home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Боли действительно не было.

Он находился на каком-то возвышении, крепко, до ломоты в суставах, сжимая полированный металлический поручень. Внизу тянулся довольно обширный зал с округлым потолком, походивший на срезанный у вершины и поваленный на бок конус; в узком его конце мерцал огнями огромный пульт. Перед ним стояли три глубоких кресла, и Блейд видел торчавшие над их спинками голубоватые макушки шлемов. Слева и справа от пульта пестрели стены, плавно переходившие в потолок; они были забраны чем-то похожим на узкие пластмассовые панели — полоса красная, полоса серебристая. Над пультом управления — а он уже не сомневался в назначении этого устройства — тянулись в ряд мониторы; над ними, еще выше, темнел гигантский экран, залитый космическим мраком.

Казалось, это огромное окно распахнуто в бесконечное, неизмеримое и холодное ничто, в вековечную тьму, в пространство, протянувшееся на миллионы, миллиарды миль, в ледяную бездну, которую человеку не объять ни чувством, ни разумом. Но мрак не был совершенно непроницаем: на этом покрывале вечной ночи яркими искрами горели звезды. Сперва они показались Блейду одинаковыми — просто белыми точками на черном фоне; потом разведчик начал различать цвета: пронзительное и льдистое изумрудное сияние, угрожающий багровый свет, голубоватый блеск алмазов чистой воды, теплые лучи золотистых и желтых огоньков, хороводы алых, синих, зеленых пятнышек, что складывались в рисунок незнакомых созвездий

Это фантастическое зрелище приковало его взгляд, и он не сразу рассмотрел то, что находилось вблизи; обнесенный перилами балкой, нависавший над залом; какие-то сложные устройства — с мониторами, кнопками и рычагами — располагавшиеся рядом; большое кресло с подлокотниками и сложной системой креплений; две металлические лестницы, изящными полукружиями спускавшиеся с балкона вниз. Когда он смог отвести глаза от центрального экрана, все эти детали словно проявились сразу и вдруг, обрели четкость, наполнились смыслом и глубиной.

Он стоял на мостике в рубке управления огромного звездного корабля. Он знал, как называется этот корабль супердредноут «Неустрашимый» Он помнил имена людей, занимавших три кресла перед пультом. слева — Малькольм Крейг, капитан; в центре — Генри Хендерсон, первый пилот; справа — Верн Торндайк, главный инженер. А кресло у панели с мониторами — тут, на мостике, принадлежало ему. Ибо в этом полете он являлся главным, и его воля и слово были неоспоримы.

Крейг, Хендерсон, Торндайк… Но как его собственное имя? Как? Казалось, он вот-вот вспомнит это.

Опустив глаза, он посмотрел на пальцы, стиснувшие блестящий стержень поручня. Крепкие и длинные, широкая ладонь, запястье со странным браслетом… Похоже на руки Ричарда Блейда, но все же не его… У него кожа была смуглее, волоски на фалангах — темными, а не светлыми, ногти — более выпуклыми, с глубокими лунками. Уж своито руки Блейд мог узнать и во сне, и наяву!

Во сне?

Он собирался обдумать эту идею, но тут сидевший в центре пилот повернул голову и окликнул его:

— Ким! Мы приближаемся!

Ким! Кимбол!

Блейд вздрогнул, как от удара молнии. Ноги, однако, сами несли его к лестнице, он торопливо спустился вниз и пошел к пульту вдоль правой стены рубки, кокоса вглядываясь в мелькание красных и серебристых теней в гладких панелях. Внезапно он замер перед серебряной полосой и посмотрел на свое отражение; оно было смутным, но кое-что различить удалось.

Высокий широкоплечий мужчина лет тридцати глядел на него из глубины импровизированного зеркала. Светловолосый, с серыми, как сталь, глазами и суровым мрачноватым лицом, он носил странную форму из серой замши — башмаки, узкие брюки и облегающую тужурку без знаков различия. И все же он был тут главным, Кимбол Киннисон, Серый Ленсмен, гордость Галактического Патруля…

Киннисон? Он словно попробовал это имя на вкус, ощущая, как в далеких уголках разума затихает мысленное эхо: Киннисон… иннисон… сон..

Сон! Это слово, мелькнувшее в голове минутой раньше, когда он стоял на мостике, снова всплыло к памяти, и теперь Блейд вцепился в него, как собака в недоглоданную кость. Он пристально уставился в серебряную панель, вдруг черты ленсмена дрогнули, расплылись и сквозь них проглянуло его истинное лицо — смуглое, с плотно закрытыми главами; над темной шевелюрой змеились жгуты разноцветных проводов.

Ричард Блейд спал. Спал и видел сны…

Что ж, с какой-то бесшабашной удалью решил разведчик, будем исходить из этой гипотезы. Во всяком случае, она казалась ему не хуже любой другой и полностью соответствовала сиюминутной бредовой ситуации. Он мог выдумать еще десяток объяснений, подходящих к случаю, но твердо был уверен в одном: ворота реальности Измерения Икс на сей раз не открылись перед ним; все, что его окружает — фантом, иллюзия, порожденная либо его мозгом, либо компьютером, либо и тем, и другим одновременно.

Впрочем, какое это имело значение? Блейд всегда оставался верен себе и в реальном, и в иллюзорном мире, Если судьба определила ему роль Серого Ленсмена, грозы Боскома и надежды Двух Галактик, он должен соответствовать положению. Только так и никак иначе!

— Ким! — в голосе пилота слышалось недоумение. — Что ты там застыл? Прикидываешь, сколько новых дыр появится на твоей форме после десанта?

— Ничего, заштопаем. Мелкий ремонт меня не разорит, — отпарировал Блейд и сделал шаг к пульту. Он надавил ладонью на плечо предупредительно вскочившего капитана, заставив его вновь опуститься в кресло

— На этот раз мелким ремонтом не отделаешься, — заметил Генри Хендерсон (Хен, старый приятель, вспомнил Блейд). — У них, — он кивнул на один из мониторов, где багровел выползавший в центр шар планеты, — тройная защита и по десятку излучателей в каждом куполе.

Разведчик молча кивнул. Теперь он вспомнил этот эпизод: «Неустрашимый» шел к внешнему миру системы Лираны, на котором обосновались холоднокровные разумные и жестокие чудища, одна из самых опасных рас Боскома. Как их называли? Эйхи?.. Айхи?.. Ладно, пусть айхи, решил он; все равно сейчас их колония будет стерта в порошок.

Мрачная огромная планета теперь медленно выползала на центральный экран. Ледяной мир, укутанный метановыми снегами… Как раз то, что надо айхам. Вероятно, их база координировала действия целого боскомианского флота, базировавшегося в этом далеком и почти не посещаемом кораблями Патруля уголке галактики. Но время идет; теперь Патруль добрался и сюда…

Кирпичного цвета диск с белесыми проплешинами застыл в середине экрана. Что за гнусная планета, невольно подумал Блейд. Холодная, мрачная, темная… Помнится, вокруг местного солнца вращается гораздо более приятный мир, похожий на Землю — Лирана-2… Внезапно он усмехнулся. Не та ли самая Лирана, которую населяют очень хорошенькие и весьма агрессивные амазонки? Кажется, они не признают одежды? Надо бы заглянуть туда на обратном пути…

Торндайк, инженер, защелкал переключателями следящих мониторов; на одном из них начали вырисовываться контуры приземистых округлых конструкций.

— Семь куполов, — сообщил инженер, — центральный покрупнее, с межгалактическим трансмиттером, остальные шесть идут кольцом… — он на мгновение замолчал, всматриваясь в свой экран. — Так… Эмиттерные батареи, аннигиляционные торпеды, тяжелые излучатели… Солидный арсенал! База первого класса, не иначе.

— Хгм… — Блейд прочистил горло. — Если не ошибаюсь, мы можем пробить их энергетические экраны? — Откровенно говоря, его осведомленность по данному вопросу была близка к нулю.

— Нуу… на предельной мощности, пожалуй, — инженер повернул к нему круглое голубоглазое лицо.

— Подключим два резервных генератора, — уверенно заявил капитан, — вспорем игольчатым лучом защитные барьеры… локально, конечно… и ударим вот сюда и сюда, — он ткнул пальцем в свой экран, где тоже смутно вырисовывались грибы вражеских куполов. — Повредим их энергостанцию, напряженность защитных полей упадет. Тогда и нанесем массированный удар!

Блейд глубокомысленно покивал; звучало хотя и непонятно, но весьма впечатляюще.

— Что ж, Хен, — он похлопал пилота по спине, — выводи корабль в позицию для атаки. Капитан Крейг, не пора ли дать сигнал боевой тревоги?

Малькольм Крейг, седоволосый космический волк, приподнял брови:

— Разве ваш план изменился, Серый Ленсмен?

План? Дьявол побери, у этого Киннисона был еще и какой-то план! Блейд нахмурился и важно произнес:

— Ваши соображения насчет атаки кажутся мне вполне разумными, капитан. Если Верн обеспечит нужный резерв энергии, мы прихлопнем их базу в пять минут, не так ли?

— Так, — пилот повернулся к нему и кивнул, Мы можем сделать это прямо сейчас — и точно тем способом, который предложил капитан Крейг. Но…

— Но?

— Капитан имел ввиду, Ким, что мы разделаемся с айхами после того, как ты спустишься вниз…

— Туда?! — Блейд с отвисшей челюстью уставился на ледяной метановый ад, который с устрашающими подробностями показывали уже две дюжины мониторов.

— Конечно! — Хен снова кивнул. — Ты, как всегда, спустишься вниз на спидстере, выкачаешь информацию из их мозгов с помощью линзы, а потом мы ударим… Если ввяжешься в драку и станет совсем худо, Ван Баскирк придет на помощь со своими парнями.

Сатана и преисподняя! Он совсем не желал спускаться вниз и подслушивать мерзкие мысли гнусных тварей! Он хотел поскорее раскатать эту обитель зла ровным слоем по поверхности планеты и отправиться к девочкам, на теплую и благодатную Лирану-2!

Но законы и логика мира, в котором он очутился, были сильнее железной воли Серого Ленсмена. Теперь он припомнил все до конца: он должен спуститься вниз — неважно, есть ли в том военная необходимость; ему придется провести разведку на базе — и, конечно, его засекут; он затеет драку — и Питер Ван Баскирк со своим отрядом валерианских десантников придет на помощь; они пустят в ход топоры и начнут кромсать айхов в клочья, но противник окажется сильнее; тогда «Неустрашимый» совершит посадку и под огнем врага подберет остатки десанта; затем — аварийный взлет при совершенно костоломных перегрузках. А вот после этого можно будет взорвать эту проклятую базу!

Все в душе Ричарда Блейда восставало против такого нелепого плана. Он видел неприятеля и, вероятно, мог превратить его в пепел одним нажатием кнопки, однако сюжет требовал очередного героического побоища. И приятные каникулы на Лиране-2 — увы! — отодвигались на неопределенное время.

Бросив тоскливый взгляд на мониторы, Блейд вытянул руку с переливавшимся на запястье широким браслетомлинзой, служившей ментальным концентратором, с ее помощью ленсмены могли обшарить любые мозги.

— Пожалуй, я мог бы попытаться выудить что-нибудь из этих айхов прямо отсюда, — заявил разведчик; он был единственным ленсменом на корабле так что никто не сумел бы проверить вес и качество улова. Сейчас я просканирую их ментальные поля, а затем мы трахнем по базе из всех излучателей и добавим огоньку атомными торпедами…

Троица у пульта с недоумением уставилась на него.

— Понимаешь, Ким, — произнес пилот после долгого молчания, — так не положено. Ты должен спуститься… ты всегда спускался. И потом, — привел он решающий довод, — Ван Баскирк будет обижен… ведь его парням тоже надо поразмяться!

— Кто тут вспоминает старину Баса? — гулкий громоподобный голос прозвучал одновременно с лязгом отъехавшей в сторону двери. Нагнув голову, в рубку шагнул великан семи с половиной футов ростом. Он был так чудовищно огромен, этот уроженец Валерии, мира с тройной гравитацией, что Блейд ошеломленно уставился на него. Да, нуры из реальности Катраза, которую он посетил в своем шестом странствии, были очень велики, но Ван Баскирк дал бы любому из них сто очков вперед! Нуры тоже имели рост за семь футов — при соответствующем телосложении разумеется, — но они все-таки походили на людей. Командир же валерианских десантников, облаченный в сверкающий дауремовый скафандр, напоминал двухтонный несгораемый сейф из подвалов Британского банка. Несомненно, такой боец обладал правом поразмяться всюду, где ему захочется.

Обреченно вздохнув, Блейд направился к выходу из рубки.

— Посторонись-ка, Бас, — сказал он валерианину, — я отчаливаю минут через пять. Готовь своих людей и десантные боты. Вылет — по моему сигналу!

— Не задержимся ни на секунду, малыш! — заверил его великан и гулко расхохотался Его мощная длань нежно легла на обух гигантской секиры, висевшей у пояса.

«Несчастные айхи,» — подумал Ричард Блейд, направляясь к ангарам космических катеров. Однако подарить врагам быструю и безболезненную смерть на этот раз он был не в силах.


Глава 1 | Ричард Блейд, беглец | Глава 3