home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

В тот день, когда императорский двор прибыл в Петербург, Маргарита впервые увидела великого князя и будущего наследника престола. Великий князь Петр не стал подниматься по парадной лестнице, а чтобы сократить путь в свои апартаменты, прошел по лестнице для прислуги. Он не обратил никакого внимания на Маргариту, почтительно застывшую в стороне с прижатым к груди куском красного шелка. Зато она успела рассмотреть его как следует. Мимо нее прошел невзрачного вида неуклюжий молодой человек в белом парике, обрамлявшем его вытянутое, сильно обезображенное оспой лицо с блестящими хитрыми глазами, широким ртом и тонкими губами. От него шел неприятный запах, который остался висеть в воздухе после того, как он скрылся из виду.

Маргарита уже знала — Петр не любил купаться, потому что был на редкость уродливо сложен, он стыдился появляться в голом виде даже перед слугами. Женская прислуга шепотом рассказывала, как он часто напивается в компании своих собутыльников, а затем, чтобы позабавиться, взбирается на стол и поливает всех вином или, еще хуже, своей мочой, когда испытывает потребность справить нужду. Женская прислуга не завидовала прислуге великого князя. Он был неистощим на всякие дурацкие забавы. Одной из самых любимых была игра в военный парад. Он приказывал прислуге переодеваться в военную форму и маршировать перед ним. Задумчиво покачав головой, Маргарита пошла в свое ателье.

Как она и ожидала, вскоре после своего приезда Екатерина послала за ней. Маргарита прихватила с собой одно из завершенных платьев, сшитых по обговоренному еще до отъезда в Москву эскизу. Войдя в покои великой княгини, Маргарита поклонилась, увидев нервно ходившую взад и вперед по комнате великую княгиню. Екатерина остановилась, но не начала говорить до тех пор, пока за вышивальщицей не закрыли двери.

— Отложите в сторону платье, мадемуазель Лоран, и выслушайте внимательно то, что я вам сейчас скажу. Во-первых, вы были, наверное, удивлены, когда из Москвы не дошло никаких известий о ребенке?

— Я сделала свои собственные выводы, мадам.

— Угу, — Екатерина села в кресло и сухо улыбнулась.

— Мой рот на замке, мадам.

— Да, да, я помню. Если бы вы поведали хоть одной живой душе о моей беременности, то слух об этом уже достиг бы ушей императрицы. У нее куча соглядатаев. Я хочу отблагодарить вас за молчание.

Маргарита покраснела от обиды:

— О, не стоит, мадам.

Екатерина с понимающим видом кивнула, извиняюще махнув рукой:

— Не буду оскорблять ваше достоинство, предлагая вам деньги или что-нибудь в таком роде. Это не входило в мои намерения. Я хочу, чтобы вы знали — с этого момента я доверяю вам полностью и надеюсь, что в тяжелую для меня минуту смогу положиться на вас и на ваше умение хранить молчание.

Выказанное ей доверие чрезвычайно польстило Маргарите.

— Это высокая честь, мадам.

— Когда бы я ни послала за вами, в какой бы неурочный час, всегда без промедления являйтесь ко мне. Может быть, мы будем обсуждать новый покрой наряда, а может, кое-что другое, более серьезное. Вы понимаете, к чему я клоню?

— Да, можете положиться на меня, мадам, — ответила Маргарита, вспомнив слова Игоря, что у великой княгини при дворе много врагов. Ее охватила жалость к несчастной княгине, и она поддалась этому чувству, хотя четко понимала, что ее вовлекают в очень опасную игру.

— Я не покину вас, мадам.

— Именно это я и надеялась услышать! — воскликнула Екатерина, довольная, что так искусно сыграла на струнке независимости в характере французской девушки. Теперь она смело могла прибегнуть к услугам Маргариты, если бы нужно было расстроить происки ее недоброжелателей. Вздохнув с явным облегчением, Екатерина сказала: — А теперь давайте вернемся к более прозаичным делам, хотя принесенное вами платье, как мне кажется, совсем не похоже на обычное, это какое-то чудо. Покажите мне его.

Ошеломленная оказанным ей доверием, Маргарита слегка замешкалась с ответом.

— Я сделала несколько стягивающих швов под платьем, потому что не была уверена, сохранили ли вы прежнюю фигуру после родов. Но теперь, когда я вас увидела, я могу сделать все необходимые переделки, которые потребуются.

Она развернула платье с восхитительно вышитыми золотистыми розами, обрамленными нежным бисером. Вышитые розы ниспадали до самого низа, где переходили в другой узор, окаймляющий нижний край юбки.

— Наряды, которые я приготовила для ее величества, более яркие и сильнее бросаются в глаза. Что касается ваших платьев, мадам, то они получились более утонченно-изысканными.

Глаза Екатерины лукаво и весело блеснули, ее настроение явно улучшилось. Она обрадовалась тому, как тонко Маргарита разобралась в создавшемся положении вещей. До сих пор еще ни одна ее портниха не проявляла достаточно смекалки, чтобы угодить и ей, и императрице. Все оказалось очень просто: чтобы не возбуждать зависти и ревности у Елизаветы, надо было всего лишь придать нарядам императрицы чуть-чуть больше яркости и пышности.

— Императрица не один раз отсылала меня с бала переодеться под предлогом, что мой наряд мне не к лицу, — горько усмехнулась Екатерина. — Луна никогда не должна затмевать солнце.

— Надеюсь, такого больше не случится.

— А я думаю, что это еще повторится. Принесите лучше мне остальные платья, я хочу взглянуть на них.

Для того чтобы показать великой княгине все наряды, и готовые, и незаконченные, Маргарите пришлось ходить туда и обратно несколько раз, да еще позвать себе на помощь Виолетту и Софи. Екатерине понравились все платья без исключения. Маргарита, предварительно отпустив своих помощниц, чуть задержалась, чтобы выслушать замечания по поводу ряда мелких деталей. Она шла вдоль общего коридора, соединявшего покои великого князя и великой княгини, осторожно неся перекинутое через руку платье. Она даже не услышала, как позади нее скрипнула дверь. Вдруг до ее слуха донесся гневный оклик:

— Стойте, рыжая! Кому я говорю!

Испуганно обернувшись, она увидела перед собой великого князя.

— Слушаю вас, сэр.

— Да, вы как раз подойдете! — восторженно вскрикнул он, хватая ее за руку и небрежно сбрасывая на пол платье. Несмотря на его невзрачную внешность и субтильность, рука Петра оказалась крепкой, и он с силой потащил Маргариту назад по коридору.

— Ваше высочество, прошу, выслушайте меня! Я вышивальщица на службе у великой княгини. Отпустите меня, мне надо идти работать.

Петр остановился и наотмашь ударил ее по лицу:

— Молчать! Терпеть не могу хныкающих женщин! И он повлек ее за собой дальше, не обращая внимания на мольбы девушки. У Маргариты в глазах стояли слезы, ей было очень больно, кольца на пальцах князя порезали кожу на ее лице. Петр втащил ее сквозь открытую дверь в свои покои, и сначала девушке почудилось, что вся зала забита солдатами. Однако, приглядевшись и узнав двух-трех слуг, Маргарита в тот же миг поняла, что это переодетая прислуга. Мнимые солдаты вытянулись шеренгой вдоль огромного стола. Больше ей не дали ничего рассмотреть. Петр схватил лежавшую на кресле военную форму и бросил ее Маргарите.

— Одевайтесь и поживее! Вы будете канониром у одной из пушек!

Слуга в солдатской униформе с жалостью посмотрел на Маргариту и приоткрыл двери в соседнюю залу. Петр вытолкнул девушку туда. Когда двери за ней закрылись, она с удивлением обнаружила себя стоящей посередине библиотеки, от пола до потолка заставленной застекленными полками с книгами. Маргарита начала расстегивать дрожащими пальцами крючки сзади на платье, но, терзаемая любопытством, прочитала названия ряда книг на их корешках. Из французских названий она поняла, что все книги посвящены войнам, сражениям, военному искусству, кроме того, среди них были и другие, где речь шла о преступлениях разбойников и грабителей. Это давало наглядное представление о вкусах и склонностях великого князя. Остальные книги, написанные на немецком языке, видимо по содержанию ничем не отличались от французских.

Звучный мужской голос донесся из другого конца библиотеки.

— Советую вам поторопиться. Его высочество не любит, когда его заставляют ждать.

Еще не пришедшая в себя после оскорбительного для нее насилия Маргарита вконец растерялась и повернулась лицом в ту сторону, откуда донесся голос. Из-за ширмы, стоявшей в дальнем углу библиотеки, вышел офицер с книгой в руках. Он был молод, высок, хорошо сложен, на нем была темно-зеленая с красной каймой гвардейская форма, пуговицы и эполеты поблескивали золотом. Его волосы были тщательно уложены и присыпаны пудрой, над ушами в соответствии с модой нависали букли, сзади волосы были перевязаны широкой черной лентой. Надменное лицо и твердый подбородок были чисто выбриты, однако чуть изогнутая бровь и легкая улыбка, игравшая на его красиво очерченных губах, смягчали суровое выражение его лица.

— Боже, как вы меня напугали! — воскликнула Маргарита, хотя в душе была рада этой неожиданной встрече, потому что ей очень хотелось узнать, что же будет с ней дальше. Несмотря на свой надменный и холодный вид, офицер не производил отталкивающего впечатления. — Будьте добры, ответьте мне, что ждет меня в той зале? Великий князь сказал мне, что я буду канониром.

— Не бойтесь. Вам не причинят никакого вреда. Очевидно, великому князю не хватило канонира во время одной из его очередных военных забав. По всей видимости, вам предстоит выстрелить из его малюсенькой пушечки, и больше ничего.

— Никакого вреда! — с горечью вскричала Маргарита, почувствовав злость. Она устремилась за ширму, намереваясь переодеться в солдатскую форму. — Что вы понимаете? Как я смогу вышивать для императрицы, если у меня будут обожжены пальцы?

В ответ она услышала смех офицера.

— Скажите это Петру! — весело крикнул он. — Он терпеть не может ее, но, видно, нашел неплохой способ насолить ее величеству, испортив пальцы ее вышивальщице.

Маргарита переоделась в форму так быстро, как только могла. Кипя от негодования, она надела на голову дурацкую, черного цвета треуголку с кокардой и спрятала внутрь свои волосы. Едва она вышла из-за ширмы, как офицер, который стоял в ожидании, прислонившись плечом к книжным полкам, весело воскликнул:

— Как вам идет эта форма! Теперь ступайте вперед, капрал. Да, как вас зовут?

Она назвала свое имя. Несмотря на грубое обращение со стороны великого князя, она не чувствовала никакой неприязни к насмешливому и вместе с тем доброжелательному офицеру.

— А как зовут вас? — в свою очередь спросила она.

— Капитан Константин Дашкин из личной охраны ее величества императрицы, к вашим услугам. — Он поклонился, щелкнув каблуками. — Надеюсь, вы запомните мое имя?

— Не бойтесь, запомню, я уже привыкла к русским именам.

— А я ни за что не забуду ваше имя, Маргарита.

Она прошла к дверям, толкнула их и опять вошла в зал, где шла игра в войну. Петр тут же схватил ее за рукав и куда-то потащил. Она не сознавала, что на ее рассеченной щеке запеклась кровь от удара, нанесенного великим князем, но тот, заметив кровь, закричал в восторге:

— Смотрите! Наш десятый номер из пушечного расчета уже получил ранение. Какой смельчак! Займите ваше место возле этой пушки.

Петр указал на ящик с бумажными фитилями возле стола:

— Возьмите один из фитилей, зажгите его от свечи и будьте готовы по моей команде поджечь запал!

Она заняла указанное место позади игрушечной пушечки, стоявшей на столе. Злость на великого князя овладела ею с новой силой, и Маргарита гневно сказала:

— Ее величеству императрице, вероятно, не понравится, что ее вышивальщица не сможет шить из-за обожженных пальцев.

При одном лишь упоминании об императрице Петр изменился в лице, однако, к ее досаде, он не избавил ее от дурацкой своей забавы, а, немного поколебавшись, достал из бокового ящика стола пару белых перчаток.

— Берите и надевайте! Вы по праву должны носить их, потому что вы капрал.

Перчатки, как ни странно, подошли, но Маргарита заметила, что точно такие же перчатки были у совсем еще молодых барабанщиков, которые выстроились в один ряд на небольшом помосте позади стола.

Маргарита осмотрела пушку и заметила выступающий на казеннике запал, который ей надо было поджечь, чтобы выпалить из пушки после команды великого князя. Коробка с запасными запалами лежала рядом с пушками. Стоявший рядом офицер объяснил ей, что делать.

— На концах запалов находится порох. Будьте внимательны и, меняя запалы, не ставьте сразу две штуки. Иначе оторвет пальцы, — предупредил он.

Увидев скалящиеся в усмешке зубы других слуг, Маргарита поняла, что над ней смеются. Вдруг прозвучала команда великого князя, все слуги быстро придвинулись к столу, на котором, к удивлению Маргариты, виднелись холмы и долины, серебристые речки и извилистые дороги, крохотные деревеньки. На этой искусственной местности стояли игрушечные солдатики и кавалеристы, все строго на своих местах, позиция каждого отряда обозначалась яркими цветными флажками.

— Огонь! — скомандовал Петр.

И тут началось представление, имитирующее настоящее сражение. Пушки полыхнули дымом, барабанщики забили в барабаны, из-под стола, где, видимо, прятались другие слуги, раздались воинственные крики, проклятия и стоны, одним словом, воссоздавалась картина самой настоящей битвы. Спрятанные слуги били по полоскам меди, прикрепленным под столом, отчего поднялся шум и звон, напоминавший лязг холодного оружия и разрывы ядер. Маргарита, выпалившая из пушки, немного растерялась.

— Зарядить орудия! — скомандовал Петр, приплясывавший в каком-то безумном восторге. Несмотря на мешавшие ей перчатки, Маргарита ловко справилась с порученной ей ролью. Другие слуги, державшие в руках палки с развилками на концах, быстро передвигали ими солдатиков и посылали вперед и в обходе фланга кавалеристов, как будто настоящие войска совершали маневры на поле боя. Петр, в руках у которого была длинная узкая трость с серебряной рукоятью, тыкал ею в строй игрушечных солдатиков и опрокидывал кое-кого из них, видимо, их следовало считать убитыми или ранеными. Но тут один из слуг сделал неловкое движение своей палкой и, видимо, неправильно поставил на поле сражения часть всадников. Петр разгневался и принялся бить со всей силы слугу по рукам своей тростью. У слуги сквозь белые перчатки проступила кровь, от вида которой Петр пришел в еще большую ярость. Он закричал:

— На колени! Предатель! Трус! Шпион!

Слуга безропотно подчинился. Петр принялся хлестать его по спине, а потом прогнал прочь из залы. Еще целый час великий князь с неослабевающим пылом продолжал свои безумные военные забавы, пока наконец не объявил хриплым голосом, но с торжествующим видом, что победу одержали голштинцы.

— Вот так всегда. Победа на стороне пруссаков, — раздраженно пробормотал сосед Маргариты.

Поверженные игрушечные солдаты усеивали все поле битвы, в зале от дыма першило в горле, однако это был еще не конец. Петр еще с полчаса мучил своих слуг, заставляя их маршировать по зале. Наконец, устав, он велел барабанщикам бить отбой. К удивлению Маргариты, слуги отошли от стола и стали даже переговариваться друг с другом, видимо, чего-то ожидая. Все прояснилось через минуту. Петр восторженно закричал:

— А теперь, мои храбрые воины, мы должны отпраздновать нашу победу! Подать нам водки! Давайте веселиться!

Слуги, все без исключения, расстегнули свои узкие воротнички, многие даже сняли куртки, оставшись в одних рубашках. Все направились гурьбой в дальние двери, соединявшие зал для игрищ с соседним залом. Одни из них, изображая усталость, валились на диваны, другие опускались в кресла, садясь боком, перекидывая ноги через подлокотник и лениво болтая ногами. Судя по внешнему виду великого князя, его только радовало такое поведение, видимо, он воображал, как его усталые, но победившие войска располагаются на отдых.

Маргарита ловко и быстро при первой же возможности выскользнула из залы в библиотеку. Дежурившего там офицера уже не было. Она закрыла за собой двери и, переводя дух, прислонилась к ним спиной. Перебирая в памяти закончившуюся глупую игру, она с недоумением задавала себе вопрос: что ждет Россию, когда в ней будет править Петр? Даже если оставить в стороне его странности и чудачества, его грубость и жестокость, то, как ни посмотри, единственным его увлечением была война. Что ждет простой народ, когда Петр встанет у власти? Узнав ближе великого князя, Маргарита теперь стала еще сильнее сочувствовать несчастной Екатерине.

Быстро скинув форму, она надела свой наряд и стремглав выбежала из библиотеки. К счастью, брошенное платье по-прежнему лежало в коридоре, оно даже не помялось. Схватив его, Маргарита опрометью бросилась к себе в ателье. Очутившись у себя в комнатке, она сполоснула лицо, смывая засохшую кровь и копоть от порохового дыма. Затем переоделась и направилась в дворцовую прачечную, чтобы отдать в стирку свое платье, пропитавшееся запахом дыма. Там же в ванной комнате она тщательно помылась и вымыла свои волосы, дав себе зарок никогда больше не попадаться на пути у великого князя.

Напротив, каждая встреча с великой княгиней доставляла Маргарите ни с чем не сравнимое удовольствие, они мило обсуждали новые платья и вышивки почти как две подруги. Были и другие встречи, менее приятные, с самой императрицей. Как и во время предыдущего свидания, Елизавета говорила, не удосуживаясь выслушать Маргариту, скорее, она даже просто требовала, чтобы ее платья были самыми красивыми, самыми яркими, одним словом, самыми лучшими.

Платье с узором из павлиньих перьев вызвало у Елизаветы нескрываемое восхищение. Императрица сразу оценила необыкновенную красоту платья, а про себя подумала, что только во время коронации на ней был более красивый и пышный наряд — платье из серебряной парчи, отделанное золотыми кружевами. Ей не терпелось надеть новое платье. Вскоре предстоял торжественный прием в честь важных иностранных гостей, среди которых должны были присутствовать даже две коронованные особы.

Вечером вдень приема Маргариту навестила Агриппина. Она не только похвалила все сшитые наряды, но и провела Маргариту, умиравшую от желания посмотреть на то, как будет выглядеть императрица в ее платье, в специальную комнату, откуда через скрытый глазок можно было увидеть и услышать все, что происходило в парадной зале, блестевшей от света и золота. По уверениям Агриппины, во дворце хватало подобных подслушивающих и подглядывающих глазков, благодаря которым придворные соглядатаи узнавали все дворцовые секреты, чтобы передать их Елизавете.

Сквозь глазок Маргарите была прекрасно видна вся зала. Позолоченные стены, мраморные колонны, натертый до блеска наборный паркет из разных пород дерева, сверкающие огромные люстры — зрелище действительно было великолепным. В зале уже собралась толпа приглашенных — иностранные гости и придворные сановники, многие с орденами, туалеты дам сверкали драгоценностями, наряды, отделанные золотой и серебряной парчой, поражали своей роскошью. «Такой прием, — подумала Маргарита, — наверное, ничем не уступает королевскому приему в Версале».

Вдруг раздались торжественные звуки фанфар. Главные двери распахнулись, и в проеме появилась Елизавета, прекрасная и самодовольная, очень похожая в своем ярком и блестящем платье на павлина. От природы грациозная, она эффектно выдержала короткую паузу, а затем пошла к трону, стоявшему на возвышении и украшенному символом Российской империи — двуглавым золотым орлом на ярко-красном фоне. Императрица время от времени склоняла голову направо или налево, милостиво приветствуя собравшихся гостей.

Казалось, что она не шла, а парила над полом — именно такой потрясающий эффект создавал изменяющийся при ходьбе, играющий разноцветьем узор из павлиньих перьев на ее платье. В свете люстр сверкали и дробились бликами изумруды и бриллианты, украшавшие голову Елизаветы, придавая ей еще больше величественности. Несомненно, императрица затмевала всех своим убранством. Настроение у Елизаветы была чудесное, она четко понимала, насколько она прекрасна в своем новом наряде. Она торжествующе взглянула на стоявшую с искривленным ртом и бледную от злости графиню д'Онвиль. Победа была полная.

Ни одна подробность этой сцены не укрылась от Маргариты. Увидев сверкающие от радости глаза Елизаветы, она вздохнула с облегчением и сразу вспомнила, сколько труда и стараний она и ее помощницы вложили в создание этого платья. Но теперь все их усилия вознаградились сторицей, успех был несомненным. Маргарита внутренним чутьем поняла, что отныне она становится личной вышивальщицей императрицы, которой впредь будут поручаться новые парадные наряды.

В процессии придворных, шествовавших за Елизаветой, мелькнули великий князь с великой княгиней. Маргарита обомлела, увидев на Петре вместо положенного в таких случаях парадного платья прусский мундир голубого цвета. Это был генеральский мундир голштинских Драгун, в котором Петр больше всего любил появляться на людях в торжественных случаях. Но сегодня своим внешним видом он бросал вызов императрице. Открыто демонстрируя свою любовь к прусскому королю Фридриху II, врагу России, он оскорблял национальное чувство русских и, конечно, самой императрицы, которая терпеть не могла прусского короля.

По примеру Елизаветы, Екатерина шла, улыбаясь и кланяясь собравшимся гостям, хотя внутри ее терзал страх — что сделает императрица, когда увидит мундир ее мужа. Петр присоединился к ней в самую последнюю минуту перед торжественным выходом, поэтому выбранный им для торжества наряд стал для Екатерины такой же неожиданностью, как и для всех. Петр пребывал в самом радужном настроении, будучи искусным скрипачом, он предвкушал, как исполнит на скрипке несколько музыкальных произведений перед собравшимися гостями. Кроме того, сегодня он получил новый набор игрушечных солдат из Пруссии. Солдатики в военных мундирах и с оружием в руках были как настоящие, вот почему он, ни о чем не думая, надев на себя прусский мундир, увлеченно играл в войну, пока его не позвали на прием. Ни времени, ни желания переодеваться у него не было, он даже не подумал о том, какую реакцию вызовет у императрицы его мундир.

Маргарита увидела, как императрица, пройдя к трону, села на него, расправив свою великолепную юбку. Обернувшись лицом к гостям, Елизавета радушно улыбалась, как вдруг увидела военный прусский мундир своего племянника. Мгновенное недоумение быстро сменилось у нее явным раздражением.

Она налилась краской гнева, в глазах блеснули молнии. Вскинув руку и показывая на Петра, она затем указала ему на двери и крикнула:

— Вон!

Петр, ничуть не испугавшись, а скорее даже обрадовавшись, поспешно вышел из зала, думая лишь о своих солдатиках. Однако среди иностранных представителей возникло замешательство и смущение, так как никто не мог понять, чем или кем вызван гнев императрицы. Елизавета поспешила всех успокоить, несколько раз улыбнувшись разволновавшимся гостям и придворным. Вскоре волнение улеглось, как будто ничего не случилось. Мало кто догадался, что вызвало вспышку гнева у императрицы.

Среди этих немногих была и Екатерина, которой никак нельзя было отказать в проницательности. Великая княгиня сообразила, что прекрасное настроение Елизаветы, вызванное открытым всеобщим восхищением ее новым платьем, не испортила очередная глупая выходка племянника императрицы.


После успешного начала своей деятельности при дворе Маргарита наконец смогла навестить своих друзей Уоррингтонов. В один из вечеров, пораньше закончив работу, она вышла из дворца и направилась в сторону Адмиралтейства. Подойдя к Неве, она заметила густую толпу народа, стоявшую на мосту и глядевшую на реку. Лед стал рыхлым и тусклым, он как-то осел и уже не сверкал, как прежде, на солнце. Маргарита удивленно заметила, что больше нет переправы через реку. Внезапно до ее слуха донесся резкий, наподобие удара хлыстом звук, потом такой же другой, третий, наконец она поняла, что это трещит лед. Конец зимы приближался.

Она без труда нашла на набережной светло-желтый дом Уоррингтонов. Хотя существовало немалое расхождение между традиционным временем обеда у русских и англичан — в России обедали обычно в два часа, тогда как в Англии в пять часов. — Сара заранее предупредила Маргариту, чтобы она не волновалась из-за таких пустяков: ей они будут рады в любое время, и обед будет подан тогда, когда она придет к ним в гости. Едва Маргарита дернула за дверной колокольчик, как слуга распахнул перед ней двери.

Сара выбежала ей навстречу с распростертыми объятиями.

— Моя дорогая! — закричала она, бросаясь на шею Маргарите. — Наконец-то мы опять свиделись!

— Я тоже рада видеть тебя, Сара! — воскликнула Маргарита, обнимаясь с ней. Поцеловавшись, они взялись за руки, весело смеясь и глядя друг другу в глаза.

— Боже, с каким наслаждением я читала твои письма. Но вот я вижу тебя перед собой, и теперь мы наговоримся вволю. Пойдем в гостиную, там нам будет удобнее. Том извиняется, но он сегодня занят, у него важный деловой разговор, и он вернется очень поздно. Как тебе Петербург? Ты привыкла к местной зиме? Хотя мне она кажется невыносимо длинной. Терпеть не могу зиму. А как ты находишь мой внешний вид? Том говорит, что я выгляжу прекрасно.

— Действительно, ты очень похорошела, — чистосердечно призналась Маргарита, хотя природная тонкость и бледность Сары все равно делали ее очень похожей на хрупкую фарфоровую статуэтку. — Ты знаешь, пока я шла к вам, то заметила, что на Неве трещит лед, а это означает, что столь нелюбимая тобой зима близится к концу.

— Какая замечательная новость! О, сколько мне хочется тебе рассказать, а еще больше расспросить. — Внезапно на глазах у Сары навернулись слезы, и голос ее задрожал. — После всего, что ты сделала для меня, Маргарита, я считаю тебя своей сестрой. Скажи, ты не имеешь ничего против?

— Сара, лучшей сестры, чем ты, нельзя было бы пожелать!

— Я так счастлива, что даже не могу выразить это словами! — Сара слегка подпрыгнула и крепко обняла Маргариту. Затем она опять опустилась на диван, вытерла слезы и, улыбнувшись, принялась болтать.

— Ты должна простить мне мои слезы. Если ты помнишь, то порой я бываю излишне сентиментальной. Том очень внимателен ко мне. Даже не знаю, как он переносит все неровности моего настроения. Однако сейчас мне неохота говорить о самой себе. Знаешь, от своей соседки по дому я много слышала об одном чудесном платье, в котором императрица появилась на недавнем балу. Хотя соседка не присутствовала сама, зато там была ее дочь, ее пригласил туда ее знатный кавалер, так вот она буквально в восторге от наряда императрицы. Я в свою очередь намекнула ей, что близко знакома с той, кто шила императрице это прекрасное платье. Я ведь права, не так ли?

Маргарита улыбнулась:

— Да, ты не ошибаешься.

— О, как я рада, что мы с Томом теперь будем жить в Петербурге. Я буду в курсе всех твоих успехов при императорском дворе. Том в скором будущем займется новым проектом. Он намерен заново переделать часть парка вокруг дворца в Ораниенбауме. Это, кажется, на берегу Финского залива и совсем недалеко от Петербурга. Неужели у императрицы дворцы везде, куда бы она ни поехала?

— Да, как мне известно, дворцов у нее много.

— Но это еще не все, — взволнованно проговорила Сара. — В Москве Том поделился с императрицей своим замыслом создать зимний сад на крыше Зимнего дворца, который уже почти достроили. Представляешь, в этом саду круглый год будут цвести красивые цветы, а чтобы растения не замерзали, их будут обогревать и накроют крышей из стекла.

— О, как это замечательно!

Перед тем как сесть за стол, Сара на правах хозяйки показала гостье свой дом. Несмотря на множество мелких вещиц, привезенных их Франции, дом удивил Маргариту царившим в нем английским духом. Сара призналась, что Тому удалось доставить из Англии ряд вещей из их дома, расположенного неподалеку от Виндзора, где они так счастливо прожили первое время после свадьбы.

— Как ты ухитрилась превратить русский дом в настоящий английский, — не без удивления заметила Маргарита, — тем более за такой короткий срок?

Польщенная Сара радостно закивала головой.

— Признаюсь, я ставила перед собой именно такую цель. Ты не поверишь, но слуга, взявший в прихожей твой плащ, англичанин! Его прежний хозяин недавно скончался. Моя горничная тоже английская девушка, я ее нашла в Москве. Но самая большая моя удача — тут Сара, сжав вместе обе руки, потрясла ими от радости в воздухе — у меня настоящий английский повар! И разумеется, он умеет готовить ростбиф — любимое блюдо Тома. Одним словом, мы здесь живем почти как в Англии!

Подали обед и превосходное вино. Сара, сидя за столом, все жаловалась на то, как ей было скучно в Москве, как она сильно тосковала по родному дому. Теперь, когда жизнь у нее наладилась, она почему-то еще сильнее стала скучать по своим родителям и женатому брату Дэвиду, который служил офицером в королевском военно-морском флоте. Едва Сара заговорила о своих родных, как слезы заблестели на ее глазах.

— У Дэвида такая прелестная жена Алиса. У них уже несколько ребятишек, а я еще не видела ни одного из них. К счастью, теперь у меня есть ты, — она попыталась улыбнуться сквозь слезы, — и мне не будет так одиноко итак грустно, как прежде.

— Но ведь Том все время рядом с тобой!

— О, нет. Он подолгу отсутствует дома, часто бывает в отъездах. В Москве его поминутно требовала к себе императрица, да и здесь тоже. — Сара тяжело вздохнула. — Вот и сейчас он все время пропадает в Ораниенбауме, здесь я его вижу крайне редко.

По окончании обеда они перешли из столовой в гостиную. Сара по английскому обычаю лично потчевала гостью чаем. Она заварила чай в заварочном чайничке, явно привезенном из Англии, а кипяток наливала из очень красивого серебряного чайника.

Вручая Маргарите чашку с чаем, она спросила ее:

— Наверное, ты уже немного понимаешь по-русски?

— О, да. Я уже выучила много русских слов, ведь у меня уже работают восемь русских вышивальщиц, и мы часто во время шитья обмениваемся словами то на французском, то на русском языке. Порой бывает очень весело.

Сара откинулась на спинку кресла:

— Давай я попробую научить тебя английскому! Теперь, когда ты будешь регулярно навещать нас с Томом, я постараюсь подыскать для тебя солидного жениха из англичан.

Маргарита звонко расхохоталась.

— Ну что ж, давай начнем прямо сейчас, — полушутя, полусерьезно воскликнула она. — Скажи, как называется то блюдо, которое только что было у нас на столе?

— Пастуший пирог, вот как.

Маргарита старательно повторила название пирога, а потом удивленно заметила:

— Неужели пастухи в Англии живут так хорошо, что питаются такими пирогами?

Сара рассмеялась, отрицательно мотая головой:

— Конечно, нет. Это запеченное мясо ягненка. Вот почему блюдо получило такое название. Теперь послушай, как звучат другие слова.

Маргарита, изучая русский, к своему удивлению, обнаружила у себя и хороший слух, и способности к изучению иностранным языкам, поэтому ей понравилась игра предложенная Сарой. Импровизированный урок английского увлек и Сару, и Маргариту.

Внезапно в прихожей раздался мужской голос. Сара запнулась, а затем радостно воскликнула:

— Это Том. Как хорошо, сегодня он пришел раньше обычного. Впрочем, я сама просила его по возможности поскорее закончить дела, чтобы он тоже мог встретиться с тобой.

Маргарита, напустив на себя равнодушный вид, спокойно ждала появления Тома в гостиной. Но едва до ее слуха донеся скрип отворяемой двери, как у нее по коже поползли мурашки. Ей не надо было оборачиваться, чтобы узнать, кто вошел в гостиную, она чувствовала его присутствие каждой клеточкой своего тела, хотя мысленно пыталась прогнать это наваждение. Он склонился перед ней в поклоне, и внутри нее с новой силой вспыхнула прежняя страсть. Все происходило точно так же, как в Риге, когда она впервые увидела его, но, к удивлению и немалому ужасу, Маргарита по глазам Тома прочла, что в его душе бушует такая же буря чувств, как и у нее. Это казалось невероятным, но, похоже, Тома влекло к ней с не меньшей силой, чем ее тянуло к нему.

— Добрый вечер, Маргарита, — произнес он ровным голосом. — Как вы поживаете?

— Хорошо, — таким же нарочито спокойным тоном ответила она. — Какой у вас уютный дом! Сара любезно показала мне его.

Том, улыбнувшись жене, присел рядом с ней на диване:

— Вы знаете, это не потребовало больших усилий. Для того, чтобы чувствовать себя здесь, как у себя доме в Англии, пришлось повесить несколько старых картин, расставить мебель и книги, а также ряд безделушек — все эти вещи давно путешествуют вместе с нами, переезжая с места на место.

Маргарита надеялась, что ее голос не выдаст волнения.

— Да. Сара говорила, что вы и здесь много ездите, часто отлучаетесь из Петербурга.

— Что поделаешь. В Ораниенбауме, куда я часто отъезжаю, надо многое успеть сделать. Императрица сильно волнуется из-за тамошнего парка, ей хочется, чтобы работа по его благоустройству закончилась как можно скорее. Она не жалеет денег ни на дворец, ни на парк, потому что это один из ее свадебных подарков великому князю и великой княгине. Я постарался сохранить первозданную природу где только было возможно. Это одно из моих правил. Я оставил нетронутыми многие рощи и деревья, чтобы подчеркнуть естественную красоту и прелесть парка. Это достаточно кропотливая работа.

— Судя по твоим словам, там вскоре будет очень красиво. — Сара с нежностью взглянула на мужа. — А нельзя ли нам с Маргаритой съездить туда, чтобы отдохнуть пару дней?

— При первой же возможности, — пообещал Том и взглянул на Маргариту. — Надеюсь, что вы, как и прежде, будете заботиться о моей Саре, пока я буду отсутствовать.

— С удовольствием выполню вашу просьбу.

Далее разговор переключился на приятности петербургской жизни. Время за беседой пролетело незаметно. За окном стемнело, наступил глубокий вечер, пришла пора прощаться. Том предложил свою карету, чтобы довезли Маргариту до дворца. Он проводил ее до экипажа и, подсаживая, на прощание пожал ей руку чуть дольше и крепче, чем того требовало приличие. Маргарита поскорее уселась, но, взглянув на улицу через окно дверцы, она заметила устремленный на нее горящий взгляд Тома. Испугавшись, она быстро отвернулась, и в этот момент карета тронулась с места.

Всю дорогу до дворца мысли вихрем кружились у нее в голове, она не знала, что ей делать в создавшемся непростом положении. То, что Том любил свою жену, не вызывало у нее ни малейшего сомнения. Но какими глазами он смотрел на нее и сейчас, и тогда в Риге! Она до сих не могла забыть его внимательного взгляда в рижской гостинице, как будто он старался изо всех сил запомнить ее лицо. Не в первый раз ее красота привлекала к себе внимание мужчин, иногда это даже утомляло ее, но не более того. Однако сейчас, когда были затронуты ее чувства, все обстояло иначе.

Если бы Сара не была такой близкой подругой, то ей было бы гораздо проще прервать их отношения. Благодаря предложению Сары она вскоре обзавелась бы широким кругом знакомств среди английской общины, что дало бы ей возможность постепенно и незаметно удалиться от четы Уоррингтонов. Теперь это было невыполнимо. Во время расставания Сара выразила искреннюю уверенность в том, что они скоро встретятся опять.

Маргарита попала в западню. Более того, она даже пообещала Тому заботиться о Саре во время его частых отлучек! Как все благополучно складывалось до сих пор. Она, как и ее помощницы, была в восторге от интересной, хотя и нелегкой работы. Кроме того, девушка узнала ближе и людей, и страну, куда привела ее судьба, даже стала доверенным лицом великой княгини. К ее облегчению, Том скоро уезжал по делам в Ораниенбаум, и она надеялась, что ко времени своего возвращения он уже успеет опомниться. Никому из них такие отношения не сулили ничего хорошего. Оставалось только одно — уповать на присущее ей от природы благоразумие.

Тут Маргарита вспомнила о Яне ван Девэнтере. Как только он вернется, ей придется убедить Тома, что фламандец ей далеко не безразличен. Хотя поначалу она считала Яна одним из своих временных поклонников, который просто приволокнулся за симпатичной девушкой, теперь ее отношение к нему сильно изменилось. Какой бы мужчина ни возникал на ее жизненном горизонте, в душе Маргарита по-прежнему любила одного Жака. Возможно, поэтому Тому удалось так легко занять место в ее сердце. Нет, Том должен понять всю бессмысленность их взаимного сближения. Что касается ее, то у нее хватит сил, чтобы справиться с охватившим ее наваждением.


Глава 9 | Хрустальные мечты | Глава 11