home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

На ночлег путники остановились посреди широкой поляны, разбив легкие шатры по обе стороны могучего дерева, уходившего ввысь на добрых три сотни футов. Почва под ним была усыпана опавшей прошлогодней листвой, сквозь которую проросла свежая травка, мягкая и нежная; казалось, что под днищем палатки лежит пуховой матрас. Местные большие кошки как будто избегали открытых пространств, но темная древесная крона беспокоила Блейда. Там мог скрываться целый прайд ягуаров или иных хищников, и он совсем не хотел, чтобы какая-нибудь тварь с когтями длиной в ладонь свалилась ему на голову. Особенно в ту минуту, когда он будет благодарить Каллу за сегодняшний разговор.

Джейдрам, однако, нашел выход. Покопавшись в своем мешке, он достал широкий металлический браслет с двумя дюжинами звеньев, одел на запястье и начал поочередно нажимать пластинку за пластинкой. «Тарон», — благоговейно прошептала Калла, зажимая уши. Внезапно раздался резкий свист; частота звука мгновенно выросла до порога слышимости, и пронзительная боль на миг прострелила виски Блейда. Над темной кроной послышались возмущенные птичьи крики и хлопанье крыльев, быстро удалявшееся к лесной опушке; затем все стихло. Они расставили палатки — выбрав, из соображений благопристойности, дистанцию в тридцать ярдов, — разложили костер и приступили к ипле и ужину.

В честь начала похода Саринома приготовила и вино. Процедура была простой — она опустила крохотный шарик в одну из фляг, затем разлила в кружки темную, отсвечивавшую рубином жидкость. Блейду показалось, что женщина бросила на него предостерегающий взгляд; он сделал пару глотков и, хотя вино было превосходным, крепким и ароматным, незаметно выплеснул остаток в траву. Так же он поступил со второй и третьей порциями.

Они разошлись по палаткам. Блейд и Калла легли головами ко входу, к свежему воздуху, и с полчаса торопливо и жадно наверстывали все, что было упущено днем. Потом девушка уснула — как-то очень быстро и крепко. «Вино виновато», — подумал разведчик, поглаживая шелковистые волосы возлюбленной; сам он чувствовал только приятное возбуждение, однако беспокоить свою милую оривэй не стал.

Перевернувшись на спину, Блейд уставился в звездное небо, краем уха прислушиваясь к возбужденному дыханию, что доносилось из шатра Джейдрама и Сари; потом смолкло и оно. Костер догорал; ночь раскинула черный бархатный плащ, вышитый самоцветами созвездий, над тихим лесом, над темной развесистой кроной огромного дерева, над двумя легкими серебристыми палатками и почивавшими в них путниками: Ричардом Блейдом, землянином, паллези, и тремя существами неведомого рода и племени, что звали себя паллаты оривэй. Несмотря на это лингвистическое различие, все они являлись озинра, мыслящими, и не просто мыслящими, а людьми. У людей же случаются моменты, когда инстинкт и чувство заменяют им мысль; подобный недостаток присущ именно двуполым гуманоидам — тогда как, к примеру, менелы, обитатели красной звезды Ах’хат, его совершенно лишены. Что, впрочем, не делает их жизнь веселее.

Итак, не успел Блейд задремать, как нежная рука погладила его по щеке и, приоткрыв глаза, он увидел склонившуюся над ним Сари. Женщина приложила палец к губам; в неярких отблесках костра они казались пунцовыми, темными, как лепестки осенних роз и такими же ароматными. Полные смуглые груди Сариномы вздымались в такт частому дыханию, длинные черные локоны рассыпались по плечам, точеные амфоры бедер сулили пир, щедрый и хмельной; нагая и прекрасная, она казалась лесной царицей, удостоившей смертного своей божественной благосклонностью.

Блейд бесшумно выскользнул из шатра, окунувшись в теплый ночной воздух, чувствуя, как горячие тонкие пальцы стискивают его запястье. Он поднялся, не говоря ни слова, встал рядом с женщиной, положил ладонь на гибкую талию. Ее рука обвилась вокруг крепкого стана разведчика, в глазах сверкнули золотистые точечки, губы приоткрылись; так, полуобнявшись, в полном молчании, они и зашагали по мягкой траве, пока сотня или две ярдов — и целая вечность — не отделили их от серебристых палаток.

Сари повернулась к своему мужчине, к спутнику на эту ночь и опустила взгляд. Свет звезд и поднимавшейся луны был неярок, но она увидела то, что хотела. Блейд резко привлек ее к себе, прижал к восставшим чреслам, и едва слышный шепот раздался в ночи:

— О, Талзана, о! Лайо… Анола, анола, анола…

Сколько раз он слышал это от женщин — да, да, да…

Приподняв ее за упругие бедра, нежно и требовательно раздвигая их, он вдруг ощутил что-то знакомое — словно пахнуло ароматом далекой юности, когда такая же черноволосая смуглянка прижималась к нему горячим телом, шепча бессвязные ласковые слова пунцовыми губами. Воспоминание вспыхнуло на миг, будто выхваченное из омута памяти лампочкой стробоскопа, и погасло. Он вошел в жаждущее ласки лоно и опустился на траву, раскачивая женщину на коленях и забыв обо всем, кроме нежной и восхитительно упругой плоти, скользившей под его ладонями.

Застонав, Сари плотнее прижалась к нему, подняла ноги, вытянув их вверх за его спиной; ее тело обладало какой-то невероятной, нечеловеческой гибкостью. Впрочем, она и не являлась в полном смысле человеком, во всяком случае — человеком Земли. Что не лишало ее — как и Каллу — очарования и сексуальной привлекательности. Но Калла была девочкой, молодой и неопытной, едва начавшей постигать науку любви; Саринома же знала и умела многое. Блейд вскоре ощутил это: обхватив его за шею. Сари откинулась на всю длину вытянутых рук, ее нежные ступни уперлись ему в плечи, талия изгибалась с плавностью волны, накатывающей на берег; и, в такт этому бесконечному прибою, ее бедра то скользили по его груди, то, раскрываясь как лепестки цветка, опадали в стороны.

Он опустил голову, поймал губами напрягшийся сосок на левой груди, ощутил щекой частые удары ее сердца и вдруг с неистовой страстью прижал женщину к себе. Раскачиваясь и вздыхая под яркими звездами, они напоминали нимфу и фавна, сомкнувших объятия в яростном любовном единоборстве; налетевший из леса ветерок развевал длинные локоны Сари, ерошил волосы Блейда, но не мог остудить жара сплетенных тел. Внезапно они застонали — словно вскрик оплодотворяемой земли слился с громовым ревом неба и, не разъединяя рук, замерли в сладкой истоме. Потом мужчина вытянулся на траве; женщина, по-прежнему обхватив его ногами, лежала сверху, что-то тихо шепча запекшимися губами.

Легонько покачивая этот упоительный груз, Блейд раздумывал над вопросами, которые он собирался задать Сари. Для каждого из спутников он имел свои вопросы, и иногда его тревожило опасение — что, если они соберутся как-нибудь втроем и перескажут друг другу все, о чем он выспрашивал? Это было бы почти катастрофой, ибо образ Талзаны, полудикого лесного охотника, не мог выдержать подобной перекрестной проверки.

Умение задавать вопросы было одним из важнейших в его профессии. Опасное и тонкое искусство! Ибо каждый вопрос — хотел он того или нет содержал некую информацию о спрашивающем. Он, например, не рискнул бы напрямую поинтересоваться у Сариномы, что делает их троица у озера — не отдыхает ли от трудов праведных? Один такой вопрос выдал бы его с головой! Абстрактное понятие отдыха было столь же незнакомо и чуждо примитивным племенам воинов и охотников, как и абстрактное понятие свободы, на чем Блейд уже прокололся один раз. С точки зрения Талзаны, Пришедшего из Леса, Саринома и ее компаньоны могли охотиться, разведывать новые территории, выслеживать врагов или скрываться от них; для паллези жизнь являлась делом, работой, отдых же был прерогативой более цивилизованных паллатов.

Нежно поглаживая бархатную спину женщины, Блейд шепнул в ее ушко:

— Ты и Калла… Так похожи лицом, так непохожи в любви…

Он почувствовал, как шевельнулись губы Сари у его груди — она улыбалась.

— И кто же лучше?

— Ты спрашиваешь?..

Раздался довольный журчащий смех.

— Она еще очень молода. Когда-нибудь Калла будет такой, как я…

— Когда?

— О, это очень долгий срок, лайо! Боюсь, всей твоей жизни не хватит, чтобы дождаться… Так что пользуйся тем, что есть. — она легонько укусила его за мочку.

Они долго живут, отметил про себя Блейд. Сколько? Сто, двести, триста лет? Это не казалось удивительным для расы, обладавшей Золотым Шаром.

— Тела у вас тоже почти одинаковы… его ладонь легла на упругие выпуклости ягодиц.

— Мы с ней родстве…

А! Это он и хотел выяснить!

— Сестры?

— Нет, — она опять улыбалась. — Ты мне льстишь, Талзана…

Слово «лесть» было новым, но разведчик догадался, о чем речь.

— Значит, ты — младшая сестра ее матери, — уверенно заявил он.

— Можно считать и так, — ответила Сари, чуть помолчав, — хотя я прихожусь сестрой не ее матери, а гораздо более дальнему предку… у вас, живущих так недолго, нет слова для обозначения такого родства. Мы с ней — ратанги, женщины из одной семьи. Но я очень люблю ее, так что считаю Каллу своей сестрой… — она сделала паузу. — Я очень благодарна тебе, Талзана… я рада, что на заре жизни она встретила настоящего мужчину, сильного и нежного…

Вот как! Вероятно, эта ночь любви являлась своеобразной проверкой! Блейд, однако, не имел ничего против такой инспекции.

— Я буду нежен с ней, и с тобой — тоже, заверил он своего прелестного инспектора. Потом тоже помолчал, баюкая головку Сари на своей груди, и добавил: — Я не хочу расставаться с вами так скоро… Не знаю, что скажет Джейд, но…

— О, Джейд!.. Он всего лишь мой приятель. Сегодня я с ним, завтра — с другим… Но мы не можем остаться с тобой надолго, лайо. И не можем взять с собой. Там… там, на севере… — она запнулась, и Блейд автоматически отметил эту заминку, — тебе бы не понравилось. Жизнь там не подходит для вольного охотника. Ни оленей, ни ягуаров, ни воинов из вражеских племен, которых можно убивать…

«Похоже, мы подошли к сути дела», подумал Блейд и сказал:

— Анола. У вас скучная жизнь… там, на севере.

— Ну, почему же… Мы живем в безопасности… и каждый чем-то занят… чем-то вроде игры. Не знаю, поймешь ли ты это, — она вздохнула.

— Жизнь — не игра.

— Жизнь — всегда игра, мой дикарь. Только она может быть легкой или тяжелой, веселой или грустной. Для нас жизнь легка и весела — по большей части.

Любопытная философия, подумал Блейд. Впрочем, с чем-то подобным он встречался и на Земле.

— Все равно скучно, — упрямо заявил он. — Нельзя охотиться, нельзя сражаться…

— Можно, мой лайо, можно. Если перенестись в такое место, как это.

Все-таки туристы; теперь разведчик уже не сомневался в своих выводах. Не самый плохой вариант для первого контакта, но и не самый хороший. Ему хотелось порасспросить Сариному о том, что творится на просторах экваториального материка: действительно ли его земли разделены на области с разнообразным «туристским обслуживанием». Однако о подобных вещах Талзана, абориген, должен был знать сам — по крайней мере, он должен хорошо представлять внешнюю, зримую сторону событий.

У Блейда уже сложилось определенное впечатление об этом мире. Видимо, его северные владыки мудро сберегали определенную часть планеты в естественном состоянии, создав заповедник из целого континента с его флорой, фауной и населением. Можно было предположить и то, что обитающие на юге племена ничего или почти ничего не знали о технологической цивилизации севера и берега других материков были для них недостижимы. Это прекрасно объясняло и недомолвки женщин, и интерес, проявленный Джейдом к древней пещере, и многое другое.

Что еще он сумеет выжать из Сариномы? Он надеялся получить хотя бы косвенное подтверждение своей гипотезы.

— Калла говорила мне, что вы умчитесь в свою страну… может быть, улетите по воздуху, как птицы, задумчиво произнес он. — Значит, к нам не добраться ни пешком, ни на лошадях?

— Какой ты горячий… Жарко, — Сари соскользнула с него и улеглась рядом, в мягкой траве; ее ладошка блуждала по широкой груди Блейда. — Да, лайо, по суше к нам не добраться и по морю тоже. Можно улететь — на большой-большой лодке, но это тоже не просто.

Итак, этот континент окружен морями, и охотничьи кланы, обитающие здесь, без сомнения не имеют океанских парусных судов. Блейд наконец отыскал подходящую земную аналогию: доколумбова Америка! Те же племена воинов и охотников, кочующие в прериях, горах и лесах; выслеживание добычи, скитания и бесконечные стычки — вот их главные занятия. Они любят такую жизнь и не желают ничего иного, что вполне устраивает северян. Видимо, этим рафинированным детям цивилизации иногда хочется погрузиться в мир девственной природы — или в общество, где царит древний закон силы. И если диспозиция именно такова, то все его россказни о подвигах Талзаны звучали весьма правдоподобно.

Блейд был уверен, что доискался до истины. Облегченно переведя дух, он потянулся, еще не представляя в тот момент, в сколь многом он прав, и в сколь многом допустил ошибку.

Саринома томно вздохнула ему в ответ, повернулась на бок, чуть приподнялась — и разведчик почувствовал, как шелковистое колено скользнуло по его животу, прямо к ожившей и жаждущей новых ласк плоти. Задыхаясь и шепча «лайя, тассана… лайя, килата сия… анола, анола…» он обнял женщину и опрокинул ее на спину.


Глава 7 | Ричард Блейд, беглец | Глава 8