home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Новые известия

Вечер

Супруги оказались дома уже к вечеру. В марте темнеет поздно, но сегодня плотные тучи затянули небо густой пеленой. Начался дождь. Ольга наскоро приняла ионизирующий душ, выпила коктейль, проглотила несколько прозрачных капсул и завалилась спать. Она не любила использовать наушники, утверждая, что они лишают ее снов. «Пилюли счастья» позволяли видеть необычайно реалистичные сны. Наутро от них гудела голова и слегка подташнивало. Правда, ионизатор быстро облегчал муки похмелья. Девушка долго выбирала программу и наконец остановилась на выжженной солнцем мексиканской пустыне. Каменные пирамиды и высокие столбы мелькали на фоне синего неба и желтого песка. Спустя пару минут она спала. Артур долго расхаживал по квартире, затем решительно ввел в информаторе новое кодовое слово. Отпуск все равно шел побоку; Лифшиц, чуя неладное, продолжал скрываться. Атакованная хакерами страничка походила на пейзаж после кровопролитной баталии. Сорок семь тысяч четыреста двадцать пять попыток взлома не увенчались успехом. Простейшее кодовое слово оказался не по зубам маститым аналитикам. На всякого мудреца довольно простоты. Он где-то слышал такую фразу… Или она – из лексикона его партнера? Не ясно… Однако он придумал это секретное слово, надо оформить патент.

– Это очень хорошо! – нараспев произнес мужчина. Он до сих пор не мог понять причин той вспышки ярости, что охватила его в кабинете Мастера. Человек готов был дать в зубы треклятому фокуснику! А того вовсе не задело столь необычное поведение финансиста. Напротив. Он вроде как даже обрадовался! Черт знает что творится…

Он еще накануне заблокировал большую часть сделок, совершенных предателем, но и украсть Паша умудрился немало! Хотя наверняка большая часть этой суммы уже ушла на оплату работы аналитиков. В результате простейшей калькуляции выходило, что украдено около тридцати тысяч.

– Иуда! – прошипел Артур. – Тридцать сребреников…

Смешная сумма, по сравнению с тем, что он заработал за минувшие сутки на росте активов HR. Бедолага Лифшиц мог стать богатым человеком, а вместо этого теперь прячется где-то в Эквадоре или Полинезии. За попытку взлома Совет по нарушениям запросто может отправить преступника на острова. Жуткое место, если верить Сычеву! Дюжина безлюдных, затерянных в Северном море островков. Там царит вечная зима, дуют пронзительные ветра, вдоль берега стоит пара сотен ангаров. В них-то и отбывают различные сроки преступники. Говорят, они занимаются добычей нефти и работают на рудниках. Дважды в неделю прилетают вертолеты с материка, доставляют провизию, одежду, медикаменты. Никакой специальной охраны не существует: убежать с островов нет возможности. Как-то напившись на вечеринке, Сычев разоткровенничался и рассказал, что якобы пару лет назад несколько преступников захватили вертолет и скрылись в неизвестном направлении. Нашли их или нет, неизвестно, но с тех пор летательные аппараты избегают приземляться на островах, сбрасывая все необходимое с воздуха. А суда с вооруженной охраной забирают добытую нефть… Может быть, Сычев все это придумал, но картинка рисовалась безрадостная. Безлюдные каменистые острова, унылая растительность, длинные ангары, выстроившиеся вдоль берега.

Артур налил в бокал виски, его руки слегка дрожали.

– Невеселая участь грозит тебе, Павлик! – прошептал он себе под нос.

Несколько секунд информатор обрабатывал данные. Что это за Мастер такой? Надо навести о нем справки по своим каналам. Не хочется обращаться к Сычеву, но другого выхода, похоже, нет. Парень обладает обширной базой данных и коллекционирует городские сплетни.

Индикатор загорелся желтым огнем. Мужчина бегло пролистал страницы.

– Вот тебе раз! – Он рухнул в кресло и тупо смотрел на экран. Вот уж верно говорят: удача – к удаче, деньги – к деньгам! Акции достигли рекордного максимума за последние три года, если верить экономическому вестнику. Девять и шесть! И это еще не конец! Прогнозы биржевых аналитиков сходились на том, что котировки вырастут до десяти.

– Вот тебе раз! – повторил Артур, вскочил с кресла и в волнении зашагал по кабинету. Его даже не смутила навязчивая мысль, откуда про растущий курс акций мог знать какой-то шоумен… Не важно. Девять и шесть! Оглянулся на дверь – тихо… Жена спала мертвым сном. «Пилюли счастья» действуют безотказно. Завтра она будет ходить как оживший мертвец. Глупая шутка. Завести вторую жену? После путешествия в иллюзию у него появилось не знакомое ранее чувство; кажется, оно называется нежностью. Говорят, во многих странах многоженство разрешено законом. Во всяком случае, на острова за это не сошлют. Правда, за такие штуки можно вылететь из Ассоциации, но за большие деньги власти на многие вещи закрывают глаза. Ассоциация свингеров за время своего существования захватила полную власть над интимной жизнью граждан. Она даже вмешивается в регулирование рождаемости. Если поссориться с этой могущественной организацией, можно до конца своих дней развлекаться с фантомами. Это, конечно, интересно для озабоченных подростков – лепить объемные видеообразы обнаженных красоток, – но взрослому мужчине как-то не к лицу.

– Тем более – мужчине обеспеченному! – Артур подмигнул своему отражению в зеркальном экране монитора, налил очередную порцию пахучего алкоголя. Он сегодня уже немало выпил – завтра придется полчаса торчать в ионизаторе; но, право слово, нынче особенный день! После напитков в гостеприимном «Иллюзионе» его дорогое бренди показалось отравой. Он через силу проглотил содержимое. Обязательно надо все разузнать про Мастера!

Анализатор равнодушно выдал информацию. Около десяти секунд человек молча смотрел на голубой экран. Затем машинально плеснул еще полстакана, выпил и тихо выругался.

«Завтра вы будете обеспеченным человеком, господин Погодин!»

Дьявол! Откуда он знал? Рост акций происходил на фоне интенсивного падения курса доллара. Вечная валюта дала слабину… Но это временное явление. На разнице он заработал… Мужчина еще раз посмотрел на экран, словно опасаясь, что цифры исчезнут, растают как дым. Нет. Цифры – вещь упрямая. Математика не врет. За прошлые сутки вы стали миллионером, господин Погодин!

Человек критически осмотрел квартиру. Пожалуй, надо будет сменить район проживания. На нечто более респектабельное. Он внимательно оглядел в зеркало свою фигуру. У него неплохой стиль для политика!

Артур немного поколебался и все-таки решил поговорить с Сычевым, ввел номер. Товарищ возник на экране так быстро, будто сидел возле видеофона и ждал вызова.

– Привет, Игорь!

– Привет… – В противовес хорошо сложенному Погодину, Сычев был длинным нескладным парнем. Он являлся завсегдатаем Ассоциации и ярым ее поклонником.

– Как вчера отдохнули? – доброжелательным тоном спросил Артур.

– Ой, дружище, не спрашивай! Напились как упыри… У Светки день рождения был. Тебя три раза пытались вызвать…

– Поздравь от меня жену!

На дублирующем экране немедленно объявилась худощавая женщина. Она приветливо помахала рукой:

– Артурчик, привет, дорогой! Я по примеру твоей жены обновила груди, навела модный трафарет! Смотри! – Она вызывающе сунула бюст в экран. Светка все делала по примеру Ольги. Сбривала брови, ходила с заросшими подмышками и красила соски. И даже волосы на голове покрасила в синий цвет. Сычевы были небогатыми людьми, но даже и здесь, пытаясь угодить подруге, она залезла в непомерные долги и купила в кредит брошь с беллоидами. Камни венерианского происхождения, оправленные в дешевую платину, имели жалкий вид. Словно цыганское золото из прошлых веков. Конечно, теперь, с его миллионами, Сычевы – неудачная компания, тем более – будущему политику. Хотелось обнять весь мир!

– Тебе идет! Я поздравляю с прошедшим днем рождения. С меня подарок.

– Спасибо, дорогой! А ты где был? Мы тебя полночи всюду искали…

– Дела… – широко улыбнулся мужчина. – Еще раз поздравляю!

– Странно видеть тебя таким…

– Каким?

– Не знаю… счастливым… И вообще ты на себя не похож. Вроде то же лицо, но что-то изменилось. Даже помолодел!

– Исключительно благодаря твоему новому бюсту!

Светка фыркнула:

– Ты сегодня будешь в Ассоциации? Там намечается интересная ночная программа. Игорь узнал по своим каналам, что, возможно, прибудет сам Горан Милич. Представляешь? Это значит, что предстоит розыгрыш билетов. Есть шанс выиграть вечность! Не прельщает?

Ходили слухи, что крупнейшие фармацевтические компании, включая HR, производят штучные партии инъекций бессмертия. После курса уколов процесс старения значительно замедляется, а то и останавливается вовсе. Вероятно, нечто подобное существовало в действительности, но стоимость лечения была астрономической. Раз в год в Ассоциации осуществлялась лотерея выигрышных билетов, и счастливчик получал шанс на вечную жизнь. Говаривали, что сам Го Мич лично проходит курсы лечебного омоложения. Горожане шептались про некую могущественную Гильдию Вечных и Избранных, в которую входили представители богатейших слоев населения. И мечтой любого неудачника было примкнуть к этой компании.

– Спасибо. Не хочу жить вечно, боюсь соскучиться!

– Вот ты какой весельчак, оказывается! А на Милича взглянуть нет желания? – В игривом тоне женщины прозвучала скрытая угроза.

Милич был одним из основателей Ассоциации свингеров и совладельцем компании по выпуску синтетических любовников. Несмотря на преклонный возраст (говорили, что старику не менее ста двадцати лет от роду), он продолжал пользоваться фаллопротекторами. Причем производства собственной фирмы. Ходили слухи, что он сам уже похож на синтетический гибрид. Искусственное сердце, титановые суставы и дважды реплицированная печень. Про него рассказывалось великое множество небылиц, умело приправленных крупицами истины. Изредка Милич действительно объявлялся перед поклонниками в образе почтенного старца, иной раз его видели в обличье юноши. Большинство исследователей сходились во мнении, что сыворотка вечности существует в реальности, и Горан Милич – основной потребитель этого продукта. Он был идейным вдохновителем Ассоциации свингеров. Фанаты считали его чуть не новым мессией. Реликтовый персонаж! Его биография была похожа на захватывающий исторический роман, многократно редактировалась самим автором, и сейчас уже трудно было сказать – что в ней правда, а что ложь. Основной пакет акций фармацевтической компании HR corporation принадлежал Миличу. И по причудливой иронии судьбы в десятку остальных держателей акций теперь входил и финансист Погодин. Остальные имена владельцев акций HR держались якобы в тайне, хотя секретом давно не являлись. Пара миллионеров-японцев, араб из Эмиратов, двое европейцев (кажется, швед и англичанин), несколько американцев, и вот теперь русский бизнесмен средней руки примкнул к изысканному обществу. Чудеса!

Что до Милича, то в одной из версий его пестрой биографии он уже с детства был богачом. Ребенок-вундеркинд в четырнадцать лет заработал свой первый миллион! Впоследствии эту версию нарочно дезавуировали биографы героя, и официально издавалась следующая история. Когда в середине двадцать первого века мутировал очередной ретровирус и начал передаваться воздушно-капельным путем, трагедия планеты казалось неизбежной. Вирус класса 4, реплицирующий через стадию ДНК; он поначалу чем-то напоминал ВИЧ, только отличался агрессивным нравом и чрезвычайно высоким уровнем вирулентности. Пандемию назвали вирус Розена, по фамилии биолога, впервые обнаружившего опасную болезнь. Поначалу вирус Розена передавался исключительно половым путем и через кровь. Этим он напоминал известный СПИД, с той лишь разницей, что инкубационный период длился три – пять дней, а сама болезнь уничтожала несчастных в течение двух недель. Высокая температура, озноб, мышечные судороги и общая интоксикация, которая нарастала столь стремительно, что летальный исход составлял 90–95 процентов заболевших. Выжившие счастливчики приобретали пожизненный иммунитет от вируса Розена.

В дальнейшем было отмечено удивительное обстоятельство. Организм переболевших людей приобретал защитные свойства. Они оказывались не подверженными атеросклерозу, онкологическим и многим прочим заболеваниям. Тогда и возникла версия, что в основе изготовления знаменитой сыворотки вечности лежит измененная лимфа крови переболевших вирусом Розена людей. Но это случилось много позже. А пока объявилась группа молодых инициативных ученых. Они предложили революционную методику лечения. Все граждане поголовно подвергались вакцинации. Им прививали вирус Розена, в сверхмалых дозах, плюс дополнительный ингредиент, рецепт которого держали в строжайшей тайне. Разработкой и изготовлением препарата занималась как раз HR corporation. Однако успех оказался поразительным: привитые добровольцы переносили болезнь как легкую простуду! Ученые стали нобелевскими лауреатами, тридцатишестилетний Горан Милич прослыл спасителем человечества. Сын эмигрантов из Боснии или Хорватии, он стеснялся своего происхождения, и предпочитал сокращенную аббревиатуру имени – Го Мич.

За минувшие десятилетия национальность человека перестала иметь значение, но имя Го Мич стало почти нарицательным. Однако опасность эпидемий сохранялась. Следовало исключить половой путь заражения инфекцией, утверждал он, а с воздушно-капельным мы уже разобрались! Чушь полная, учитывая, что опасность крылась именно в бытовом пути передачи болезни, но Милич гордо носил титул спасителя человечества. Он предложил решение проблемы, казавшееся в те времена шоковым. Официально узаконить свингерское движение. Зарегистрировать всех участников, и обязать их выполнять ряд условий: регулярный медосмотр, отчет о незапланированных отношениях и тому подобнее. Если бы кто другой предложил такую идею, его бы подняли на смех. Несмотря на свободу нравов, царящую в двадцать первом веке, существовали сильные традиционалистские движения, стоящие на страже нравственности. И вот тогда Го Мич выдвинул новое требование. Лица, отказывающиеся от принятия в Ассоциацию свингеров, не получали сыворотки. И были обречены…

Борьба длилась несколько десятилетий; сменялись правительства, появлялись и умирали новые герои. На базе конституционного правления возникали Советы. Совет по нарушениям выслеживал преступников. Совет по культуре следил за новаторскими идеями в музыке, кино и искусстве. Совет по торговле фиксировал цены на сырье и технологии. Совет по медицине строго отслеживал появление новых препаратов на рынке. Без следа исчез вирус Розена, да и про СПИД как-то все позабыли. А HR продолжала выпускать обычные медицинские препараты. И в результате тридцать лет назад Ассоциация получила право на официальный статус. А талантливый медик обрел титул мессии. За минувшие треть века организация завладела мощной сферой влияния на политику и экономику. А с появлением на рынке синтетических любовников на ее сторону встали самые злостные прежде гонители. Конечно, оставались одиночные апологеты, отказывающиеся принимать членство, но мнение этих чудаков не бралось всерьез… Они стали своего рода изгоями, диссидентами и просто чудаками. Конечно, ходили слухи, что сам мессия являлся банальным гомосексуалистом, который таким изощренным образом умудрился отомстить гетеросексуалам, лишив их возможности нормальных человеческих отношений, но это уже не имело значения. На стороне Ассоциации были суды, законы, даже всевластный Совет по нарушениям.

– Это действительно серьезно! Я видел его последний раз лет десять назад…

– Он в отличной форме! Между прочим, ты работаешь в его корпорации – следует знать начальство в лицо.

Артур скрипнул зубами:

– Я не работаю в HR, а всего лишь являюсь скромным держателем акций этой компании.

Светка злобно рассмеялась:

– Одним словом – бездельник!

– А сколько ему лет? – Мужчина старательно пытался сменить тему. Они вместе с Игорем учились, и теперь архитектор-неудачник и его жена завидуют однокашнику. Причем не пытаются эту зависть особенно скрывать.

– Никто точно не знает. Сто двадцать шесть или уже сто тридцать… Это – легенда!

– Согласен. Тайна, покрытая мраком. Так же, как и знаменитая Гильдия Вечных и Избранных.

– Гильдия существует. Это медицинский факт. Вокруг нее много домыслов и пустых разговоров, но есть группа избранных граждан, которые обладают возможностью получить бессмертие из рук самого Го Мича… Ты еще не передумал сходить на вечеринку?

– Спасибо за предложение, но, думаю, у меня не получится. Завтра рано вставать…

– Ты редко стал посещать Ассоциацию: смотри, накажут! – В веселых нотках Светкиной болтовни звучала легкая угроза. Если член сообщества не посещал Ассоциацию свингеров более двух месяцев без уважительной причины, от него требовалось объяснение. Организация обладала собственными спецслужбами. Говорили, что доносительство поощрялось.

– Всего полтора месяца… – нарочито небрежным тоном сказал мужчина. Благодушное настроение медленно испарялось. – На будущей неделе обязательно приеду. Забегался…

– Буду ждать… Тебе Игоря?

– Давай! И еще раз с минувшим праздником. Жалею, что не смог прийти…

Светка исчезла, на экране маячило унылое лицо Сычева.

– Получил нагоняй? – Он язвительно ухмыльнулся. Если бы не потребность в информации, Артур немедленно отключился.

– Твоя жена права, – он притворно вздохнул, – с этой работой я забыл обо всем на свете!

– Всех денег не заработаешь! – назидательно вещал этот неудачник. – А может быть, придете сегодня? Все-таки Го Мич будет. Он не часто общается с плебсом, а здесь – такой случай… Я узнал по своим каналам, что будут розыгрыши призов. Главный приз – членство в Гильдии. Ты ведь работаешь в его корпорации… – завел он старую песню.

– Я бы с радостью, но Ольга уже спит, укатали вы ее вчера!

Игорь самодовольно хмыкнул, на фоне чего послышался отвратительный смех его жены. Артур сжал кулаки.

– Вообще-то у меня к тебе дело, дружище!

– Слушаю. Да, Артур, а тебе никто не говорил, что ты изменился с последнего раза, когда мы виделись?

– Твоя жена сказала.

– Она у меня наблюдательная.

– Это уж точно. Говорят, деньги людей меняют.

– Тебе виднее… – едко усмехнулся Сычев.

– Дело у меня к тебе, Игорь, но как бы это сказать… личное!

– Говори! Жена ушла в ионизатор.

– Хорошо! – Он глубоко вздохнул. – Ты все обо всем знаешь…

– Работа такая! – улыбнулся Сычев. Это не являлось шуткой. В течение нескольких лет безработный архитектор работал внештатным осведомителем. Денег это не приносило, но он обзавелся связями в высших чинах полиции. И тайну хранить действительно умел. Если говорил, что жена ушла в ионизатор, этому можно было верить.

– Точно. Поэтому к тебе и обращаюсь за помощью.

– А в чем дело? – Игорь закурил сигарету. Его лицо было похоже на растекшееся по сковороде тесто. Такое же вытянутое, бледное, размытое. Сейчас оно приобрело сонно-равнодушное выражение, однако глаза цепко впились в собеседника.

– А дело, собственно, пустячное… – Артур делано рассмеялся и выдал себя окончательно. Несмотря на жалкий вид, Сычев был опытным фискалом. Слово за слово он вытянет из собеседника всю информацию. «Да и черт с ним!» – Мужчина разозлился на себя за эту нерешительность. Он не говорит ничего лишнего, понятное беспокойство… – Я обращаюсь к тебе, как к старому другу…

Игорь выпустил клуб розового дыма. Он любил курить эти сигареты с привкусом дешевой парфюмерии. Погодин мысленно порадовался, что отключил функцию рецептора на видеофоне. Дурная Ольгина блажь! Нюхать новые духи подружек. А данная опция стоила недешево. Был скандал, но он настоял на своем.

– Короче говоря, я тут был в фирме «Иллюзион»… Слышал о такой?

Сычев неопределенно пожал плечами. Это могло означать как отрицание, так и положительный ответ. И правда хитер, сволочь!

– Странная история… – продолжил мужчина. – Получил на адрес приглашение. Оказывается, я имею купон на посещение «Иллюзиона». На две персоны. – Он через силу хохотнул. – Проще всего поймать любопытного зайца! – Черт возьми, откуда он взял эту поговорку? – Ну, связался с ними… да, все точно! Вообще, сеанс стоит семьдесят тысяч! – Он внушительно посмотрел на собеседника. Для бедного архитектора и его похотливой жены семьдесят тысяч – сумма немалая. На такие деньги они могут жить три месяца. Но лицо фискала по-прежнему не выражало никаких эмоций. Он выкинул окурок в утилизатор и налил себе в бокал вина.

– Продолжай!

– Продолжаю! – в тон ему ответил Артур. – На самом деле было два сеанса. Нас с Ольгой сначала протестировали…

– Тестировали люди?

– Да, ерунда какая-то. У них там девчонка-негритянка работает. Сообразительная. Задавала всякие вопросы.

– Понятно. Излагай дальше!

– Излагаю! – хмуро ответил мужчина. – Там у них имеется зеркальный зал большой, стоят кресла, девица дает капсулы принять, за ухо приклеивают маячок. Так, кусочек синтетической материи, ерунда… Вначале я подумал, что объемное видео будем смотреть. Но все оказалось иначе. Я как будто в другой мир попал. И это был даже не я… Сильно на меня похож парень; может, на несколько лет моложе. Называют их партнерами. Зрелище чересчур убедительное – все словно настоящее!

– А что ты от меня хочешь узнать?

– Поясню. Заправляет этим «Иллюзионом» один человек. Зовут его Мастер. Забавный чудак… Ты наверняка о нем что-то знаешь.

– Возможно. – Сычев с наслаждением пригубил вина. Обычно он пил мерзкую дешевую синтетику. Как такая дрянь могла доставлять удовольствие, непонятно. – А что именно тебя интересует? И зачем тебе это?

– Объясню. Завтра у меня очередной сеанс.

– За семьдесят тысяч? – Вытянутое лицо приобрело постное выражение. Словно блин подгорел. Напрасно он назвал сумму: теперь архитектор удавится от зависти!

– Нет. Значительно дешевле. Это странно. На очередной сеанс я получил большую скидку.

– Насколько большую?

– Весьма значительную. – Полицейские замашки приятеля начинали его раздражать. – И это тоже очень странно. Все в этой фирме непонятно – и сам Мастер и подручные его… Кстати, Мастер не является членом Ассоциации! Диссидент.

Вопреки его ожиданиям, Игорь опять неопределенно пожал плечами.

– Могу я навести справки об «Иллюзионе»? – Больше всего хотелось разбить это унылое лицо! Наверное, партнер свернул бы Игорю вислый нос или раздробил челюсть… Он вспомнил, как они с Ольгой грабили магазин, и почувствовал, как томительно заныло сердце. Все время он боялся признаться себе в том, что мечтает вернуться туда: назад, в страшный двадцатый век! И воспоминания о путешествии вызывают горькую ностальгию, словно тоску по безвозвратно ушедшей юности. Напрасно он затеял этот разговор с архитектором. Ни к чему все это…

Сычев несколько секунд молчал, Погодин решил было отключиться, когда товарищ заговорил:

– Это очень интересная персона. Мастер. Никто о нем ничего толком не знает. Фирма появилась неожиданно, но быстро завоевала огромную популярность. Многие известные личности посещают «Иллюзион»: политики, бизнесмены, актеры… Странно, что ты оказался в этой компании…

Артур закусил губу, но промолчал. Если бы этот неудачник знал, с кем сейчас разговаривает, плоская рожа растеклась бы по экрану!

– Хотя там бывают самые разные люди… – продолжал Игорь. – Кстати сказать, твой компаньон – также частый гость «Иллюзиона»!

– Бывший компаньон!.. – процедил сквозь зубы мужчина.

Сычев будто и не удивился. Он спокойно кивнул:

– Бывший… Есть мнение, что эту контору покрывают на самих верхах. В частности, у меня имеется непроверенная информация, что даже Го Мич лично знаком с Мастером. Правда, у них непростые отношения, так говорят…

– Я встречал там Теодаракиса!

– Распутный грек! – улыбнулся Сычев. – Там бывают многие… Но про Мастера ничего не известно. Я уже пробовал наводить справки: доступ к его информации закрыт. Вполне возможно, что он тайный агент, причем самого высокого уровня. Не советую тебе ковыряться в этом деле, приятель! Если выпала такая халява – радуйся, получай удовольствие. Даже Совет по нарушениям не комментирует его действия. Не исключено, что у него имеются высокие покровители. А шоу и правда сильное?

– Более чем! – откровенно признался Артур. – Это как наркотик. Знаешь, как первый секс. Попробовав однажды, хочется продолжения…

– Завидую. Но нам сие не по средствам, и подарки никто не делает! – Он делано рассмеялся. В экране объявилась Светка. Синие волосы на ее голове стояли дыбом, как щетка.

– Хорошая прическа! – одобрительно кивнул Артур.

– Завтрашняя мода! – Женщина покружилась, как модель на подиуме. Худая фигура была затянута в золотое обтягивающее трико, что делало ее похожей на сказочную змею. От блеска закружилась голова. – Нам пора!

– Извини, Артур! Нам и правда уже пора! – засуетился Игорь. Он подмигнул в экран. – Я не знал, что вы рассорились с Лифшицем. Интересная новость. Спасибо за доверие! – Он отключился.

Мужчина тупо глядел в черный экран. Наверное, так себя чувствовали жертвы изнасилований. Хитрый Сычев умело вытянул из него всю информацию, а сам ничего толком не сказал; зато теперь знает, что у них с Лифшицем возник конфликт. Сегодня же вечером растреплет об этом на собрании в Ассоциации. Опытный фискал отчетливо понимал, какие слухи надо держать при себе, а какие можно пускать по ветру. Артур налил себе еще бренди. Дернула его нелегкая начать откровенничать с этим уродом! У того плоская морда светилась от радости, когда они прощались. «Спасибо за доверие»… Подонок! Ладно, скоро он будет миллионером, возможно – политиком, и возьмет старого «товарища» на работу. Например, дворецким… Мысль показалась настолько соблазнительной, что он широко улыбнулся.

Артур вспомнил напутствие Мастера. «Писатель Брэдбери… почитайте на досуге, рассказ «Вельд». Он включил информатор.

– Брэдбери. Писатель. Вельд.

Экран дважды моргнул, потекли быстрые строчки, возникло старомодное примитивное изображение. Седовласый господин, доброжелательное лицо, смешные очки… Мужчина прикрепил наушники, включил звук и, закрыв глаза, откинулся на спину.

За окном наступила ночь. Студеная, прозрачная и звонкая, как хрустальные бокалы. Северная мартовская ночь. Острые звезды светились на черном небосклоне. Как кусочки серебра, раскиданные по бархатному покрывалу. Оставляя светящийся шлейф, промчалось судно, похожее на длинную сигару. Вероятно, летело на Айгур. Выработка беллоидов завершалась, из планеты выжимали последние соки. Вдоль окна проплыл автомобиль. «Мерседес». Вечная корпорация несла нешуточные убытки в последнее время, но продолжала выпускать большие, энергоемкие машины. Находились любители, которые их покупали. Дань традициям. Го Мич предпочитает именно «мерседесы»…

Загорелась красная лампочка. Звук отключился. Артур вынул наушники, задумчиво побарабанил пальцами по столу. Этот американец сочинил необычную историю. Детишки придумали львов, и вымышленные хищники слопали родителей – он поежился так, что свело лопатки, – только шарфик от тех остался… Сказка, похожая на быль. И комната из рассказа – как зеркальный зал в «Иллюзионе». Зачем Мастер посоветовал ему прочесть рассказ?

Он зашел в спальню; Ольга спала, разметавшись по широкой кровати. На стенах играли голубые блики, тени от полной луны. Жизнь была абсолютно реальной, и ничто не могло нарушить эту реальность. Однако как непросто оказалось отличить сон от яви, вымысел от действительности… Тихая ночь смягчила черты женского лица, лишив их удивленной надменности, присущей всем модницам Агио-Петрополиса. Крохотная родинка чернела над верхней губой. Что они испытали за время путешествия? Любовь… Смешное забытое слово из старомодных книжек. Почему-то он вспомнил клона. Как звали то чудище? Человек нахмурил лоб, пожевал губами.

– Ангекок! Идиотское имя… – Он быстро подошел к информатору. – Ангекок: все, что связано с этим словом… – И пробурчал себе под нос: – Хотя вероятнее всего, ничего не найдется…

Экран послушно заискрился радужными зарницами.

«Первая форма религии называлась колдовством. Один молодой Ангекок хотел вызвать бурю, но был подвергнут порке… Он затаил злобу и пытался отомстить людям. Ангекок наслал неурожай на земли, а женщин лишил способности к зачатию. Тогда мужчина вызвал его на бой, но колдун обернулся зайцем и был настолько ловок, что ускользал от стрел».

– Проще всего поймать любопытного зайца… – прошептал мужчина. – Бред сивой кобылы!

Он вспомнил, когда услышал эту пословицу. Ее сказал тот парень – продукт его иллюзии… Партнер. Он так и не сумел вытянуть из Мастера информацию про его партнера. Обычный живой человек… Хотя теперь уже неизвестно, вымышленный это персонаж или нет! Львы из рассказа фантаста поначалу жили только на картинках… Он быстро перелистнул страницу.

«Мужчина преследовал Ангекока, но тот столь часто менял свои обличья, что его невозможно было поймать. Иногда он представал в образе огромной летучей мыши. Наконец, он явился в своем излюбленном обличье. Большая птица с человеческими глазами и руками. Его облик был настолько необычным, что преследователь растерялся. Пользуясь этим, колдун сбежал».

Артур лихорадочно листал страницы. Вот еще!

«…хитрость его была чрезмерна, и человек, отчаявшись поймать недруга, обратился за помощью к Мастеру…»

Он с трудом сдержал крик.

«…Мастер дал рыцарю совет: не гнать колдуна, а вступить с ним в сговор… Больше всего Ангекок любил свежую рыбу. Мужчина приманил его, пообещав обильный улов из рек и озер. Колдун согласился и в обмен сулил научить чарам… С тех пор мужчина обрел настоящую силу. Он мог перемещаться в любую точку планеты. Мог проникать в иные миры и времена, и Ангекок был его верным спутником. Достаточно было колдуну подуть на мужчину, чтобы вернуть того в исходную точку».

Надо же, «верный спутник»! «Достаточно было колдуну подуть»! Чудеса, и только!

«И пришло время, когда колдуны захватили землю; они были хитры, коварны и умело насылали на людей порчу и болезни. В Средние века Ангекок пообещал смелому торговцу Марко Поло удачу в его делах; негоциант разбогател неслыханно, но вместе с товарами в Европу прибыли смешные умные зверьки. И спустя несколько месяцев треть населения городов и сел умерли от чумы…»

– Сказки на ночь! – усмехнулся человек. – Дальше. Все, что связано с именем Ангекок!

«Во Владычестве Нижнего мира несли бремя свое братья Подземные Свищи. Их сила была велика, а Ангекок обеспечивал связь Нижнего мира с земным миром. Но пришло время, и Свищи захотели населить земную поверхность колдунами. На битву вышел рыцарь, а мор и смертельные болезни косили смертных людей…»

– Надо же – Свищи! Давай, жги дальше!

На экране пестрели с десяток скудных строчек, виновато моргал желтый глазок, сексуальный женский голос невнятно бормотал:

«Множество удивительных существ населяли в то время Нижний мир, и Ангекок главенствовал над ними. Колдун пообещал своим подданным, что придет время, и люди сами себя истребят. И тогда планету заселят клоны…»

– Клоны! Продукты человеческого подсознания! – охнул мужчина. – Продолжай!

– Я сожалею, господин Погодин, но по вашему запросу ничего больше не обнаружено… Я сожалею, господин Погодин, но по вашему запросу…

– Заткнись! – крикнул он так, что задрожал тонкий бокал. – Ладно… попробуем иначе! Россия начало двадцатого века, бандитизм.

Здесь информатор решил реабилитироваться.

Немедленно возник образ сурового молодого человека с короткой стрижкой. Мужественное лицо источало жестокость и отвагу. Данных было так много, что Артур вставил микронаушники, включил ускоренное воспроизведение, с пометкой «самое главное», и закрыл глаза. На его виске тоненько пульсировала голубая жилка.

Прошло не менее тридцати минут, прежде чем прервалось уверенное бормотание информатора. Мужчина встал с кресла, прошелся по комнате. Перед глазами мелькали лихие парни, несущиеся на быстрых джипах. Перестрелки, кровавые расправы с конкурентами, красивые женщины, молодые циничные и агрессивные самцы, не ведающие страха и сожаления. Информатор лепил образы один за другими, Погодин открыл глаза и вскрикнул. Прямо с экрана смотрел на него партнер. Возникло пугающее ощущение, что он увидел собственную голограмму, только умело ретушированную. Насмешливые, широко поставленные зеленые глаза, мускулистая шея, кривой шрам на скуле. Человек машинально провел пальцами по подбородку: гладкая чистая кожа – маски из аргинина творят чудеса. Он впился глазами в экран.

– Кто ты такой? – дрожащими пальцами набрал программу разъяснения. От прочитанного текста закружилась голова, в горле появился сухой ком. Погодин Артур Николаевич. Мастер спорта по боевому самбо, кмс по боксу, карате, джиу-джитсу… Что дальше? Дважды были заведены уголовные дела, закрыты в связи с отсутствием состава преступления. Впоследствии – успешный бизнесмен… чушь какая! Год рождения… так, дата смерти отсутствует? Больше информации не было. Пустота. Стоп! Вначале ему почудилось, что в глазах двоится. Он протер веки кулаками и медленно, тщательно проговаривая каждое слово, прочел вслух:

– «Являлся одним из основателей всемирно известной корпорации HR. Фармацевтическая компания, самая прогрессивная в свою эпоху, специализировалась на производстве экспериментальных препаратов. HR corporation была основана г-ном Погодиным при поддержке известного ученого-миллионера Горана Милича. Корпорация существует и по сей день. Ведет разработки экспериментальных медицинских препаратов…»

Несколько строк, написанных крохотными буквами. Что сказала девочка в финале рассказа? «Чашечку чаю?» Мужчина подошел к бару, налил целый стакан бренди, залпом его осушил. Его едва не стошнило. Быстро запил розовой водой, веселые пузырьки газа смешно покалывали язык и небо. Он тихо выругался. Загадка становилась все более запутанной. Человек мерил широкими шагами комнату; радость от полученного богатства померкла. Может быть, не посещать завтрашний сеанс? Ольга тихонько заворчала во сне, повернулась на другой бок и сладко чмокала губами. Артур глубоко вздохнул. После путешествия он увидел собственную жену другими глазами. Она расстроится… Скорее повинуясь интуиции, он скинул данные о спортсмене на диск и выключил информатор. За окном приветливо горели ночные рекламы, проносились автомобили. Очередная ракета умчалась в темную ночь. Мир был прост, реален и понятен… До вчерашнего дня. Человек ощущал себя наивным ученым, открывшим тайну ядерного синтеза. Обезьяна с гранатой в руке… Впрочем, нет… Он – подопытный кролик.

– Ну что же! Если Мастер молчит, есть персонаж, которого можно разговорить! – прошептал Артур и вытер потные ладони. Идея пообщаться с Ангекоком казалась вполне осуществимой. Клон… – Но какая связь между вымышленным колдуном и реальной исторической личностью? – задал он вопрос собственному отражению. Оно кривилось в зерцале, будто насмехаясь над хозяином. Партнер жил в начале двадцать первого века!

Звуковые часы печально известили человека о том, что минула полночь. Ничего страшного… завтра он окажется в «Иллюзионе» и попытается еще раз получить ответы от Мастера. Не мешало бы расспросить и его слугу, но уж больно лживо тот скалит алмазные клыки! Рамзес… лягушачье имя! В крайнем случае придется вступить в диалог с клоном. Колдун!

Артур прошел в душ, наскоро облился обычной водой. Едва ли ему помогут сегодня уснуть наушники. Слишком много всего навалилось за минувшие сутки. И богатство, и партнер, и колдун с птичьей рожей, и эти шальные, растущие как на дрожжах акции…

– И верно говорят, не в деньгах счастье! – Он вновь подошел к информатору и, испытывая самые недобрые предчувствия, в разделе пароля набрал свое кодовое слово.

– К вашим услугам, господин Погодин… – ворковал томный женский голос.

– HR corporation!

Данных оказалось выше всякой меры, в глазах пестрило от цифр, имя Го Мича прослеживалось в каждом абзаце.

– Это цирк какой-то! – измученно выдохнул мужчина. – Так я с ума сойду! – Он решил отключить машину, когда на глаза случайно попала свежая строчка: вероятно, врезка из свежей новостной строки.

«Только что в своей квартире обнаружен труп известного японского бизнесмена Мамору Кина. Господин Кин являлся одним из крупнейших инвесторов известной фармацевтической корпорации HR. Кину было всего шестьдесят четыре года, многие обозреватели прочили ему блестящую политическую карьеру. Специальные службы Токио склоняются к версии о самоубийстве бизнесмена».

Мужчина выключил информатор, проглотил две «пилюли счастья», допил бренди и рухнул в кровать. Перед закрытыми глазами пронеслась вереница цветных образов. Зеленоглазый мужчина в кожаной куртке стреляет из пистолета, чудище щелкает длинным клювом, хрустальный шар на груди Мастера источает яркий свет… Мастер улыбнулся и погрозил человеку пальцем.

– Завтра нас с вами ждет удивительное путешествие; не так ли, Артур Николаевич? У вас колоссальный потенциал: я рад, что не ошибся…

Артур тихо застонал. Из краешка рта потекла прозрачная слюна. Последним, кого он увидел, прежде чем погрузиться в сон, был Го Мич. Человек-легенда танцевал в обнимку с Рамзесом. Оба громко хохотали, на гитаре им аккомпанировал Мамору Кин. Японец красовался в нарядном кимоно, какими их иногда изображают на картинках. Светка Сычева принесла кусок парной говяжьей вырезки со стекающей кровью и вежливо протягивала ее на золоченом подносе. В точности таком, на каком приносила свои таблетки негритянка Анджела.

– Ваш сэндвич, мистер Погодин! – улыбалась женщина. А потом наступила ночь…

11 марта. Утро

Артур с трудом разлепил тяжелые веки. Голова трещала, как после хорошей попойки, во рту скрипел сухой язык. Словно наждак. «Пилюли счастья» действовали безотказно, но побочные эффекты не радовали. К тому же он выпил почти целую бутылку бренди. Не считая виски, которым их угощали в «Иллюзионе». Рядом лежала Ольга. Она открыла глаза; завершилась программа наушников.

– Доброе утро!

– Не особенно оно доброе… – пробурчал Артур, встал и, пошатываясь, потопал в ванную.

– Уже половина десятого! – вслед ему прокричала жена. – Не занимай надолго ионизатор, дорогой, – нас через час ждут в «Иллюзионе»!

– Иди к лешему… – пробурчал он себе под нос, минуя обычный душ, забрался в тесную кабину и включил программу на полную мощность. В ноздри ударил запах молодого ельника, смешанный со свежестью морского бриза. Мужчина закрыл глаза. Вчерашний день напоминал сказку. Сначала иллюзия, затем растущие как на дрожжах акции HR. Силы небесные! Он – миллионер! И потом… Диковинное существо с клювом, Ангекок… Бандит из двадцатого века… Откуда в его подсознании такая муть? Он в своей жизни не читал ничего подобного!

Дверь распахнулась, в тесную кабину залезла голая Ольга.

– Не будь эгоистом, дорогой! – Она уселась рядом, прижавшись потным бедром. Почему-то сегодня нагота жены не вызывала желания, а модные запахи скошенной травы, что исходили от нее, вызвали легкую тошноту.

– У нас есть десять минут. – Супруга деловито погладила его по животу. – Принести фаллопротектор?

– Нет. Потом. – Встретив ее удивленный взгляд, Артур смягчился и добавил: – Времени и правда в обрез! Этот «Иллюзион» – серьезная контора… – Мысленно проклиная непоседливую супругу, он выскочил наружу. Стоя под струями обычного душа, в мыслях несколько раз развелся, пару раз задушил и трижды расчленил капризную женщину. Дурнота не отступала. Это было против его правил, но мужчина вышел на кухню и налил виски. Зажмурился, сделал большой глоток. Так и становятся алкоголиками! На удивление, стало немного легче.

Из ванной вышла Ольга и принялась мудрить на кухне. Супруги не держали синтетических домработниц из соображений экономии. Влиятельный Го Мич установил непомерный налог на использование «живой» техники в личных целях. Объекты дозволительно брать напрокат, но иметь в собственности – слишком дорого. Неделю назад они сдали в компанию по прокату симпатичную негритянку. Девица весь день расхаживала по квартире голышом, готовила отвратительные суши и болтала по видео. Если последние два обстоятельства можно было пережить, то соблазнительные формы смуглой конкурентки госпожа Погодина терпеть отказалась. Тот редкий случай, когда интересы супругов совпадали. Артур не любил чернокожих женщин, но уважал режим финансовой экономии. Лишние траты были ему в тягость. Но это было вчера… сегодня многое стало по карману новоиспеченному миллионеру.

– Десять часов! – пискнула жена. В воздухе растекся аромат свежего кофе.

– Я знаю! – огрызнулся мужчина. Он отключил звук и быстро пролистал биржевые сводки. Последние торги прошли четверть часа назад. Экстренные ставки, несмотря на воскресный день. Листы пестрели заявлениями о трагической гибели японского инвестора. – Вот тебе, Паша, еще один сюрприз! – Тонкие губы раздвинулись в язвительной усмешке. Десять и семь в результате. Прогноз на вечер – до пятнадцати! Смерть Кину спровоцировала панику на бирже, в связи с чем акции HR планировали взлететь до небес. С нынешнего утра они были сняты с открытых торгов. Нет дураков – распродавать зерно накануне засухи! Вы не просто богаты, господин Погодин! Вы сказочно богаты!

– Что там? – сунула свою любопытную мордашку Ольга.

– Ничего особенного… – небрежно сказал Артур и стер информацию. Он никогда не посвящал жену в свои деловые проекты, да и она особенно ими не интересовалась. В душе пели соловьи, несмотря на маленькую, как червячок в давешнем яблоке, досаду. Что с ним не так? Почему деньги перестали быть ключевым моментом в его жизни? И откуда эта щемящая, бродяжья тоска по приключениям и неизведанным мирам? Он поймал себя на том, что помыслы все чаще возвращаются к загадочному партнеру, и этот парень нравится ему больше, чем он сам! Такого не может быть, ибо более всех господин Погодин любит и уважает собственную персону. Он наскоро выпил обжигающий кофе, проглотил остывшую яичницу. – Ну, любовь моя, нам пора!

Женщина вытаращилась на супруга как на говорящего бегемота:

– С тобой все в порядке? Вчера секс без протектора, сегодня тема любви появилась… Дорогой, ты принимаешь запрещенную дрянь?

– Скоро узнаешь, дорогая! – Он допил виски и побежал одеваться. Жена проводила его недоуменным взглядом.

– Когда мужик стареет, у него крышу сносит… – проворчала она себе под нос.

В четверть одиннадцатого они вышли из дома. В автомобиле мужчина уверенно набрал курсовую программу, пальцы рук слегка дрожали; после выпитого натощак спиртного его охватил приступ бездумного веселья. Он наскоро просканировал пробки: воскресное утро, дороги города свободны. «Порше» самодовольно утверждал, что достигнет здания «Иллюзиона» за двенадцать минут.

– Опоздаем… – робко шепнула жена.

– Без паники… – Неожиданно для себя, он включил ручное управление. Интеллектуальная начинка «порше» возмущенно сигнализировала красным датчиком.

– Вы уверены, господин Погодин?! – гневно вопрошал автомат. – Вы уверены?!

– Пошел в задницу!.. – прошептал мужчина. Сегодня – его день. Умная машина обещала домчать до здания «Иллюзиона» за двенадцать минут… – Доеду за десять! – решительно сказал Артур и вцепился в руль побелевшими от напряжения пальцами. – Ставки принимаете? Человек против автомата!

– Ты нас угробишь! – закричала Ольга.

– Рок-н-ролл!!! – хрипло выкрикнул человек, и нажал педаль газа. Откуда он взял это слово? Не важно… все не важно… Стиль танцевальной музыки был популярен во второй половине двадцатого века. Шальная радость охватила человека всего целиком, она кружила голову, путала мысли. Оставались лишь азарт и жажда приключений. Автомобиль выдал скорость, как стартующая ракета, с утробным гулом мощный мотор набирал обороты…

– Мама! – сдавленно взвизгнула девушка и зажмурила глаза.

– Тема! – выдохнул мужчина. Молодые люди кричали, охваченные приступом необъяснимого восторга, которого не мог дать даже знаменитый бутанол.

По счастью, им не встретилась на пути транспортная полиция. Езда за рулем была похожа на волшебный сон, автомобиль послушно ввинчивался в повороты на огромной скорости, как гоночный болид. Людей прижимала к мягким стенкам салона центробежная сила. Ольга поначалу судорожно вцепилась в страховочный ремень, тихо постанывала от страха, но быстро привыкла и, распахнув огромные голубые глаза, провожала восхищенным взглядом мелькающие серой лентой дома. Артур выехал на мост; тонкие ванты звенели, покрытые утренней изморозью, далеко внизу горела на солнце ледяная гладь залива. Казалось, они летят в голубом воздухе, рассекая пространство. Редкие машины, попадавшиеся на пути, возмущенно сигналили, гул едва касался слуха, чтобы исчезнуть, сгинуть, провалиться в бездонную пропасть… Синие цифры сухо констатировали: двести пятьдесят три километра в час. Пронзительно горела красная жирная точка на панели, похожая на кровавую кляксу. На исходе шестой минуты «порше» пересек залив и выскочил на ровную широкую дорогу. Артур сбавил скорость до ста девяноста двух километров, «порше» едва вписался в затяжной поворот. В одно мгновение показалось, что машина сейчас встанет на два колеса: точка равновесия сместилась на правый борт, возмущенно кричала аварийная система.

– Вероятность аварии – семьдесят процентов! – истерично орал автомат.

– Рок-н-ролл… – прошептал человек пересохшими губами.

– Давай! – пронзительно закричала Ольга. – Жми!!! – Белое лицо покрылось алым румянцем.

– Жму! – пообещал мужчина и навалился всем телом на руль. Несколько секунд автомобиль несся внатяжку по диагонали. Широкие колеса судорожно цеплялись упругим протектором за дорожное покрытие, неожиданно два боковых колеса оторвались от земли, и было мгновение, когда автомобиль беспомощно парил в воздухе, как большая неуклюжая фиолетовая птица. Руль дрожал в руках, как живое существо, от напряжения заныли бицепсы. Поворот закончился, «порше» извинительно вильнул носом, колеса мягко хлопнулись об асфальт. Ольга вскрикнула от неожиданности.

– Я прикусила язычок… – сказал она виновато и облизала капельку крови на губе.

Артур громко расхохотался и отпустил педаль газа. Скорость неуклонно снижалась. Сто сорок пять, сто двадцать, девяносто шесть… Они словно мчались на скоростном лифте в преисподнюю. Захватывало дыхание, сладко заныло под ложечкой. Семь минут сорок две секунды. За поворотом появились стеклянная витрина и массивная дверь с узорчатыми завитками по периметру. Шестьдесят два километра… Мужчина погладил ладонями руль.

– Ну, что скажешь? Оно того стоило?

– Да… – тихо вздохнула девушка. – Более чем.

«Порше» мягко притормозил возле самых дверей. Восемь минут одиннадцать секунд.

– Автономная система вынуждена доложить о случившемся в Совет по нарушениям! – мстительно объявил автомат.

– Заткнись! Человек победил бездушную машину! – объявил Артур и выскочил из салона. Он был молодым, сильным и уверенным в себе самцом. Ольга прильнула к мужу и поцеловала его в губы.

– А как же полигерпес? – улыбнулся он.

– На помойку! – рассмеялась девушка. Она нажала кнопку вызова. – Рок-н-ролл!

Дверь приветливо распахнулась, на пороге улыбался Рамзес.

– Артур Николаевич, Ольга Владимировна! Мастер ждет вас!


Власть иллюзии | Безумный аттракцион | В тени зеркал