home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

В обратный путь они отправились через два дня. Это были утомительные дни — и ночи тоже. Милый доктор Лейя Линдас словно чувствовала, что пришла пора расставаться, и Блейду удавалось поспать не более четырех-пяти часов в сутки. Он попрощался с ней на пирсе, в гавани, куда Пнор перегнал самолет, и потом долго глядел сквозь колпак пилотской кабины на крохотную фигурку, размахивавшую платком.

Да будут милостивы к тебе Синие Звезды, красавица Лейя! Пусть Свет Небесный защитит тебя от демонов льдов! Блейд вздохнул. Он знал, что не вернется. В последнюю ночь голову его внезапно сжал обруч боли, предвестник скорого возвращения. Он снова вздохнул, быстрым движением осенил святым зигзагом Лейю, причалы, Тенгран и все Холодные Земли, раскинувшиеся под крыльями самолета. Затем, бросив взгляд на штурвал в надежных руках Пнора, он отправился в салон.

Тут хватило места для дюжины райдбаров и двух сотен бойцов Вордхолма, которых Найланд отобрал из двух тысяч добровольцев. При желании Блейд мог навербовать и впятеро больше воинов, причем лучших и самых умелых, каждый тенгранский солдат жаждал лично сокрушить Хондрута. Однако он велел Наю брать хороших арбалетчиков, которые вдобавок неплохо владели мечом, и это резко снизило конкурс.

За месяц, что Блейд провел на юге, в теплых краях, Найланд и его люди не теряли времени даром, обучая тенгранцев борьбе с чудищами. Теперь у людей пропало ощущение бессмысленности своих усилий; они знали, что с исчадиями льдов можно не только сражаться, но и побеждать их. Ведь сумел же сделать это брат из Южного Вордхолма, великий боец Блейд анта Дорсет! И он сам сказал, что подвиг его можно повторить! Крючья, топоры и бочки с порохом, крепкие руки и отважные сердца — вот что надо для победы. А во всем этом недостатка не ощущалось, вордхолмцы всегда были отважными воинами и смерть в бою считали почетной.

Когда на озере опустился самолет с райдбарскими изгнанниками, дела пошли еще быстрее. Имя Блейда прозвучало как пароль, дальнейшие совместные труды помогли установить доверие, и Стрейм, предводитель беглецов, стремительно завоевал популярность. Блейд так до конца и не разобрался, что сыграло основную роль в его быстром возвышении: мудрость и несомненные знания, или неординарная внешность. В отличие от райдбарской черни, светловолосые и рослые викинги-вордхолмцы не имели ничего против синекожих мутантов — если, конечно, у тех водились в голове настоящие мозги.

Блейд опустился в кресло между Стреймом и Наем, окончательно прогнав видение женской фигуры с простертыми в прощальном жесте руками. Он повернул голову и оглядел кабину; зрелище было странным. Воины в кольчугах и кожаных панцирях, в островерхих стальных шлемах, с мечами и топорами между колен восседали в салоне современного лайнера, с любопытством посматривая вниз через иллюминаторы. Экзотическая картина! Словно группа статистов, вылетевшая на съемки исторического фильма куда-нибудь в Скандинавию… Хорошо, если хотя бы половина из них вернется обратно…

Он положил руку на плечо Стрейма, другую — на колено Ная, и юноша ответил ему твердым взглядом. Для него все было просто. Блейд анта Дорсет обещал вернуться и вернулся, теперь он ведет их в бой с Хондрутом и его тварями. Стрейм знал больше, ему и Лейе Блейд рассказал правду — почти все, что удалось выведать у Хозяина.

— Напоминаю еще раз, — голос разведчика был ровен и сух, — вперед тазпов не соваться. Ты, Стрейм, возьмешь пятьдесят бойцов и, когда мы пойдем вниз, очистишь зал перед дверьми Дорвата. Но не раньше!

Мутант кивнул. В кожаном доспехе и шлеме с низким забралом он был почти неузнаваем, однако до решающей схватки должен был держаться в задних рядах, Блейд не хотел, чтобы Хозяин раньше времени узнал свое творение.

— Ты, Най, пойдешь со мной. Выдели человек двадцать с надежным командиром — пусть поднимут наверх девушек. Когда тазпы Хондрута сцепятся с теми, в ошейниках, начинайте стрелять. Тех, кто выживет, добьем мечами… Все ясно?

— Ясно. А Хондрут?

— Это мое дело. Закончим все внизу, вернемся на верхние уровни, и я с ним потолкую. А ты пойдешь со Стреймом в мастерские, где делают доспехи для тазпов и другие интересные вещи. Возьмете все, что сумеете унести. Стрейм покажет…

— Покажу… если останусь жив, кер инспектор…

— Командуй, но не лезь вперед, — посоветовал мутанту Блейд, потом протянул руку: — Най, этот жезл тазпа, который мы взяли в Ирдале… дай-ка его мне.

Покопавшись в мешке под креслом, Найланд протянул ему серебристый стержень — тот самый ирдальский трофей. Блейд сунул его за пояс и вздохнул. Возможно, этот сувенир удастся забрать с собой… Жалкая замена всех остальных сокровищ с корабля менелов, но все лучше, чем ничего.

Он посмотрел в иллюминатор — там уже виднелись коричневые цвета тундры. Пнор, отличный пилот, гнал самолет к ледникам на полной скорости, словно догадывался, что времени у Блейда осталось немного.

Посадка прошла без происшествий; самолет замер в нескольких ярдах от огромного купола. Их явно ждали; стена разошлась, и Блейд, приказав всем оставаться внутри, спрыгнул на лед. На пороге возникла фигура тазпа, и разведчик непроизвольно стиснул рукоять меча. Кто это? Посланец?

— Хозяин ждет, — буркнул встречающий. Он стоял прямо, полуобнаженный, словно не чувствуя порывов ледяного ветра. — Тебе надо спуститься в главный зал вместе с твоими людьми. Потом поедем еще ниже. — Он помолчал — Хозяин велел передать, что все готово.

Несколько секунд Блейд раздумывал, не является ли эта встреча ловушкой, но никаких неприятных признаков не намечалось. Повернувшись к самолету, взмахнул рукой, давая сигнал выгружаться.

Найланд и Стрейм были уже готовы. Едва ли не одновременно с сигналом раздался грохот люков, и воины начали спрыгивать на лед. Оставив райдбаров с лучевым оружием и под командой Пнора охранять гидроплан, Блейд построил остальных в колонну по четыре, и отряд двинулся к верхнему шлюзу. Там уже горели ослепительные огни, и чернела посередине огромная площадка подъемника. Скорость спуска, как заметил Блейд, была на этот раз больше; платформу даже немного покачивало. Когда она замерла в большом круглом зале «кордегардии», разведчик напряженно огляделся. Тускло освещенные коридоры под стрельчатыми арками были совершенно пусты, но в дальнем конце, у ведущих вниз лифтов, плотной толпой сгрудились тазпы Хозяина. За спиной Блейда раздался взволнованный гул и щелканье арбалетных пружин; похоже, его люди готовы были положить насильников прямо сейчас.

Он повернулся и обвел своих бойцов строгим взглядом. Потом кивнул Стрейму и приказал:

— Веди своих. Этот, — он покосился в сторону посланца, — покажет дорогу. Слышал? — Блейд взглянул на тазпа. — Проводишь отряд к дверям Хозяина, в подмогу вашим воинам.

— Хозяина мы и сами можем защитить, — пробурчал тот.

— Хозяин сам так велел. Ну, быстро!

Полуголый воин двинулся к проходу, бойцы Стрейма потянулись за ним. Мутант шел последним. Обернувшись, он поднял крепко стиснутый кулак — пожелание удачи.

— К лифтам, — велел Блейд остальным. — Туда!

Дробно топоча сапогами, вордхолмцы двинулись за ним. Тазпов у центральных лифтов оставалось совсем немного; группами по тридцать человек они набивались в кабины и ехали вниз. Блейд спустился с первой партией своих людей, оставив Ная наверху руководить посадкой. Теперь перед ним стояла самая важная задача намечаемой кампании: пока северяне будут скапливаться в кольцевом коридоре, бросить в бой свое пушечное мясо — тазпов Дорвата.

Он подошел к полуголым воинам, разбил их на три отряда и направил в радиальные тоннели. Глаза у них пылали, руки подергивались; видно, Хозяин как следует воодушевил их перед битвой с «нижними». Может быть, они просто скучали в тоскливой атмосфере крепости, ибо их запрограммировали на жестокость, насилие и убийство. Издевательства над девушками и рабами были слишком слабой заменой полноценной резни, и сейчас вся эта свора жаждала пустить кому-нибудь кровь: все равно кому, но лучше тем, насчет которых распорядился Хозяин.

Найланд отправил всех людей вниз и успел спуститься сам, когда из проходов долетел дикий рев, грохот и звон оружия. Сцепились, понял Блейд, и припустил по коридору бегом; сапоги вордхолмцев грохотали сзади. Надо было поторапливаться; полторы сотни не долго выстоят против пяти. Если начнется бегство, то остатки каиновой гвардии могут смять строй северян.

Он ошибся. Он понял это сразу, как только выскочил под огромный купол, нависший над Холодным Колодцем. Тазпы не отступали — они просто не умели отступать. И им было безразлично, сколько противников впереди, пятьсот или десять тысяч; они рубили, резали, кололи, получали раны и умирали. Те, другие, в ошейниках, вели себя точно также.

Взглянув на кровавую бойню посреди зала, на ступенях и верхней площадке лестницы, Блейд вознес хвалу Синим Звездам за то, что тазпы не носили здесь своих непроницаемых комбинезонов. Они хуже владели оружием, чем бойцы Вордхолма, они не имели понятия о правильном строе, о натиске плотной шеренгой, но они сражались до последней капли крови. Да, будь эти фанатики в доспехах, вордхолмцам пришлось бы нелегко!

А сейчас Блейд, с помощью Ная, спокойно расставил своих арбалетчиков, растянув их в цепь вдоль полукруглой стены огромного зала. Место нашлось всем; никто никому не мешал, свет был ярким, ветер, естественно, отсутствовал. Отличные условия для стрельбы — особенно когда и до мишеней не слишком далеко.

Первый рой стрел ударил в дерущуюся толпу, проредив ее на треть. Через минуту новый поток смертоносных снарядов обрушился на тазпов; теперь падали уже воины, сражавшиеся на ступенях лестницы — северяне били без промаха. Подождав, пока они перезарядят арбалеты. Блейд повернулся к Наю:

— Похоже, вы справитесь тут без меня.

— Справимся, воевода, — он впервые назвал разведчика столь почтительно.

— Я отправлюсь наверх. Кончай с ними, — Блейд кивнул на окровавленных тазпов, рассеявшихся по залу. — Старайтесь не приближаться к ним, это бешеные звери… Перебейте стрелами.

— Не беспокойся. Иди, — Найланд недобро усмехнулся. — Мы убьем всех.

В глазах его светились огни разоренной Ирдалы.

Когда Блейд поднялся наверх, коридор и холл перед дверью покоев Дорвата были уже завалены трупами. Даже без объяснений Стрейма, встретившего разведчика у лифта, было понятно, что тазпов здесь тоже перебили стрелами; из вордхолмцев не пострадал никто.

— Теперь так, — распорядился Блейд, стиснув плечо мутанта, — десять человек оставишь мне, с остальными — наверх, в лаборатории. Времени у вас немного… берите все, что можно унести. Найланд со своими сейчас подойдет и поможет.

— Как дела внизу? — Стрейм притопнул ногой.

— Все в порядке. Наши тазпы перерезали четверть их тазпов. А Най сейчас добивает остальных.

— Тогда я пошел.

Стрейм замахал длинными руками, сзывая своих бойцов, и двинулся по коридору во главе отряда. Десять человек остались с Блейдом.

— Кто старший? Ты? — разведчик поднял взгляд на румяного крепыша. — Всех убитых оттащить подальше от двери. Пятерым, кто видом помрачнее, переодеться тазпами. Быстро! И не шуметь!

Он знал, что Кайн Дорват затворился в своих апартаментах, ожидая сигнала о конце резни. Хозяин не выглядывал наружу; значит, для него все идет по плану, по его плану.

Работа шла быстро. Минут через десять, оглядев свое воинство, Блейд сказал:

— За этой дверью сидит демон, сам Хондрут, да еще с помощником. Я постучу, мне откроют…

— И мы ударим в топоры! — с энтузиазмом закончил старший десятка.

— Ни в коем случае! — Блейд свирепо уставился на него Что демону ваши топоры? С нечистью железом не воюют! Я войду туда один. Демона можно изгнать только заклинаниями.

— Как скажешь, Блейд анта Дорсет… — десятник оробел.

— Вы пятеро, в одежде тазпов, встанете сюда… разведчик указал позицию прямо перед дверью. — Остальные — тут, слева. И стоять навытяжку!

Убедившись, что все в порядке, он забарабанил в дверь. Через минуту створка приоткрылась.

— Кер Блейд?

— Я. Все в порядке, кер Кайн.

Дверь открылась шире. Кайн Дорват с удовлетворением оглядел шеренгу своих бойцов, потом перевел; глаза на тех, что находились слева.

— Остальные ваши люди в зале, — пояснил Блейд. — На всякий случай, я добавил немного своих.

— Благодарю. Нижний уровень очищен?

— Почти. Мне сообщат об этом, и я спущусь в шахту.

— Заходите, кер инспектор. Не стоит ждать на ногах

Блейд охотно перешагнул порог и сел в кресло. На такую удачу он даже не рассчитывал! Его взгляд, блуждая по комнате, мимоходом скользнул по двери с красным кругом. Она была плотно прикрыта.

Дорват налил райдбарского вина в широкие прозрачные бокалы.

— За успех нашего дела!

— За успех!

Они выпили.

— Успех пришел бы быстрее, заметил Блейд, — если бы я знал, где искать эту тварь внизу. Там же целый лабиринт переходов…

— И там ужасно холодно, прервал его Дорват. — Вы не забыли об этом?

— Холод меня не пугает, — разведчик небрежно махнул рукой. — Все-таки, я ведь не совсем человек… мои возможности больше. Но тратить зря время, блуждая по коридорам, мне бы не хотелось. Вы знаете, где резиденция этого Древнего?

— Нет. Собственно, — Дорват поставил бокал и взглянул на дверь с красным кругом, — можно было бы спросить как-нибудь поаккуратнее.

— Спросите, кер Кайн. А я пока посижу здесь и выпью этого чудесного вина… Я — не совсем человек, но ничто человеческое мне не чуждо.

Усмехнувшись, Хозяин подошел к двери и приложил ладонь к центру красного пятна. Потом он наполовину отодвинул створку.

— Да, кер Дорват, как-то вы задали один вопрос, — Блейд уже был на ногах. — Помните, когда я рассказывал вам на разных языках историю Каина?

— Вопрос? Какой вопрос? — Хозяин стоял боком к нему, слегка наклонив голову и загораживая проход.

— Вы спросили, как был наказан тот Каин, братоубийца.

— А! Ну и как же?

— Ему даровали бессмертие, но обрекли на вечные скитания. — Блейд потянул из ножен меч, заметив, как на лице Дорвата промелькнула тень тревоги. — Бессмертия я вам обещать не могу, но вечные скитания обеспечу.

Выхватив клинок, он вогнал его в грудь Дорвата; тот без звука повалился на затянутый коричневым ковром пол.

— Вот и все, — пробормотал разведчик. — Как просто обмануть великого человека! Если и с другим получится так же…

Он сунул меч в ножны и переступил порог. Перед ним была небольшая овальная камера, прямо напротив двери наводился низкий полукруглый пульт с шариком микрофона на длинном стержне и похожим на телетайп аппаратом, из которого торчал край бумажной ленты. Рядом с ним тянулись в линию клавиши, семь штук, над ними блестел большой полупрозрачный диск. Больше здесь не было ничего, даже кресла или табурета.

Блейд шагнул к этой нехитрой конструкции и некоторое время задумчиво разглядывал ее. Значит, это и есть терминал, устройство, позволяющее связаться с тем, кто погребен на дне Холодного Колодца? Со странным созданием, не ведающим лжи, но способным уничтожить жизнь в половине этого мира? Что ж, скажем ему всю правду… Только как это сделать?

Он прикоснулся к первой клавише, потом решительно надавил ее. Ничего не произошло. Он нажал вторую, третью… После пятой раздалось слабое стрекотание телетайпа. Блейд взглянул на ленту и прочитал:

«Говори.»

— Как мне тебя называть? произнес он, приблизив лицо к микрофону.

«Хранитель. Я — Хранитель, ты — Посредник. — Шелест телетайпа на мгновение смолк, потом раздался опять. — Почему ты спрашиваешь?»

— Я — другой Посредник, — сказал Блейд. — Прежний Посредник умер.

С минуту телетайп молчал, словно существо на другом конце линии размышляло над этой информацией. Наконец бумажная лента дернулась.

«Активируй полностью устройство связи.»

Блейд нажал пятую и шестую клавиши, и полупрозрачный диск внезапно вспыхнул розовым сиянием. Телетайп снова заработал.

«Ты — другой. Теперь я ощущаю. Ты — другой. Чего ты хочешь?»

— Изменить договор, заключенный с предыдущим Посредником.

«Договор изменению не подлежит.»

— В мире меняется все, — ответил Блейд. — Звезды загораются и гаснут, разумные существа рождаются и умирают, гибнут галактики. И договор между нашими расами тоже может быть изменен.

«Предыдущий Посредник мыслил иначе, — отстучал телетайп. — Кто ты?»

— Такой же чужак в этом мире, как и ты, Хранитель. Пришелец со звезд.

«Тебе нужно знание?»

— Нет.

— «Тебе нужны энергия, материалы, питательные вещества?»

— Нет.

«Тебе нужно стать первым среди существ твоего вида?»

Это же он о власти говорит, понял Блейд, и снова ответил:

— Нет.

«Тогда — чего ты хочешь?»

— Изменить договор.

«Договор изменению не подлежит.»

Похоже, мирная конференция зашла в тупик, подумал разведчик. Он стиснул стебель микрофона так, словно пальцы его легли на горло этой несговорчивой твари — если у нее было горло. Потом он рявкнул

— Я изменю договор в одностороннем порядке!

«Нельзя,» — равнодушно ответил телетайп.

— Почему?

«Договор, который можно изменить в одностороннем порядке, не является договором.»

Блейд пробормотал проклятье. Кажется, этот инопланетный монстр собирается читать ему мораль! Ну, у людей договорные отношения трактуются несколько иначе… Он крепче сжал микрофон.

— Тогда я разрываю договор. И уничтожу тебя. Уничтожу всю твою расу, которую ты охраняешь.

«Почему?»

— Потому что я — сильнее.

«Что значит — сильнее?»

— Я могу уничтожить тебя, а ты меня — нет.

Хотелось бы верить в это! Телетайп замер, словно в раздумье. Потом раздался тихий стрекот.

«Предыдущий Посредник не мог.»

— Предыдущий Посредник не имел знаний. Я — имею. Я пришел со звезд.

«Теперь я понимаю, кто ты. Предыдущий Посредник спрашивал о тебе. О расе, которая обладает знанием и умеет путешествовать среди звезд.»

— Да, это так. Он был слаб. Я — сильнее. Сильнее его. Сильнее тебя. Я уничтожил твоих слуг.

«Знаю. Связь с ними прервалась.»

— Теперь я спущусь вниз и уничтожу тебя.

«Шахта защищена.»

— Я могу преодолеть защиту. Хочешь жить?

«Да,» — ответил телетайп.

— Тогда выбери для жизни другое место. Другую планету. Эта занята существами моей расы. Ты мешаешь.

«Здесь сделана большая работа. В другом месте я не успею. Мой срок истекает.»

— Постарайся успеть или подготовь замену. Но отсюда ты должен уйти. Очень быстро. Через одну десятую оборота планеты. Понимаешь?

Молчание. Тишина. Потом тихий шелест:

«Да.»

— Ты знаешь, как называются представители моей расы?

«Предыдущий посредник говорил. Единичная особь — человек. Много особей люди. Предыдущий Посредник — самый первый из людей.»

— Теперь я самый первый. И я говорю тебе — не пытайся занять планету, на которой живут люди. Ищи место, где их нет. Иначе я найду тебя и уничтожу Я — или ктонибудь другой.

«Я понял.»

— Вот условия нового договора: ты уходишь, я оставляю тебе жизнь. Договор принят?

Пауза. И — стук телетайпа:

«Принят.»

— Конец связи, — произнес Блейд и резко ударил по клавишам. Розовое сияние диска померкло, и в комнате словно сгустилась темнота. — Блейд вытер вспотевший лоб; этот разговор стоил ему года жизни. Он вышел из комнаты, задвинул дверь с красным кругом, потом пересек кабинет Дорвата и, остановившись на пороге, пристально посмотрел на его труп.

— Не будет тебе ни долгой жизни, ни власти, Каин, — громко произнес он свой приговор и перешагнул порог.

Старший охраны уставился на него во все глаза

— Что с тобой? Ты…

— Ничего, — Блейд хлопнул воина по плечу. — Думаешь, легко изгонять демонов? — Вордхолмцы с благоговением смотрели на него. — Пошли, парни. Я закончил здесь все дела

Они поднялись наверх. Слепящие солнечные лучи потоком струились с небес, мириадами искр играя в глыбах льда и отражаясь в полированной серебристой обшивке самолета. Это буйство света и обжигающий холодный воздух на миг ошеломили Блейда, и он застыл у белесой стены шлюза. Он видел, как вордхолмцы грузят в гидроплан какие-то ящики и тюки, как переносят раненых, как Стрейм, размахивая длинными руками и сотрясая воздух проклятиями, торопит девушек, робко жмущихся у пассажирского люка. Он молча стоял, переводя взгляд с ледяной равнины на белесовато-голубое небо, пока рядом с ним не осталось никого, кроме Стрейма. Синекожий мутант, кажется, понимал его состояние, терпеливо ожидая, когда Блейд заговорит.

Наконец разведчик очнулся и произнес:

— Договор разорван и заключен вновь. Он улетит. Скоро… Надеюсь, я поступил правильно.

Стрейм кивнул. Скорее всего, он не понял, о каком договоре идет речь, но главное уловил того, кто насылал льды, больше не будет. В отличие от инспектора Галактической Федерации, Стрейма не мучили никакие сомнения.

— А… Хозяин?..

— Мертв.

— Ты его?..

— Да.

— Знаешь, — мутант коснулся плеча Блейда, — иногда я думаю, что ты и в самом деле инспектор этой самой Федерации.

Блейд улыбнулся:

— Пожалуй, так оно и есть. Но мне пора возвращаться, друг мой.

— Куда?

— К себе, на звезды.

— И мы больше не увидимся? Никогда?

— Никогда, — разведчик покачал головой. — Теперь ты — инспектор на этой планете Ты, Най, Лейя, Пнор… Постарайтесь справиться.

— Постараемся, кер Блейд.

Они побежали к самолету, балансируя на скользком льду. Захлопнулись люки, машина тронулась вперед, все быстрее и быстрее, потом, подброшенная гравитационным толчком в воздух, взмыла над ровным сверкающим квадратом, над куполом, окруженным мачтами энергопередатчиков, и устремилась в небо. Блейд посмотрел вниз, туда, где не ведавшее лжи существо готовило сейчас к старту свой гигантский корабль, потом откинулся в кресле и прикрыл глаза. В висках стреляли молнии, удары тяжелого молота плющили затылок. Он вытащил из-за пояса серебристый жезл тазпа и стиснул его в руках. Боль чуть отступила.

Прошел час, полтора. Мерно гудел мотор, изнуренные люди уснули в креслах, иногда слышался стон раненого или взволнованный женский шепоток. Внезапно Блейда словно подбросило. Он встал, стараясь не потревожить дремавших рядом Найланда и Стрейма, прошел в кормовой отсек и поднялся по короткой лесенке в орудийную башню. Теперь он мог видеть северный небосклон — бледноголубой купол, уходивший основанием к сверкающий лед. Он ждал минуту, пять минут, десять…

Внезапно на севере взошло второе солнце, еще более яростное, жгучее, свет его водопадом хлынул на ледники, мгновенно превратив их из белых в пурпурные, алые и оранжевые. Затем над горизонтом начала вздыматься чудовищная колонна огня, похожая на росток огромного цветка, четко выделявшегося на фоне небесной голубизны. Постепенно этот титанический ствол разбухал, превращаясь в высокую остроконечную башню. В середине ее метались разноцветные молнии — золотистые, зеленоватые и серебряные, рассыпая яркие отблески по безжизненным ледникам.

Блейд кивнул головой. Древний менел, хранитель, выполнил свою часть договора. Улетел! Поднял в небеса свой корабль, заваленный трупами двуногих и двуруких гуманоидов, людей — во множественном числе… И тело первого среди них, Кайна Дорвата, Каина, тоже там… И знания… Сколько знаний! Сколько тайн…

Второй взрыв! Еще одно, совсем новое солнце ослепило Блейда, и он не сразу понял, что огонь и жуткий грохот бушуют теперь в его голове. Мир из белого и голубого превратился в желтый, в оранжевый, в багровый и, наконец, померк. Волна дикой боли выворачивала наизнанку каждую клеточку тела; он ощутил, как незримая тонкая нить, что связывала его с иной реальностью, превращается в стальной канат, с неодолимой силой вытягивающий мозг, сердце, душу того, кто был Ричардом Блейдом, в небытие, в бесконечный мрак, в ледяной вековечный холод.

Исчез самолет, исчезла сверкающая равнина внизу, и Блейд помчался по виткам бесконечной спирали вверх, в разверзающееся перед ним небо, в черноту, клубящуюся грозным туманом. Чувства его начали слабеть; конечности онемели, он перестал ощущать звуки и краски, он растворялся в темном тумане, уходил, умирал…

И вдруг торжествующим аккордом перед ним вспыхнули девять синих звезд — росчерк божественной руки на черном покрывале космоса. Они были такими прекрасными, такими яркими и манящими, такими близкими, что Ричард Блейд умер с улыбкой на губах.


* * * | Ричард Блейд, беглец | Глава 15