home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

— И все же я не вижу причин для беспокойства, — Дж. тщательно выколотил трубку, критически осмотрел ее и набил снова. — Согласен, что эта одиннадцатая экспедиция была тяжелой и непростой, но и десять предыдущих нельзя считать приятным времяпровождением.

Лейтон беспокойно зашевелился. Они сидели в кабинете Дж., аскетически строгом и официальном, обставленном неудобной мебелью, словно перенесенной в двадцатый век из викторианских времен. Кресло было жестким, прямая высокая спинка давила на горб, а узкие подлокотники могли, казалось, перепилить руки пополам. Впрочем, его светлость был выше таких мелочей. Дело прежде всего; ради дела можно высидеть час-другой в этом пыточном кресле.

Он поерзал на твердом сиденье и произнес:

— Проблема связана не с этой экспедицией, Дж., а с самим Ричардом.

— Вот как? Это уже интереснее. Вы обнаружили какието тревожные симптомы? Отклонения? Что-то связанное с его здоровьем? — теперь Дж. был явно обеспокоен.

— Нет-нет, он находится в превосходной форме. В превосходной телесной форме, необходимо уточнить. Но его душа…

— Душа! — Дж. чиркнул зажигалкой. — Душа — понятие эфемерное. — Другой вопрос — его разум, его психическое состояние.

— Пусть так, хотя я полагаю, что вы не совсем правы. Итак, психическое состояние… правда, термин «состояние души» на мой взгляд лучше отражает ситуацию.

— Не будем ходить вокруг да около, — нахмурившись, шеф отдела МИ6А выпустил к потолку клуб дыма. — Вы попросили меня о встрече, и мы встретились, несмотря на столь поздний час, — он бросил взгляд на большие старомодные часы с маятником, которые через двадцать минут должны были пробить полночь. — Я думаю, нам не стоит обсуждать теологические вопросы насчет души и о том, сколько ангелов может поместиться на кончике иглы. Скажите прямо: что с Ричардом? Депрессия? Умопомешательство? Склероз? — Дж. вдруг усмехнулся. — Насколько мне известно, он сейчас отдыхает в Дорсете — вместе с хорошенькой девушкой, разумеется. И выглядел он во время нашей последней встречи абсолютно нормальным.

— Он и остался абсолютно нормальным, — Лейтон раздраженно махнул скрюченной рукой. — Вот видите, к чему приводит неточность терминологии! С разумом все в порядке, но я-то говорил о душе! О душе, сэр!

Дж. беспомощно развел руками и заявил:

— Не понимаю. Решительно не понимаю!

— И вправду говорят, шпион с душой — большая редкость, — пробурчал его светлость, иногда он не церемонился и был весьма язвителен. — Вы приготовили магнитофон?

— Как вы просили, Дж., — никак не отреагировав на замечание насчет души, водрузил на стол небольшой компактный аппарат.

— Поставьте эту кассету, — Лейтон протянул ему небольшую коробочку — Это отчет Ричарда. Я хотел бы, чтоб вы его послушали.

Кивнув, Дж. вытащил бобину, вставил в магнитофон и нажал клавишу воспроизведения. Затем, откинувшись на спинку кресла и полузакрыв глаза, приготовился слушать.

Несколько секунд в комнате раздавался только сухой монотонный шелест ленты, затем, без всяких вступлений, кабинет наполнил сильный уверенный голос:

«Сэр, перед тем, как обратиться к изложению фактов, я хотел бы сделать несколько предварительных замечаний, поделившись с вами своими сомнениями. Возможно, о них не стоило бы говорить, но в том состоянии, в котором я нахожусь сейчас, во время подготовки отчета, бесполезно что-либо скрывать.»

— Напоминаю, что он под гипнозом, — шепнул Лейтон, и Дж. медленно кивнул.

«Итак, во-первых, наш эксперимент со спейсером на этот раз завершился полным успехом. Я прибыл именно туда, куда вы намеревались меня послать, используя в качестве идентификатора вид звездного неба.»

— Он слишком скромен, — прокомментировал профессор. — Это была его собственная идея.

Дж. приподнял веки и снова кивнул.

«Второе. Реальность, в которую я попал, в дальнейшем будет упоминаться как мир Синих Звезд. Они действительно очень красивы, и аборигены даже обожествили их.

Даю общее описание ситуации. На планете два материка: северный — Вордхолм, и южный Райдбар. Северный разделен на две примерно равные части широтным хребтом. Примерно четыреста или пятьсот лет назад северный континент был густо населен, южный практически необитаем из-за сильной жары. Затем к планете приблизился космический корабль, создавший между ней и местным светилом отражающий излучение экран — газо-пылевое облако. В результате резкого похолодания с полюса двинулись ледники, и разразилась катастрофа. Часть аборигенов Вордхолма выжила, частично потеряв технологические достижения предков, в настоящее время они находятся на уровне европейских стран семнадцатого века. Примитивное огнестрельное оружие, ремесла, сельское хозяйство, торговля — пожалуй, все достижения. Социальная структура — союз независимых городов.

На южном материке образовалось единое государство с довольно высокой технологией; примерный вровень — наше время, середина двадцатого века. Реактивные самолеты, наземный транспорт, развитое сельскохозяйственное и промышленное производство. Достижений, представляющих для нас интерес, практически нет — кроме тепловых излучателей, используемых как оружие. Райдбар имеет довольно крупную армию и управляется централизовано правительством диктаторского толка. Жители Вордхолма и Райдбара находятся во враждебных отношениях, некоторые исключения я рассмотрю позже.»

— У этих райдбаров есть что-то вроде подпольного Сопротивления, — буркнул Лейтон. — Ричард воспользовался их помощью.

— Ясно, — Дж., не спуская глаз с магнитофона, начал раскуривать погасшую трубку.

«Третье. Информация о межзвездном корабле.

Создавшая его раса — негуманоиды, обладающие высочайшими знаниями. Их психика резко отличается от человеческой, однако они способны сотрудничать с людьми. Фактически, они даже нуждаются в людях, ибо сами не стремятся производить материальные ценности, а проводят жизнь — очень долгую, я полагаю — в созерцании и размышлениях. Со временем их звезда начала угасать, что вызвало необходимость перебраться в другую систему. Мир Синих Звезд был избран потому, что нуждался в минимальной корректировке — некотором понижении температуры, так как эти существа, менелы, не переносят тепла. Упомянутое выше облако-экран и являлось такой корректировкой, после чего корабль опустился в полярной области планеты — в ожидании, пока ледник сделает свое дело. Должен отметить, что именно появление облака и последующее оледенение и привлекли внимание паллатов, которые тщательно следят за астроинженерной деятельностью других галактических рас. Но я уверен, что Защитники паллатов пока не появлялись в мире Синих Звезд и не вступали в контакт с менелами, в противном случае, паллаты быстро убедились бы, что менелы не представляют для них опасности, и данная реальность больше не числилась бы районом особого внимания.»

— Совершенно правильный вывод, — кивнул Дж. — Голова у Ричарда работает хорошо!

— Против этого трудно возражать, — сухо заметил Лейтон, прислушиваясь к бою часов; минула полночь.

«Корабль менелов являлся, фактически, транспортом, предназначенным для переселения всей их расы. Звездолетом и операцией по изменению климата управляло только одно существо, Хранитель, как оно себя называло, остальные до сих пор находятся в состоянии анабиоза. Хранителю, однако, помогали. Существовала некая вторая раса — искусственные слуги менелов или же в полном смысле живые существа, которые играли роль рабочих рук. Они не отличались долговечностью хозяев и в мире Синих Звезд быстро вымерли. Таким образом, в перспективе у менелов возникла нужда в людях, способных заменить их исчезнувших помощников.»

— Теперь начинается самое интересное в этой истории, — заметил его светлость. — Надо отдать должное Ричарду, он великолепно справился с ситуацией.

— Разве были случаи, когда он не справлялся? — Дж. приподнял седую бровь.

— Конечно, нет! Иначе он просто не вернулся бы обратно… Но слушайте!

«Четвертое. Случилось так, что на контакт с Хранителем удалось выйти одному из могущественных людей Райдбара, местному гению, специалисту в области генетики. Этой незаурядной и сильной личности удалось получить от менела научную информацию и помощь, которую он использовал в борьбе за установление собственной диктатуры над планетой. Предполагалось, что в дальнейшем он обеспечит менелов нужным числом рабов — пауза на полминуты, слышен только шорох перематывающейся ленты. Затем Блейд заговорил вновь. — Он Каин, собиравшийся продать своих братьев и половину мира за власть и могущество… — снова пауза. — Я убил его. Потом заставил менела убраться с планеты.»

— Великолепно! — Дж. в волнении взмахнул трубкой. — Конечно, нам нет дела до всех этих жутких космических историй, но… Но Блейд есть Блейд! Какова школа!

— Слушайте дальше, — Лейтон взглядом показал на магнитофон.

«Теперь о моих сомнениях, — в голосе Блейда чувствовалась неуверенность. — Лицо, названное мной Каином, безусловно требовалось уничтожить. Но верно ли я поступил, заставив Хранителя покинуть мир Синих Звезд? Размышляя над ситуацией, сложившейся в этой реальности, я пришел к выводу, что менелам нельзя инкриминировать злобных намерений. Эти существа, как серые ангелы, стоят по ту сторону добра и зла… Они — не люди, и к ним нельзя подходить с нашими мерками. Конечно, вызванная ими катастрофа унесла миллионы жизней, но понимали ли они смысл этой трагедии? И не так ли точно поступаем и мы сами, пиная ногой муравейник около лесной тропы?

Истинное зло принес Каин, ибо он знал, что творит. Менел считал его Посредником, и в этом качестве Каин мог принести благоденствие своему народу и способствовать урегулированию конфликта между двумя расами. Он, однако, обратил все полученные знания к уничтожению и гибели. Нечеловек, стоявший за его спиной, не мог понять ни целей, ни мотивов сотворенного человеком… И он не может нести ответственности за это!

Я изгнал Хранителя… Я решил этот вопрос сразу, за всех людей того мира… Но, может быть, другие посредники могли бы договориться с менелами? Уступить им часть Вордхолма в обмен на знания? Возможно, люди помогали бы менелам как равные партнеры, а не как рабы? Ведь сделать их рабами хотел Каин, а не Хранитель! Мне ничего не известно о взаимоотношениях менелов со второй расой, с этими вымершими созданиями… Это мог быть симбиоз, партнерство или подчинение в том или ином варианте…

Словом, сэр, я боюсь, что лишил человечество Синих Звезд величайшего шанса, когда-либо выпадавшего за всю его историю. Может быть, так; может быть, иначе. Кого же я все-таки изгнал из их мира — дьявола или ангелаблагодетеля?»

Лейтон протянул костлявую руку и выключил магнитофон.

— Дальше идут факты, — произнес его светлость. — Обычные факты, которые мы всегда требуем от Ричарда… — он пригладил седую шевелюру и уставился на Дж.: — Ну? Вы поняли?

— Что именно? Блейд, как всегда, справился блестяще. Кого надо — убил, кого необходимо — изгнал… Скажитека лучше, что он принес?

— Цилиндр, начиненный фантастической электроникой… Но не в этом дело! И не затем я прибыл сюда! — старик начинал раздражаться. — Что вы скажете о преамбуле к отчету, которую мы сейчас прослушали?

— Только одно — раньше их не было.

— Вот именно, мой дорогой, вот именно! — Лейтон вскочил и в крайнем возбуждении забегал по комнате. — Раньше — не было! Только факты, факты и факты! Но никаких рассуждений, никакого анализа ситуации, как сейчас — причем даже на подсознательном уровне, заметьте! Во время сеанса гипноза!

— Значит, именно это вас так взволновало?

— Да! — перегнувшись через стол, Лейтон схватил шефа МИ6А за руку. — Он меняется, Дж.! Понимаете, он меняется! Это уже не тот Ричард Блейд, которого я отправлял в Альбу, в Кат и Меотиду! Не тот, который странствовал в Берглион, Тарн и Катраз! Его воспоминания теперь сильнее, взгляд — глубже… Он начал сравнивать, сопоставлять думать, наконец!

Дж. спокойно раскурил снова погасшую трубку.

— Думать он умел всегда, иначе не работал бы в моем отделе, — сухо заметил он. — Что до всего остального… Вы что же, полагаете, что скитания по чужим мирам проходят даром? Да разве мы можем представить, сколько зарубок осталось в его гмм… душе?

Лейтон опустился в кресло.

— Меня беспокоит не то, что он поумнел. Если начнется деформация личности…

— Я готов приветствовать любую деформацию, после которой человек умнеет, — заявил Дж. — Конечно, перебор тоже недопустим… Но Ричарду это не грозит. Он слишком любит жизнь, женщин и драки, чтобы вот так сразу превратиться в философа.

Что ж, вы знаете его лучше… — старый профессор, похоже, начал успокаиваться

— Есть еще одно обстоятельство, которое вы упустили из вида, — вдруг с лукавой улыбкой произнес Дж. — Да, упустили, мой дорогой…

— Вы считаете, что я способен что-то упустить? — глаза его светлости сверкнули янтарным львиным блеском.

— Как правило, нет… Но в данном случае… — Дж. снова усмехнулся. — Вы просто забыли, что Ричард становится старше. Скоро ему тридцать восемь… а начинал он в тридцать три. Большая разница, не так ли?

Лейтон надолго погрузился в раздумья, потом поднял голову.

— Возможно, вы правы… да, возможно… — он хитровато прищурился — Понимаете, Дж., мне самому уже столько лет, что я перестал следить за временем. И иногда забываю, что оно движется, движется не только для меня.


Глава 14 | Ричард Блейд, беглец | * * *