home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



КЛАРК ХОВАРД

Зверье

Сойдя с автобуса на углу своего дома, Нед Прайс сразу обратил внимание на то, что Монти с дружками, как обычно, околачиваются у входа в магазин Шейвелсона. Парни пристроили на крышку газетного автомата мощный переносной приемник — они называли его «гетто-взрывателем», — который сейчас надрывался ревом ядовитого рока. Сама же шестерка великовозрастных разгильдяев, всем лет под двадцать, увлеченно спорила и ругалась по поводу какой-то статьи в журнале, который они нетерпеливо выхватывали друг у друга.

Нед неторопливо брел по тротуару, стараясь не особенно наступать на левую ногу — артрит, к которому надо было добавить еще люмбаго и шестьдесят два года отнюдь не беззаботной жизни. Его сутулая фигура и усталый взгляд мрачно гармонировали с мешковатым пальто, Бог знает, когда купленным в магазине уцененных вещей. Конечно, Нед мог бы перейти на другую сторону улицы, но дом его стоял как раз на этой, и тогда ему пришлось бы где-то через квартал снова повторять тот же маневр, но уже в обратном направлении. Что делать, видно даже для того, чтобы тебя не замечали, нужно прилагать излишние усилия. А с другой стороны, чем он хуже их, если хочет подойти к дому по «своему» тротуару, а не делать черт-те какой крюк?

Подойдя ближе, он увидел, что предметом жарких споров является спортивный журнал «Ринг», а точнее, статья о достоинствах и недостатках двух боксеров — Гектора «Мачо» Комачо и Рея «Бум-Бум» Манчини. А может, спорт настолько увлек их, что ему удастся незаметно проскользнуть? Хорошо бы хоть один раз не столкнуться с этими мордоворотами.

Не повезло.

— Эй, старик, ты где был? — Монти повернул голову в сторону Неда. — Пенсию, что ли, ходил получать? — Он вышел на середину тротуара и перегородил дорогу.

Пришлось остановиться.

— Да, за пенсией ходил.

— Так, значит ты из тех стариков, которым не нравится, когда пенсию домой им носят? — По физиономии Монти гуляла ухмылка. — Ну конечно, кругом полно ворья, но ты-то не дурак, так ведь?

— Нет, я просто осторожный человек, — ответил Нед и подумал, что, будь он не дурак, все же перешел бы на другую сторону.

— Послушай-ка, я хотел тебя кое о чем спросить, — не отставал Монти с напускной серьезностью. — Тут по ящику как-то показывали стариков, которым не хватает пенсии. Так вот они питаются жратвой для кошек и собак. Ты тоже из таких?

— Нет, я не из таких, — ответил Нед. На сей раз в его голосе прозвучал оттенок раздражения, потому что он действительно знал нескольких людей из числа тех, о которых говорил Монти.

— Слушай, старик, а по-моему ты все врешь, — довольно беззлобно продолжал Монти. — Я ведь сам видел, как ты в универмаге покупал еду для кошек.

— Просто у меня есть кошка, — Нед попытался было обойти Монти, но парень шагнул в сторону и снова загородил ему дорогу.

— Ах, так у тебя есть кошка? Чудесно! — Монти сделал вид, что ему действительно стало весело. — И какая же у тебя кошка?

— Самая обыкновенная. Ничего особенного.

— А может, сиамская, персидская или еще какая дорогая?

— Нет, самая простая кошка. Вроде дворняги, что ли, хотя это так собак называют.

— Ах, значит, дворняга, вот как?

— Можно я пойду? — попросил Нед.

— Конечно! — Монти демонстративно пожал плечами. — Кто тебя держит-то?

Нед шагнул в сторону — на сей раз парень не пытался его задержать. Удаляясь, он услышал как Монти что-то сказал по-испански и вся орава дружно заржала.

Нед вздохнул.


Нед вошел в свою маленькую квартиру на третьем этаже и протяжно позвал:

— Мо-о-олли! Я прише-е-л! — Повернув защелки двух дверных замков, он снял пальто, повесил его на крючок и, прихрамывая, прошел в маленькую неприбранную комнату.

— Молли! — снова позвал он. И замер, неожиданно почувствовав озноб от осознания одиночества в собственном доме.

— Молли!

Заглянул в кухню — малютку, отдернул полотняную занавеску, за которой находилась ее лежанка.

— Молли! Ты где?! — на всякий случай еще раз позвал он, хотя уже понял, что ему ее не найти. Тогда Нед бросился в ванную — окно в ней было приоткрыто, хотя зазор составлял не более десяти сантиметров. Он до отказа поднял оконную раму и выглянул наружу. Тремя этажами ниже ребятишки гоняли по тротуару пустую консервную банку.

— Молли! — несколько раз позвал он.

Минутой позже он был уже на улице, рыская по закоулкам, подворотням, заглядывая в мусорные баки. Компания Монти заметила его, они решили приблизиться.

— Что случилось, старик? — поинтересовался вожак — Потерял чего?

— Кошку, — ответил Нед, подозрительно посмотрев на Монти и его дружков. — Вы не видели ее, правда ведь?

— А что дашь? — поинтересовался Монти.

Нед прикинул, что он может дать? От покойной жены у него остались часы, которые он в общем-то мог продать.

— Дам, если только она жива. Вы знаете, где она?

Монти повернулся к приятелям.

— Видел кто-нибудь его кошку? — спросил он без малейшей тени участия в голосе. Кто пожал плечами, кто покачал головой.

— Ну, извини, старик. А лучше бы ты заплатил почтальону, чтобы он носил тебе деньги на дом, тогда сможешь сам следить за своей кошкой. Видишь, что значит скупердяйничать, — он двинулся вдоль по улице, ребята за ним.

Чувствуя себя разбитым, Нед неотрывно смотрел им вслед, пока они не скрылись за поворотом. Застарелая язва противным червяком снова напомнила о себе.

— Молли! — зачем-то снова позвал он. — Молли! Кис-кис! Молли!

До самой темноты искал он свою кошку.


Едва рассвело, Нед уже был на ногах и снова занялся тем же. Прошел вдоль всего квартала, вернулся назад. На углу он снова столкнулся с Монти, на сей раз парень был один — он прислонился к стене дома и с завидным аппетитом уплетал пончик с повидлом, отхлебывая молоко из картонного пакета.

— Все кошку свою ищешь? — недоверчиво и в то же время с раздражением поинтересовался парень.

— Да.

— Старик, сходил бы ты лучше на бульвар, там полно кошек. Найдешь какую другую.

— Мне нужна эта. Она принадлежала моей покойной жене.

— А… брось, кошка есть кошка.

Из магазина вышел Хозяин с метлой в руке. — Хочешь заработать? — обратился он к Монти. — Подмети улицу до угла.

Монти посмотрел на него как на идиота и, даже не удостоив его ответом, презрительно отвернулся. Хозяин только пожал плечами и сам взялся на метлу. — А вы что-то рано сегодня, — он поднял глаза на Неда.

— Кошка потерялась, — ответил тот. — Могла из окна выпасть. Пока меня не было.

— А что бы вам на бульвар пойти…

Нед заранее закивал головой. — Мне нужна этакошка.

— Может, работник из приемника подобрал? — предположил торговец. — Вчера их грузовик долго здесь болтался.

Нед снова, как и накануне, почувствовал холодок в спине. — Из приемника?

— Да. Вы знаете про городской приемник? Это они посылают грузовики…

— И он был здесь? Вчера?

— Да.

— А куда они отвозят пойманных животных? — спросил Нед, с трудом ворочая сухим языком.

— Кажется, на Двенадцатой улице у них есть какой-то пункт, их там держат семьдесят два часа на тот случай, если хозяин найдется.

Даже позабыв поблагодарить хозяина магазина, Нед бросился домой. Нацепив пальто, он тут же спустился вниз и увидел, как мимо промчался нужный ему автобус. Перейдя на другую сторону, он встал на остановке, устремив взгляд вдоль улицы, словно желая таким образом ускорить движение транспорта.

Покончив с пончиком, Монти снял со стойки новый журнал и, закурив, присел на край тротуара. Между делом он изредка поглядывал в сторону Неда, гадая, когда же утихомирится этот старикан. Пойди за угол, на бульвар — там этих кошек пруд пруди.

Откуда-то закапал дождь. Монти встал, с демонстративной любезностью вернул журнал хозяину магазина, который вышел, чтобы убрать стойку под навес.

— Ты что, читаешь это? — спросил он Монти. — Может, лучше про Белоснежку?

Монти прищурился. — Как-нибудь, дядя, ты скажешь мне еще что-нибудь гадкое, а потом придешь открывать свою лавку и увидишь на ее месте кучку пепла.

— Ты это мнеговоришь?


Дождь полил сильнее, и хозяин скрылся в магазине. Монти поглядывал из-под навеса в сторону остановки: Нед продолжал стоять, и единственным его прикрытием от дождя был поднятый воротник пальто, «Не верю я что-то этому дураку, — подумал Монти. — Другие о детях своих так не пекутся, как ты о кошке…»

Отшвырнув окурок в сторону водосточной канавы, он побрел вдоль домов, затем уселся в старый «шевроле», в котором с зеркала заднего вида свисали два больших меховых шарика. Повернув ключ зажигания, он с удовольствием прислушался к урчанию мотора, еще немного подождал и, круто заложив руль, подъехал к автобусной остановке.

— Садись, старик, — сказал он, наклонясь к противоположной дверце. — Я по Двенадцатой поеду. Могу подкинуть.

Нед заподозрил что-то неладное. — Спасибо, я автобусом…

— Слушай, старик, автобус в этом городе… Да еще в твоем возрасте. Ну ты даешь! На прошлой неделе одна старуха на Бейтс-стрит вообще померла на остановке. Слишком долго стояла. А может, ты заметил, дождь ведь идет. — Голос Монти стал мягче. — Давай, залезай.

Нед в последний раз скользнул взглядом вдоль улицы — автобуса так и не было — и, подумав о Молли, сидящей где-то в приемнике для животных, полез в машину.

По дороге Монти снова закурил и искоса посмотрел на своего пассажира.

— Ты, наверное, подумал, что это мы с парнями что-то учудили с твоей кошкой?

— Было дело, — признался Нед.

— Скажу тебе, делать мне больше нечего, как только кошку твою задирать. И вообще мог бы в твои-то годы и поумнее быть.

— Не спорю, — негромко хмыкнул Нед. — Мог бы…

На Двенадцатой у здания приемника Монти притормозил.

— Мне надо тут парня одного повидать, — сказал он, — Но это минут на пятнадцать, не больше. Вернусь потом и заберу тебя с кошкой вместе.

Нед пристально посмотрел на него. — Интересно, а ты часом не участвуешь в каком-нибудь конкурсе типа «Лучший подросток года»?

Монти сплюнул в окно и стал разворачивать руль.


За стойкой регистратора приемника для животных его встретила женщина с жиденьким пучком волос на затылке и строгими, недоброжелательными глазами.

— У животного был на ошейнике регистрационный номер?

— Нет, она…

— Была на нем написана кличка животного?

— Нет, у нее вообще не было ошейника. Знаете, она домашняя кошка, даже комнатная…

— Сэр, — промолвила женщина, — наши сотрудники не ходят по квартирам, чтобы собирать там кошек.

— Я думаю, она вывалилась из окна ванной…

— Таким образом, она становится бездомным животным без регистрационного номера и идентификационных отметок.

— Но я сам могу опознать ее, — заверил Нед. — И она пойдет на мой голос. Если бы вы разрешили мне взглянуть на тех животных, которых подобрали вчера…

— Сэр, вы имеете хоть малейшее представление о том, сколько животных ежедневно подбирают наши машины?

— Нет, я никогда даже…

— Сотни, — проговорила она. — И здесь, в приемнике, остаются только с ошейниками и регистрационными номерами.

— А я думал, что вы держите здесь всех животных, чтобы хозяева могли за трое суток забрать их назад, — пробормотал Нед, вспоминая слова хозяина магазина.

— Похоже, вы меня не слушаете, сэр. На положенные законом семьдесят два часа здесь оставляют только животных с ошейниками и регистрационными номерами. Все остальные же отправляются непосредственно заказчикам и потребителям.

Нед побледнел. — Это там, где их… Где… — слова застряли у него в горле.

— Да, животных там подвергают усыплению, — громко сказала регистраторша и после небольшой паузы добавила: — Или продают.

— Продают… — машинально кивнул Нед.

— Да, сэр, продают в лаборатории. Чтобы выручить средства, необходимые для работы нашего учреждения. — Она скользнула взглядом по мешковатой одежде посетителя. — Вы же понимаете, налоговых отчислений на всех не хватает. — И все-таки, сама того не подозревая, она вселила в Неда хоть и слабую, но все же надежду.

— Не могли бы вы сообщить мне их адрес?

Женщина что-то нацарапала на клочке бумаги и протянула его через стойку.

— Возможно, ваша кошка все еще там. Тем более, вы говорите, что это было вчера. Кошек распределяют с часу до трех. Если собака, тогда дело хуже — их развозят с восьми до одиннадцати. Просто их чаще доставляют — собаки ведь доверяют людям, идут к ним. А кошки нет…

Она продолжала еще что-то говорить, но Нед уже спешил к выходу.

Монти поджидал его в машине.

— Быстро же ты обернулся, — заметил Нед.

— Приятеля не оказалось на месте, — ответил Монти. Он соврал, ни к кому он не ездил, а просто сделал круг по кварталу.

— Они повезли ее усыплять, — торопливо проговорил Нед. — Но если поспешить, то можно успеть. — Он протянул Монти бумажку с адресом. — Это где-то за городом. Но я обязательно заплачу. — Он вынул из кармана старомодный затрепанный кошелек из тех, что с трех сторон закрываются на молнию. Когда Нед раскрыл его, Монти заметил внутри несколько целлофановых пакетиков с фотографиями — старыми, чернобелыми. Из другого отделения он вынул несколько бумажек по одному доллару.

— Небогато, конечно — я ведь так и не получил свою пенсию. Но бензин я оплачу.

Монти отвел его руку с деньгами и повернул ключ зажигания.

— Я никогда не покупаю бензин, — буркнул он. — Черта с два стану я платить по доллару за галлон.

— А где же ты его достаешь?

— Отсасываю. Из полицейских машин на нашем же участке. Единственное место, где их никто не охраняет.

— Он ухмыльнулся и посмотрел на Неда. — Разве подумают, что кто-то осмелится отсасывать бензин у полиции? Ты меня понял?

Выехав на шоссе, они помчались в сторону пригорода. Монти курил и наслаждался рок — музыкой из приемника, в такт ей похлопывая ладонью по рулю. Нед посмотрел на шрам на щеке у парня — тонкий и прямой, почти хирургически изящный, наверное, от лезвия бритвы. Какое-то время его мысли были заняты именно этим шрамом. Можно, конечно, было и спросить, но тут он снова вспомнил о Молли. Она ведь такая старая, почти четырнадцать лет. Не поранилась бы или не сломала что себе при перевозке, думал он. Вот уж обрадуется, когда увидит его. Теперь, наверное, и близко к окну не подойдет. Если, конечно, поправится.

Через полчаса Монти подрулил к большому, похожему на склад зданию, расположенному неподалеку от городской водоочистительной станции. Над его входом была выведена простая надпись: «Приемник животных. Отделение «Ф».

«Ф» — значит финал, подумал Нед и, не дожидаясь, когда машина окончательно остановится, стал открывать дверь.

— Мне пойти с тобой? — спросил Монти.

— Зачем? — не понял Нед.

Парень пожал плечами. — Чтобы тебе не показали от ворот поворот. Со стариками иногда и так поступают.

— Правда? — ухмыльнулся Нед.

Монти смотрел прямо перед собой. — Так идти мне или нет?

— Сам управлюсь, — грубовато проговорил тот.


Чиновник за стойкой, молодой парень с жевательной резинкой во рту и десятком шариковых ручек в нагрудном кармане, просмотрел висевший на стене список и сказал:

— He-а, опоздали. Весь вчерашний товар еще утром отправили в одну из наших лабораторий.

Неда бросило в жар, даже немного затошнило.

— А они не продадут мне мою кошку обратно? Если я сразу туда поеду?

— Туда вы не сможете поехать, — ответил клерк. — Нам запрещено разглашать адреса наших заказчиков.

— А… — Нед облизнул пересохшие губы, — а вы не могли бы им позвонить? Сами. Скажете, что я мог бы предложить им, ну, сделку, что ли, чтобы выкупить свою кошку?

Но служитель уже качал головой. — Нет у меня, мистер, времени, чтобы заниматься такими делами.

— Но ведь это всего один телефонный звонок, — Нед чуть не клянчил. — Да и займет-то он всего…

— Послушайте, мистер, я же сказал вам, нет. Я занят.

Нед почувствовал, что кто-то подошел к нему сзади. К его удивлению это был Монти. Парень подошел к стойке, опустил на нее руки ладонями вниз и улыбнулся.

— Когда вы заканчивает работу, очень занятой человек? — спросил он.

Клерк как-то быстро заморгал. — А… зачем вам это?

— Просто хотелось узнать, когда же освободится такой деловой человек, — он уже не улыбался, да и взгляд Монти не предвещал ничего хорошего. — Ну если не хотите, можете не говорить. Я на улице подожду, мне спешить некуда.

Челюсти прекратили размеренное движение, лоб и щеки немного побледнели.

— Почему… ыкх… зачем вы это?..

— А мне больше делать нечего. Хотел вот старика отвезти в лабораторию, может, и найдет свою кошку. Но ведь если он не узнает, где ее искать, как же я смогу ему помочь? Так что лучше уж поболтаюсь здесь, — он снова подмигнул клерку, но на этот раз уже без улыбки. — Так что до скорого.

Монти взял Неда под руку и потянул его к выходу.

— Подождите… э, минутку!

Обернувшись, они увидели, что стойка пуста, парень залез куда-то под нее. Вылез он с листком бумаги, на котором были написаны названия трех лабораторий. Вынув из нагрудного кармана ручку, он обвел один из пунктов. Монти подошел и взял листок.

— Но если вдруг так получится, что они будут нас поджидать, — проговорил он, — то нетрудно ведь будет догадаться, кто их предупредил, так? Ты понял, деловой?

Клерк кивнул и сделал глотательное движение, после которого жевать ему было уже нечего.

Взглянув в дверях на бумажку, Монти сказал:

— Пошли, старик. Через весь город придется тащиться. А ты в самом деле уверен, что кошки с бульвара не сгодятся?

По пути Нед все же не удержался и спросил:

— А чего это ты мне помогаешь?

Монти пожал плечами: — По средам всегда такая скукотища…

Нед пристальнее взглянул на него.

— А ты другой, когда один, без дружков твоих.

Монти ответил ему столь же внимательным взглядом и самодовольно ухмыльнулся.

— Что это ты взялся анализировать мое поведение? Еще скажешь, что нам надо с должным почтением относиться к социальным ценностям или что-нибудь в этом роде?

— Ну так далеко я заходить не стану, — сухо парировал Нед. — Но мне показалось, что тебя действительно подвергали такому анализу.

— И не раз, — согласился Монти. — Когда меня увезли от моей старухи — ей они сказали, что, мол, жилищные условия не позволяют, то сначала тоже принялись анализировать. Когда убегал из благотворительных приютов, тоже в душу лезли. Загремел за грабежи в тюрягу для малолетних преступников — ну что ты будешь делать! — и там затянули старую песню. Мастера они все по части анализа, куда ни сунься!

— А результаты тебе сообщали?

— Конечно. Говорили, что я неисправимый. И со временем превращусь в социопата. Знаешь, что такое?

— Не совсем, — признался Нед.

Монти пожал плечами. — Я тоже. Узнаю, наверное, когда стану им.

Некоторое время они ехали молча, потом Нед сказал:

— Как бы то ни было, спасибо за помощь.

— Забудь об этом, — Монти продолжал смотреть прямо перед собой. Проехав еще немного, он добавил:

— И никому об этом ни слова.

— Хорошо, — кивнул Нед.


Пункт их назначения на другом конце города представлял собой большое двухэтажное здание квадратной формы, стоящее на краю лесного массива. Со всех сторон оно было окружено забором из металлической сетки, а единственный вход контролировался вооруженной охраной. Над воротами болталась вывеска: ЛАБОРАТОРИЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ.

Монти припарковал машину, и они направились к пропускному пункту, где Нед объяснил охраннику, что им нужно. Тот снял фуражку и почесал затылок.

— Даже и не знаю… У меня в инструкциях про это ничего нет. Сейчас позвоню и узнаю, отдают ли они животных назад.

Нед и Монти терпеливо ожидали окончания разговора. Сначала охранника переадресовали по какому-то другому телефону, оттуда — по третьему; наконец он повесил трубку.

— Сейчас к вам выйдет мистер Хартли из службы по связи с общественностью. С ним и говорите.

Мистер Хартли оказался внешне приятным, но на редкость несговорчивым типом.

— Извините, но, боюсь, ничем не смогу вам помочь, — заявил он Неду, вроде бы внимательно выслушав его.

— Здесь у нас сотни всяких животных — кошки, собаки, кролики, морские свинки. Все они задействованы в различного рода лабораторных исследованиях. Даже сегодняшнюю партию уже подключили к работе, так что удовлетворить вашу просьбу значило бы прервать научные опыты.

— Но ведь это моякошка, — настаивал Нед. — Она не какая-то бездомная или бродячая. Еще моя покойная жена…

— Я понимаю вас, мистер Прайс, — перебил его Хартли, — но животное подобрали без каких-либо идентифицирующих признаков или отметок. Оно было отловлено и затем передано нам в точном соответствии с существующими на этот счет правилами. Я очень сожалею.

Пока они разговаривали к воротам здания подкатил большой автобус. Хартли махнул водителю рукой и повернулся к охраннику.

— Это делегация от одной косметической фирмы. Пропустите их и позвоните мистеру Дрейперу. Он будет с ними работать.

Разобравшись с автобусом, Хартли хотел было еще что-то сказать Неду, но теперь на передний план вышел уже Монти.

— Конечно, мы понимаем, мистер Хартли, — произнес он неимоверно учтивым тоном. — Понимаем, что будь это в вашей власти, вы непременно пошли бы нам навстречу. Пожалуйста, примите наши извинения за отнятое у вас время. — Монти протянул ему руку.

— Ну что вы, что вы, все в порядке, — заулыбался Хартли, пожимая протянутую руку.

Нед вылупил на Монти глаза. Волк превратился в Красную Шапочку?

— Пошли, старина, — сказал Монти, обнимая Неда за плечи. — Двинем сейчас в зоомагазин и купим тебе новую кошку.

Нед позволил увлечь себя к машине, но там резко спросил:

— Что это на тебя нашло, а?

— А зачем тратить время на этого деятеля? Он ведь запрограммирован на то, чтобы только улыбаться и говорить «нет». А теперь давай думать, как еще можно вызволить твою зверушку.

— Что это значит, как еще?

Монти ухмыльнулся. — Ну через черный ход, что ли. Не понял?

Отъехав от ворот, Монти без труда отыскал грунтовую дорогу, которая шла вдоль сетчатого забора, огибая здание лаборатории. За забором они разглядели несколько маленьких, типа складских помещений и какие-то грядки с растениями. Медленно объезжая территорию, они наконец оказались в зеленой зоне — непосредственно к владениям лаборатории примыкал лесной заповедник, находившийся под охраной государства. Когда они сделали еще один круг, Монти высказал предположение:

— Думаю, лучше будет остановиться в лесу, пробраться за забор, а оттуда — в лабораторию.

— Ты что, хочешь выкрастьмою кошку? — изумился Нед.

Монти снова хмыкнул. — Они же ее у тебя украли.

Нед уставился на него. — Но мне ведь шестьдесят два года. И я ни разу в жизни не нарушал закон.

— Ну и что, — на сей раз нахмурился Монти. Он не видел в этом никакой связи. Двое мужчин — один старый, другой молодой, совсем непохожие друг на друга, долго смотрели в сторону лаборатории.

Машина стояла на обочине грунтовки, стекла опущены. Воздух после дождя был прохладен и свеж. Нед внезапно почувствовал запах сырой земли. Его внимание привлекло какое-то шевеление в кустах. Серая белка проворно перебежала дорогу и скрылась в листве. Глядя на нее — дикую и свободную, Нед представил себе всех лабораторных собак, кошек и кроликов, которые эту свободу потеряли.

— Хорошо, — сказал он, обернувшись к Монти. — Давай попробуем.


Монти остановил машину на лесном участке, предназначенном для организации пикников. Вынув из багажника большие кусачки, он сунул их себе под куртку.

— Зачем ты возишь их с собой? — поинтересовался Нед и тут же смекнул, как, наверное, наивно прозвучал его вопрос.

— Иногда они помогают мне раздобыть немного деньжат, — спокойно ответил Монти.

Пройдя несколько метров по лесу, они вплотную подошли к забору и стали внимательно осматривать территорию лабораторного комплекса. Наметанным глазом Монти сразу же заметил примыкающее к зданию лаборатории приземистое строение, к которому вела узкая дорожка, видимо, сюда поступали грузы.

— Мы можем пройти вон там, — он указал пальцем.

— Замок скорее всего хлипкий. Но сначала проверим, нет ли тут искорки.

Аккуратно держа кусачки за пластиковую обмотку ручек, Монти осторожно прикоснулся их кончиками к стойке забора. Искр не было.

— Так, снаружи все в порядке. Посмотрим, как внутри — в новых конструкциях ток иногда пропускают по самой сетке. — Здесь тоже не заискрило.

— Клево. Работка для младенцев.

Быстро смекнув, в каких местах надо перекусить сетку, он сразу приступил к работе. Вскоре получилась П-образная прорезь, которую он, отложив кусачки, ловко отогнул в сторону наподобие двери шириной в полметра.

— Так, а теперь легенда, — сказал он Неду. — Мы гуляли по лесу и увидели этот проем в заборе. Понял? Разумеется, мы посчитали своим гражданским долгом пролезть внутрь и рассказать кому-нибудь из служащих об этом повреждении. Если попадемся, так и говори, усек?

— Усек, — отозвался Нед.

Монти осклабился. — Ну так за дело, старина.

Оказавшись по другую сторону забора, Монти отогнул «дверцу» на прежнее место — было почти незаметно. После этого они не спеша и ни от кого не таясь двинулись в направлении приземистого строения. Нед все-таки нервничал, тогда как Монти выглядел совершенно спокойным и даже что-то насвистывал себе под нос. Заметив волнение Неда, он широко улыбнулся.

— Расслабься, старик. Сорок, максимум пятьдесят секунд — и мы у склада. За это время нас никто не увидит. Ну а если и увидят, что тогда? У нас же есть оправдание, так ведь?

— И то верно, — кивнул Нед, стараясь хоть как-то скрыть тревогу.

Получилось в точности так, как сказал Монти, их никто не остановил и даже, похоже, не заметил. Подойдя к строению, Монти заглянул в маленькое окошечко в одной из дверей.

— Большая комната, почти зал с кучей столов повсюду, — спокойно прокомментировал он увиденное. — Похоже, тут ничего нет. Эге, да она же незаперта. Пошли.

Вопреки их ожиданиям это оказался не склад; просторное помещение занимали несколько столов с намертво привинченными ножками к покрытому кафелем полу. С потолка к столам были подведены какие-то трубки и шланги. Оба стояли и разглядывали обстановку, пока до их слуха не донеслись приглушенные голоса. Не сговариваясь, они пригнулись и спрятались за один из столов.

Распахнулась внутренняя дверь, и в помещение вошел мужчина в халате, а следом за ним большая группа людей.

— Это, — пояснил он, — наш приемный покой, если так можно выразиться. Поступающие животные проходят здесь первичную санитарную обработку. Затем их передают непосредственно в лабораторию, которая находится в соседнем помещении — я вам сейчас ее покажу. Прошу вас, накиньте халаты, чтобы случайно не испачкаться каким-нибудь препаратом. Они висят там, на стойке.

Нед и Монти внимательно наблюдали за происходящим. Увидев, что группа перешла в соседнюю комнату, Нед слегка толкнул Монти в бок. — Пошли.

— Да ты входишь во вкус, старик, — парень показал белые зубы.

Также накинув халаты, они проследовали за группой и оказались в большом зале, превосходившем размерами предыдущее помещение. Здесь штабелями чуть ли не до потолка стояли друг на друге проволочные клетки самых разных размеров и цветов. Каждая имела свой номер, и к дверце была прикреплена белая бирка с соответствующими пояснениями. В клетках находились животные — все поодиночке.

— Должен не без гордости признать, — проговорил экскурсовод, — что наша испытательная база является лучшей в стране. Как видите, у нас представлены самые различные виды животных. Здесь у нас помещены мелкие звери, но если для опытов понадобятся более крупные, то найдутся и такие. Мы проводим большую программу исследовательских работ. Например, принудительное питание животных экспериментальными препаратами, введение их в организм в газообразном состоянии, внутривенные вливания либо воздействие непосредственно на кожу — для этого выбирается сответствующий участок тела. Вот здесь, например, у нас содержится кролик, который проходит так называемый тест Дрейзи. Мы опрыскиваем его весьма чувствительные глаза новой композицией лака для волос и тем самым определяем уровень раздражающего воздействия вещества. А вот здесь, как раз у вас за спиной, группа щенков опробывает новую рецептуру раствора для мытья посуды — он вводится шприцем прямо в желудок. Тест называется «ЛД-50». «ЛД» означает «летальная доза», а 50 — что испытание проходит пока лишь половина отобранных щенков, тогда как остальные являются контрольными экземплярами. Когда первые полсотни умрут, мы сможем определить уровень токсичности продукта. Естественно, компания-производитель будет располагать точными официальными данными относительно степени токсичности этого раствора. Бывает ведь, что покупатели, имеющие маленьких детей, порой недостаточно хорошо следят за ними. Малыш, польстившись на яркую этикетку, может попробовать препарат и… Родители обращаются в суд с иском на компанию — вот для таких случаев мы и снабжаем производителей подобными данными. Кроме того, мы определяем, каким конкретно образом тот или иной препарат воздействует на различные органы и что при этом происходит: конвульсии, паралич, тремор, остановка дыхания или слепота, как, например, у этих кроликов…

Нед неотрывно смотрел на происходящее. Глядя на запертых в клетках беспомощных, истерзанных животных, он чувствовал, как холод ползет у него по спине. Так где же настоящие звери? Те, что сидят в клетках, или эти, что гуляют снаружи? Взглянув на Монти, он понял, что парень переживает то же самое: глаза широко распахнуты, взгляд недоумевающий, ногти впились в кожу ладоней.

— Мы можем выявить присутствие в организме практически любого вещества, — продолжал руководитель группы. — Мы опробуем все формы косметических средств, моющих препаратов, любые консервирующие добавки к продуктам питания, какие угодно красители и освежители. Помимо обслуживания частного бизнеса мы по заказам Агентства по охране окружающей среды также проверяем наличие пестицидов, а для Администрации пищевых и лекарственных продуктов — состав тех или иных синтетических веществ. Ну и конечно делаем многое-многое другое. Работа проводится настолько оперативно, что мы фактически не нуждаемся в дополнительном времени для составления специальных программ — все уже готово заранее. Например, вот здесь у нас дюжина кошек, доставленных только сегодня утром. Все они уже проходят тестовые испытания…

Нед и Монти прошли вслед за группой в следующий отсек лаборатории, где руководитель знакомил экскурсантов с этими самыми кошками и описывал проводимые на них опыты. Нед заглядывал поверх голов стоящих, стараясь разглядеть, не сидит ли где Молли.

— А сейчас, дамы и господа, — бодрым голосом проговорил экскурсовод, — я приглашаю вас пройти в наш кафетерий, где вас ждут прохладительные напитки. Тем временем наши сотрудники подготовятся к ответам на любые ваши вопросы относительно того, как мы можем помочь сократить производственные расходы вашей фирмы. Халаты можно повесить при выходе.

Пока посетители гурьбой выходили из помещения Неду и Монти пришлось опять спрятаться за стеллажами. Наконец дверь закрылась, и Нед, поднявшись, бросился к клеткам. Монти тем временем проворно просунул за ручку двери какую-то металлическую трубку.

Нед обнаружил Молли в клетке на верхнем стеллаже — она лежала на боку с широко раскрытыми, смотревшими в никуда глазами. Задняя часть тела у не была выбрита и оттуда торчали концы трех игл для внутривенного вливанияя, скрепленные лейкопластырем. К каждой из игл была подсоединена трубка, другой конец которой поднимался наверх, — там, на крышке клетки стояли три небольших стеклянных пузырька с надписями: «Духи», «Красители», «Полисорбат-93».

Нед быстро вытер глаза. Отерев дверцу клетки, он протянул руку и приласкал Молли.

— Привет, старушка, — проговорил он. Молли раскрыла рот, чтобы мяукнуть, но он не услышал ни звука.

— Мерзавцы, — донесся до Неда шепот Монти. Обернувшись, он увидел, что парень читает надпись на бирке, прикрепленной к клетке кошки. — Они готовят эту хреновину, чтобы волосы красить. И сейчас пробуют, продержится ли кошка хотя бы пять часов после того, как ввели в нее эту смесь.

— Я уже и так знаю, — сказал Нед. — Не продержится. Она и сейчас чуть дышит.

— А может, если отвезти к ветеринару, выживет? — предложил Монти. — Промоют живот, ну, еще что-нибудь сделают. — Он резко потер подбородок. — Мы можем выбраться через эти окна, они как раз напротив нашей прорези в заборе.

— Открывай, — сказал Нед. — А я пока выну Молли.

Монти бросился к окну, а Нед тем временем отсоединял трубки и вытаскивал иглы из кошачьего тела. Молли еще раз посмотрела на него и раскрыла рот, пытаясь издать хоть какое-то подобие звука, но, видимо, была слишком слаба даже для этого.

— Знаю, старушка, — мягко проговорил Нед. — Знаю, больно тебе.

Открыв окно, Монти заметил рядом с собой несколько клеток со щенками, которые беспрерывно рыгали на месте, махали хвостиками и изредка лаяли. Парень быстро распахнул клетки и стал попарно выталкивать их в окно.

— Старик, веди их к забору, — сказал он Неду, когда тот появился у окна с кошкой в руках.

— Понял, — ответил Нел и стал медленно, неуклюже перекидывать свои больные ноги через подоконник. Спустившись на землю, он повернулся к Монти.

— Ну, а ты-то что? — спросил он, принимая кошку на руки.

— Сейчас, выпущу только щенков и еще кроликов, которым в глаза прыскают. А ты беги к забору, я догоню.

Нед неловко заковылял, оборачиваясь на ходу и подзывая щенков. Отогнув «дверцу», он поманил их за собой и, поддав последнему легонького пинка, посмотрел, как они юркнули в кусты. Пролезая в дыру, он почувствовал, что Молли совсем обмякла у него в руках. Когда он подбежал к деревьям, глаза ее закрылись, а изо рта показался кончик языка. Она была мертва. Снова подступили слезы. Нед опустился на колени и положил кошку к подножию дерева, прикрыв ее тело старым красным платком в горошек, случайно оказавшимся у него в кармане.

Сквозь забор Нед видел, что Монти продолжает выносить животных через окно лаборатории. Дюжины две кошек, собак и другой живности робкими кучками теснились под окнами здания. Удирать ему надо, подумал Нед, ведь поймают-же… Он снова отогнул проволочную дверцу и поспешил к помещению лаборатории.

— Пошли, — заторопил он Монти, появившегося в оконном проеме с котятами, по одному в каждой руке.

— Нет, — Монти опустил котят на землю. — Сперва выпущу всех, кто хоть на ногах держится, — Они посмотрели друг на друга, и Нед понял, что от былого антогонизма между ними не осталось и следа.

— Ну тогда давай руку, — оказал он.

Монти наклонился и втащил его обратно в окно.


Увлеченные своим занятием, они даже не сразу услышали, что кто-то пытается открыть заблокированную дверь в лабораторию. Одна попытка, за ней другая, потом еще… До них донесся чей-то возбужденный голос. Пришлось поторапливаться, пока наконец Монти, утерев от со лба, не сказал:

— Пожалуй, все. Остальные уже при смерти. Пошли отсюда.

— Сначала надо еще кое-что сделать, — пробормотал Нед.

— Что ты хочешь, старик? — спросил Монти, уже успев наполовину выбраться из окна.

Нед подошел к полке, уставленной всевозможными полками и канистрами, еще раньше он заметил на ней пластиковый баллон с надисью: «Изопропиловый спирт».

— Хочу дотла сжечь этот чертов вертеп.

— А как же животные? — Монти влез обратно и подошел к нему.

— Ты же сам сказал, что они уже не жильцы на этом свете. По крайней мере, быстрее отмучаются. — Он отвинтил крышку баллона и стал обильно поливать помещение спиртом. Секунду спустя, преодолев нерешительность, Монти присоединился к нему.

Через пять минут, когда сотрудникам лаборатории наконец удалось высадить дверь, Нед и Монти спрыгнули с подоконника на землю, успев бросить за спину горящий коробок спичек.

Огненный шар полыхнул за ними.

В общей суматохе и неразберихе пожара им удалось выгнать всех животных за забор, те бросились врассыпную. Неожиданно полуденную тишину нарушил резкий вой полицейских и пожарных машин. Со стороны горящего здания раздавались какие-то крики. Нед неуклюже пошел было к машине, но, проходя мимо того места, где под платком лежала Молли, остановился. Нельзя ее так оставлять, подумал он. Кошка была хорошей житвотинкой, очень любила и его, и покойную жену и была достойна того, чтобы ее похоронили, а не бросили просто так под деревом. Опустившись на колени, он стал лихорадочно рыть пальцами землю.

Застав его за этим занятием, Монти закричал:

— Ты что! Они же сейчас сцапают тебя!

— Ну и пусть, — проговорил он, не поворачивая головы. Монти побежал к машине.

Полиция обнаружила старика, когда тот уже почти закопал тело Молли.


С учетом того, что людских жертв не было, а сам Нед никогда раньше не имел дел с полицией, суд дал ему три года. Из тюрьмы же он вышел через четырнадцать месяцев — было учтено его примерное поведение. В день возвращения домой он встретил у порога Монти, парень явно поджидал его.

— Слушай-ка, старик, ты ведь теперь зэк, так что подмочишь репутацию нашего квартала, — решил он подначить Неда.

— Тебе лучше знать, — буркнул в ответ Нед.

— А ты получал сосиски, печенье и прочую жратву, что я посылал?

— Ага, — только и вымолвил Нед. — Ему не хотелось при парнях благодарить Монти, которого бы это только смутило.

— Ну и как тебе тюряга?

Нед пожал плечами. — Могло быть и хуже. Шестидесятилетний старик, да еще с больными ногами, что им было с меня взять? Определили в библиотеку, книжки выдавать. Вот уж где я начитался — досыта! И все больше про животных.

— Иди ты П! — брови Монти поползли вверх. — Я ведь тоже кое-что про них почитал. Даже записался в Лигу защиты животных. Добровольно.

— Слыхал про них. Ничего ребята, — Нед кивнул головой. — Кстати, а ту лабораторию заново отстроили?

— Не-а, — мотнул головой Монти. — Ты их совсем разорил, старик.

— А другие две лаборатории, куда тоже направляют животных, они как? Работают?

— Да вроде бы…

— И адреса у тебя есть?

Монти улыбнулся. — Спрашиваешь!

— Хорошо, — кивнул Нед.

И тоже улыбнулся.


ФРЭНК НИТИ Воспитательница | Жестокость | Примечания