home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

После завтрака никаких новостей, которые бы ее обрадовали, Маргарита не услышала, напротив, фрейлина Ростова сообщила ей, что, несмотря на все ее активные расспросы, никто не слышал о вышивальщицах из Парижа.

— Я ничего не могу предпринять до тех пор, пока вы не свяжетесь с графиней д’Онвиль. А сейчас вы должны немедленно оставить дворец. Как только получите от графини удостоверяющие ваш приезд бумаги, так сразу же можете возвращаться.

Маргарита отчаянно взмолилась:

— По крайней мере позвольте мне навестить французское посольство перед тем, как уйти отсюда. Я узнаю, когда ожидается приезд графа с графиней и, возможно, получу там какую-нибудь помощь.

Фрейлина заколебалась. Зная безудержную страсть императрицы к новым нарядам, она почти не сомневалась в том, что француженка говорит правду. Однако ей нужны были доказательства. Ростова еще раз окинула внимательным взглядом портних. Кроме Маргариты, державшейся с достоинством, остальные выглядели грустными и подавленными, у одной, еще совсем девочки, слезы безмолвно текли из покрасневших глаз.

— Хорошо, — неохотно согласилась она. — Поскольку вы не знаете город, я дам вам провожатого. Его зовут Игорь.

Это был молодой лакей, бойко говоривший по-французски. Как оказалось, он начал прислуживать во дворце с восьмилетнего возраста.

Едва они вышли из дворца, как он самоуверенно заявил Маргарите:

— Если хотите что-либо узнать, то спрашивайте меня, не стесняйтесь.

Несмотря на все несчастья, Маргарита с любопытством осматривалась по сторонам. Отойдя подальше, она оглянулась на Зимний дворец. Он был не таким большим, как Версаль, хотя производил не менее сильное впечатление. На морозе дворец искрился инеем, множество украшавших его окон блестели и сверкали в солнечных лучах.

— Очень красиво, — не скрывая своего восхищения призналась Маргарита.

— Да. Но говорят, что все дома, вон там, будут снесены для того, чтобы очистить место для нового Зимнего дворца, еще большего, чем этот. Можете не сомневаться, новый дворец, когда его закончат, будет намного красивее и величественнее.

Маргарита взглянула в ту сторону, куда показывал Игорь. По его словам выходило, что дворец, столь же большой, как и Версаль, фасадом будет выходить на Неву.

— Какой восхитительный замысел! Как это грандиозно!

— А еще говорят, что часть будущего дворца будет отдана под новый Эрмитаж — особые уединенные покои императрицы, где она будет встречаться со своими друзьями наедине, чтобы никто ей не мешал.

— Новый Эрмитаж? — с интересом спросила Маргарита, следуя за своим проводником. — Значит, есть и старый?

— Да, есть. Его построил отец Елизаветы, Петр Великий, в Петергофе, это за городом, рядом с Царским Селом. Поговаривают, что император привез свой замысел из вашей страны, когда путешествовал по Европе.

"Наверное, это правда», — подумала Маргарита. На старости Людовик Четырнадцатый искал уединения, да и нынешнего короля Людовика Пятнадцатого тоже тянуло к тишине, подальше от суеты, вот почему во Франции подобные дворцы располагались в стороне от Версаля, и уж точно не в центре столицы, как собирались его строить здесь.

Маргарита с любопытством озиралась по сторонам, рассматривая город при свете солнца. Ее радовали светлые фасады зданий, их праздничные веселые цвета: розовый, голубой, зеленоватый, желтый или янтарный. Игорь внимательно следил за тем, чтобы с Маргаритой ничего не случилось, потому что по широким улицам мчались со скоростью сани и кибитки. Порой кучера правили лошадьми так бесшабашно, что испуганным прохожим приходилось жаться к стенам домов, чтобы не быть задавленными. На Неве, отмечая переправы через замерзшую реку, лежали ветки деревьев, и тройки, сани, повозки ехали как в том, так и в обратном направлении. Чуть выше по реке слышались веселые звуки музыки. Там возвышались снежные горки, по их крутым склонам лихо катались на санках дети и взрослые, и все звонко смеялись и кричали, сразу было видно, какая это для них веселая забава.

Маргарита улыбнулась, заметив их откровенную радость, но, опять нахмурившись, спросила Игоря:

— Почему мадам Ростова отказалась сообщить прямо императрице о нашем приезде?

Игорь лукаво усмехнулся, а затем объяснил:

— Никто не осмелится сделать это, не имея официальных подтверждений повелению ее величества. Если она отдала такой приказ после того, как выпила много вина, то могла просто забыть об этом.

— Неужели она так много пьет?

— Нет… Но… для настроения. Если ей напоминают о чем-нибудь, что она забыла, то ее величество может впасть в такую ярость, что становится страшно. Я сам видел, как она бушевала, благо находился далеко. Если будете шить для ее величества платья, то смотрите, не делайте ни одного неверного стежка.

— Ну что ж, благодарю, что предупредил, — грустно ответила Маргарита. — Если все устроится, то, возможно, нам придется шить и для великой княгини Екатерины. Она столь же вспыльчива и несдержанна?

— Нет, нет, насчет нее можете не волноваться. По характеру она очень сильно отличается от ее величества. Она очень добрая госпожа, ни на кого не кричит, но у нее много врагов при дворе. Ей приходится нелегко.

— И почему так получилось?

— Ну, причин много. Одна из самых главных — ее муж, великий князь Петр. Он большой чудак, танцует, прыгает, кричит, смеется, хотя вокруг него никому не смешно. — Игорь покачал головой, словно жалея несчастную Екатерину. — Больше всего ему нравится быть военным и играть в войну.

— Ты хочешь сказать, что он ведет себя как ребенок?

— У него это навязчивая идея. И он часто ведет себя так, будто не совсем в здравом уме. И он почти не скрывает своей ненависти к императрице и своего желания стать царем. Хотя, я уверен, он тоже боится императрицу. — Лицо Игоря было очень серьезным, когда он говорил все это. — Да, все боятся гнева ее величества.

— Меня предупреждали об этом, когда я покидала Париж, — ответила Маргарита, вспоминая свой разговор с графиней д'Онвиль. — Теперь я понимаю, насколько нелегкой может быть жизнь у великой княгини.

— Верно, хотя по ее виду этого не скажешь. И потом, у нее и у великого князя есть свой двор, придворные там моложе, ближе к ним по возрасту. Они часто устраивают балы, вечера и приемы. Не так давно один из особо приближенных, Сергей Салтыков, оказывал повышенное внимание великой княгине, однако, как и многие другие до него, без особого успеха.

Маргарита с нескрываемым удивлением взглянула на молодого человека:

— Есть ли что-нибудь, что тебе неизвестно?

Игорь осклабился:

— В лакейских всегда обо всем узнают рано или поздно. Те, кто живут в верхних покоях, даже не подозревают, сколько всего известно о них прислуге.

Французское посольство находилось на Васильевском острове, который с обеих сторон огибала Нева. Они перешли через один из рукавов реки по протоптанной на льду дорожке, которая плавно взбегала на невысокий берег. До посольства надо было пройти еще два-три квартала. По обеим сторонам улицы стояли, вытянувшиеся в стройную линию, красивые светлые дома.

— Здесь, на Васильевском, можете чувствовать себя как дома, — усмехнулся Игорь. — Тут по заведенному обычаю селятся приезжающие в Петербург немцы и французы. — Он очертил рукой полукруг, указывая на ближайшие дома. — В этих кварталах живут ваши соотечественники. Англичане живут в городе на набережной и селятся поближе друг к другу. Итальянцы и голландцы тоже. Есть в Петербурге квартал, где в основном селятся те, кто кроит и шьет одежду, зарабатывая себе на жизнь иглой и ножницами, хотя в той части города в основном живут иноземцы.

— Я не подозревала, что здесь так много иностранцев.

— Очень много. Они едут к нам с момента основания города. Петру Великому нужны были опытные мастера, искусные в своем ремесле. Вот с тех пор все и повелось. Да возьмите, к примеру, хотя бы себя.

Они подошли к воротам посольства, где их остановил караул из французских солдат. Маргарита показала им свои бумаги, и ей разрешили войти. По ее просьбе вместе с ней пропустили Игоря.

Им обоим пришлось долго ждать. Наконец Маргариту принял какой-то малозначительный чиновник. Он не знал, когда следует ожидать возвращения в Санкт-Петербург посла и графа д'Онвиля. И ничем не мог ей помочь в ее нынешнем неопределенном положении.

Выйдя за ворота посольства, Маргарита от бессильной ярости стиснула кулаки:

— Не знаю, как мне быть, но мириться с этим я не могу. Ведь со мной приехали еще пять женщин, моих подруг. Мне надо во что бы то ни стало найти им кров и стол.

У нее оставалось немного сэкономленных в пути денег, но их хватило бы ненадолго.

— Нельзя ли мне обратиться за помощью к великой княгине? Ты упоминал, что у нее отзывчивое сердце. Может, она выслушает меня. Как бы мне ее увидеть, Игорь?

Молодой человек явно растерялся:

— Мне ни разу не доводилось бывать в покоях княгини. Да и в любом случае, она с мужем живет в той части Зимнего дворца, куда нам, простым слугам, не велено заходить просто так.

— Не мог бы ли ты провести меня туда так, чтобы тебя не увидели? Даю тебе честное слово, что никто и никогда не узнает, кто показал мне дорогу.

Лицо Игоря исказилось от страха, он испуганно отпрянул от нее в сторону:

— Я не могу этого сделать! Если все выплывет наружу, то меня накажут и выгонят вон из дворца.

— Но ты моя последняя надежда!

— Нет! — Игорь быстро пошел вперед, он набычился, согнул плечи, всем своим видом выказывая упорное нежелание выполнить ее просьбу.

Маргарита молча шла за ним. Она понимала, что хотела слишком многого от него, но от одной мысли, что она вернется к своим подругам с такими дурными вестями, ей становилось не по себе. Мысли бешено крутились у нее в голове: как ей уговорить мадам Ростову оставить их во дворце хотя бы на положении прислуги до тех пор, пока не вернется графиня д'Онвиль. Когда они уже совсем подошли к дворцу, Игорь внезапно повернулся и, глядя прямо ей в глаза и явно волнуясь, горячо проговорил:

— Поклянитесь, что никому не скажете!

— Клянусь! — ответила Маргарита. Надежда затеплилась в ее сердце.

— У вас есть образцы ваших работ?

— Моя вышивка? Конечно, есть. Я захватила с собой много образцов, чтобы было что показать императрице. Но все они лежат в одной из дорожных сумок, которые остались в прихожей.

— Опишите, как она выглядит. Она с биркой? Хорошо. Ждите меня здесь.

Игорь исчез. Потянулись минуты томительного ожидания. Вдруг он вышел с ее сумкой. Маргарита быстро достала несколько образцов своих вышивок. Однако Игорь заметил, что какие-то образцы остались лежать в бархатной папке, где хранились вышивки.

— Берите побольше, — посоветовал он. — Пора возвращаться во дворец.

Он подхватил ее сумку, и они опять вошли в знакомую дворцовую переднюю. Поставив сумку вместе с другими вещами, Игорь подошел к одной из дверей и поманил девушку рукой, одновременно приложив палец другой руки к губам. Маргарита последовала за ним по узкой лестнице, ведущей наверх. Игорь осторожно отворил еще одну дверь, и они вошли в узкий и длинный коридор. Было очевидно, что это служебный коридор, параллельный дворцовым покоям. Благодаря такому расположению внутренних помещений слуги могли легко проникать в любые покои, не беспокоя их знатных обитателей.

— Мы стоим возле апартаментов великого князя и княгини, — прошептал Игорь. — Правда, я не знаю, здесь ли сейчас великая княгиня. По утрам она обычно ездит верхом. Вполне возможно, что вам придется ждать ее очень долго. Для такого случая я придумал для мадам Ростовой правдоподобную историю. Я наплел ей, что вы задержались в посольстве. А меня отпустили, сказав, что сами найдете дорогу назад.

— Опиши мне внешность великой княгини, чтобы я могла ее узнать.

Игорь задумчиво сдвинул брови.

— Не очень высокая, волосы каштанового оттенка, если она их не напудрила. Нос немного великоват, лоб высокий, твердо очерченный подбородок. Глаза светло-голубые… — Игорь на минуту задумался. — Не красавица, но симпатичная, очень живое, запоминающееся лицо.

Он пожал плечами, как бы давая понять, что больше ему нечего добавить, и повел ее дальше по коридору. Впереди в полутемном углу вдруг промелькнула какая-то тень.

— Что там такое? — испуганно спросила Маргарита, заранее предугадывая последующий ответ.

— Крыса, — невозмутимо отозвался Игорь. — Они здесь повсюду, но больше всего их возле кухонь.

Маргарита почувствовала, как от отвращения ее затошнило.

В конце коридор резко поворачивал, переходя в другой. Игорь шел, внимательно отсчитывая двери. Пройдя до середины, он остановился.

— С другой стороны эта дверь скрыта гобеленом.

За дверью передняя, великая княгиня проходит ее всякий раз, когда покидает покои или возвращается обратно. Жди ее там, а когда она появится, сделай реверанс и покажи свое рукоделие. Она любит красивые вещи — картины, фарфор и все тому подобное. Возможно, твое вышивание ей понравится.

Он говорил очень тихо, почти шепотом, и не стал ждать, когда она кончит его благодарить, а толкнул ее внутрь, приоткрыв и тут же бесшумно закрыв двери.

Маргарита огляделась. Она была в большой передней, одну стену которой занимало высокое и широкое окно, а все другие стены были завешены шпалерами. Вдоль длинной стороны передней располагались две изразцовые печки, от которых веяло жаром, но даже печки были бессильны против холодного вездесущего сквозняка. На потолке прямо над ее головой расплылось пятно сырости, одно из оконных стекол треснуло. Будучи всего второй день во дворце, Маргарита уже отметила царившее здесь пренебрежение к порядку, аккуратности и чистоте. Казалось, обитатели дворца, не исключая его властительных хозяев, не обращают никакого внимания на подобные пустяки.

Сняв с себя плащ, она сделала из него подстилку и уселась на пол, прислонившись к большому шкафу, стараясь быть как можно менее заметной на тот случай, если кто-то другой, а не великая княгиня, будет проходить через переднюю. Она тревожно прислушивалась к доносившемуся из-под пола крысиному писку, готовая вскочить на ноги при первом признаке появления крысы.

Раскрыв папку, Маргарита принялась перебирать кусочки своих вышивок, различавшихся и по величине, и по исполнению, не зная, какие лучше выбрать для показа великой княгине. Вдруг, повинуясь внезапному порыву, она принялась раскладывать их подобно ковру на полу. Удивительная по красоте вышивка бисером, переливающиеся и мерцающие блестки, пышные цветы, узорчатые с резными краями листья, разноцветные перья — каждая из вышивок привнесла свой вклад в палитру красок, делая ее богатой и сочной.

Положившись на судьбу, Маргарита уселась поудобнее, опершись головой о боковую стенку шкафа, и принялась ждать. Время шло, где-то за стенкой часы пробили час дня.

Рассматривая от скуки шпалеры, Маргарита поежилась при виде их унылого колорита и безыскусных военных сюжетов; по всей видимости, шпалеры были очень старыми и потертыми. Воины с саблями в руках, их военные наряды да пытки раскаленным железом — вот все, что было ей известно о прежнем, уже ушедшем в прошлое русском образе жизни. Она знала, что именно Петр Великий сумел поднять страну и поставить ее вровень с европейскими странами.

Она закрыла глаза, чтобы не видеть удручающего однообразия шпалер, и слегка задремала, как вдруг ее кто-то словно толкнул, она услышала приближающийся стук каблуков. Маргарита напряженно всматривалась в дальний конец передней, откуда доносились шаги, она не хотела обмануться так, как она промахнулась, спутав Яна ван Девэнтера с Томом. Сейчас она ни в коем случае не должна была ошибиться. К ней все ближе и ближе подходила женщина, очень походившая по описанию Игоря на Екатерину. Невысокая, стройная, одетая в синий костюм для верховой езды, она несла в руках хлыст и перчатки. Румяная, вся раскрасневшаяся от прогулки верхом, она шла бодро и быстро, явно о чем-то задумавшись.

Маргарита замерла, испугавшись, что великая княгиня пройдет прямо по разложенным на полу вышивкам. Однако Екатерина вдруг остановилась, натолкнувшись взглядом на разноцветный ковер у нее под ногами. Она присела на корточки и стала перебирать один кусок вышивки за другим, пристально разглядывая каждый из них. Рассмотрев все вышивки до единой, она собрала их в кучку, взяла все в руки и, поднявшись, пошла было дальше, как вдруг перед ней возникла Маргарита, которая выбралась из своего укрытия.

Вздрогнув, Екатерина обернулась в ее сторону.

— Кто вы такая? — строго спросила она. — И что вам надобно в моих покоях?

— Мадам, я вышивальщица. — Маргарита почтительно поклонилась. — Извините меня за непозволительную дерзость, но мне нужно было, пусть даже столь странным способом, показать вам свою работу. У меня нет выхода, поскольку императрица, по-видимому, забыла о своем повелении, в котором меня и еще пятерых мастериц пригласили приехать из Парижа в Санкт-Петербург.

Улыбка скользнула по губам Екатерины, она внимательно взглянула в глаза девушки.

— Ах, вот как? Как вас зовут? — Услышав ответ, она понимающе кивнула. — Следуйте за мной. Вашим способностям, вашему дарованию нельзя оставаться в тени.


Глава 4 | Хрустальные мечты | Глава 6