home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Ричард Блейд задумчиво глядел на девять синих звезд, двойным зигзагом мерцавших перед ним на экране. Тихо жужжал проектор, в просторном помещении царила приятная прохлада, и в полутьме девять ярких точек казались сапфирами, разбросанными божественной дланью на темном бархате вечного мрака. Это созвездие очень походило на Кассиопею — такая же буква «дубль-вэ», только прорисованная еще более четко и определенно. На миг Блейду почудилось, что он видит росчерк некоего титанического пера — возможно, подпись самого Господа под Актом Творения.

— Напоминаю, что это третий эпизод, Дик, — произнес генерал Стоун, сидевший у проектора. Блейд видел только контуры его массивной фигуры, согнувшейся над аппаратом, да руку, застывшую на переключателе; все остальное тонуло в темноте.

— Фантастическое зрелище! — Разведчик не мог отвести глаз от экрана, хотя они просматривали эти кадры уже не впервые. — На нашем небосклоне нет ничего подобного!

— Ну, почему же… Южный Крест тоже неплох, — Стоун сменил кадр, и пронзительно-синее «дабль-вэ» уменьшилось, переместившись в верхнюю часть экрана. Теперь под этим подобием Кассиопеи можно было разглядеть несколько новых объектов: ниже и левее — искаженную Спираль с ярко-алым светилом в центре; справа Стрелу, две белых звезды, зеленую и золотистую, словно капля меда; за Стрелой — ярко светящуюся туманность, похожую на череп с одним огромным зрачком; еще ниже — созвездие Треф, четыре звезды в вершинах скошенного квадрата со слабой красноватой искоркой в точке пересечения диагоналей. Все эти названия придумал лично Дэвид Стоун, что составляло предмет его особой гордости.

— Видите это гигантское облако, напоминающее череп? — Стоун зашевелился в полутьме и чиркнул зажигалкой. — Очень характерное образование… Я занес его в свой каталог как Циклопа.

Блейд кивнул и тоже полез за сигаретами. Они сидели в кабинете Стоуна уже два с половиной часа, любуясь звездными небесами чужих миров. Это был так называемый «нижний кабинет», расположенный на первом подземном уровне необъятного здания Группы Альфа, и предназначался он для работы с особо секретными пленками и документами. Ниже, еще на пяти этажах, находились исследовательские лаборатории и хранилища с богатейшим собранием инопланетных артефактов — знаменитый музей на базе ВВС США в Лейк Плэсиде, штат Висконсин.

— Перейдем к четвертому эпизоду? — нарушил тишину Стоун.

— Нет, Дэйв, погодите… Такая красота требует более углубленного созерцания…

— Созерцайте на здоровье. И не забудьте, что рядом с вами коньяк.

Очень верное замечание, решил Блейд. Стоун, хотя и был американцем — «янки из Коннектикута», как он сам представлялся, обладал несомненным шармом и тонкостью вкуса. Разведчик пригубил коньяк, и звезды на экране будто и в самом деле засияли ярче, омытые соком французских виноградников. Блейд восхищенно прищелкнул языком. Ну, Стоун, молодец! Четвертьвековая выдержка, не иначе!

Они не виделись больше десяти лет. За это время Блейд из юнца превратился в зрелого человека под сорок, пройдя тернистый путь от капитана до полковника британской секретной службы; Дэвид Стоун, которому было уже за пятьдесят, в свою очередь мог похвастать двумя генеральскими звездами и должностью главного администратора Группы Альфа. Последнее означало, что он руководил практически всеми армейскими проектами американцев по изучению НЛО.

Сейчас он знакомил своего английского коллегу с результатами работы с так называемым «звездным атласом» — артефактом из той исключительно ценной добычи, которую Блейд доставил из своего десятого странствия в мир Талзаны. Сама по себе Талзана была прелестным местечком — очаровательная планета с густыми лесами, саваннами, живописными пустынями и горными хребтами, а также с весьма воинственным населением, прозябавшем где-то между ранним средневековьем и эпохой Ренессанса. Конечно, местные аборигены не имели никакого понятия о звездных картах, да еще нанесенных неведомым способом на тончайшую металлическую нить, закрученную в спираль и запрессованную в небольшой полупрозрачный диск. Этот раритет Блейд взял с бою, схватившись один на один со странным и весьма опасным существом, офицером-десантником некой высокоразвитой цивилизации. Он выиграл схватку и, в качестве законной контрибуции, телепортировал Лейтону все снаряжение побежденного, оставив ему в буквальном смысле лишь штаны да рубаху на теле.

Его противник относился к расе паллатов и, похоже, не имел даже человеческого имени, во всяком случае, при первом контакте он представился сугубо по должности — Защитник двадцать два-тридцать. Существовали большие подозрения, что паллаты обитают в той же реальности и в той же Галактике, в которых находилась Солнечная система. Более того, Блейд выяснил, что представители этой межзвездной культуры неплохо знакомы с Землей. Их корабли — «летающие тарелки», полусферы, эллипсоиды и шары — видели сотни тысяч землян, и теперь не подлежало сомнению, что светящиеся и сияющие объекты, время от времени зависавшие то над русским Петрозаводском, то над озером Мичиган или аравийскими пустынями, не были ни иллюзией, ни природным феноменом. Фактически, Блейд заложил фундамент — или даровал права гражданства целой науки, уфологии, доселе гонимой и презираемой ортодоксальным ученым миром. Впрочем, уфология об этом даже не подозревала, ибо результаты талзанийской экспедиции хранились в строгой тайне.

Что касается самого Блейда, то он весьма скептически относился к своей роли анонимного отца-основателя новой отрасли знания, его куда больше интересовали те замечательные «штучки», как выражался лорд Лейтон, которые обнаружились в похищенном ранце-контейнере Защитника двадцать два-тридцать. Среди них был и похожий на двояковыпуклую линзу диск, который британские эксперты сочли аналогом земных магнитных носителей информации. К сожалению, все их попытки расшифровать запись оказались тщетными, и диск попал в исследовательские лаборатории Группы Альфа, оснащенные самым современным оборудованием. Разумеется, Дж., шеф Блейда, вовсе не собирался докладывать американцам, где и каким образом его сотрудник раздобыл сей артефакт, и Стоун, как тактичный человек, даже не пытался задавать вопросы на эту тему, хотя явно сгорал от любопытства.

В свою очередь, генерал от уфологии не распространялся о методах дешифровки записи на спиральной проволоке — возможно потому, что сам представлял их весьма смутно, то было дело технических специалистов. Американцы справились с работой в рекордный срок, всею за неделю, в очередной раз продемонстрировав мощь своей науки. Правда, им удалось разобраться едва ли с миллионной частью информации, которая поддавалась прямому переводу в видеообразы, но и это было уже неплохо. Все эпизоды, общим числом девять, представляли собой фрагменты усыпанных звездами небес, явно служившие опознавательными кодами неких районов Галактики. После обработки на компьютере восемь из них удалось идентифицировать, по большей части они относились к точкам предполагаемых астрофизических сингулярностей и катастроф типа взрыва сверхновых. Но третий эпизод был загадкой. Астрономы в один голос утверждали, что такого места в Галактике не существует и, следовательно, снимок сделан в некой иной части мироздания, удаленной от Земли на сотни тысяч или миллионы световых лет. Однако у Блейда было свое мнение по данному вопросу.

Вздохнув, он нащупал пепельницу и сунул в нее окурок.

— Дальше, Дэйв. Посмотрим новую страничку нашего атласа.

— Это не атлас, — генерал пошевелился, щелкнул клавишей проектора, меняя слайд, и на экране возник новый кадр. — Это, Дик, скорее записная книжка. Там масса текстовой информации, и с ней нам никогда не разобраться без знания их языка и математической символики. Картинки, которые мы смогли вытащить, всего лишь иллюстрируют какие-то записи… — он помолчал, взирая на экран. — Я думаю, что мы видим звездные карты РОВ… районов особого внимания… тех мест, где галактическим странникам надо держать ухо востро.

Блейд кивнул. Такая гипотеза казалась совершенно разумной — особенно если учесть, у кого он отнял эту «записную книжку». Защитники являлись особой кастой, оберегавшей цивилизацию паллатов от всевозможных бед. Несомненно, взрыв сверхновой стоило считать очень крупной неприятностью, и соответствующие области пространства были, видимо, закрыты для посещений. Однако под наблюдением Защитников находились и другие районы, относящиеся к сфере деятельности палланов, то есть высокоразвитых рас, не пожелавших установить контакт с паллатами. Что касается дикарей-паллези — вроде обитателей голубой планеты, кружившейся вокруг золотистой звездочки на краю Галактики, — то пока они совершенно не интересовали Защитников. И Блейд, абориген упомянутого выше мира, был очень рад такому положению дел.

Опять щелкнул проектор, и на экране вспыхнула новая россыпь разноцветных точек. Недостижимые и загадочные, они напоминали о могуществе расы, которая свободно странствовала меж этих пылающих костров мироздания, перепархивая от звезды к звезде, от планеты к планете. И если подобные существа запомнили и особо отметили какие-то детали галактических пейзажей, то к этому стоило отнестись с самым серьезным вниманием.

Блейд понимал, что восемь из девяти выделенных районов недостижимы ни для него, ни для любых технических устройств, которыми располагали американцы или русские. Слишком огромны расстояния, неопределенны координаты и бессмысленна попытка заглянуть в те миры… В конце концов, черные дыры и сверхновые звезды ничем не угрожали Земле, и если бы даже все взрывы грохнули разом, то яркие вспышки, свидетельства катастроф, возникли бы на земных небесах спустя тысячелетия.

Да, почти все картины из «записной книжки» Защитника следовало числить по ведомству астрофизиков. Кроме третьей! Той, которую они не сумели опознать. Конечно, она и в самом деле могла оказаться звездным пейзажем иной галактики — или иного измерения. Пятьдесят на пятьдесят, как считал Блейд. Ему случалось рисковать при гораздо худшем соотношении шансов, так что подобный расклад можно было считать крупным везеньем.

Но удастся ли компьютеру забросить его именно в тот мир, на планету, в небесах которой горит синий росчерк из девяти звезд? Проблематичный вопрос… Существовал, однако, способ, который стоило обдумать и обсудить с Лейтоном… если старик вообще захочет его обсуждать…

Усмехнувшись, Блейд потянулся к бутылке с коньяком и наполнил рюмку. Кресло под Стоуном скрипнуло.

— Следующий эпизод, Дик?

— Да, пожалуйста, Дэйв.

Отхлебнув глоток ароматной обжигающей жидкости, он поднял взгляд к экрану.


Предисловие биографа Ричарда Блейда | Ричард Блейд, беглец | * * *