home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Поселок лежал в развалинах.

Нельзя сказать, что открывшаяся перед Блейдом картина разрушения сильно удивила его, он ожидал чего-то подобного. Поражало другое — та слепая и злобная ярость, с которой и сама деревня, и ее обитатели были стерты с лица земли. Здесь побывали чудовища, а вместе с ними — или после них — люди, которые вполне могли соперничать с монстрами в звериной жестокости. Блейд заметил следы зубов на бревнах поваленного частокола и даже на коньках крыш, тут и там виднелись вмятины от огромных лап, превративших обитателей поселка в кровавое месиво. Вместе с тем он натыкался на груды мертвых тел, искалеченных, с отрубленными конечностями и головами — тут явно поработали человеческие руки. Некоторые трупы были обвиты какими-то клейкими нитями явно искусственного происхождения, похожими на липкую ленту.

В поисках одежды Блейд заглянул в несколько разоренных домов и увидел там следы торопливого грабежа — вывернутые на пол сундуки, разбитые дверцы шкафов и чуланов. С трудом он нашел целые кожаные штаны и меховую безрукавку; казалось, все, что бандиты не смогли унести с собой, было уничтожено, разбито или втоптано в грязь.

Вот детская кукла на коврике — с разбитой головой, почти разорванная пополам, с высыпавшимися опилками. Вот груда глиняных черепков у плиты — остатки кувшинов и блюд со следами яркой росписи. Переломанная мебель, изрубленные камышовые циновки, вспоротые мешки с мукой, обгоревшие окорока — их бросили прямо в печь. Разыскав нож, Блейд счистил уголья и жадно впился зубами в мясо. Но минут через пять его чуть не вывернуло. На воротах одного из ближайших домов был распят голый старик, превращенный в мишень для кинжалов и копий; мерзавцы, которые развлекались здесь, целили в основном в пах.

Покачиваясь, разведчик отступил за угол, потом направился по главной улице поселка к воротам, покосившиеся створки которых еще висели на петлях. Он видел достаточно. Если отвлечься от картин насилия и зверств и спокойно проанализировать события, можно было прийти к любопытным выводам. Ему попалось много следов и такие же огромные, как он нашел у моста, и помельче, и отпечатки рубчатых подошв. Здесь побывала по крайней мере одна гигантская тварь, проломившая бревенчатый частокол; потом она отправилась к мосту и превратила его в груду развалин. Внутрь поселка ворвались другие чудища видимо, более подвижные и гибкие; у них были когтистые лапы, оставлявшие в пыли и в мягкой почве оттиск футовой длины. Рядом с ним Блейд почти всегда находил отпечатавшуюся подошву сапога, словно люди действовали заодно с этими когтистыми монстрами.

Но везде — в самом поселке и за околицей было полно и более мелких следов, которые показались разведчику знакомыми. Он остановился у ворот, разглядывая цепочку вмятин, что шли на расстоянии ярда друг от друга, и тут его осенило. Серые твари, такие же, как та, что напала на него в горах! Несомненно, они! Блейд присел на корточки, чтобы измерить след ладонью, и вдруг уловил краем глаза какое-то движение.

Он резко вскочил и обернулся. У сарая, торчавшего на краю поля, стояла девушка, глядя на него расширенными, полными ужаса глазами. Блейд успел заметить длинные белокурые волосы, домотканное платье до колен, стройные загорелые ноги; потом девушка пришла в себя, сорвалась с места и бросилась к лесу.

Она мчалась, как испуганный заяц. Блейд тоже умел бегать, но на открытом месте она дала бы ему сто очков вперед. Лес — другое дело, тут приходилось все время петлять меж древесных стволов, и он начал постепенно приближаться к беглянке. Наконец, он почти догнал ее и ухватился за рукав платья, но вдруг девушка, извернувшись, метнулась в сторону, оставив в руках преследователя клочок ткани.

Блейд на мгновение остановился, недоуменно разглядывая свой трофей, затем сунул его за пояс и опять бросился в погоню. Видимо, девушка уже устала, и на этот раз он нагнал ее довольно быстро. Теперь разведчик обхватил ее за талию, она тут же развернулась стремительным и по-кошачьи грациозным движением и ударила его коленом в пах.

Вернее, попыталась ударить. В поединках такого рода ей было трудно тягаться с обладателем черного пояса; Блейд одним точным движением сбил ее на землю, и прежде, чем она успела подняться, рухнул сверху, придавив всем своим весом. Затем он железной хваткой стиснул ее запястья и заговорил, стараясь, чтобы голос звучал мягко и спокойно, и не особенно заботясь о выборе слов. Это подействовало; постепенно ужас в ее глазах погас, а напряженные мышцы обмякли. Тогда Блейд отпустил руки девушки и встал на ноги.

— Как тебя зовут?

Ее запекшиеся губы дрогнули.

— Райна… Я…

— Ты из этого поселка?

Она кивнула и вдруг разрыдалась, безвольно обвиснув в руках разведчика. Блейд обнял ее и прижал к себе, поглаживая по плечу; всхлипывая и задыхаясь, Раина бормотала что-то нечленораздельное, и он смог разобрать только «тазпы, звери…» и «убиты, убиты, все убиты!» Наконец она стала успокаиваться, и ему удалось задать новый вопрос:

— Кто это сделал?

Райна всхлипнула, потом едва слышно прошептала:

— Тазпы… тазпы и чудища, которых они привели…

— Тазпы? Кто это?

Она с удивлением уставилась на разведчика.

— Откуда ты сам, если не слышал о тазпах?

Блейд неопределенно махнул рукой на юг, где высился горный хребет; на его отрогах он очнулся и провел первую ночь в этом мире.

— Я спустился с гор и ничего не знаю о ваших делах. Слышал только, что здесь не все благополучно.

— Так ты из Южного Вордхолма… теперь я понимаю, почему у тебя черные волосы…

Разведчик кивнул. Превосходно! Он получил гражданские права в этом мире: Ричард Блейд из Южного Вордхолма. Оставалось надеяться, что пока этого хватит.

— Но как ты прошел мимо застав в ущельях? Глаза девушки требовательно смотрели на него. — И, во имя Синих Звезд, что тебе надо на севере? Разве твои сородичи не отказали нам в помощи?

Целый поток новых сведений! Блейд невольно ухмыльнулся; если дело пойдет так дальше, он скоро будет знать об этом Южном Вордхолме все, что положено уроженцу тех краев.

— Заставы можно обойти, — осторожно произнес он. — Мнение сородичей меня не интересует. А пришел я сюда поточу, что слышал — здесь есть работа для воина. — Разведчик помолчал. — Меня зовут Ричард Блейд, — сообщил он после паузы. — Ричард Блейд из Дорсета, что в Южном Вордхолме. А ты — Райна…

— Райна анта Корада, — сказала девушка, — и это — деревня моего рода… — она протянула руку туда, где меж деревьев темнел разбитый тын поселка, и на ее глазах выступили слезы.

— Ну, вот мы и познакомились, — Блейд пошарил у пояса и осторожно вытер щеки Райны — ее же собственным оторванным рукавом. Теперь он знал, как должен представляться в этом мире: Блейд анта Дорсет — Блейд из рода Дорсета. С каждой минутой его вордхолмское происхождение обрастало новыми подробностями. — Еще в горах, — сказал он, — в двух переходах отсюда, на меня набросилась какая-то странная тварь. Там была просека на склоне, она вела прямо к реке…

— Заимка Тарвата и его семьи, — кивнула головой девушка, и Блейд понял, что где-то неподалеку от места его первого ночлега стоял дом лесоруба. Неужели серая тварь уничтожила тех людей?

— У нас на юге нет таких чудищ, — продолжал он, надеясь, что говорит правду. — Странная зверюга, с шестью лапами. Я убил ее и спустился вниз, к реке, к разрушенному мосту. Наверно, ты знаешь это место — дорога оттуда ведет прямо к Кораде, вашему поселку. — Райна молча кивнула. — Там за мной погналась целая стая… пришлось все бросить — оружие, запасы — и переплыть через реку. Это, знаешь ли, было не просто.

Райна снова кивнула.

— Да, вода в Ирде ледяная и течение быстрое. Но в этом тебе повезло, Блейд анта Дорсет… иначе мелты увязались бы за тобой и разорвали на клочки. — Она задумчиво откинула со лба светлую прядь. — Видишь, чудища уже появились в горах… Ты не успеешь состариться, как они пробьются к вам на юг, и никакие заставы их не удержат! А твои сородичи боятся райдбаров и…

Теперь она просто кипела от возмущения, и Блейд чуть встряхнул ее за плечи.

— Я сказал — мнение сородичей меня не интересует. Они — там, — он махнул рукой на юг, — а я здесь. Я пришел помочь, но если ты ничего мне не расскажешь, что можно сделать? — Блейд протянул ей оторванный рукав. Кстати, прости, что я испортил твой наряд… ты очень быстро бегаешь, красавица.

Он добился своего — по губам Райны скользнула бледная улыбка.

— Что ты хочешь знать? — спросила она, сунув лоскут за пазуху, и Блейд успел убедиться, что ее маленькие груди прелестны.

— Все! Кто такие тазпы? И мелты? Кто разрушил деревню? Где молодежь? Я видел только тела стариков и детей. Что надо этой банде насильников и убийц? Откуда они приходят?

— Приходят с севера, с Ледяной Границы… — Райна совсем по-девчоночьи шмыгнула носом. — Тазпы, заколдованные, их не взять ни копьем, ни стрелой… С ними — хассы… огромные, страшные… они разбивают любые стены… Но тарколы еще страшнее! И стаи мелтов — тех, что гнались за тобой у реки! От них не спрячешься!

— Но ты же сумела…

Она покачала белокурой головкой.

— Нет… Мне просто повезло. Я была на дальней заимке, относила еду охотникам… Но там… там были только их растерзанные тела, Блейд! Я побежала домой… И вот… — она снова заплакала, приговаривая: — Братья… отец… мать…

Блейд встал и резко произнес:

— Прекрати! Не время лить слезы! — он немного подумал, глядя сверху вниз на притихшую девушку. — У меня с собой только этот топор, штаны да куртка. Нужно оружие, запасы пищи, сапоги… — он посмотрел на свои босые ноги. — Надо вернуться в деревню!

Райна отчаянно замотала головой.

— Нет… Нет! Я должна уйти от всего этого!

— Но мы не можем скитаться по лесу голыми и безоружными, — разведчик пожал плечами. — Оставайся здесь, я пойду один.

— Нет! — она уцепилась за его руку. — На заимке все есть… Арбалеты, еда…

— Ладно! — он помог ей подняться. — Идем!

Шагая вслед за девушкой, разведчик вспомнил недавние странствия по лесам Талзаны и странное предчувствие сжимало его сердце. Похоже, и тут ему придется побегать… Воистину, он стал Ричардом Блейдом, беглецом!


* * * | Ричард Блейд, беглец | * * *