home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Ричард Блейд раздраженно отшвырнул книгу в яркой глянцевитой обложке и уставился в окно, за которым сырой ветер марта гнул голые темные ветви деревьев. Наступал вечер, быстро темнело, но здесь, у камина в его кабинете, было уютно и тепло. Он почти безвылазно сидел дома вторую неделю и читал. Читал всякую галиматью — будь проклят лорд Лейтон и его завиральные идеи!

Бросив тоскливый взгляд на стол, заваленный пухлыми томиками, Блейд протянул руку, поднял с ковра злополучное творение и сморщился. «Галактический Патруль» извещала тисненая золотом надпись, под которой два звездолета сошлись в смертельной схватке. Один, черный и рыбообразный, принадлежал плохим парням из Боскома; другой — серебристая сфера, окруженная голубоватым ореолом, — был, конечно, крейсером непобедимого Патруля. Плохишам-боскомианам явно приходилось туго — сферический корабль поливал их огненными лучами, потоками снарядов, торпед и ракет, оттеснив противника к самому обрезу книжной обложки. Казалось, еще один удар эмиттерных батарей, и черная сигара вывалится за рамку картины, навсегда вычеркнутая из мира Двух Галактик.

Блейд, однако, знал, что это только иллюзия. В следующем томе злодеи из Боскома, придумав новые разрушительные лучи, надерут Галактическому Патрулю уши; Патруль, в свою очередь, ответит супербомбами, аннигиляционными сферами, концентраторами энергии звезд, полициклическими защитными экранами и прочими ужасающими средствами разрушения. Тогда боскомианские парни, прижатые к стене, изобретут гиперпространственный туннель — и все начнется с самого начала. Воистину, автор исчерпал все фантастические виды оружия и способы убийства, включая и гипноз с телепатией!

Но сейчас Ричард Блейд наткнулся на кое-что новенькое, чем, собственно, и был вызван очередной приступ раздражительности: лихие боевики Патруля, взяв на абордаж вражеское судно, рубили его экипаж топорами. Почему?! Их пистолеты и бластеры якобы не действовали, так что пришлось использовать холодное оружие. Пули не пробивали скафандры, смертоносные лучи лазеров не могли их прожечь, но топор… О, топор — совсем другое дело! Бац! — и тело врага развалено от плеча до промежности!

Впрочем, Блейд был уверен, что автору просто захотелось подпустить в свое повествование немного крови. Пули и лучи оставляли слишком маленькие дырки, а ментальные удары и вовсе не уродовали покойников. Топор же позволял расчленить на части и уничтожить коварных злодеев наиболее живописным образом. Да, прекрасное оружие — добрая секира с окованной железом рукоятью!

Снова отложив книгу, он глубоко задумался. И вспоминалось ему, как топор с хрустом рассекал доспехи и тела бойцов Геторикса — там, во дворе замка Крэгхед, в Альбе; как священный меч Тарна пропел яростную песнь над головой Гутара в питцинских пещерах; как рухнул на песок арены в Териуте гигант-нур, сраженный ударом кистеня… Конечно, он тоже убивал — ради спасения собственной жизни, ради тех, кто доверился ему, кто возлагал надежды на его силу и твердость… Но разве можно забыть мерзкий запах крови, вонь объятой огнем плоти?.. Забыть последний вопль умирающего, его тускнеющие зрачки, с немым укором глядящие на победителя-убийцу?

Да, он убивал, но никогда — никогда! — не устраивал таких вселенских побоищ, как эти… — он потянулся за книгой — … эти ленсмены, космические полицейские и стражи порядка, затопившие кровью обе галактики.

Вздохнув, Блейд снова скользнул взглядом по груде уже прочитанных книг на столе. Нет, некоторые были не так уж плохи. Скажем, история, написанная одной леди, — конечно, американкой, но ирландского происхождения. Там повествовалось о колонизации прекрасной планеты, на которую регулярно сваливались из космоса зловредные твари — не то растения, не то животные. Самые отважные потомки земных колонистов. оседлав разумных огнедышащих драконов, палили тварей огнем в небесах над Первом по пятьдесят лет кряду, а потом два столетия вкушали плоды заслуженной славы. Очень приятный мир… Блейд был бы не прочь посетить его, поглядеть на драконов и познакомиться с местными красавицами, но — увы! — это расходилось с инструкциями Лейтона.

Или, например, вот это — его взгляд переместился на стопку книжек с мускулистым богатырем на обложке. Этот парень — тоже, кстати, ирландец, — геройствовал на некой искусственной планете, выстроенной в форме пирамиды. Он шатался по своему многоярусному миру, дружил с индейцами и рыцарями, сражался с кентаврами и всякими чудищами, и был весьма доволен жизнью. Приятный спутник для разных веселых авантюр… Но сие тоже не соответствовало полученным предписаниям.

Блейд вернулся к описанию галактического побоища. На этот раз Лейтон хотел отправить его в технологически развитой мир, откуда можно было бы почерпнуть информацию о чем-нибудь полезном — скажем, о принципах межзвездных перелетов, о новых источниках энергии или, на худой конец, о лекарственных препаратах, синтетических материалах, способах связи и тому подобном. На сегодняшний день все научные раритеты проекта «Измерение Икс» заключались в клочке тексиновой ткани, доставленной из Тарна, и странном снадобье, добытом в Берглионе. Блейд мог еще долго шататься наугад по различным реальностям, выхватывая тут и там крупицы знаний; Лейтон же хотел сразу получить все — заслать его туда, где знают ответ на все вопросы.

Эта идея была довольно опасной. Фактически, эксперимент сводился к испытанию новой модели спейсера — прибора, который позволял разведчику послать сигнал домой, после чего его спешно эвакуировали бы из негостеприимного мира. Впервые Блейда оснастили таким устройством перед берглионским вояжем; и тогда же выяснилось, что спейсер, обеспечивая обратную связь странника с компьютером, позволяет в некоторой степени влиять на выбор финишной точки. По возвращении Лейтон клялся, что закроет эту разработку навсегда, ибо непроизвольные мысли Блейда в момент старта являлись чрезвычайно опасными — направляемый ими, он мог очутиться в такой преисподней, перед которой даже ледяные пустыни Берглиона показались бы раем. Однако…

Однако не прошло и двух лет, как старый ученый опять вернулся к этой идее, причем — в наихудшем варианте. Теперь усовершенствованный спейсер нужен был вовсе не для того, чтобы Блейд мог подать сигнал «СОС»; нет, он предназначался для предельного усиления ментальной связи испытателя с машиной именно в миг отправки. Тогда, как полагал Лейтон, подопытный кролик попадет в мир, предельно близкий к тому, который предстал перед его воображением — желательно, в мир звездолетов, бластеров, универсальных роботов, супермощных компьютеров и прочих чудес. Дело оставалось за малым — представить такой мир в момент старта. И, кстати, не вообразить чего-нибудь другого — ужасного, чудовищного и неприятного!

Вот почему Ричард Блейд уже вторую неделю усердно поглощал фантастические романы определенного сорта и с каждым днем все больше погружался в пучину сомнений. У Гернсбека, Смита, Гамильтона и Ван Вогта хватало и космических кораблей, и бластеров, но вся эта техника использовалась по прямому назначению — для смертоубийства. Везде шли войны — как правило, в галактических масштабах, — и Блейд очень опасался, что угодит в подобную же вселенскую мясорубку. А там все его таланты бойца и фехтовальщика, вся его ловкость разведчика будет стоить меньше, чем ломаный грош. Вероятно, его примут за шпиона; потом — один допрос под каким-нибудь ментаскопом или телепатической линзой — и дело кончится веревкой. Возможные варианты — пуля, луч бластера, казнь в гиперпространственной дыре — его тоже не вдохновляли.

С тяжелым вздохом Блейд опять вернулся к книге, к устрашающим эпизодам, где гиганты-патрульные под командой ленсмена Киннисона добивали сверкающими топорами остатки боскомиан. Его мучили дурные предчувствия

— Ну, мой дорогой, вы готовы? — Лейтон, закрепив последний контакт, жизнерадостно потер сухие ладошки и уставился на разведчика, восседавшего в кресле под раструбом коммуникатора. Мрачное лицо Блейда явно говорило о том, что он не разделяет энтузиазма старого профессора.

— Готов… — сквозь зубы выдавил он, пытаясь привести в порядок разбегавшиеся мысли. Мысли, мысли… Кто же сумеет их контролировать? Разве что ленсмены с их телепатическими линзами, ментальными экранами и блокировкой сознания? Но у Блейда такого оснащения не имелось; только одна голова с мозгами, которые проклятый компьютер Лейтона перетряхнул уже добрую дюжину раз.

— Что-то не нравитесь вы мне сегодня… — пальцы старика нерешительно легли на ребристую рукоять рубильника. — Не отложить ли запуск? Мы можем выбрать иной прототип…

Блейд, испугавшись теперь по-настоящему, отчаянно замотал головой, всколыхнув нависавшие над ним кабели. Что угодно, только не это! Никаких изменений!

Прототипом вселенной, в которую он сейчас отправлялся, был выбран мир Патруля и Боскома. Конечно, реальность окажется совсем иной; Блейд не верил, что где-то в измерении Икс может существовать хотя бы приблизительный аналог столь бредовых измышлений. Однако общая схема должна совпадать: сверхмощная технология, космические полеты и — как бесплатное и нежелательное приложение — две силы, Добра и Зла, схватившиеся в смертельном единоборстве. Их мощь была примерно равна, что в определенном смысле гарантировало Блейду наибольшую безопасность.

Но если отложить эксперимент, кто знает, что придет завтра в голову Лейтону? Например, он может остановиться в качестве прототипа на мире Звездных Войн Лукаса — тем более, что в сем случае есть телевизионная версия. По большому счету, антураж этих творений почти не отличался от патрульно-боскомских историй — те же корабли и бластеры, те же джидаи-ленсмены, и такое же межзвездное побоище, — однако существовал маленький нюанс. Империя Зла у Лукаса была куда мощнее сил Восставших Миров, и с вероятностью, близкой к ста процентам, Блейд мог угодить в лапы к жутким злодеям. Конечно, не к тем, что описаны в книге и воспроизведены в фильмах; просто он попал бы в реальность, где царит нечто вроде ужасающего глобального террора в галактических масштабах.

Итак, устрашенный предложением Лейтона, он дернулся в кресле, быстро оценив предстоящие неприятности.

— Ни в коем случае, сэр! Я действительно готов, и не принимайте мои попытки сосредоточиться за неуверенность и колебания.

— Ну-ну, — старик бросил на Блейда проницательный взгляд. — Простите, Ричард, если бы я не знал вас так хорошо, я бы счел… хмм… — он нерешительно замолк.

— …что я боюсь? — продолжил разведчик и усмехнулся. — Что ж, вы правы — я действительно боюсь. Однако это не помешает делу… Я буду вести себя осторожнее — и только.

С полминуты его светлость задумчиво разглядывал Блейда, словно питался взвесить его упрямство и решимость. Наконец он прервал молчание:

— Могу ли я поинтересоваться, чем вызваны столь несвойственные вам ощущения?

— Почему бы и нет? — на губах Блейда по-прежнему играла улыбка. — Мне кажется, предстоящее путешествие будет не совсем обычным… как-никак, впервые я смогу влиять на избранный маршрут.

— Разве это плохо?

— Плохо или хорошо, я увижу, когда окажусь ТАМ, — разведчик поднял глаза к потолку, словно собирался вознестись прямиком на небеса. — А сейчас, сэр… сейчас я изо всех сил сдерживаюсь, чтобы не представить нечто этакое… — он неопределенно пошевелил пальцами.

— Гарем турецкого султана? — с тревогой спросил Лейтон. — Ричард, вы не должны…

— Прекрасно знаю, что не должен! — прервал старика Блейд. — Я же сказал: сдерживаюсь изо всех сил! И вместо фонтанов, одалисок и кувшинов с щербетом представляю себе этот дурацкий звездолет с торчащими во все стороны бластерами… — он сделал паузу и со значением добавил: — Но если вы будете тянуть, сэр, надолго меня не хватит.

Похоже, ему и в самом деле удалось напугать Лейтона; сухие пальцы сжали рубильник, и его светлость решительно заявил:

— Не собираюсь больше вас мучить, Дик. Вперед!

Где-то под черепом у Блейда вспыхнуло ослепительное пламя, его языки расплылись, превратившись в розовый туман, и накрыли разведчика с головой. «Странно, что нет боли,» — подумал он, проваливаясь в мягкое и на удивление уютное беспамятство.


Предисловие биографа Ричарда Блейда | Ричард Блейд, беглец | Глава 2