home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Калла зашевелилась и села, потирая кулачками глаза, расположившаяся у стола троица дружно повернулась к девушке.

— Что, пора? — спросила она, как давеча Джейдрам.

— Нет, лайя, — Саринома быстро подошла к своей ратанге и присела рядом. — Тут выяснились забавные подробности.

— И сейчас могут выясниться еще более забавные, — с серьезной миной заявил Блейд. — Представьте себе, что наша Калла — тоже агент какой-то инозвездной цивилизации…

Джейдрам и Саринома расхохотались, снимая напряжение, девушка же вскинула на Блейда удивленный взгляд, видимо, она не знала английского. Сари начала шептать ей на ухо, и с каждым мгновением прелестный ротик Каллы все больше округлялся, пока не стал напоминать букву «о». Блейд с интересом ожидал, каким будет ее первый вопрос.

Калла судорожно вздохнула и потянулась к нему.

— Но как же тебя зовут, лайо? Ты что-то говорил, когда мы встретились, но я уже не помню…

— Не будь такой любопытной, — Сари похлопала девушку по голому колену. Нашего друга зовут Талзана, и этого вполне достаточно!

Теперь они перешли на оривэй.

— Что будем делать? — Калла опять почти дословно повторила слова Джейдрама.

— Что, что… — пробормотал сей ученый муж. — Готовьтесь! Сейчас вызову белых…

— Ой! — привстав, Калла прижала ладони к щекам. — Но мы же хотели сами.

— Обстоятельства изменились, — коротко заметил Джейдрам. — Ну, как говорит Талзана, три вздоха и…

Он прикрыл глаза и замер под любопытным взглядом разведчика. Вероятно, решил Блейд, вызов Защитников производится ментальным сигналом — или таким образом включатся тарон, широкий браслет, который он видел у свалтала. Кажется, этот тарон был универсальным средством связи и мог выполнять множество других функций… например, отпугивать животных ультразвуком.

— Все, — Джейдрам глубоко вздохнул и вытер вспотевший лоб. — Они уже здесь… — Увидев, что Блейд собирается задать вопрос, он пояснил — Они около тарона. Возьмут его и быстро найдут нас. Подождем!

— Но я ничего не вижу и не слышу. — Блейд встал и направился к окну. Он оглядел двор, освещенный дюжиной факелов, часовых, что томились у закрытых ворот, и каменные прямоугольники казарм.

— Ничего, сейчас увидишь и услышишь, — заверил его свалтал.

И в самом деле, где-то под ними раздался грохот, и здание затряслось.

— Проломили стену на первом этаже, — заметил Джейдрам. — Значит, наше снаряжение хранится здесь, внизу.

Послышались тревожные крики, у ворот вспыхнул сразу десяток новых факелов, потом гулко ударил гонг; Блейд видел, как растворяются двери казарм, и солдаты, на бегу натягивая кольчуги и оправляя шлемы, выскакивают во двор. Грохот внизу продолжался.

— Похоже, эти парни не церемонятся, — одобрительно пробормотал разведчик, прислушиваясь к шуму и крикам, которые раздавались уже под дверью их узилища.

Внезапно тяжелая створка исчезла; пораженный Блейд видел только какие-то серые хлопья, кружившиеся в воздухе и медленно оседавшие на пол. Снаружи ударил сильный луч света, словно в коридоре включили прожектор; его ровное немигающее сияние затопило убогую камеру, заставив померкнуть пламя свечей. Прикрывая ладонью глаза, Блейд шагнул к трем оривэй, жавшимся друг к другу посреди комнаты, и обнял Каллу за плечи. Он почувствовал, что девушка дрожит.

В дверном проеме возникла высокая фигура. Человек, затянутый в серебристый комбинезон, стоял неподвижно, словно позируя перед объективом невидимого фотоаппарата. Рослый крепкий мужчина с пронзительным колючим взглядом и бледным лицом; плотный шлем охватывал его череп, не позволяя разглядеть цвет волос, однако Блейд был уверен, что они белы, как снег. В руках пришелец сжимал тонкий вороненый стержень.

Сухие тонкие губы шевельнулись. Бледный мужчина говорил на оривэе с каким-то странным акцентом, но Блейд отлично понимал его. Голос был сухим и безжизненным, словно у автомата, запрограммированного на три десятка стандартных фраз, однако каждое произнесенное слово звучало с веской и неоспоримой значительностью.

— Защитник двадцать два-тридцать. Пат Барра Саринома, Кей Олсо Джейдрам, Сиген Барра Калла?

«Вот я и узнал их полные имена,» — невольно подумал разведчик.

Джейдрам нерешительно кашлянул.

— Да, это мы, Защитник.

— Старший.

— Да, Старший.

— Кто с вами?

— Наш… эээ… проводник. Талзана.

Двадцать два-тридцать бросил на Блейда короткий взгляд и повелительно махнул рукой.

— Ты! В сторону, быстро!

Он поднял свое оружие, и Блейду внезапно стало ясно, что никогда еще он не был так близок к смерти, как сейчас. Водянисто-серые глаза смотрели на разведчика без всякого выражения, будто на комара или муху; он отчетливо представил, что стоит ему только отойти от Каллы, как в комнате возникнет еще один протуберанец из серых хлопьев, столь разительно напоминавших сажу. Блейд прищурился, оценивая расстояние и массу объекта. Придется-таки послать Лейтону этот подарок — в надежде, что морские пехотинцы окажутся на высоте.

— Старший, — раздался негромкий голос Сариномы, — это паллан, не паллези. Он, как и мы, не отсюда.

На бледном лице не дрогнул ни один мускул, но черный ствол опустился.

— Вы пойдете с нами.

Это даже не было приказом; скорее — безоговорочным утверждением.

— Я пойду, — произнес Блейд, — но только потому, что хочу этого сам.

Двадцать два-тридцать не удостоил его ни взглядом, ни ответом; он повернулся и бросил через плечо:

— За мной.

В узком коридоре было пусто, лишь мелкая пыль витала в воздухе. Калла раскашлялась, лица Джейдрама и Сари побледнели. Блейд шел первым; перед ним маячила спина Защитника с объемистым плоским контейнером. Похоже, он весил немного и не стеснял движений широко шагавшего человека.

Они достигли лестницы и спустились на первый этаж, по-прежнему не встретив ни единой души. Проход здесь был шире, чем наверху, но в дальнем конце его перегораживала груда камней, слева от которой зиял огромный пролом. Выглядело это так, словно чудовищный молот одним ударом снес стену на протяжении пяти ярдов, перемолов и раздробив большую часть каменных глыб в щебенку и мелкие булыжники. Над головой в опасной близости нависали каменные плиты и балки, готовые рухнуть в любую минуту, и Блейд решительно не понимал, зачем их провожатый и защитник тащит всю компанию в столь опасное место. Потом он заметил, что группу прикрывает нечто похожее на голубоватый пузырь, который перемещается вместе с ними. Видимо, это было защитное поле такой же природы, как создавали палустары оривэй, но гораздо более мощное.

Блейд внимательно осмотрел серебристую фигуру, уверенно шагавшую впереди. Под тканью комбинезона бугрились могучие мышцы; ниже колен материал как будто уплотнялся, переходя в голенища сапог; такие же уплотнения защищали плечи и запястья, кисти обтягивали серебристые перчатки, блестящий яйцеобразный шлем прикрывал затылок и шею. Потом он разглядел пояс, и глаза разведчика вспыхнули. Это был палустар, но какой! В палец толщиной и раз в десять шире, чем те жалкие ремешки, что носили Джейдрам и женщины! Он напоминал пояса монтажников или штангистов-тяжеловесов и, вероятно, являлся источником мощного поля, прикрывавшего сейчас всю их компанию. Блейд облизнул пересохшие губы; он уже понимал, что никуда не уйдет и не сбежит, пока силой или хитростью не завладеет этим сокровищем.

Перед грудой мусора двадцать два-тридцать свернул налево, в пролом. Разведчик и трое оривэй вслед за ним перешагнули через остатки стены и очутились в просторной и богато обставленной комнате. Это был кабинет какой-то высокопоставленной особы — может быть, даже его свирепости. Тут стояли массивные шкафы из дерева коричневатобагрового оттенка, покрытые резными фигурками, прочные табуреты на витых ножках и серповидный стол с похожим на трон креслом; его подлокотники изображали мощные нагие руки со сжатыми в кулаки пальцами, а спинка — не менее мощную грудь воина, обтянутую кольчугой.

Блейд обратил внимание, что дверцы на всех шкафах срезаны, а пол перед ними завален свитками бумаги или пергамента вперемешку с золотыми и серебряными квадратиками, какими-то мешочками и шкатулками. Несомненно, здесь провели тщательный обыск, результаты которого были налицо: все конфискованное у путников снаряжение лежало на столе палустары, ринго, дротики, пучок светящихся лучинок, браслет Джейда, маленькие тючки с палатками, фляги и прочая мелочь. Рядом небрежно присел на ручку кресла второй Защитник; повернув голову к окнам, он как будто разглядывал толпу солдат с факелами и мечами, безуспешно пытавшихся пробиться через слабо светящуюся голубоватую завесу. Этот силовой экран, видимо, прикрывал внешнюю стену здания вместе с обитой железными полосами дверью, которая вчера захлопнулась за пленниками.

Едва Старший и четверо спасенных появились в комнате, затянутый в серебристый комбинезон человек вскочил и отрекомендовался:

— Защитник триста пятнадцать-семь.

— Помощник, — с сухим кивком уточнил его немногословный шеф.

Седьмой был таким же рослым и крепким, как и старший из этой пары; такое же бледное лицо с серыми глазами, тонкие губы, прямой нос, запавшие щеки. Однако он казался молодым — Блейд не дал бы ему больше двадцати — двадцати двух лет по земному счету. Впрочем, кто их знает, этих паллатов… Саринома выглядела едва ли на тридцать, но разведчик иногда ловил себя на мысли, что даже страшится представить, сколько же ей на самом деле.

Он посмотрел на замкнутое сухое лицо Старшего, потом на столь же замкнутую и сухую физиономию его Помощника. Безымянные двадцать два-тридцать и триста пятнадцать-семь… Отныне они будут для него Капитаном и Кадетом.

Махнув рукой, Старший подозвал к столу Джейда и женщин.

— Все здесь? — поинтересовался он.

Некоторое время оривэй перебирали и разглядывали свое снаряжение, потом Джейдрам, обменявшись взглядами с Сари, кивнул.

— Да, Старший. Все в порядке.

Но Капитан, склонив голову к плечу, продолжал внимательно изучать разложенные на столе вещи Затем он спросил:

— Где третье ринго?

— Сиген Барра Калла исчерпала заряд. Я выбросил ее ринго в озеро, — Джейд неопределенно махнул рукой на юг, в сторону гор.

— Причина? — холодные серые глаза уставились на свалтала.

— Что? — не понял он. — Какая причина?

— Заряд исчерпан. Причина?

— Ах, это… Нападение стада сантров.

Капитан кивнул, удовлетворенный объяснением, и коротко распорядился:

— Все забрать. Выступаем.

Они разобрали имущество. Блейд втянул ремешок палустара в прорези на поясе шорт, взял пару дротиков и свой обычный груз — мешок с палатками, двумя флягами и небольшим контейнером с концентрированной пищей. Джейдрам с видимым облегчением застегнул на запястье свой браслет и сунул в карман ринго.

— Одна формальность, Кей Олсо Джейдрам, — внезапно произнес Старший. — Отметка в вашем тароне. Активизируйте его.

С вымученной усмешкой Джейд прикоснулся к одному из выпуклых сегментов браслета, и Капитан монотонным голосом заговорил:

— Спасательная акция на гласторе двенадцать. По вызову оривэй Кей Олсо Джейдрама с двумя спутниками. Сектор и время… — последовал ряд неизвестных Блейду терминов. — Дополнение: кроме указанных оривэй, акция распространена на сопровождающего их паллана. Классификация неизвестна, действую согласно общей инструкции. Защитник двадцать два-тридцать.

Он прикоснулся к шлему — вероятно, там был записывающий прибор, — и кивнул головой:

— Все. Можем идти.

Одинаковыми движениями оба Защитника подняли оружие, направив его в простенок между окнами. Блейд смотрел во все глаза, но никаких внешних эффектов не последовало: ни блистающих молний, ни светящихся лучей, ни вспышек, ни звуков. Однако толстая стена вдруг со страшным грохотом обвалилась наружу, словно вытолкнутая невидимым гигантским кулаком; потолок окончательно просел, и град осколков, каменной крошки и пыли взмыл в воздух. Однако силовой кокон, прикрывавший путников, не пропустил ничего. Под его защитой они выбрались во двор: Капитан — впереди, за ним — четверо спасенных, в арьергарде — Кадет. Голубоватое мерцание у стены казармы погасло, зато экран, окружавший людей, засветился ярче; он имел форму срезанного по большой оси эллипсоида, в фокусах которого находились два Защитника.

На плацу, где его свирепость решал вчера судьбу пленников, собралось уже не меньше тысячи солдат. Половина, выставив вперед копья и прикрывшись щитами, ровной шеренгой перегораживала двор; на флангах рассыпались арбалетчики. Свистнули стрелы, строй воинов качнулся, надвигаясь на маленькую группу пришельцев, но Старший уделил этому маневру не больше внимания, чем налетевшему с моря легкому бризу. Он как будто даже не собирался идти к воротам, ибо самый кратчайший путь к дороге, что вела в горы, пролегал через южную стену. И вороненый ствол в руках Защитника смотрел прямо туда.

Внезапно в шеренгах атакующих возник широкий проход; внешняя стена, ограждавшая плац, треснула и расселась. Ветер взметнул к небесам серые хлопья, понес их вверх, к темному небу и звездам, в тот рай или ад, куда в любом мире попадают души погибших воинов, и Блейду показалось, что над плацем раздался тоскливый протяжный стон. Разведчик невольно потряс головой, глядя, как снова сомкнулись ряды солдат в стальных кольчугах — в безнадежной попытке сразиться с силой, неведомой в этом мире стрелы, меча и пращи.

Рука Защитника, вытянутая вперед, казалась сверкающим орудийным стволом; на серебристом комбинезоне и гладком шлеме играли багровые отблески факелов. Второй раз страшная просека разорвала строй, и люди отхлынули, словно догадавшись, что их жалкое оружие бессильно против чар и колдовства. Ветер опять закружил невесомые хлопья сажи, и Блейду показалось, что Калла вдруг всхлипнула.

— Клянусь Единством, — едва слышно пробормотал Джейдрам за его спиной, — он не успокоится, пока не перебьет всех!

Блейд шагнул вперед и решительно положил руку на плечо Защитника.

— Вы не слишком усердствуете, Старший? — его тон был холоден и спокоен. — Разве нельзя устрашить туземцев каким-нибудь другим способом, кроме убийства?

Резким движением Капитан стряхнул его ладонь.

— Это паллези, — вымолвил он, не оборачиваясь. — Кей Олсо Джейдрам, вы объяснили своему проводнику, кто такие паллези?

— Н-нет, — в голосе Джейда слышалась неуверенность.

— Так объясните.

С этими словами Защитник двинулся к пролому в стене, мимо расступившихся солдат. Они больше не пытались атаковать, и Старший, видимо, не собирался стрелять. Блейд и трое оривэй шли за ним, втаптывая в землю пепел сотни погибших.

— Паллези, — мрачно проворчал разведчик, пожав плечами. — Разве паллези — не люди?

Джейдрам отвел взгляд.

Они выбрались на дорогу и, в угрюмом молчании, пошли к горам. Двигаться по наезженному тракту было легко; вдобавок четверо путников хорошо отдохнули за минувший день, и даже Калла, самая слабая, не отставала. Защитники же вышагивали, как заведенные; казалось, само понятие усталости им не знакомо.

Вскоре Блейд понял, что они идут к ущелью, в котором два дня назад напоролись на патруль десятника Гворда. Означало ли это, что им вновь придется нырнуть в подземный ход, чтобы выйти к южным лесам? Или в горах всю компанию поджидал какой-то летательный аппарат, который доставит их… Куда? Снова на берег озера?

Чуть приотстав, разведчик поравнялся с Джейдрамом.

— Мы возвращаемся, Джейд? — негромко спросил он на английском, скосив глаз на каменную спину Капитана и его ранец, мерно покачивающийся в такт шагам.

— Да, — свалтал кивнул. — Идем к озеру.

— Зачем?

— Там находится гластор… межвременной трансмиттер. Аппарат, который перенес нас сюда. Ты ведь, наверно, знаешь…

— Знаю, — Блейд не дал ему закончить фразу. — Мы находимся в ином пространстве-времени, в чужой вселенной, куда нельзя добраться на звездном корабле.

Джейдрам снова кивнул; осведомленность спутника ничуть его не удивила.

— Мы идем к озеру, — повторил он, — и будем ждать несколько дней, пока не подойдет наша очередь. Затем мы вернемся в свой мир… и ты вместе с нами, Талзана.

Блейд с минуту обдумывал эту идею, потом спросил:

— А если я не захочу?

— ОН заставит, — взгляд свалтала уперся в каменную спину впереди.

— Это мы еще посмотрим, — пробормотал разведчик. — Я — свободный человек… И я еще не закончил тут свои дела.

— Существует Закон о Невмешательстве, принятый всеми высокоразвитыми озинра, не только паллатами, — начал Джейдрам. — Согласно ему…

Блейд коснулся локтя свалтала.

— Прости, я не понял. Кто такие озинра?

Это слово он уже знал — от Каллы. Но не помешает выслушать и толкование Джейда.

— Мыслящие. Все разумные существа во всех вселенных.

— Не исключая и тех, которые живут здесь?

— Не исключая. Но местные не относятся к высокоразвитым озинра, это — паллези.

— Хмм… вот как… — разведчик погладил заросший щетиной подбородок. — Ну и что же говорит закон?

— Никто не должен вмешиваться в чужие дела.

— Интересно… И потому он, — Блейд ткнул пальцем в спину Защитника, — собирается силой запихнуть меня в этот самый гластор?

— Только чтобы установить контакт. Закон допускает одно исключение: при встрече с представителем неизвестной расы нужно доставить его для опознания. Затем определенные структуры с нашей стороны должны связаться с твоим народом и выяснить его волю. Захотите — мы станем поддерживать связи; в ином случае последует разграничение сфер влияния, и мы будем знать, что на данную часть пространства наложен запрет.

— Мне кажется, чти применение силы при первой же встрече — плохое начало контакта, — задумчиво произнес Блейд. — Между нами все было так хорошо… пока не появились эти! — он мотнул головой в сторону Защитника.

— Да уж, — ухмыльнулся Джейдрам, — контакт развивался нормально… Особенно с девушками!

— Любовь — лучшая основа взаимопонимания, с глубоким убеждением заявил разведчик. — Поверь, Джейд, я обладаю большим опытом в таких делах.

— Это я уже заметил, — ухмылка свалтала стала еще шире, потом он посерьезнел. — Понимаешь, Талзана, мы трое — оривэй, обычные люди. Мы можем нарушить какое-то правило, и смерть нам за это не грозит… ну, некоторые неприятности, скажем так. Защитники — совсем другое дело. Они — официалы, слуги и стражи Закона.

— Это плохой закон. — Блейд разыграл искреннее возмущение. — Никто не имеет права применять силу к высокоразвитому существу!

Джейдрам смерил его задумчивым взглядом.

— Видишь ли, друг мой, в нашей галактике разумная жизнь большая редкость, и мы всегда стремимся установить связи с новыми озинра. Эта проблема не должна зависеть от личностей. Индивидуальные психологические параметры разумного существа могут колебаться в очень широком диапазоне…

«Дьявольщина, — подумал Блейд, а ведь этот ученый дзур прав!» Он невольно вздрогнул, представив, что на его месте мог оказаться Ван Дайкен. Хороший посредничек для первого контакта! Или среди высокоразвитых озинра таких уже не водилось?

Голос Джейдрама продолжал жужжать над ухом, и вдруг разведчик понял, что ему задают вопрос.

— Прости, Джейд…

— Да-да, я повторю… Так вот, скажи, мой вышедший из леса друг, разве ты можешь представлять всю свою расу?

— Нет, конечно.

— Вот видишь! — с энтузиазмом подхватил Джейдрам. — Возможность контакта представляется столь ценной, что ее надо оградить от каприза твоего или моего — от помех, от любой неудачи. Главное найти друг друга в этой бездне, — он поднял лицо к усеянному звездами небу. — Потом те, кому положено с вашей и с нашей стороны решат, что делать дальше.

Блейд надолго задумался. В том, что говорил Джейдрам, чувствовалась определенная логика; он излагал основы мировоззрения расы, многие тысячелетия обитающей среди галактических просторов, не скованной ни расстоянием, ни кратким временем жизни, ни ограниченными ресурсами одного-единственного перенаселенного мира. Земному человеку, погрязшему и междуусобных дрязгах маленькой планеты, было нелегко понять и принять эти идеи, даже если все сказанное являлось святой истиной — в чем Блейд, после устроенной Защитником бойни, весьма сомневался.

— Звучит благородно, — наконец заявил он. — Маленькое насилие во имя великой цели! Что ж, пусть так… Но кто поручится, друг мой Джейдрам, что все сказанное — не пустые фантазии?

От неожиданности свалтал даже сбился с ноги.

— Ты хочешь сказать, что я намеренно ввожу тебя в заблуждение? Но зачем?!

— Откуда я знаю… Может быть, ваш флот с этакими типами на борту, — Блейд яростно ткнул дротиком в сторону невозмутимо шагавшего впереди Защитника, — ждет не дождется, чтобы сбросить на наш мир парочку бомб…

— Ты с ума сошел, Талзана! В космосе никогда не было войн! За этим следят Защитники… наши и других палланов. Вернее, они наблюдают, чтобы паллези с тех планет, которые приближаются к критической точке, не выкинули что-нибудь подобное… Вот тогда-то и пригодится та самая парочка бомб…

— То есть, с этими паллези будет покончено?

— Вне всякого сомнения, Талзана.

— Но это же чудовищно! — на сей раз Блейд по-настоящему ужаснулся. — Уничтожить целый мир!

— Ты предпочитаешь, чтобы было уничтожено множество миров? — Джейдрам в упор поглядел на разведчика. — А ведь это может случиться, если в космос выйдет раса с мощным оружием и ущербным интеллектом паллези! — Он помолчал, потом с легким оттенком удивления добавил: — Странные вещи ты говоришь, Талзана… Разве у вас этого не понимают?

Лоб Блейда покрылся холодным потом; он стоял на грани разоблачения.

— Понимают, — удалось выдавить ему, — и поэтому мы осторожно подходим к проблеме новых контактов…

К счастью, Джейдрам приписал его волнение иным причинам.

— Ты не должен беспокоиться, Талзана, — сказал он с необычным теплом. — Я имею в виду, из-за этой своей миссии. Контакт между нашими культурами гораздо важнее любого задания, которое ты здесь выполняешь. А что касается Защитников… — он помолчал. — Конечно, они бывают жестковаты, когда имеют дело с паллези… Но ты-то паллан! И к тебе будут относиться с должным уважением.

Блейд молча кивнул.

— Ты знаешь, — с улыбкой продолжал свалтал, — я ведь чуть не раскрыл тебя! Ты был на редкость сообразительным дикарем — слишком сообразительным для примитивного лесного охотника. Когда ты вышел к нам с этой зверюгой на плечах и цветком… — он негромко рассмеялся. — Нет, паллези на такое не способен, чтобы не говорила Саринома!

Они шли по дороге в темноте южной ночи, и светлый эллипс послушно бежал вместе с ними, озаряя то каменные столбики с непонятными знаками, то ограды небольших домиков, замерших в сонной тишине, то стволы деревьев с грубой коричневой корой, потом слева и справа от обочин появилась трава альпийского луга, и вскоре тракт превратился в тропинку, а потом исчез совсем. Путники подходили к ущелью, их никто не преследовал.

Когда впереди показался вход в расселину, окаймленный по краям утесами, Блейд внезапно сказал:

— И все же я не очень понимаю, Джейдрам, по каким признакам вы отличаете палланов от паллези. Возьмем, к примеру, этот Вайлис или Землю… Ведь у них довольно высокая культура! Кто же они — палланы?.. паллези?..

С трепетом он ждал ответа так, как ждут приговора судьбы. И приговор грянул.

— Паллези, Талзана, паллези, — произнес свалтал. — И такие паллези, что опасней их, пожалуй, не найдется никого во всей галактике!


Глава 12 | Ричард Блейд, беглец | Глава 13