home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

На улице было холодно. Солнце, робко выглядывавшее из-за сереньких туч, тускло освещало, но не согревали землю. Однако Маргарита с удовольствием шла в Летний дворец к императрице, она несла новые эскизы платьев, и ей действительно было что показать. По пути она прошла мимо Зимнего дворца, с главного фасада которого рабочие уже начали снимать леса.

Она знала, что во дворце собрался чуть ли не весь императорский двор: Екатерина была на сносях и вот-вот должна была разрешиться от бремени. Едва Маргарита вошла во дворец, как ощутила разлитое в воздухе тревожное напряжение, смешанное с радостным предвкушением чего-то очень долгожданного и приятного. На широкой парадной лестнице — те времена, когда она робко входила во дворец с лакейской половины, уже давно прошли — она повстречалась с графиней Шуваловой, очень молоденькой, красивой и явно симпатизирующей ставшей недавно появляться в свете госпоже Дашкиной.

Хорошенькое личико Шуваловой выражало искреннее сострадание.

— Со вчерашнего дня у великой княгини начались родовые схватки. Когда я сегодня проходила мимо дверей ее покоев, то слышала ее крики и стоны. Как же она мучается, бедняжка!

Новость взволновала Маргариту.

— Будем надеяться, что ее страдания скоро прекратятся и все завершится благополучно.

Внезапно наверх послышался шум шагов и радостные возгласы. На лестничной площадке возникли две придворные дамы, они громко закричали:

— Слушайте, слушайте! Великая княгиня родила сына. Теперь у России есть законный наследник!

Обрадовавшись. Маргарита спросила:

— Как самочувствие великой княгини? Как скоро можно будет ее навестить, чтобы поздравить с рождением сына?

Восторг и непрерывная трескотня придворных дам сменились откровенным замешательством. Одна из фрейлин сухо заметила:

— Причем здесь великая княгиня? Она выполнила свою задачу, и только. В первую очередь надо поздравлять ее величество. Наконец свершилось это долгожданное событие, императрица обрела наследника. Будущего императора Павла уже перенесли в покои ее величества.

Фрейлины исчезли так же внезапно, как и появились, они, как сороки, полетели дальше — сообщать другим весть о рождении будущего императора. Маргарита вопросительно взглянула на графиню Шувалову.

— Воспитанием наследника престола будет заниматься императрица, — ответила та на безмолвный вопрос.

— А как же великая княгиня, Екатерина? — озабоченно спросила Маргарита.

— Вы же слышали, что вам сказали, — грустно отозвалась графиня Шувалова. — Она выполнила возложенную на нее задачу, и теперь ребенка будут воспитывать без нее.

— Бедная, несчастная княгиня! Как жестоко — лишить мать общения с собственным сыном!

— Так обычно всегда случается, когда рождается будущий наследник престола.

Маргарите было очень жалко великую княгиню. Ей нравилось шить платья для Екатерины, пока императрица не запретила ей этого делать. Она вспомнила, как могущественная повелительница России чуть было не поломала ее собственное семейное счастье. Нет, больше она не станет молчаливо сносить все капризы императрицы. Маргарита решила навестить, и как можно скорее, великую княгиню и принести ей свои поздравления. Пусть наушники сообщат о ее поступке Елизавете, она больше не боится ее гнева.

— Я рассчитывала появиться перед глазами ее величества сегодня, — сказала Маргарита. — Но, по-видимому, мне придется отложить свой визит до другого раза.

Шувалова мягко тронула ее за плечо:

— Не торопитесь уходить. Давайте лучше выпьем по бокалу вина за здоровье будущего наследника российского престола.

За дружеской беседой и вином незаметно пролетел час. Наконец графиня Шувалова собралась идти к императрице, чтобы принести ей свои поздравления. Однако Маргарита отказалась следовать за ней. Вместо этого она зашла в дворцовую библиотеку, чтобы посмотреть на новые книги, поступившие недавно из Франции.

Увлекшись чтением, Маргарита провела в библиотеке около двух часов, как вдруг двери распахнулись и в зал вбежала графиня Шувалова.

— Идемте скорей со мной, мадам Дашкина! Я только что была на торжественном приеме у императрицы, и там случайно услышала, что, оказывается, все оставили великую княгиню и она лежит там одна-одинешенька. С ней нет никого. Если она захочет пить, никто ей не подаст даже стакана воды.

— Как это бессердечно! — воскликнула Маргарита, вскакивая с места. — Идемте!

Две молодые женщины быстрыми шагами направились на половину великой княгини. Повсюду раздавались радостные возгласы, веселый смех; все во дворце ликовали, и придворные, и прислуга поднимали бокалы и пили за здоровье будущего императора. Но по мере приближения к покоям великой княгини радостный гул понемногу стихал и совсем перестал быть слышен, как только Маргарита и Шувалова вошли в комнату, где после родов лежала Екатерина. В комнате было темно и холодно, от окон сильно дуло, печи были едва теплыми. Измученная Екатерина с огромными блестящими глазами на осунувшемся побледневшем лице тихо лежала на кровати. Постельное белье было грязным и сильно испачканным кровью. Видимо, никто из прислуги не удосужился поменять его после родов. Екатерина с трудом оторвала голову от подушки.

— Наконец-то хоть кто-то пришел, — хриплым голосом сказала она. — Не могли бы вы подать мне немного воды? Мне очень хочется пить.

Маргарита налила стакан воды из стоявшего на буфете кувшина. Шувалова тут же взяла его у нее из рук и быстро поднесла великой княгине, та жадными глотками осушила его до дна, а затем без сил опять откинулась на подушки.

— У меня забрали моего сына, — жалобно проговорила она. — Как только его омыли после родов, акушерка сразу же завернула его в пеленки и отнесла в покои Елизаветы. Так велела императрица.

— Неужели после родов никто не остался рядом с вами? — удивленно воскликнула графиня Шувалова.

— Никто. Все оставили меня, обрадованные тем, что у России теперь есть наследник. Никто из повивальных бабок так и не вернулся. Я хотела перебраться в собственную постель. Но у меня нет сил даже пошевелиться, не то что встать.

Покрасневшая от возмущения Маргарита склонилась над Екатериной:

— Скажите мне, ваше высочество, в каком месте лежит чистое постельное белье и чистые ночные сорочки. Вам необходимо переодеться и лечь в чистую постель. Мы вам поможем!

Пока графиня Шувалова ходила за повитухой, Маргарита приготовила все необходимое.

Шувалова вскоре вернулась, ведя за собой подвыпившую повитуху, которая уже успела угоститься водкой на торжестве, устроенном императрицей в честь рожденного наследника престола. Несмотря на то что в переднем кармане ее платья звякали золотые монеты, ее вознаграждение, повитуха шла с недовольным видом — как-никак ее увели от праздничного стола.

Повитуха быстро выполнила все, что было необходимо сделать для роженицы в ее положении, но не скрывала своего недовольства и раздражения: ей не терпелось снова примкнуть к веселому застолью. Тем временем Маргарита расчесала волосы Екатерины. Затем великую княгиню переодели во все чистое, и дюжий лакей перенес ее в чистую постель. Повитуха, захватив с собой грязное белье, поспешно вышла из комнаты.

Устроившись поудобнее на постели, Екатерина вздохнула и с воодушевлением сказала:

— Благодарю вас обеих.

Графиня Шувалова и Маргарита присели в реверансе, после чего Шувалова, извинившись, тоже удалилась, сказав в виде оправдания, что ей надо показаться на празднестве, хотя скоро она обязательно вернется.

— А вы, Маргарита, будьте добры, останьтесь со мной, — попросила Екатерина.

Между двумя женщинами исчезла сословная перегородка, они словно превратились в близких подруг. Екатерина, ничего не евшая со вчерашнего дня, почувствовала приступ голода. Как раз в этот момент в спальню вошла служанка с подносом в руках. В ответ на взгляды, в которых застыл немой вопрос, она ответила, что она выполняет распоряжение Шуваловой. Как только Екатерина поела, ее сразу потянуло в сон. Маргарита, заметив, что великая княгиня начинает засыпать, незаметно убрала с постели поднос, поправила подушки, затем подошла к окну и задернула плотные тяжелые занавески. В комнате сразу стало темно и тихо.

Маргарита уже стояла возле дверей спальни, как вдруг ее окликнула приподнявшаяся в постели Екатерина. Неожиданно в ее голосе прозвучала злость:

— Нет, я не сдамся, ни за что. Поглядим еще, кто из нас выиграет.

— Хорошо сказано, — одобрительно отозвалась Маргарита.

— Сшей для моего первого появления во дворце такое платье, чтобы ни у кого не было красивее наряда, чем у меня. Даже у императрицы.

— Обещаю, что сделаю.


Платье получилось прекрасным и величественным. Его главным украшением стал вышитый золотом двуглавый орел с распростертыми — на плечах платья — крыльями. Елизавета от зависти и злобы замерла на троне, ее ноздри хищно раздулись от прерывистого дыхания. Такое платье должна была носить только она, императрица. Екатерина с нескрываемой гордостью шла по парадной зале, кивая и улыбаясь по обе стороны, она сознавала свой изменившийся и возросший статус: она подарила наследника престола, она мать будущего императора. Хотя приветливая улыбка не исчезала с губ Екатерины, жесткие складки в наружных уголках ее глаз служили грозным предупреждением для всякого, кто осмелился бы без должного почтения отнестись к ее новому положению в императорской семье.

Глядя на великую княгиню, никто не мог бы сказать, что на душе у нее скребут кошки. Екатерина мучилась из-за того, что ее любовника Сергея Салтыкова послали, нет, скорее, сослали в Швецию с дипломатическим поручением. Судя по всему, в Швеции ему предстояло пробыть очень долго. Он выполнил свою задачу, и Екатерина догадывалась, что они больше не увидятся. Более всего ее обижало то, что ее любимый не встретился с ней перед своей дипломатической ссылкой. Чуткая Екатерина догадывалась, как ей ни было горько, что она ему наскучила.

В порыве раздражения или из-за угрызений совести Елизавета позволила великой княгине взглянуть на своего ребенка. Впервые, спустя столько недель после рождения сына, Екатерина видела своего мальчика. Он лежал в колыбели, плотно укутанный в меха. Ребенку было жарко, его личико покраснело, капельки пота проступили на лбу, он недовольно кричал, но мать была бессильна, ее лишили права заниматься воспитанием сына.

Следующая встреча с сыном произошла не скоро, к этому времени материнская любовь угасла в сердце Екатерины, она стала чужой для своего сына.


После приезда в Петербург Ян все дни с утра до ночи проводил в хлопотах. Его появления с нетерпением ожидали многие любители живописи. Для того чтобы облегчить себе задачу, Ян решил устроить аукцион картин. Он снял большое помещение и развесил там привезенные им полотна.

В один из дней Маргарита вместе с мужем по личному приглашению Девэнтера посетили его галерею. Константин, поняв, что его жена относится к фламандцу как к своему старому приятелю, решил не сопротивляться и согласился принять это приглашение.

Когда господа Дашкины зашли внутрь помещения, в галерее толпилось уже изрядное количество народу. Но владелец, едва увидев приглашенных им гостей, сразу устремился им навстречу. Девэнтер и Дашкин не были знакомы, поэтому Маргарита представила их друг другу. Как только знакомство состоялось, Девэнтер вежливо обратился к Маргарите.

— Приятно видеть, что у вас все обстоит благополучно.

— Да, неплохо. Хочу поздравить вас, Ян. Вы сняли очень хорошее помещение для своих полотен.

Маргарита читала его мысли, заранее догадываясь о том, о чем он хотел бы ее спросить, если бы им удалось остаться наедине. Однако она держала себя холодно, улыбалась и сохраняла дистанцию. Она вела себя так не только из-за присутствия Константина, она хотела сохранить семейное благополучие, доставшееся ей тяжелой ценой.

— Если вам понравится какая-нибудь картина, то обращайтесь за помощью к любому из моих помощников. Все они к вашим услугам. — И с поклоном Ян отошел.

Константин скоро выбрал себе полотно с батальной сценой, изображавшей победу русских войск над шведами, тогда как Маргарита, призвав себе на помощь одного из помощников Девэнтера, тщательно отбирала полотна, соответствующие ее вкусу. Она не могла не заметить, как вокруг Яна увивались ценители живописи, желавшие приобрести то или другое полотно. Даже если бы Маргарита захотела, ей вряд ли удалось бы перекинуться словом с Яном, настолько плотно он был окружен кучкой ценителей искусства. Господин и госпожа Дашкины покинули галерею незаметно, не попрощавшись с ее владельцем, да и он, скорее всего, не заметил, как они ушли.

На следующий день вечером Константин вспомнил их посещение картинной галереи. С расслабленным видом он сидел в кресле с изогнутой спинкой, вытянув вперед ноги. В руках он держал бокал вина.

— Скоро начнется война, и мне бы хотелось заказать фламандцу наши портреты. Перед нашим уходом я переговорил на эту тему с одним из его помощников. Но тот сообщил мне, что все его время расписано на месяц, а то и на два вперед.

Маргарита с тревогой взглянула на него.

— Неужели так скоро?

Константин пожал плечами:

— Сегодня мне сообщили, что мой полк выступает через десять дней. Как видишь, времени у меня осталось немного.

Маргарита снова повторила:

— Неужели война начинается так скоро?

— Я же сказал, сегодня пришло распоряжение, нам дается десять дней на сборы. Самое большее, две недели.

Константин отставил стакан в сторону, встал и подошел к жене. Присев на стул рядом с ней, он взял ее руки в свои и посмотрел долгим испытующим взглядом ей в глаза.

— Я буду писать как можно чаще. Если от меня долго не будет известий, то все равно не впадай в отчаяние и жди меня, я обязательно вернусь. Во время войны часто приходят ложные известия о гибели. Если получишь такое, то не спеши оплакивать меня. Ты только верь, что наступит день, когда и появлюсь перед тобой.

Это было одно из самых необыкновенных его признаний в любви. До ее ушей долетали разные слухи о том, что он большой ветреник, что он не верен ей, но теперь она поняла, что для него нет более дорогого существа, чем она. Он, который так часто изменил ей, по-настоящему взволновался, что он может потерять ее, если его отсутствие будет слишком долгим.

— Я буду помнить! — пообещала ему Маргарита.

Он осторожно привлек ее к себе, усадил на колени, обнял и стал целовать, страстно и долго, словно они должны были расстаться прямо сейчас, а не через неделю. Затем он подхватил ее на руки и понес наверх в спальню.


Все заказанные картины были доставлены в срок. Маргарита была в восторге. Особенно ее привлекли две картины молодого французского живописца Фрагонара с шутливым, если не легкомысленным содержанием. Ей, как вышивальщице, понравились точно и тщательно выписанные шелковые платья девушек и костюмы их кавалеров. Константин тоже с интересом рассматривал оба полотна, хотя он оценивал их как мужчина.

И еще Маргарите очень пришлись по душе пять фламандских полотен, изображавших бытовые сценки. Ей очень нравились спокойные интерьеры домов, мозаичные черно-белые полы и незамысловатые сюжеты, отражавшие разные стороны жизненного уклада изображенных на картинах людей. Благодаря наставлениям Яна Маргарита, к своему удовольствию, научилась многое понимать в таких полотнах, улавливать скрывающийся за художественными символами более глубокий смысл. Из слов Девэнтера Маргарита знала, что вскоре должен был приплыть корабль из Голландии с очередной партией картин. В предвкушении новых приобретений она радовалась, потому что рассчитывала пополнить свою коллекцию.

Внезапно Маргарита получила приглашение от великой княгини, которая жила за городом в Царском Селе, в Екатерининском дворце. Название дворца совпадало с именем великой княгини. Дворец получил свое название в честь жены Петра Великого Екатерины, которая правила страной, хотя и недолго, после смерти мужа. Маргарита приняла предложение. Она уже два раза успела побывать в Царском Селе, она ездила туда, чтобы показать императрице новые наряды. Она видела Екатерининский дворец, и он ей чрезвычайно нравился, впрочем, как и самой великой княгине. Выкрашенный в голубой цвет, любимый цвет Елизаветы, дворец поражал своим величественным видом, громадным фронтоном, позолоченными статуями, украшавшими крышу дворца и его стены. Из высоких и широких окон открывался прекрасный вид на парк, окружавший дворец почти со всех сторон.

В строгом соответствии с законами построения парка от главного входа шла широкая парковая аллея. На ней были устроены фонтаны. Вода либо ниспадала вниз широкой полосой из чаш, либо била вверх высокой струей из позолоченных причудливых фигур. Водяные брызги ярко искрились на солнце.

Маргариту провели в Янтарную комнату, все стены которой были выложены из янтаря, пол украшала флорентийская мозаика. В этой комнате Екатерина устроила нечто вроде рабочего кабинета. Сидя за столом из красного дерева, она читала письма или писала их сама. Екатерина переписывалась со многими выдающимися европейскими мыслителями, она училась у них, из их писем она черпала новые мысли, новые идеи. Однако в последнее время ее тяга к философии несколько уменьшилась. В ее жизни появилась новая привязанность, она опять влюбилась и пребывала в самом радужном настроении.

— Я так рада видеть вас у себя, — улыбнувшись, обратилась Екатерина к вошедшей Маргарите, одновременно жестом приглашая ее сесть. — Сейчас я собираюсь на прогулку верхом. Великий князь в Петербурге, он увлечен планами предстоящей военной кампании, хотя его душевное состояние весьма нестабильное. Он и рад, и раздражен одновременно. Сама война мила его сердцу, но от одной мысли, что придется воевать с его любимым героем королем Пруссии Фридрихом Вторым, который из друга превратился в заклятого врага, он сразу выходит из себя. Вообще-то новость не из приятных, и для вас тоже. Ваш муж отправляется воевать, кроме того, Франция — союзница России и тоже примет участие в войне.

Маргарита раздраженно закивала головой.

— Почему мужчины вечно считают силу единственным способом решить конфликт или спорный вопрос?

Екатерина промолчала. Более сведущая в хитросплетениях европейской политики, она понимала, какие тайные соображения двигают королем Пруссии. Фридрих хотел построить немецкое государство, а для того, чтобы сплотить нацию, не было лучшего способа, чем победоносная война и захват прилегающих к Пруссии земель.

— Вы не расскажете мне, что происходит в Петербурге? Я полагаю, что город весь кипит от подготовки к надвигающейся военной кампании.

— Вы правы. В Петербурге войска повсюду. Каждый день устраиваются смотры и парады, причем императрица лично выезжает к полкам, каждый раз надевая форму того полка, перед которым она появляется. Это вызывает у солдат приступ воодушевления. Константин вместе с другими офицерами целые дни проводят склонившись над картами и обсуждая военные планы. Как это ни странно, но война вызывает как у солдат, так и у офицеров приступ откровенной радости. По-видимому, все в России устали от продолжительного мира. До выступления войск остались считанные дни, поэтому я не смогу слишком долго оставаться в Царском Селе. Хочется надеяться, что война не продлится слишком долго.

— Она продлится ровно столько, сколько потребуется России, чтобы одержать в ней победу, — уверенно заявила Екатерина. Затем, резко сменив тему, она стала рассказывать о недавно прочитанной книге, настоятельно советуя Маргарите ее прочитать. К теме войны они больше не возвращались.

Два чудесных, два очаровательных дня протекли для Маргариты быстро и незаметно. Она ездила верхом с великой княгиней, играла в карты, даже смотрела костюмированное представление. Но на третий день она вернулась в Петербург, и как раз вовремя. Полк Дашкина получил приказ выступать раньше, чем ожидалось. Константин обрадовался возвращению жены. Одетый в новенькую форму красно-зеленого цвета, с золотыми пуговицами и эполетами, он, не скрывая своей радости, бросился ей навстречу.

— Какое счастье, что ты приехала вовремя! Я так боялся, что больше не увижу тебя. — Он обнял ее и прижал к себе, затем поцеловал. Он не хотел выпускать ее из своих объятий, так как понимал, что прощаются они надолго, может быть, навсегда. Наконец наступил миг расставания.

— Береги себя! — сказала Маргарита. Ей вдруг стало страшно.

Он молча кивнул. Надев на голову треуголку, он вскочил на стоявшую рядом лошадь и поскакал в сторону казарм своего полка.

Маргарита тоже не могла усидеть в доме. Вместе с другими жителями города она вышла на улицу, чтобы проводить в путь войска, уходившие на войну. Им не пришлось долго ждать. Вот вдали раздался веселый шум, и вскоре появились стройные шеренги солдат. Впереди, не глядя по сторонам, ехал командир полка. У него был строгий вид, соответствующий важности момента, его лицо, словно высеченное из камня, поражало своей серьезностью. Сразу за ним ехали офицеры, среди них был и Константин, выделявшийся своей статью. Маргарита замахала ему рукой, но он не заметил ее. Дальше следовали полковые музыканты, громко игравшие торжественный марш. Знаменосцы несли красиво реявшие на ветру знамя полка и штандарты. Следом за ними маршировали солдаты, ряд за рядом, отряд за отрядом. Начищенные до блеска пуговицы и отполированные длинные стволы мушкетов, которые солдаты держали на плечах, так и сверкали на солнце.

Войска все двигались и двигались по улице под несмолкаемый гул толпы. Земля содрогалась под тяжелой поступью сотен лошадей и десятков артиллерийских лафетов. Следом за артиллерией ехали повозки с провиантом, порохом, амуницией и другими припасами. Маргарита была не в состоянии уйти. Она вместе с другими горожанами оставалась на улице и все смотрела и смотрела на нескончаемый поток солдат, лошадей и орудий. Но это было еще не все. Колонну войск замыкал огромный обоз.

На многочисленных повозках, бричках н телегах сидели или шагали с ними рядом солдатские жены, маркитантки и дети. Вместе с мужьями они шли в поход, собираясь делить с ними все тяготы и горести воины. Хватало в обозе и повозок с девицами легкого поведения, которым все было нипочем, они весело кричали и махали руками провожавшим их горожанам.

Вернувшись домой, Маргарита долго в задумчивости сидела в гостиной. Ее удивило поведение женщин, не побоявшихся отправиться на войну вместе со своими мужьями или любимыми. Она представляла себе, с какими многочисленными трудностями встретятся эти женщины в походе или на полях сражений, и поражалась их мужеству и верности.

Маргарита собралась идти к себе наверх в спальню, когда раздался громкий тревожный стук в парадную дверь. Едва лакей отворил двери, как в дом ворвалась Жанна, бледная и чем-то сильно встревоженная. Увидев стоявшую на лестнице Маргариту, она торопливо подбежала поближе и закричала:

— Роза убежала! Она написала, что никогда не вернется назад.

Маргарита быстро спустилась вниз, мягко обняла Жанну за плечи и повела ее в гостиную.

— Куда ушла? — осторожно спросила она.

— Я знаю, она ушла… она ушла вместе с солдатами, — говорила Жанна, судорожно выплевывая слова. Она взмахнула вверх рукой, между пальцами виднелся скомканный листок бумаги, и почти упала в кресло.

— Кто бы мог подумать, что такое случится? Я ведь думала, что прошлый урок пойдет ей на пользу. О, глупая, неразумная девчонка!

Маргарита прочитала записку. Содержание было кратким и даже резким. Роза писала, что ей надоело жить как в тюрьме, под неусыпным надзором матери. Теперь она собирается жить сама и больше не нуждается ни в чьих советах, тем более опеке. Она сумеет заработать себе на жизнь, ведь она хорошая вышивальщица. Кроме того, она собирается вернуться на родину и жить в Париже.

— Откуда токая уверенность, что Роза отправилась именно сегодня с уходящими войсками? Может быть, они уплыла на корабле?

Жанна с мокрым от слез лицом отрицательно мотнула головой:

— У нее нет денег на оплату проезда. Большую часть из заработанных ею денег я хранила у себя. Я также следила за ее кошельком, проверяя, не пошла ли она вслед за Виолеттой по ложной дорожке. После тою случая с русским юношей и держала ее под постоянным присмотром.

Маргарита вздохнула, ей стало все ясно. Желая добра, Жанна чрезмерно стесняла свободу дочери, и та не выдержала.

— Если ты мне пообещаешь не обижать и не притеснять больше Розу, то ее можно будет уговорить вернуться.

— Но она уже ушла!

— Уйти далеко она никак не могла. Если я попрошу Яна, то он…

Жанна так и подпрыгнула.

— Ты думаешь, он согласится? — воскликнула она. — Я буду навек ему благодарна! Передай ему, чтобы он сказал Розе, что…

— Не волнуйся, он прекрасно знает, что следует говорить в таких случаях. Только дай слово не держать больше дочь под слишком строгим контролем.

— Конечно! Обещаю!

Жанна пошла обратно во дворец, а Маргарита направилась разыскивать Девэнтера. С такой деликатной просьбой о помощи ни к кому больше она не могла обратиться, хотя после несчастного случая с Изабеллой Девэнтер весьма прохладно стал относиться к Розе как к главной виновнице несчастья.

Ян уже не снимал ту небольшую квартиру, где Маргарита была столь частой гостьей. Он давно переехал в роскошную квартиру поближе к своей галерее. Его лакей, рослый фламандец, сразу узнал Маргариту, он впустил ее в гостиную, а сам пошел докладывать. Когда он вошел в соседнюю комнату, то из-за приоткрытых на секунду дверей послышался женский смех. У Яна явно были гости. Несмотря на это, он не заставил себя ждать. Ван Девэнтер вышел вслед за лакеем. Улыбка играла на его губах, но она тут же исчезла, как только он увидел встревоженное лицо Маргариты.

— Что случилось? — Без лишних слов он сразу перешел к делу.

Она ответила ему с такой же прямотой, прибавив обещание Жанны больше не давить на дочь. Услышав ее рассказ, Ян вздохнул и покачал головой. У Маргариты сжалось сердце.

— Наверное, я слишком многого от вас требую. Кроме того, у нас гости, — быстро проговорила она и повернулась, намереваясь уйти.

Ян ухватил ее т рукав и повернул к себе лицом.

— Зачем вы так! Я же не сказал «нет». К тому же я не могу вам отказать. Меня просто удивило ваше отношение к своим вышивальщицам. Вы по прежнему заботитесь о них, словно наседка о своих цыплятах. А теперь ступайте домой и не волнуйтесь. Если и сумею найти беглянку, то верну ее, не сомневайтесь.

Но едва Маргарита протянула ему обе руки, желая поблагодарить его, как он вдернул руку.

— Не спешите меня благодарить, ведь я еще ничего не сделал.

Ян так и не нашел Розу. Рано утром он прибыл в обоз, расположившийся на ночлег недалеко от города. Многие люди уже проснулись и встали. Ян всматривался в лица каждой молоденькой девушки, стараясь найти Розу, но все его поиски были безрезультатными. Ян немного обождал, пока войска и военный обоз не выступили в путь. Встав на обочине, он внимательно разглядывал всех, кто проходил мимо, надеясь обнаружить среди них Розу. Наконец он вскочил в седло и поскакал в город.

Роза видела ван Девэнтера, но она его одурачила. Смеялась в душе над тем, как ловко его провела. Роза первая заметила художника, когда он разговаривал с одним из возниц, но ее скрывали придорожные кусты, и молодой человек ее не увидел. Затем она осторожно пряталась от ван Девэнтера то за повозками или бричками, то среди женщин и детей. Наконец она замотала голову платком и взяла малыша на руки, помогая одной матери. В таком виде ее было почти невозможно узнать. Убедившись, что голландец давно ускакал в город, Роза отдала малыша, затем вынула из повозки свой узелок, в котором хранилось ее лучшее платье и прочие ее пожитки, и оставила обоз. Она была свободна, могла делать все, что ей хотелось, а больше всего ей хотелось вернуться назад в Париж. Именно туда она и направилась.


Глава 17 | Хрустальные мечты | Глава 19