home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

На космодром опускался черный спидстер — точно такой же, как катер Кимбола Киннисона. Начинался пятый сон.

Блейд глядел, как в распахнутом люке появилась чудовищная голова — с клыкастой пастью, костяным гребнем над ушами и зверовидным вытянутым носом. Лоб, однако, был высок, а в глазах сияла неподдельная радость.

Вот показались могучие передние лапы, змеиное чешуйчатое тело, развернулись широкие крылья, и летающий дракон, одним прыжком преодолев ярдов пятьдесят, обрушился на человека.

— Ворсел, старый змей, ты меня задушишь! Кольца, обвивавшие тело Ричарда Блейда, ослабли.

— До чего же я рад тебя видеть, старина!

— Взаимно, Кимбол, взаимно…

Конечно, они общались с помощью своих линз, человек не мог изобразить шипенье и свист, служившие языком разумной рептилии, а горло Ворсела вряд ли было способно воспроизвести звуки английской речи. Это, однако, не помешало им в свое время стать настоящими друзьями.

Ворсел был велантийцем. Несмотря на устрашающий облик, его раса относилась к наиболее высокоразвитым в галактике, ибо обитатели Велантии обладали высочайшими ментальными способностями, сочетавшимися со здравым разумом и склонностью к технике. Ворсел же среди своего народа выделялся во всех отношениях; он был великолепным психологом и инженером, обладал редким мужеством, силой, юмором и дружелюбием. Но, что гораздо важнее, он являлся Серым Ленсменом — первым среди велантийцев и вторым в галактике после Киннисона.

Блейд хорошо помнил обстоятельства их первой встречи. Это случилось лет восемь назад, когда судно, находившееся под его командой (вернее — под командой Кимбола Киннисона) было атаковано и разбито боскомианской эскадрой, и остатки экипажа выбросились в пространство на двухместных спасательных ботах. Кимбол оказался в паре с Ван Баскирком; вместе они, после долгих странствий, приземлились на Дельгоне — планете, ранее неизвестной Патрулю. Мир этот был странным и весьма подозрительным; и, как знать, возможно, оба молодых патрульных сложили бы там свои кости, если б не встретились с Ворселом.

Он прибыл на Дельгон с соседней Велантии и собирался героически расстаться с жизнью — по какому поводу находился в довольно возбужденном состоянии. Дельгон населяла рептилоидная раса; эти существа весьма походили на самих велантийцев — разве что не казались такими мощными и крупными и не могли летать. Большая часть дельгонианских рептилоидов не представляла никакой опасности для велантийцев, гораздо более развитых в техническом отношении, но вот их Владыки… Эти монстры являлись отдельным и довольно немногочисленным подвидом и обладали одной жуткой особенностью — потрясающей гипнотической силой. Даже разум велантийцев не мог противостоять их призыву, отголоски которого докатывались через миллионы миль с соседней планеты; как покорный скот, они отправлялись на Дельгон — и гибли.

Гибли, ибо Владыки Дельгона завлекали их в мрачные пещеры, подвергая там ужасающим пыткам. Эти твари наслаждались, наблюдая за мучениями своих жертв, а в момент неизбежной агонии поглощали их жизненную энергию. Таким был способ их существования, и самим пыточным дел мастерам он представлялся вполне естественным — чтобы не думали об этом в остальной части галактики. Они взимали страшную дань со своего народа, но велантиец — о, это было особо изысканное блюдо!

Нередко лучшие сыны Велантии отправлялись на Дельгон добровольно, стремясь испытать всевозможные защитные устройства, которые можно было бы использовать в борьбе с кровожадными соседями, но пока эти миссии успеха не имели — герои доставались на обед местным властителям. Никто не знал, где они скрываются и какова природа их жуткого воздействия на мозг, тайна эта оставалась нераскрытой, хотя лучшие из велантийцев заплатили за нее жизнями.

Ворсел прибыл на Дельгон, желая испытать мыслеэкран собственного изобретения Все, что он должен был сделать — дать о себе знать, послав что-то вроде ментального опознавательного сигнала: я — велантиец, и я — тут. Затем, при первых же попытках сломить его волю, Ворсел собирался включить свое устройство и положиться на судьбу. В момент встречи с двумя патрульными он как раз набирался храбрости, чтобы бросить вызов врагам.

Итак, у велантийца имелась информация, а у людей — быстроходный катер и лучевое оружие. Кроме того, у Киннисона была линза, а у Ван Баскирка — неизменный топор. Выяснив, кто есть кто, они предложили Ворселу помощь. Облетев планету, молодые патрульные нашли множество городов, в которых обитали обычные рептилоиды, и несколько скрытых пещер, излюбленных мест поселения Владык Дельгона. Они опустились рядом с самой крупной, и Ворсел послал свой вызов. К сожалению, идея с защитным экраном рухнула в первые же секунды; но, к счастью, линза Киннисона оказалась на высоте. Имитируя полную покорность, троица углубилась в пещеру; когда же они достигли места, где их поджидало несколько сотен дельгониан, жаждущих полакомиться редкостным инопланетным блюдом, Кимбол включил свою защиту, прикрыв товарищей.

И началась бойня! Владыки Дельгона не имели представления о бластерах и гранатах с дуодеком, ибо их оружием была мысль, а в более простых случаях — когти и клыки. Бессильные подчинить пришельцев своей воле, они гибли под огненными лучами эмиттеров и сводами тоннелей и камер, которые обрушивали на них взрывы. Вычистив одно змеиное гнездо, три бойца занялись остальными; конечно, они не могли обследовать все гигантские пещерные лабиринты на планете, но постарались выполнить работу с максимальной добросовестностью.

Проведенная операция имела два последствия. Первое — Ворсел вступил в Патруль (естественно, после присоединения Велантии к Содружеству Миров) и, спустя некоторое время, стал Серым Ленсменом. Второе обстоятельство было не столь отрадным — Боском тоже обнаружил Дельгон и вывез на своих космических кораблях остатки его бывших Владык. Их тайно расселили небольшими колониями на планетах Содружества, и дельгонианские гипнотизеры принялись за дело. Обнаружить их было крайне трудно, а иногда и невозможно; расследование каждого такого случая поручалось опытному ленсмену.

Раса Ворсела питала инстинктивную ненависть к дельгонианам, и в Патруле драконоподобный ленсмен специализировался на поиске и уничтожении как раз таких скрытых групп. Это стало его постоянной задачей, его хобби, его жизненным призванием; вот почему, при первом же подозрении, что на Лиране обосновались Владыки, Блейд вызвал велантийца. Кроме того, он и в самом деле был рад его видеть.

Выпустив разведчика из объятий своего мощного, но удивительно гибкого тела, Ворсел свернулся кольцом, его голова покачивалась на уровне глаз человека.

— Ты прилетел вовремя, брат мой, — Блейд похлопал велантийца по чешуйчатому плечу. — Мы уточнили координаты гадючника и нанесем удар сегодня

Глаза дракона сверкнули.

— Я буду рвать их на части! Я выпущу их ядовитую кровь! Я сверну им шеи! Я…

Блейд покивал головой, сообразив, что все эти операции Ворсел произведет своими клыками и когтями, в таких схватках он принципиально не пользовался бластером.

— Разумеется, разумеется, дружище. Только не горячись и не забывай прикрывать ментальным щитом парней Ван Баскирка.

— О, Бас тоже тут? — Ворсел изогнул шею, озирая массивный корпус «Неустрашимого».

— Нет, не тут. Он со своими ребятами шарит в горах и осторожно заваливает все подозрительные ходы-выходы… Мы ведь не хотим, чтобы эти твари расползлись по всей планете, верно?

— Ты, как всегда, предусмотрителен и осторожен, Кимбол. Работать с тобой — одно удовольствие.

— Спасибо, старина. Еще пару часов, и ты сможешь поточить зубы о черепа дельгониан… — Крохотная рация, словно кулон свисавшая с ремешка у Блейда на шее, вдруг пискнула; он приложил ее к уху, выслушал доклад наблюдателя, и медленно произнес: Похоже, друг мой, нам придется поспешить…

— Что-то случилось?

— С «Неустрашимого» засекли флаер. Он вылетел час назад из города и держит курс на север, к тем самым горам.

— Ну и что?

— Видишь ли, Ворсел, я запретил все полеты в северном направлении… И, кажется, я догадываюсь, кто ведет этот аппарат!

Елена! Он помнил ее странный взгляд и ту насмешливую полуулыбку, которой она встретила просьбу не покидать город. Владычица Лираны потерпела фиаско в столкновении с Серым Ленсменом и теперь собиралась взять реванш. Упрямая идиотка! Конечно, она была сильнейшим телепатом планеты, но выстоять в ментальном поединке с десятками дельгониан… Да они ее просто сожрут!

Что заставляет ее делать это? Уязвленное самолюбие? Или она считает, что, как королева, обязана сама сражаться за свой народ? Может быть, не хочет принять помощь от презренных самцов из Патруля? Или… или она услышала Зов?!

Какими бы ни были причины ее поступка, и в самом деле стоило поспешить. Блейд полагал, что Лиране еще рано менять королеву.


Глава 5 | Ричард Блейд, беглец | * * *