать друг другу? Ведь между ними все кончено. Если Ричард женится на Арабелле, его жизнь круто изменится. Он оставит контрабанду, перестанет общаться с ней, с Кейт. Другого пути у него просто нет.

Помешивая суп, она невесело рассмеялась. Бедный Ричард! Спасаясь от одной женщины, он угодил в шелковые сети другой. Он и глазом не успеет моргнуть, как окажется в Лондоне, научится там бездельничать, тратить по несколько часов на туалет, станет совершенствоваться в галантных манерах и речах. В Лондоне ему не понадобится храбрость, разве только на дуэли или при встрече с грабителем.

Она замерла с ложкой в руке, снова спрашивая себя — не по своей ли вине потеряла его? Неужели ее любовь и впрямь слишком его подавляла и он, не вынеся этого давления, бросился в объятия холодной, равнодушной Арабеллы?

В дверях возник Джеми, лицо его было встревоженно.

— Вы можете пойти со мной, мэм?

— Что случилось?

— Это Джудит… Ей что-то не по себе.

Кейт быстро сняла кастрюлю с огня и поспешила в гостиную. Джудит стояла на коленях, уткнув лицо в подушку. Ее тело сотрясали судорожные рыдания, она так сильно дрожала, что ножки кресла стучали по каменному полу. Кейт опустилась на пол рядом с ней и попыталась поднять ее. Но девочка противилась с неожиданной для нее силой.

— Детка, что с тобой? Тебе плохо?

Джудит не отвечала. Ее тело было напряжено до предела. Джеми, опираясь на костыль, тревожно смотрел на них широко открытыми глазами.

В отчаянии от ее молчания Кейт начала трясти девочку:

— Как мне тебе помочь, если ты не говоришь, что с тобой?

Джудит наконец выговорила прерывающимся шепотом:

— Если тебе меня хоть чуточку жаль, не оставляй меня сегодня ночью…

— Почему? Из-за твоих глупых снов?

Джудит вскинула голову. Ее невидящие глаза застыли на лице Кейт.

— Потому что еще никогда в жизни мне не было так страшно.

— Но я должна идти. Я…

И вдруг, переведя глаза с Джудит на Джеми, она спросила себя: «А почему я, собственно, должна? Что такого важного я делаю? Беру лошадь, взваливаю на ее спину несколько бочонков, веду ее несколько миль, разгружаю и возвращаю на конюшню. Нет, еще кое-что — я придаю Ричарду уверенности. Без меня…»

Но тут в ней заговорил голос справедливости. Без нее Ричард будет свободен. Он больше не нуждается в ней. Теперь у него есть Арабелла. И эти пятьдесят мужчин тоже не нуждаются в ней. Она до сих пор лишь играла в увлекательную игру, ей нравилось быть отчаянным сорванцом, воображать, что она рискует так же, как когда-то рисковал, выходя в открытое море, ее отец.

Да, прав был Ричард! Контрабанда — не женское дело. Под этой крышей ее ждут другие дела и заботы, пусть и не такие захватывающие.

Кейт прижала голову Джудит к груди, крепче обняла вздрагивающие плечики.

— Успокойся, детка, — пробормотала она. — Не бойся. Я больше никуда не пойду.

Джеми отнес ее записку в гостиницу Джессу, а когда вернулся, все они мирно поужинали супом. Но Кейт чувствовала, что не заснет, и, устроившись в гостиной, предложила почитать вслух. Но то и дело невольно прислушивалась к знакомым звукам за окном, нарушавшим тишину ночи. Успокоившаяся Джудит свернулась калачиком в кресле напротив, Джеми сидел на низенькой скамеечке у ног Кейт, борясь с зевотой. Но когда она попыталась отправить его в кровать, он тем не менее воспротивился. Кейт понимала только половину из того, что читала. Ее мысли были вместе с Ричардом. Кейт надеялась, что он поверил ее записке, где она сообщала, что Джудит нездорова и что она не может ее оставить, не решил, будто она намеренно уклонилась от участия в деле. Но нет, уж в трусости он не сможет ее упрекнуть!

Интересно, вовремя ли прибыл люгер? Наверное, сейчас его разгружают… Она не могла усидеть на месте, встала и подбросила полено в камин, потом подошла к окну. Может быть, удастся разглядеть в промежутке между коттеджами напротив свет корабельного фонаря? Поставив подсвечник за штору, Кейт приоткрыла ставни и выглянула наружу, но в первое мгновение ничего, кроме сплошной темноты, не увидела. Но вот за стеклом проступило очертание человеческой фигуры в треуголке. Под окном стоял человек и смотрел прямо на нее!

С сильно забившимся сердцем она попыталась взять себя в руки. Послышался легкий стук в оконную раму. Голос произнес громким шепотом:

— Впустите меня! Это я, Джонатан. У меня важные известия.

В темноте Кейт не могла разглядеть его лицо. Закрыв ставни, она оглядела комнату. Над камином висел пистолет отца. Он не был заряжен, но выглядел весьма внушительно. Кейт сняла его. Велев Джудит и Джеми оставаться на месте, прошла к двери, отодвинула засов, подняла щеколду и отступила назад.

В комнату бесшумно, словно призрак, проскользнул Джонатан и тут же испуганно вскинул руки.

— Я не хочу ничего плохого, мистрис Хардэм.

Она опустила пистолет.

— Я не была уверена, что узнала твой голос и что ты пришел один. Что привело тебя сюда в такой час?

Джудит встала с кресла, на ее лице смешались радость и тревога. Но дело, с которым сегодня явился Джонатан, не имело отношения к ней. Он тяжело переводил дыхание, вся его одежда была заляпана грязью.

— Мистрис Хардэм, в заливе виден огонь. Это значит, что контрабандисты вышли сегодня ночью?

Она сдвинула темные брови и проговорила веско:

— Тебе не стоит об этом спрашивать.

— Но… если так, они в большой опасности! Я пришел предупредить вас…

— Что за опасность? Говори скорее!

— Я не мог заснуть и сидел у окна и вдруг увидел во дворе фонари. Сэр Генри сел на лошадь и поскакал по дороге. Потом вдалеке раздался странный шум. Я оделся и побежал через парк. — Тяжело дыша, он проглотил слюну.

Кейт встряхнула его за плечо, словно медлительного школьника:

— Ну, что дальше?

— Мистрис Хардэм, сюда идут солдаты!

По комнате словно пронесся порыв ветра — все резко втянули в себя воздух. Кейт быстро опомнилась:

— Где они могут быть сейчас?

— Я думаю, на полпути к деревне. Я бежал напрямик через парк, потом перелез через ограду и бросился прямо к вам.

Она прижала ладони к пылающему лицу.

— Нужно предупредить людей. Времени в обрез. Джонатан…

— Только скажите где. Я побегу.

Она взглянула на него в упор и проговорила резко:

— Откуда мне знать? Что, если это ловушка? Может, тебя послали для того, чтобы поймать нас?

Джудит бросилась вперед и наткнулась на стул.

— Ах нет, Кейт! Он никогда такого не сделает. Поверь ему, пожалуйста!

Джонатан поддержал ее и, снова повернувшись к Кейт, устремил на нее умоляющие глаза.

— Кажется, у меня нет выбора, — медленно произнесла она. — Ты найдешь их… — Но тут ей в голову пришла новая мысль, и она запнулась. — Ты одет в ливрею сэра Генри Глинда. Они тебя не послушают… Да что там, они тебя просто прикончат.

Она быстро схватила с вешалки свой плащ.

— Я должна пойти сама, другого выхода нет.

Джудит протянула к ней руки, пытаясь ее остановить:

— Кейт! Ты обещала!

— Успокойся, детка. Ты думаешь, я смогу сидеть здесь и ждать, пока всех их поймают? И Ричарда вмести со всеми?

Она рывком распахнула дверь и бросила через плечо:

— Оставляю тебя с ними, Джонатан. Успокой Джудит, и… спасибо тебе.

Она побежала по узкой улочке, не думая об осторожности, стараясь только в темноте не угодить ногой в рытвину. Юбки путались в ногах, и она в раздражении подтянула их к поясу и прижала локтями к бокам. На полпути к роще у нее отчаянно закололо в боку и пришлось сбавить шаг. Она несколько раз глубоко вдохнула. Легкие мучительно болели. Вдали над водой залива мерцал фонарь. Она уже различала знакомые звуки — звяканье уздечек, скрип уключин. Но вот из-за деревни с дороги, ведущей в Чичестер, донесся звук другого рода — ритмичный топот множества ног.

Прижав к боку кулак, она снова побежала. Ей показалось, что ее шагам вторит эхо — странное, неровное эхо. Игра воображения? Или же кто-то преследует ее? В зарослях камыша она совсем выбилась из сил и опустилась на землю. Запрокинув голову, она три раза крикнула песчанкой, потом еще раз. Теперь этот условленный сигнал тревоги наверняка услышан. Сердце больно стучало о грудную клетку. Она вглядывалась в сторону залива, молясь, чтобы предательский фонарь поскорее погас. И когда он наконец действительно погас, она не сразу поверила, что ее молитва услышана.

Поднявшись на ноги, Кейт продолжила свой путь. И снова услышала сзади непонятные шаги. Но времени выяснять их происхождение у нее не оставалось — необходимо было быстрее добраться до Ричарда.

Неожиданно перед ней возникла темная фигура. Грубая рука схватила ее, шершавая ладонь зажала рот. Она с силой рванулась и почти тут же почувствовала, что свободна. Изумленный голос Сайласа произнес:

— Помилуй бог, это же мистрис Хардэм!

— Быстрее, проводи меня к мистеру Кэррилу!

Последние несколько ярдов она снова пробежала, опираясь на руку пастуха. Контрабандисты напряженно, молча стояли на берегу. Кейт схватила Ричарда за руку и повисла на ней, чтобы не упасть, ловя воздух ртом.

— Солдаты! — выдохнула она. — Тише! Вы слышите?

Наступила полная тишина, каждый напряженно прислушивался. Кто-то сдавленно выругался. И снова тишина. Кейт, опираясь на Ричарда, пыталась собраться с силами, чтобы убедить его отдать необходимую команду. Но не успела она заговорить снова, как он произнес:

— Каждый из вас знает, что должен делать. Мы много раз практиковались. Бросьте разгрузку, ты, Сайлас, просигналь люгеру, чтобы он немедленно покинул залив. Все остальные разбегаются.

Несмотря на то, что зловещий топот ног был совсем близко, она не могла не восхититься спокойствием, с которым Ричард сказал эти слова. Усмехнувшись, он добавил:

— Когда вы услышите крик кулика, значит, опасность миновала.

Поддерживая Кейт за талию, он быстро повел ее к тому месту, где была привязана его лошадь. Темнота вокруг всколыхнулась: это отчаливали от берега лодки, быстро удалялись со своими седоками пони.

Громко прозвучала отданная офицером команда, и выглянувшая в этот миг из-за туч луна осветила дорогу, которую преграждал отряд волонтеров. Возглавлявший их верховой галопом проскакал вперед и резко осадил лошадь. Из темноты раздался голос сэра Генри Глинда:

— Именем закона, ни с места!

Ричард наклонился, чтобы подсадить Кейт сзади себя на седло. Но ее юбка зацепилась за стремя, и она упала прямо под копыта. Лошадь издала испуганное ржание, встала на дыбы. В следующее мгновение, несмотря на отчаянные усилия Ричарда остановить ее, она понесла его напрямик через рощу.

Сначала лежавшая на земле Кейт почувствовала только дикую боль в лодыжке, в том месте, куда угодило лошадиное копыто. Только потом она осознала грозившую ей опасность.

— Ричард, помоги мне! — простонала она в отчаянии.

Сэр Генри спешился, прокричал команду следовавшим за ним солдатам и направился к ней. Она услышала звук взведенного курка. Луна, прорвав плотный слой облаков, осветила его своим бледным сиянием. Лицо его под треуголкой белело расплывчатым овалом с черной линией вместо рта. Рука уверенно подняла пистолет.

Скрытая в тени, Кейт в оцепенении смотрела, как он неумолимо приближается к ней. И тут она услышала его смех, такой же, как в тот день, когда Джудит едва не погибла под копытами лошадей. В ее голове молнией промелькнули слова, сказанные им на церковном дворе: «Я не прощаю публичного оскорбления».

Он был уже в двух шагах от нее, когда Джеми нанес удар. Балансируя на одной ноге, мальчик замахнулся костылем и обрушил его на голову сэра Генри. Не удержав равновесия, он упал сверху рухнувшего сквайра, но тут же вскочил, готовясь ударить еще. Но второго удара не потребовалось.

Сэр Генри Глинд лежал неподвижно. При свете луны было видно, как вокруг его головы расплывается черная лужа. Смятая треуголка валялась в нескольких дюймах, тускло блестела серебряная окантовка.

Кейт с трудом поднялась и сморщилась от боли, наступив на раненую ногу.

— Джеми! Ох, мальчуган, что же ты наделал!

Он уронил костыль и, весь дрожа, бросился к ней.

— Он бы убил вас! — выдохнул он. — Меня теперь повесят?

Прижимая его к себе, она смотрела, как с криками подбегают солдаты и окружают их плотной толпой. Грубые руки вырвали у нее мальчика, саму ее крепко схватили за локти.

— Пустите его! — воскликнула она. — Он ничего не сделал.

— Ничего? — рявкнул кто-то. — Укокошить мирового судью — это ничего?

— Это не он… Это я его убила.

В ответ прозвучал издевательский смех. К ней подошел офицер.

— Ваша самоотверженность делает вам честь, мэм, но у всех нас глаза на месте, а луна в этот момент как раз вышла из-за облаков. Мальчишка, конечно, еще слишком мал, чтобы кончить на виселице, да и сэр Генри Глинд за время нашего знакомства не внушил к себе особой любви. Но я должен исполнить свой долг.

Она рванулась из цепко державших ее рук к мальчику, который подписал себе смертный приговор своим донкихотским поступком. Пока солдаты связывали ему руки, его глаза с немым призывом ни на минуту не покидали ее лица.

Офицер обвел глазами поляну.

— Мы прибыли сюда, чтобы задержать контрабандистов. Что вам о них известно, мэм?

От пережитого за последние несколько минут ужаса она и забыла, почему оказалась в этом месте. Если теперь уже невозможно помочь Джеми, она по крайней мере должна собраться с мыслями, чтобы не выдать остальных.

— То, что они существуют исключительно в воображении сэра Генри Глинда. Он уже посылал инспекторов обыскивать церковный двор и нашел два обвалившихся склепа. Он думал, что отыщет тайник в собственном парке, и не обнаружил ничего, кроме пустой пещерки размером немного больше барсучьей норы.

— Что же тогда вы здесь делаете, мэм, в такую темную ночь?

— Вы задаете нескромные вопросы, сэр. Разве вы не слышали, как отсюда ускакал всадник? И неужели вы не допускаете, что некоторые джентльмены не хотят, чтобы об их тайных встречах судачила вся округа?

Солдаты бесстыдно загоготали, и Кейт захотелось отвесить пару оплеух. Сжав зубы, она молилась, чтобы ее ответ их удовлетворил.

— А мальчишка?

— Это мой брат, — солгала она, избегая смотреть на Джеми.

Офицер пожал плечами:

— Если рыбки здесь и резвились, они ускользнули из сетей. Можно теперь искать их часами напролет, но все они знают местность как свои пять пальцев и благополучно вернутся домой, а мы безнадежно заплутаем. Глупо было надеяться, что достаточно будет перегородить дорогу. — Он посмотрел на распростертое у его ног неподвижное тело. — Ну что же, он полагал, что знает все лучше всех, захотел поиграть в генерала и поплатился за это. Подведите его лошадь. Нам надо доставить тело домой, прежде чем оно окоченеет. Мальчишку тоже перекиньте через седло. — Он повернулся к Кейт: — А что касается вас… Поскольку ваш возлюбленный оставил вас под защитой этого одноногого дьяволенка, которого вы назвали своим братом, вы тоже пойдете с нами. Вы солгали мне, сударыня. Но так или иначе я добьюсь от вас правды.

С упавшим сердцем Кейт смотрела, как на лошадь взваливают тело сэра Генри. Джеми перебросили через круп животного, продев его ногу в стремя, руки мальчика беспомощно свесились с другого лошадиного бока.

— Поддержите ему хотя бы голову, — взмолилась Кейт. — Он совсем еще ребенок, хотя и выглядит старше своих лет от пережитых страданий.

— По-вашему, мы обязаны позаботиться об удобствах этого ребенка, который только что зверски убил человека?

— Он это сделал, чтобы спасти меня! Неужели вы не понимаете?

Офицер пожал плечами и, отвернувшись, велел своим людям построиться. Они тронулись вперед. При каждом шаге лошади тело Джеми дергалось, словно он был тряпичной куклой.

— Неужели среди вас не найдется ни одного, кто пожалеет несчастного? — воскликнула она срывающимся голосом.

Волонтеры молча шагали вперед, с негнущимися, как шомпола, спинами. В отряде не было места жалости и состраданию. Какое им дело до этого мальчика, которого они видели только в тот миг, когда он с таким отчаянием бросился ей на помощь? Разве им известно о его стремлении к красоте, о его преданном сердце, которое велело ему последовать за ней по пути к своей гибели? Она приняла его, приоткрыла для него дверь в мир, в который он так стремился, заключила сделку с его матерью и дала ему надежду на счастье, и вот… Из-за нее свободная и счастливая жизнь Джеми оборвана, едва успев начаться.

«Светильник ночи погас…» Она прошептала эти слова, превозмогая спазму в горле. Крошечный светильник с ярким пламенем, которому скоро надлежит угаснуть!

«Ричард, Ричард, где же ты? — кричало ее сердце. — Почему ты не вернулся и не спас нас? У тебя пятьдесят человек под командой, а ты даже не попытался! Ты ускакал, бросил меня, когда я так в тебе нуждалась. В конце концов, у тебя не хватило духу? Пришлось простому мальчишке показать тебе, что значит храбрость, что значит преданность. Если ты когда-нибудь любил меня, хотя бы как сестру, ты бы вернулся, привел бы с собой людей и спас нас. Но тебе больше подходит держать за ручку Арабеллу и нашептывать ей слова утешения по случаю смерти ее отца».

Боль в ушибленной лодыжке усугубляла ее душевные страдания. Ее держали за руки солдаты, окружала тьма, терзала боль, а внутри, там, где прежде била ключом жизнь, царила ледяная пустота. Вот и кончилась ее детская забава. Она поняла внезапно, что надеяться ей не на что.

А ведь Джудит описывала эту сцену! «Я вижу, как ты падаешь… идешь под деревьями в разорванном платье, с окровавленным лицом». Все сбылось, как предсказывала слепая девочка. А чем кончился сон? «Ты уходишь, и я знаю, что ты никогда не вернешься…»

Где-то в темноте прячется Ричард, страшась решиться на отчаянный шаг, поскольку ее нет рядом, чтобы вдохнуть в него мужество. Но слезы, пробившиеся из-под век и заструившиеся по щекам, несли с собой прощение. Она не могла осудить его! Она любила его таким, какой он есть, вместе с его слабостями, о которых она всегда знала и которые понимала, веря, что он сумеет их преодолеть. Он смог покинуть ее в минуту опасности. Но она все равно будет любить его до последнего вздоха.


Глава 11 | Погоня за счастьем | Глава 13