home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Власть иллюзии

Вернувшись домой, мужчина прикрепил к вискам датчики, забрался в кабину анализатора и включил программу. На экране мелькали лиловые образы. Появлялись и исчезали незнакомые лица, силуэты людей, чудная старинная архитектура. Уже несколько сеансов он видит эти красивые дома, широкие проспекты, прогуливающихся по улицам старомодно одетых людей, неуклюжие автомашины. То что они с Ольгой не сговариваясь выбрали в «Иллюзионе» тему новейшей истории, неудивительно. Реинкарнация. В одной из прошлых жизней он здесь жил. Жил-жил, не тужил… Артур вздрогнул. Среди расплывчатых образов он совершенно отчетливо увидел лицо молодого человека. Светлые волосы, капризные губы, избалованное, жестокое лицо юного садиста. Откуда этот человек ему знаком? Он нахмурил брови; по экрану побежали красные полосы, волна гнева захлестнула изображение. Надо было принять успокоительную капсулу перед началом сеанса, так он ничего не разглядит! Лицо исчезло. Теперь появились две огромные прозрачные колбы, наполненные голубой жидкостью; он лежит в одной из них, в соседней колбе видит жену. У людей изо рта торчат трубки, вода не имеет вкуса, запаха, тело парит в этой жиже, как в невесомости. Гадкое ощущение! Он выключил анализатор – на сегодня, пожалуй, хватит; ввел расшифровку символов. Пару секунд машина старательно гудела, было слышно, как скрипят электронные мозги, затем вспыхнула зеленая лампочка. Готово! Артур прокашлялся.

– Кем являлся молодой человек?

– Горан Милич. Человек-легенда, миллионер, лауреат Нобелевской премии, бессменный член Совета Гильдий, основатель Ассоциации свингеров, автор проекта…

– Довольно! – Он раздраженно прервал машину. Голос вещал о Го Миче таким напыщенным и благоговейным тоном, словно возвещал о приходе Мессии.

– Почему я вижу колбу и лежу в воде?

– Нет ответа.

– Какого дьявола?!

– Дьявола не существует. Есть лишь комплекс человеческих страхов, базирующихся на архаичном невежестве. Этот комплекс удачно описан Юнгом в начале двадцатого века и в дальнейшем получил развитие в работах современных аналитиков – Роберта Лейбовича, Андрея Вышинского, Макса Фрица… – Машина вещала назидательно-снисходительным тоном: мол, поясняю для особо тупых. Это раздражало. Артур поймал себя на мысли, что его стала нервировать умная техника. Он выключил анализатор. Система запнулась на полуслове, обиженно квакнула и замолчала. Человек вышел в гостиную, налил в стакан чистого рома, залпом выпил. В голове приятно зашумело. Какого рожна в его подсознании делает этот полусумасшедший гений? Горан Милич…

Он лег на кровать и закрыл глаза. Спустя несколько минут задремал.

Ольга вернулась поздно вечером. Девушка источала запахи алкоголя и бутанола. Она быстро выпила коктейль с аминокислотами, разделась и рухнула в кровать. Спальня наполнилась ароматами дезодорантов. В Ассоциации свингеров недавно был введен сухой закон, разрешено употребление только бутанола и сладких грибов; вероятно, жена напилась уже после сеанса. Артур немедленно проснулся; он лежал на спине и смотрел в потолок. Вместо обычных красок хвойного леса на экране пульсировала огненная лава. Клокочущий вулкан исторгал из земных недр красно-желтую магму. После выпитого рома в горле стоял сухой ком, звонко колотилось сердце. Мужчина задыхался от ярости. Он взял в долю этого Лифшица, сделал его компаньоном, и теперь, воспользовавшись доверием босса, тот пытается его обвести вокруг пальца! Павлик, друг Павлик… быть беде!

Он дотянулся до пульта и отключил видео с вулканом. Решение было принято. Он поднялся с кровати, включил информатор и немедленно заблокировал все проведенные сделки. Часть акций оказалась безвозвратно утеряна, к ночи индекс HR взлетел почти до девяти! Удивительная вещь! Если бы Артур не заподозрил измену, он не заработал бы за минувшие сутки уйму денег. Истинно говорят, нет худа без добра… Персональная страница HR насчитывала уже сорок пять тысяч попыток проникновения в систему. Взломы производились с разных серверов, компаньон подключил к делу аналитиков. Пустая трата времени и сил! Он где-то читал, что на время обыска опытные преступники оставляли улики на виду. Полиция прочесывала самые потаенные уголки, но взглянуть на стол с лежащими в сумке документами не удосуживалась. Хитрость – в простоте!

Артур приклеил липучки к вискам, включил таймер на час дня и опять улегся. Пора спать… Завтра он увидит продолжение истории. Завтра… Он толкнул жену, она замычала во сне, набросила на него голую ногу. В нос ударил запах алкоголя. Мужчина повысил уровень активности наушников. Так просто он не заснет. Мирное жужжание пронизывало возбужденный мозг. Мысли путались. Перед глазами всплывал Мастер с дурацким хрустальным шаром на дешевой золотой цепи. Если это телефон – то, конечно, оригинально… Затем появился услужливый портье. Спиленные по моде клыки, а на них сверкают голубые алмазы. Улыбчивая негритянка… Мысли путались. Жужжание прибора стало громче. Глаза слипались. Из темноты выплыл поджарый мускулистый партнер. Кривой шрам на подбородке, тяжелая кожаная куртка, под ней топорщится кобура; уверенный взгляд широко поставленных зеленых глаз, сбитые костяшки пальцев. Они с ним так похожи и такие разные…

– Привет, дружище… – прошептал мужчина. Он проваливался в вязкую пучину сна. Из небытия возник вор Лифшиц, на его носу сидели большие роговые очки. Черт возьми! Он ведь спал с Ольгой, до того как бандиты затолкали его в салон автомобиля.

– Это – ошибка, дружище! – Пашка улыбнулся тепло, открыто. – Ты принимаешь меня за совершенно постороннего человека! Это – ошибка!

Артур стиснул зубы, и видение исчезло. Растворилось как дым. По квартире нахально прогуливался монстр. Смесь цапли с пингвином, и смешные детские ручки, сложенные на животе, как у приличного буржуа.

– Ты – клон! – хотел закричать человек, но издал пустой тихий выдох. – Ты – продукт моего подсознания! Тебя нет!

– Ангекок! – Чудовище хлопнуло ладошками по мясистым бедрам. – Меня зовут Ангекок… А вот кто ты такой, это еще надо разобраться! – Он издал громкий птичий клекот, словно рассерженная чайка, и выпрыгнул в окно.

Мужчина крепко спал. Мерное жужжание наушников навевало сладкие сны. На улице наступал рассвет. Огромное солнце медленно выплывало на востоке. Медные лучи позолотили крыши домов. Наступало утро…

Ровно в час дня он открыл глаза. Наушники пискнули и отключились. Из кухни донесся запах ароматного кофе и бренди. Ольга похмелялась старинным методом. Мужчина поднялся, вышел в столовую. Голая девушка сидела за столом и смаковала напитки.

– Раньше так делали они! – объявила она вместо приветствия.

– Кто это «они»? – Он всегда туго соображал по утрам.

– Наши партнеры. Они с утра пили алкоголь вместе с кофе.

– Откуда ты это знаешь?

– Просто знаю, и все.

– Как все вчера прошло?

– В Ассоциации все как обычно… – Она подставила щеку для поцелуя. – Туда приехали Сычевы, мы покувыркались пару часиков и укатили в ресторан. У Светки день рождения, звонили тебе десять раз, но ты не ответил…

Мужчина равнодушно пожал плечами. Он не поощрял сексуальные отношения жены с плейбоями. Это неживая материя, без эмоций и переживаний. Хотя считалось, что секс с ними не является изменой. Так и гласит Первый закон Ассоциации. Мысль об Ассоциации свингеров почему-то вызвала сейчас приступ отвращения. Он – скрытый диссидент? Человек вдруг с удивлением поймал себя на мысли – для того чтобы вспомнить Сычевых, ему пришлось напрячься. Плоское как блин лицо Игоря и хитрая лисья мордочка его жены. Артур глотнул кофе, отправился в душ. Не хотелось думать о плохом. Сегодня – особенный день.

Он долго стоял под струями обычной воды, затем включил ионизирующий массаж. Через двадцать минут мужчина чувствовал себя помолодевшим на добрый десяток лет. Спустя два часа он вернется в волшебный мир «Иллюзиона»! Подумав об этом, он рассмеялся.

Дверь распахнулась, вошла Ольга. Она держала в руках фаллопротектор. Девушка нырнула в душевую, прижалась к нему нагим, горячим телом.

– Ты слишком напряжен, не думай о плохом, мой милый! Сегодня у нас продолжение…

15.45

«Порше» подкатил к зданию «Иллюзиона». Обычная застекленная витрина и глухая старинная дверь, украшенная золоченой резьбой. Странный вкус: сейчас такие двери никто не делает. Витая резьба, похожая на старинный шрифт или нечто подобное. Дверь распахнулась, напомаженный дворецкий осклабился в приветствии; лучезарно сияли алмазы на его клыках.

– Артур Николаевич, Ольга Владимировна! Рады вам безмерно! – В поведении служащего отчетливо угадывалось лакейское хамство.

– Надеюсь, обниматься не будем? – Мужчина осадил наглеца тяжелым взглядом.

– Прошу прощения, прошу прощения… – зачастил тот скороговоркой. – Поверьте, искренне рад постоянным клиентам. Мастер будет с минуты на минуту. Вы можете пройти в комнату для ожидания. Там есть превосходные бренди, виски, сигары, все на ваш вкус…

Супруги зашли в комнату. За минувшие сутки здесь ничего не изменилось: удобные мягкие кресла, со стен взирают насупленные мужчины и нарядные женщины. Ольга налила себе в бокал виски, кинула несколько кубиков льда.

– Хозяева этой фирмы – небедные люди! Ты будешь что-нибудь пить?

Мужчина отрицательно покачал головой. Лучше наблюдать продолжение на трезвую голову. Он вспомнил острое лицо похищенного бизнесмена, похожее на мордочку хорька, и мстительно улыбнулся.

Распахнулась дверь, на пороге стоял Мастер. Сегодня он был одет в черную тогу, отчего напоминал древнего монаха, какими их изображают на картинках. На груди висел неизменный хрустальный шар.

– Господа, вы точны… – Он церемонно поклонился.

– Вы обещали рассказать про наших партнеров, – напомнил Артур.

– Вы действительно этого хотите? – Он пристально посмотрел собеседнику в лицо. Глаза Мастера излучали свечение и силу, они обладали магнетизмом: хотелось немедленно отвести свой взгляд в сторону. Погодин ощутил, как кожа покрылась мурашками, старомодно одетые персоны на портретах насмешливо изучали посетителя. А как бы поступил партнер на его месте? Удар ногой, выстрел из пистолета… И дело не только в физической мощи: люди исчезнувшей эпохи обладали значительно большим, чем стальные мышцы. Мужественность. Древняя первобытная сила самца, растерянная за тысячелетия эволюции. Артур сжал потные пальцы в кулак и стойко выдержал взгляд.

– Да. Я этого хочу.

– Это ваше право… У нас в запасе имеется некоторое время, следующий посетитель отложил сеанс. – Мастер отвел глаза. Он уселся в кресло, задумчиво посмотрел на женский портрет. – Вы видите эту картину?

– Да, конечно…

– Это работа начала девятнадцатого века, принадлежит кисти крепостного художника Григория Сороки. Талантливый человек несчастной судьбы. В то время крепостные были кем-то вроде рабов. Хозяин мог по своей воле наказать или даже убить своего крепостного. Художник страдал алкоголизмом – частое явление у творчески одаренных личностей. В нынешнее время проблема почти искоренена: впрочем, как и наличие талантов. Хозяин велел высечь художника; он неплохо относился к рабу и видел в телесном наказании обычную меру воспитания провинившегося. Узнав о предстоящей экзекуции, Сорока повесился…

– Дикость какая! – Ольга поставила недопитый бокал на стол и с отвращением сморщила носик.

– Такое время, такие нравы… – кивнул Мастер.

– А зачем вы нам это рассказываете? – Артур посмотрел на темную картину. – Меня интересует судьба партнера, а не талантливого алкоголика из прошлого.

– Объясню. Каждое время рождает своих героев. Проекции эпохи отражаются в их мыслях, мечтах и действиях. Боюсь, вам не удастся постичь логику вашего партнера, Артур Николаевич. Есть такой термин – обаяние героя. Вы рискуете попасть под обаяние вашего партнера…

– А что в этом плохого? Это всего лишь вымышленный персонаж.

– Ни в коем случае. Артур из двадцатого века – это абсолютно реальный человек, обладающий страстями и желаниями, свойственными его эпохе. Я ведь не просто так рассказал историю про крепостного художника. То, что было вполне естественным в начале девятнадцатого века, казалось неприемлемым на рубеже двадцатого и двадцать первого столетий и уж совершенно немыслимо – сейчас, в эпоху общего благоденствия, когда нужда и болезни не грозят даже малоимущим. Попав под обаяние своего партнера, вы начнете жить его ценностями, которые совершенно не попадают в такт нашего времени. И тогда…

– Что тогда? – Мужчина слышал, как яростно колотится в груди его сердце. Словно зверек в тесной клетке.

– Тогда вы захотите остаться там, в мире собственных иллюзий!

– Но ведь это невозможно! – воскликнула Ольга.

Мастер хотел ответить, но прозрачный шар вспыхнул пурпурным цветом, и человек вежливо поклонился.

– Время вашего сеанса, господа!

– Но вы так ничего и не рассказали про моего партнера! – воскликнул Артур.

– Честно говоря, я надеялся унять ваше любопытство…

– Любопытство – самый сильный человеческий инстинкт… – пробормотал мужчина. Где он это уже слышал?

В комнату неслышно вошла Анджела, она держала в руках прозрачные пакетики с маячками и неизменные капсулы на подносе. Артур оттянул мочку левого уха, давая возможность квадратику впиться в кожу, и проглотил таблетку.

– Вчера больно было его отдирать! – недовольно проворчала Ольга.

– За время сеанса маячки привыкают к хозяевам, – виновато улыбнулась девушка, – это малая неприятность, которой не избежать. Зато вы их так не потеряете.

– А если потеряю? – Погодин через силу улыбнулся. Ему было неспокойно, хотелось как можно быстрее оказаться там, за чертой выпуклых золотых зеркал.

– Это крайне нежелательно. – Анджела прижала кусочек синтетики; он, словно живое существо, прильнул к горячему телу хозяина. – Маячки указывают ваше местоположение. Благодаря их помощи «Иллюзион» следит за перемещением партнера.

– Получается, что если я потеряю свой маячок, то рискую остаться в том времени?!

– Это маловероятно. Но лучше ему находится на месте. К тому же потерять чипы не так уже просто. – Девушка распахнула дверь в коридор. – Прошу вас!

В этот раз персонажи на объемной стене вели себя спокойно. Острые каблучки негритянки уверенно цокали по зеркальному полу, бедра вихляли как у высококлассной шлюхи. Артур пытался найти изображение старого знакомца Ангекока, но его там не было. Летали уже виденные вчера драконы, взмахивая перепончатыми крыльями, из воды высунула плоскую голову симпатичная ящерица и тотчас, убоявшись шума шагов, скрылась в глубине. По земле мчалась свора черных псов; обычные большие собаки, кабы у каждой не было шести лап и огромных розовых ушей-локаторов, которые они немедленно повернули в сторону людей. Паук сидел в своей пещере, сверкая огромными глазами. Завидев людей, он встрепенулся и помахал конечностями, но не будучи замеченным, отвернулся, пригорюнился; смешной мохнатый арахнид.

– Курий помет вам всем в рыло! – не удержавшись, прокричал дракончик, но как-то вяло, без озорства.

– Сегодня они тихие… – заметила Ольга.

– Близится Праздник! – непонятно ответила негритянка.

– Что же в этом плохого?

– Для клонов это не очень радостное событие. Мы пришли!

Посетители улеглись в кресла, зеркала медленно повернулись вокруг своей оси, с потолка брызнул рассеянный золотой свет.

– Вчерашний сеанс был укороченным. Пробным. Наши аналитики обрабатывают данные, учитывая пожелания клиентов. Нынешняя программа значительно объемнее. – Потрясающие голубые глаза девушки излучали безмятежное спокойствие.

– А куда подевалось чудище? Смесь пингвина с цаплей…

– Клон?

– Именно так.

– Вы уже по нему скучаете, Артур Владимирович? – В зал незаметно вошел Мастер. Он сосредоточенно листал страницы своего блокнота.

– Скорее, заинтересован.

– Я говорил в прошлый раз. Клоны – неотъемлемая часть вашего сознания. Мы не можем изъять из программы ВАШИ собственные мысли, фантазии и эмоции. Работа «Иллюзиона» весьма сложна и многообразна. Мы сотрудничаем с лучшими психоаналитиками мира, но не научились кроить чужое сознание на свой лад. Это все равно что корректировать изъяны внешности при помощи столового ножа! – Он едко улыбнулся.

Артур не мог объяснить себе, почему ему становится жутко при виде змеиной ухмылки этого человека.

– Старайтесь не вступать с ними в диалог. Относитесь к ним легкомысленнее, они могут вас даже позабавить…

– Не знаю… – Ольга щелкнула застежкой ремня. – Меня Ангекок не раздражает. Симпатичный образец чуждой фауны!

– У вас очень значительное эго, Ольга Владимировна! – поклонился мужчина. Шар на его груди вспыхнул алым цветом, будто наполнился кровью. Артур ощутил, как по коже побежали неприятные мурашки, но тотчас исчезли. Свет в зале померк, служащие покинули помещение, и сквозь выпуклые зеркала объявилась иллюзия. Властная, завораживающая своей магической силой. Иллюзия более убедительная, чем реальность…

ФИРМА «ИЛЛЮЗИОН».

Высоко над городом медленно плыл огромный дирижабль. Солнечные лучи играли на блестящих бортах. Крошечные черные окошки зияли в корпусе воздушного судна, будто внимательные глаза наблюдателя. Большую часть корпуса воздушного судна занимала рекламная надпись. Она была выполнена ярко-красным лазером, отчего привлекала внимание пассажиров в проносящихся над заснеженной рекой катерах.

«Фирма «ИЛЛЮЗИОН». Уникальное шоу! За умеренную цену мы предлагаем нашим клиентам посетить самые удивительные места во Вселенной! Кем вы были в прошлой жизни, о чем грезили в раннем детстве, в образе каких героев представляли себя в смелых мечтах? Для нашей компании нет невозможного! Вы хотели стать астронавтом, покоряющим новые планеты? Совершенно необязательно получать дорогостоящую лицензию, проходить тестирование и месяцами ждать очереди на полет. Фирма «ИЛЛЮЗИОН» позволит вам сражаться с невиданными чудовищами, покорять неизведанные территории и очаровывать красавиц, не выходя из уютного зала нашей фирмы. Вы всегда мечтали окунуться в таинственное прошлое? Увидеть своими глазами закат Римской империи, пережить нашествие гуннов, и вместе с отважными викингами открывать новые земли? Фирма «ИЛЛЮЗИОН» подарит вам такую возможность! Вы честолюбивы и амбициозны, мечтаете развязать термоядерную войну и ощутить триумф мирового господства? Все в вашей власти! Продублируйте свой номер, и вы получите полную информацию о наших услугах. Фирма «ИЛЛЮЗИОН». Мы хотим, чтобы вы получали радость!»

Седой мужчина равнодушно посмотрел в окошко. Золотой шпиль крепостного здания горел как острая игла, пронизывающая небо.

– Интересный город…

– На костях… – вежливо кивнул человек. У него были гладкие зализанные черные волосы, острые, как у вепря, уши и круглые глаза с вертикальными змеиными зрачками.

– Почему на костях?

– Это такое образное выражение. При закладке этого города погибло много людей.

Мужчина неопределенно хмыкнул. Он сидел в высоком кресле. На груди висел хрустальный шар, излучающий приглушенный белый свет. Снизу промчался воздушный катер. Из динамиков неслась громкая музыка. За борт вылетел пакет с мусором, вспыхнул, как яркая свеча, и сгорел. Над землей медленно кружились седые крупицы пепла. Дирижабль повернул и продолжил путешествие. Внутреннее убранство воздушного судна отличается от современного городского интерьера. На стенах висят старинные картины в золоченых рамах, по углам стоят высокие консоли, на них красуются фарфоровые вазы; потолочный плафон расписан яркими красками. Полы устланы пушистыми коврами. Человек, бесшумно ступая босыми ступнями, подошел к креслу, вежливо кашлянул. Седой мужчина оторвался от окна.

– Ты что-то хотел, Рамзес?

– Осмелюсь спросить: мы здесь надолго?

– Пока не знаю. Думаю, задержимся… Как ты считаешь?

– Как вам будет угодно, Мастер! Мое мнение не имеет существенного значения. Нам поступило много заявок. Вы посмотрите?

– На твое усмотрение.

– Слушаюсь. И запросы продолжают поступать.

– Очень хорошо! – Мастер оживился. Он тронул пальцем хрустальный шар, проводил взглядом сверкающий купол собора. – Красивое здание…

Рамзес заглянул в блокнот.

– Раньше там было культовое учреждение. Несколько веков назад. Потом культ поменялся на противоположный. Враждебный предыдущему. Спустя несколько десятилетий там восстановился первичный культ.

Мужчина усмехнулся:

– А сейчас?

– Нечто похожее, но большинство горожан об этом давно позабыли! – Ящеричные глаза сощурились, бледные губы расползлись в ухмылке.

Шар на груди Мастера засветился пурпурным цветом.

– У наших гостей скоро заканчивается сеанс.

– Именно так! – Рамзес поклонился и медленно удалился. Босые ступни утопали в глубоком ворсе. Загнутые черные когти на больших пальцах цокали по полу. Дирижабль начал снижение. Косые солнечные лучи полоснули по яркой надписи, высветив кроваво-красные буквы. «Фирма ИЛЛЮЗИОН».

В районе Пяти углов. Март, 13.35

…Водитель оказался блестящим мастером рукопашного боя. Артур зевнул апперкот, сильный удар в челюсть опрокинул его на асфальт. Он мгновенно сгруппировался, ожидая пинка ногой, но того не последовало. Кавказец хотел растянуть удовольствие и чувствовал себя явным хозяином положения.

– Ты потерял хватку, Артур! – Он ощерился, как разъяренный медведь. – Сытая жизнь, красивые женщины…

Всякий раз после погружения в иллюзию на несколько секунд возникало пространственное отупение. Краски солнечного дня казались искаженными, будто размытые по грязному оконному стеклу пятна.

Мужчина потянул молнию куртки, но противник был уже рядом. Тяжело сопя, он навалился всем телом на поверженного врага, источая смрадный запах маринованного чеснока и специй. Кисть руки Артура попала в железный залом, жалобно заныли связки. Схватка происходила в тупиковом перекрестке, грязные окна домов завешаны плотными занавесками. Рустам хладнокровно наблюдал за поединком, крепко держа Ольгу за плечи.

Кавказец прохрипел какое-то ругательство.

– Козел… – выдохнул в ответ Артур; поехала молния на куртке, пистолет вывалился из кобуры и упал на асфальт. Амир отбил его ногой, оружие ударилось о протектор джипа.

Воспользовавшись секундной передышкой, Артур выдернул руку из захвата, но противник тотчас захватил его шею. Худо дело, совсем худо… парень, походу, хороший борец; судя по литому загривку и мощной спине – вольник или классик. С этими умельцами возиться на земле – гиблое занятие, а если он захватил шею – молись, коли время останется! Артур лежал на боку, голень ободрана о шершавый асфальт, но не чувствовал боли. Руки недруга, словно щупальца спрута, сдавили шею; он успел прижать подбородок к груди, но долго так не продержаться. Опытный борец – словно дикая кошка на охоте. Он может ждать столько, сколько потребуется, пока жертва не выдохнется; тогда захватит горло и перекроет доступ воздуха. Худо дело, очень худо…

Было слышно, как подъехали две машины, оттуда выходили люди, они почтительно здоровались с Рустамом, сдержанно разговаривали на чужом языке.

– Эй, Амир! Заканчивай быстрее, долго возишься! – сказал по-русски мужчина, ему ответили, все рассмеялись.

– Я растягиваю удовольствие… – прохрипел кавказец.

Артур дернул шеей, но руки держали его крепко.

– Не спеши, дорогой… не мешай кайфовать! – оскалился в свирепой ухмылке Амир, обнажив редкие зубы.

Его предплечье сдавило ухо Артура, крошечный маячок оторвался и упал. Оголенную кожу лизнул свежий мартовский воздух. И тотчас нечто едва уловимое изменилось в природе. Очертания домов, деревьев приобрели иной окрас, чем прежде, словно окружающий ландшафт переместился в другое измерение. Человек отчетливо увидел крошечные лиловые цветы, вытканные на занавеске, прикрывающей окно. Там появилось и исчезло испуганное детское лицо. С жестяного козырька медленно сочилась на землю талая вода, порыв ветра принес с улицы возбужденный женский смех, пение птиц, рычание автомобилей. Странно пах воздух: чахлыми мартовскими лучами солнца, холодными ветвями деревьев, крошками льда, тающими на обочине дороги. И еще – бензином, сырой землей и тем неповторимым ароматом холодной весенней воды, что всякий раз обволакивает город унылой вязкостью. От нее скрипят на зубах крошечные пылинки и едва, самую малость, слезятся глаза.

Острое зрение позволило человеку разглядеть крошечный черный маячок, который сиротливо лежал на подкладке его куртки; ворсистая поверхность съежилась от холода. Все изменилось в долю секунды. За миллионы световых лет отсюда успешный финансист Артур Николаевич Погодин лежал в удобном кресле, снабженном чуткими сенсорами, ежеминутно регистрирующими температуру тела хозяина, частоту пульса, уровень гормонов в крови. Он находился совсем рядом и в то же время очень далеко. Его глаза бездумно смотрели в зеркальную пустоту и видели оскаленное лицо врага. А пальцы судорожно шарили по полу в поисках утраченного маячка.

Пауза

Анджела кинулась к упавшему маячку, но Мастер остановил девушку:

– Подожди! Интересно, что будет дальше… – Он не отрывал глаз от хрустального шара. Бесцветная драгоценность наполнилась клокочущей багряной массой, взбитая алая пена насытила шар до краев.

– Лимит времени… – напомнила она.

– Он выкрутится, – уверенно кивнул мужчина. – Блестящий образец! Пари?

Девушка неопределенно улыбнулась.

– Соглашайся! – Мастер посмотрел на часы: золотая стрелка резво бежала по кругу, поглощая крохотные секунды.

– Не знаю. Вы считаете, что он годится на роль Рыцаря?

– Почти уверен: редчайший случай!

– Спросите у Рамзеса!

Дворецкий загадочно усмехнулся:

– Может быть, пригласить его на Праздник?

– Ты в своем уме? – вспыхнула Анджела.

– Сама дура! – беззлобно огрызнулся Рамзес.

– Без грубостей, пожалуйста! – Мастер поднял указательный палец. – Мне нравится идея Рамзеса. Посмотрим, как он себя поведет в дальнейшем, и быть может, пригласим супругов на Праздник.

– Но ведь это нарушение традиций! – всплеснула руками девушка.

– Традиции создаются для того, чтобы их нарушали, – отрезал мужчина. – Иначе на кой черт они сдались, традиции эти! – Он бегло глянул на часы. – Время идет…

Лиловые цветы на занавеске трепыхались от легкого сквозняка, любопытное детское личико высунулось наружу. Предплечье кавказца сомкнулось на шее врага.

– Молодец! – коротко прокомментировал ситуацию Рустам. Он крепко сжимал Ольгу за локти.

– А кому достанется трофей? – усмехнулся высокий парень с аккуратно подстриженной бородкой.

– Как и положено, победителю!

Артур ощутил прилив сил и яростную дрожь в скованных мышцах. Словно по жилам текла горячая энергия. Он оттолкнулся ногами от земли и совершил кувырок назад. Увлекаемая его массой рука противника оказалась неестественно вывернутой, тот яростно зашипел и выдернул кисть наружу. Спустя мгновение оба вскочили на ноги и застыли в оборонительных стойках. Рустам, видя это, тихо выругался.

Кавказец выставил сжатые кулаки; он двигался мелкими приставными шажками, сокращая дистанцию. Боковым зрением Артур увидел, как высокий мужчина подобрал с земли его пистолет и сунул к себе в карман.

– Сейчас я тебя порву! – пообещал Амир.

– Зад себе не порви, другие постараются! – Мужчина нанес сильный лоу кик по опорной ноге противника и, не давая опомниться, провел длинный кросс в голову. Удар пришелся в переносицу, раздался хруст, алая кровь залила подбородок врага. Кавказец отшатнулся, издал яростный крик и очертя голову кинулся в атаку. Это было его ошибкой. Артур не стал пятиться назад, как рассчитывал борец, а подпрыгнул и ударил встречным прямым в голову. Маэ тоби гэри – удар сложный, но крайне эффективный, как любил говорить его старый тренер. Помноженный на добрую сотню килограммов веса, маэ тоби гэри имел сокрушительную силу. Встречный удар… Хрустнула челюсть, Амир рухнул как подкошенный лицом вниз. Голова ударилась об асфальт хлестко, глухо. Из-под поверженного тела вытекло черное пятно крови. Словно чернильная клякса растеклась на грязной странице. Артур удачно завершил прыжок; ноги дрожат от напряжения, стиснутые кулаки сведены судорогой, зеленые глаза горят бешеным огнем свирепого хищника.

– Ну?! – Он будто со стороны услышал собственный рев. – Кто следующий?!

Кровь в его жилах не текла, не струилась: она кипела, как расплавленная ртуть!

– Ты?! Или, может быть, ты?! – Бородатый парень растерянно пятился. Рустам примирительно поднял в воздух ладони.

– Ты – победитель, Артур! Все по-честному. Отдайте мужчине его оружие!

Бородатый протянул ему ствол. Артур не глядя сунул ТТ в кобуру.

– И мою женщину! – Сердце звонко стучало в груди, выбивая такты победного марша. Рустам отпустил Ольгу, она подбежала к мужу, обняла его за шею. Все тот же запах живого женского тепла, белокурые волосы, брови вразлет, черная мушка над верхней губой. Победитель получает все, победитель ликует!

Рустам щелкнул пальцами: двое мужчин загрузили в багажник недвижное тело борца.

– Уходим! – Люди послушно забирались в автомобили, разъезжаясь с места схватки. Они были сдержанны, молчаливы, Рустам подмигнул на прощание: – Похоже, ты прикончил моего водителя! Он мне никогда не нравился, слишком заносчив. Позвони завтра, есть о чем поговорить! Твой кореш хочет получить от тебя какой-то пароль, он парень настырный… Время выбора, родной!

Черные джипы умчались, в воздухе оседали голубые клубы выхлопных газов; Ольга закашлялась.

Сверху раздалось громкое чавканье, Артур поднял голову. В открытом окне, на третьем этаже, сидел Ангекок и жевал колючий кактус. Он сморщился, совсем как человек, и выплюнул зеленую кашицу.

– Гадость какая! Как мексиканцы из нее водку гонят? Привет, друзья! Видел твой бой, приятель, я восхищен! Жалко, зрителей мало… – Широкие ласты свешивались из окна, он беспечно размахивал ими, как заправский городской бездельник. – Ты, кажется, обронил кое-что, Артур!

Мужчина рассеянно провел пальцем по шее. Намятый загривок отчаянно болел – здоровяк едва не сломал ему позвоночник… Точно! На асфальте лежал крохотный кусочек пластика. Он поднял маячок: тот дрожал как замерзший на холоде щенок. Человек оттянул мочку уха, прижал квадратик, ткань мгновенно присосалась, будто всегда там была. И тотчас затуманилось зрение, краски приобрели блеклые оттенки, словно перед глазами возникли фильтры. Запахи утратили свою остроту.

И за мгновение перед этим пальцы господина Погодина, лежащего в удобном кресле, в зале фирмы «Иллюзион», нащупали маячок и прижали липкую материю к коже. В зеркалах отражалась широкая улица, солнечные лучи выплясывали замысловатый танец на черных стволах деревьев. Погожий мартовский денек…

Анджела сухо произнесла:

– Успел в срок.

– Умница! – улыбнулся Мастер. – У этого парня отличный потенциал. Быть ему на нашем Празднике почетным гостем!

– Если доживет, – съязвила девушка.

– Не сглазь, ведьма! – Рамзес сцепил указательный и безымянный пальцы в замок, прошептал заклинание, трижды плюнул через левое плечо.

– Суеверный дворецкий! – рассмеялась Анджела. Она смущенно вытерла плечо. – Гляди по сторонам, когда плюешь. Вдруг у тебя слюна ядовитая.

Мастер укоризненно покачал головой:

– Прошу вести себя серьезней! И все-таки я предлагаю пари. Рамзес – господин серьезный, он не в счет, а Анджела – девушка азартная, вся в отца. Итак, пари: Рыцарь или нет? Я ставлю на то, что он будет Рыцарем. А ты, красавица?

Негритянка завела к небу свои чудесные голубые глаза.

– Ладно. Пари принято. Если вы проиграете – с вас бесплатная иллюзия.

– Согласен. А что с твоей стороны?

– Беспорочная преданная служба!

– Хитрая бестия! – покачал головой Рамзес. – Надо было мне соглашаться.

– Ни черта у тебя бы не вышло! – оскалила белые зубы девушка.

– Читать мысли нечестно!

– Прекратить галдеж! – Мастер поднял руку. – Хоть пари и невыгодное, но ладно: Рамзес тоже в теме, чтобы он не обижался!

Дворецкий высунул черный язык, Анджела презрительно повела острым плечиком.

– К делу! – Человек повернулся и вышел из зала. Зеркала поворачивались вокруг своей оси, золотой свет тек по стенам, похожий на расплавленную медь.

Ангекок хлопал в ладоши как нашкодивший ребенок.

– Успел! Молодец! Ты пробыл без маячка всего девяносто секунд. Ты – мой герой! – Он запросто спрыгнул на землю, как заправский парашютист, и вышел на широкий проспект.

Ольга взяла мужчину за руку, у нее были холодные пальцы, в голубых глазах стояли слезы.

– Я очень испугалась…

– Нормально. Что дальше?

– Понятия не имею. Чем они обычно занимались, кроме драк, погонь и секса в грязных подъездах?

– Надо было изучить историю. В следующий раз так и сделаю, а пока не мешает выпить местной водки и как следует закусить! И мне желательно принять душ: после объятий с Амиром чувствую себя словно на транс-вечеринке!

Ольга сдержанно рассмеялась:

– Ты помнишь свой адрес?

– Угу… ОН помнит! – Мужчина наугад сунул руку в карман. – Деньги есть, на выпивку и закуску будет достаточно.

– Тогда вперед, мой герой!

Молодые люди вышли на проспект, здесь было людно, мчались автомобили, сверкали витрины магазинов. Воздух пах копотью и талым снегом. Они зашли в первый попавшийся магазин, Артур небрежно кинул на прилавок мятые купюры.

– Бутылку водки и еды!

– Какой еды? – Продавщица – тучная, краснолицая дама с высоким кокошником на голове – смерила неприязненным взглядом грязного парня.

– А что можно купить на эти деньги? – Ольга робко пододвинула к женщине пестрые денежки.

– Совсем чокнутые… – пробурчала под нос женщина. – Под кайфом, что ли? На эти деньги можно обожраться и лопнуть. Короче… – Она профессионально раскидала бумажки по прилавку. – Берите рыбу, салат в упаковке, еще батон французский, фрукты. Думаю, вам, наркотам, достаточно будет…

– А выпивка?! – возмущенно заявил Артур. Неожиданно у него появилась шальная мысль. Он наклонился к Ольге и шепнул ей на ухо: – Сейчас шоу будет! У меня идейка созрела!

– Вот бутылка водки! А сдачу я заберу себе. У меня работа вредная! – нахально заявила продавщица и выставила на прилавок пузатую бутыль с прозрачной жидкостью.

– А чем запить? – жалобно пискнула девушка.

– В Петербурге самая чистая водопроводная вода в мире, дочка! – На одутловатом лице возникла гримаса, отдаленно напоминающая улыбку. – Набираешь баночку, разводишь с вареньем, вот тебе и мировая запивка!

– У тебя… У твоего партнера есть дома варенье? – растерянно спросила Ольга.

– Молодые люди! Не задерживайте очередь! – вякнул плешивый очкарик. Он часто, с присвистом дышал Погодину в затылок.

– Планы изменились, – грубо сказал Артур. – Мы не будем мешать воду с вареньем. Деньги нам самим еще пригодятся, нас сюда вроде как надолго отправили.

– Командировка! – Ольга просияла. Ее партнерша вспомнила знакомое слово.

Красные щеки женщины налились тревожным багрянцем, она повернула лицо в сторону черного хода, округлила накрашенный рот и издала воинственный клич:

– Коля! Коля, иди скорей сюда, здесь сумасшедшие какие-то!

– Сейчас придет Коля… – хихикнула девушка.

Посетители магазина с интересом наблюдали за развивающимися событиями. Назревала драка. А что может быть соблазнительней уличной заварушки для хорошего городского зеваки? Очкарик на всякий случай отошел в сторонку и занял наблюдательный пост возле бакалейного отдела. Из подсобного помещения вышел угрюмый пузатый Коля. На заляпанном кровяными сгустками фартуке красовалось гордое слово «adidas».

– Что надо… – В руке он сжимал большой мясницкий нож.

– Наркоманы чокнутые! – пожаловалась продавщица. Посетители сгрудились возле прилавка; все с удовольствием ждали развития кровавой драмы.

– Драка будет! – возбужденно шепнул очкарик.

– Не дай бог! – вздохнула симпатичная старушка.

– Щас разберемся! – Мясник угрожающе двинулся на противника. Зрители волнительно зашумели.

– Ты его вырубишь? – Ольга возбужденно дышала супругу в лицо.

– Есть идея получше! – усмехнулся он, расстегнул куртку и выхватил пистолет. – Дамы и господа! Ничего личного – всего лишь банальное ограбление продуктового магазина.

Собравшиеся в магазине люди отреагировали по-разному. Продавщица почему-то быстро ощупала свою прическу под кокошником, словно опасаясь, что часть волос уже похищена злоумышленниками. Коля открыл рот, явив всему миру несколько корешков от съеденных кариесом зубов, и заглянул в черное дуло, словно оттуда должна была вылететь птичка. Молоденькая продавщица из соседнего отдела охнула, смерила завистливым женским взглядом Ольгу и восхищенно уставилась на Артура. Востроносая любопытная тетка в долгополом пальто, только что осаждавшая первые ряды любопытных, сконфузилась и теперь медленно отступала к входным дверям. Очкарик беззвучно охнул и тоже попытался укрыться за чужими спинами. За ними следом к выходу устремились остальные покупатели.

– Всем оставаться на своих местах, иначе открываю огонь! – грозно произнес мужчина и устрашающе навел ствол на мужчину в очках.

– Я ничего… здесь… – Очкарик прижался спиной к кассе, будто она могла уберечь его от губительного свинца.

– Мы – благородные грабители! – поспешил успокоить людей Артур. – Никто не пострадает. Нам не нужны ваши деньги. Мы забираем только продукты, желательно деликатесы. Хавку на прилавок, ведьма! – рявкнул он на продавщицу. – И ты, хряк заморский, пошевеливайся! Тащи все, что там есть в закромах!

Продавщица очнулась от столбняка, еще раз деловито проверила кокошник на голове и метнулась к полкам.

– Вот, пожалуйста, икорка, рыбочка, водочка, коньячок… все, что угодно, дорогие мои! – Пестрые упаковки мелькали в ее руках, как у бывалого фокусника. Ольга нагружала пакеты деликатесами и раздавала покупателям.

– Вот видите, мы – честные благородные разбойники! У богатых отбираем, бедным раздаем! – голосила девушка, словно зазывала на рынке. – Кому мясца? Кто желает рыбки? А вот свежий творог, только что завезли!

– Можно мне творожку? – Опрятная бабулька скромно протягивала распахнутую авоську.

– Как нельзя – конечно, можно! – Девушка положила старушке в сумку упаковку творога и сверху от себя добавила цветную пачку с печеньем.

Очкарик прижимал к груди пакет с балыком, сквозь очки на глазах блестели слезы.

– Вы – прямо современный Робин Гуд! Или нет! Бонни и Клайд!

– Так точно, господа соучастники преступления, так точно… Тех, кто получил свою порцию, просьба не задерживаться – шагом марш на выход! Оля! Возьми мне мороженого! Эскимо…

Девушка расхохоталась:

– Почему мороженого?

– В юности недобрал. Сейчас догоняюсь!

Люди не заставили себя просить дважды. Груженные бесплатной провизией, они выбегали на улицу. Коля притащил из подсобки кусок парной свинины, Артур быстро отдал мясо тетке в длинном пальто, сунул Ольге пакет с провизией.

– Нам тоже пора… Этот шкурник уже полицию вызвал, будут здесь через пять минут.

– Откуда ты знаешь?!

– ОН знает… – Артур облизнулся, как довольный кот, церемонно поклонился продавцам. – Дай вам всем бог удачи и процветания в делах торговых, люди добрые! – Он отвесил поясной поклон, сунул ТТ за пазуху и выбежал на улицу.

Ольга встала на обочине, подняла руку; на губах играла блуждающая ухмылка. Остановилась машина, девушка распахнула дверцу и обернулась к супругу:

– Чего ждем?!

Мужчина нырнул в салон, прижался губами к мягкой ложбинке на шее любимой. Водитель недовольно пробурчал:

– Это вам не публичный дом!

Артур швырнул несколько купюр в углубление возле пассажирского сиденья.

– Петроградская сторона! И не крути башкой во время езды – опасно это…

Водитель сгреб деньги, тихонько присвистнул:

– Слова не услышишь!

Автомобиль сорвался с места, а из-за поворота с утробным воем вылетели кургузые желтые машинки и лихо остановились возле ограбленного магазина.

– Ловят кого-то… – ухмыльнулся водитель.

– Если будешь молчать, доплачу! – отрезал мужчина и поцеловал в губы девушку. Ольга тихо застонала и прильнула к нему податливой грудью…

Парень за рулем оказался человеком слова. Несмотря на доносящиеся с заднего сиденья стоны, он не проронил ни слова, хотя его уши горели ярким огнем, как сигнальные огни рыболовецкого судна в бурную ночь. Они подъехали к дому под звучный аккомпанемент девичьих вскриков и мужского рычания. Водитель вытер со лба капли пота.

– Приехали!

– Молодец! Быть тебе разведчиком! – Артур щедро одарил человека деньгами, привел в порядок одежду и вышел из машины. Держась за руки, они вбежали в подъезд и долго нежно целовались, слушая, как в трубах урчит вода.

– Вот сумасшедшие! – Водитель проводил взглядом парочку, многозначительно покрутил пальцем у виска, посмотрел на свет купюру и быстро уехал прочь.

– Ты помнишь все, что знает твой партнер? – Девушка глубоко дышала.

– Почти… но иногда возникают провалы. Словно темные ямы в сознании. А ты?

– Не знаю… история моей принцессы невеселая. Бывшая наркоманка, кажется. Они в те времена использовали совсем другие препараты, не то что нынешний бутанол или сладкие грибы!

– У тебя все другое… – Он нежно провел ладонью по ее лицу. – Другое лицо, запах, даже голос…

– Ты тоже сильно изменился. Хотя нет. Как будто я тебя всегда таким знала, но забыла и сейчас возвращаюсь назад. Как после разлуки… Странное чувство… Мы так и будем стоять в подъезде? Вонь здесь, конечно, нешуточная! – Она очаровательно сморщила носик.

– Идем! – Артур схватил девушку за руку и зашагал по ступенькам. – Ты есть хочешь?

– Ужасно! И выпить! Причем зверской старинной местной водки, наверняка отвратительной очистки. Интересно… – Девушка, запыхавшись, остановилась возле двери. – А когда мы вернемся, у меня будет похмелье?

– Скоро узнаем. – Артур уверенно сунул руку в карман и нащупал связку ключей. – Все по сценарию! – Он отомкнул замок, не глядя ввел код сигнализации; финансист Погодин автоматически отметил незатейливый код. Этот факт почему-то не вызвал удивления, он ощущал себя единым целым со своим партнером, эта слитность удивляла, пугала и радовала. Он наугад щелкнул выключателем. – Прошу в мои апартаменты!

– Я в ванну! – Ольга на ходу скидывала предметы туалета и уже голая шмыгнула в ванную комнату: там зашумела вода, раздался восторженный женский возглас. Мужчина обследовал содержимое пакета. Помимо водки, украли они негусто. Вероятно, все самое ценное досталось свидетелям налета. Банка красной икры, еще две банки консервов, с заграничными наклейками, по счастью, имелась хлебная нарезка, конфеты, жевательные резинки и всякая прочая дребедень. Артур наугад открыл дверцу буфета и достал две рюмки. Партнер безукоризненно знал, где у него что лежит. В ванной стих шум воды, вышла Ольга в длинной мужской рубашке. С мокрых волос на пол стекали струйки воды; чистые, без следов косметики глаза были похожи на умытые росой незабудки. Хотелось прижаться к ним губами, ощутить вкус нежной кожи…

– У тебя в ванной имеется всего одно маленькое полотенце… – Она укоризненно покачала головой.

Мужчина поцеловал девушку в глаза.

– Пахнет солью… – прошептал он.

– Это невежливо – принуждать голодную женщину к сожительству. Даму нужно сначала накормить! – Она хихикнула.

– Тогда режь бутерброды! – Он шутливо хлопнул жену пониже спины. – Твоя партнерша умеет это делать?

– Ступай в душ, дикий человек! Смой пот и кровь врага твоего.

– Какая рифма, какой слог! – Артур дурашливо высунул язык и побежал в ванную.

Стоя под струями горячей воды, он нащупал пальцами черный квадратик за ухом. Мелькнула шальная мысль: а что, если оторвать кусок материи к чертям собачьим и остаться навеки в этом опасном, жестоком, но таком чудесном мире? Мысль была настолько соблазнительной, что он потянул краешек пластика, но тотчас передумал. Чушь полнейшая… у тебя сносит крышу, приятель! Ты проживаешь чужую жизнь, снимая сливки с ворованного молока. Драки, погони и даже любовь… это все – словно красочный клип, но в любой момент может объявиться Рустам со своими кавказцами или полиция, и сказка обернется горькой реальностью. Иллюзия… Ты заплатил семьдесят тысяч за абонемент. Наслаждайся, пока не закончился сеанс, спи с собственной женой в обличье экзотической красотки, сокрушай бандитов дробительными ударами. Финансист Погодин не сможет задрать ногу выше собственного пояса, не то что на лету вмазать пяткой в челюсть злому Амиру!

…А в зеркальной комнате Мастер восхищенно хлопнул в ладоши:

– Я в восторге от нашего молодого человека! Что скажешь, Анжелика?

– Полностью разделяю вашу точку зрения, Мастер… – Девушка склонила голову над спящим человеком. – Сеанс идет удачно.

– Более чем…

– Изволите ли приглашать гостей? Ночь Весенних Каникул.

– Разумеется! Конечно, приглашай. Не затягивай с этим. Новенькие будут?

– Обязательно – Рамзес обо всем позаботится.

– Отлично.

Мужчина тихо застонал во сне, уголки губ дрогнули, и он широко улыбнулся: счастливо, радостно, беззаботно, как могут смеяться только дети. Золотые зеркала отражали волшебную иллюзию, в ней на миг возник уродец – смесь пингвина с цаплей. Он шарахнулся в сторону, словно боясь оказаться запечатленным на поверхности блестящей амальгамы, и исчез в черном перекрестии стен и пола.

Артур выключил воду, растерся влажным полотенцем, надел джинсы на голое тело и вышел на кухню.

Ольга хлопотала над нехитрой закуской. Увидев мужчину, она всплеснула руками:

– Бог мой! Я таких мальчиков видела только в Ассоциации свингеров. Плечи как у молотобойца! И это были исключительно синтетические любовники…

Почему-то напоминание об Ассоциации слегка подпортило настроение. Мужчина поднял наполненную рюмку и опрокинул содержимое в рот.

– Хороша, зараза! – На глазах выступили слезы; он проглотил маленький бутерброд с икрой. – Черт побери, наши партнеры сладко жили! – Жадно чавкая, проглотил еще целую ложку икры. – Натуральные продукты обладают неповторимым вкусом, но нет ничего лучше, чем эскимо! – Он с наслаждением развернул серебристую фольгу. – Оно бывает крем-брюле, бывает сливочное, иногда с обсыпкой из орешков. Прелесть!

– Ты точно чокнутый псих! Впервые встречаю разбойника-сладкоежку. – Девушка лихо опорожнила содержимое своей рюмки, хрустнула маринованным огурчиком и тихонько взвизгнула от восторга. – Предлагаю послушать их музыку!

– Валяй!

Она подошла к громоздкой музыкальной системе, наугад нажала пальчиком кнопку – из динамиков грянул трескучий английский рок. Оконные стекла задрожали, будто в легком ознобе. Ольга выскочила в центр комнаты и пустилась в пляс; влажные русые волосы хлестали по плечам, девушка скинула длинную рубашку и вытанцовывала голышом, чувственно изгибаясь.

– Моя партнерша была первоклассной шлюхой! – с придыханием воскликнула она. – Я чувствую ее каждой клеточкой своего сногсшибательного тела!

Артур выпил еще рюмку водки, доел эскимо и подбежал к супруге: подхватил ее на руки и закружил в безумном хороводе. Затем они оба с хохотом рухнули на пол; мужчина покрывал поцелуями горячую, влажную кожу любимой.

Косые солнечные лучи оросили крыши домов золоченой охрой. Мартовский день обычно короток, вечер наступает внезапно. Молодые люди лежали на полу, музыка закончилась; они просто лежали рядом, юные, обнаженные, и слушали тишину. Ольга поднялась на локте, длинные волосы коснулись его лица, в сумраке мерцали голубые глаза.

– Мы будем часто вспоминать об этом…

– Не знаю… Существует психологический феномен. Необычные явления мозг вытесняет как ненужные. Память сохраняет событие, но оно лишено эмоциональной окраски. Обычный состоявшийся факт. Сорокадвухлетний мужчина, неплохой финансист, скупой серьезный дядька, и его тридцатилетняя жена-красавица резвились, как дети, в древнем мире. Грабили магазины, занимались примитивным сексом в подъездах и салоне такси, плясали голыми в чужой квартире, пили водку и закусывали икрой… Ничего особенного. Абонемент за семьдесят тысяч – не каждому по карману!

– Обидно… – Она тяжело вздохнула.

Артур прикоснулся губами к девичьему веку.

– Ты плачешь?

– Не я… ОНА плачет…

– ОН – тоже…

Над городом медленно сгущалась мгла. В квартире стало холодно и неуютно, Ольга натянула рубашку. Требовательно зазвонил сотовый телефон. Артур прошелся по комнате, забавно скрипел в тишине паркет под тяжестью его шагов. Чудные звуки… Он достал трубку из кармана куртки, нажал на клавишу.

– Артур, это я, Студень…

– Здорово, изменник!

– Вовремя предать – это предугадать! Не о том речь. У меня теперь новый хозяин.

– Я даже догадываюсь, кто именно! – усмехнулся мужчина.

– Правильно. Он сделал мне толковое деловое предложение, когда ты повел трахать его жену в подъезд.

– Можешь передать Лифшицу, или как там этого парня зовут, что его женушка – чудесная любовница. Ему повезло!

– Ты сам это можешь сделать… – В трубке что-то зашуршало, будто перед микрофоном трясли мешочком с песком, затем тихий голос вкрадчиво произнес:

– Привет, коллега!

Артур стиснул кулаки, голову захлестнула горячая волна.

– Я не знаю, какого лешего ты делаешь в моей иллюзии, коллега, – резко ответил он. – Мы с тобой были друзьями, но, видно, деньги портят людей. Готов встретиться в любое время.

На том конце провода тихо засмеялись.

– У вас имеются ко мне претензии, господин Погодин?

– Ты – вор, Лившиц! Пытался украсть мои деньги. И это после того, как я взял тебя, старого товарища, в долю без вложений!

– Ты имеешь в виду некие загадочные акции? Ну что же… Рассуждая чисто теоретически – допустим, я предполагаю о чем идет речь. Но при чем здесь я? Разберись для начала со своим собственным партнером, коллега!

Артур прижал ладонь к горящему лбу. Только один человек на всей планете использовал в обращении к нему это дурацкое словечко «коллега»! Пашка Лифшиц. Старомодный термин подчас раздражал Погодина, но со временем он привык и даже находил в этом нечто забавное. И вот теперь, этот хлюпик, путешественник в иллюзии, неспроста лазает по тем же пространствам, что и Артур, взяв себе в партнеры образчик успешного бизнесмена! Голова идет кругом… Можно ли в такое поверить?

– Ты слил акции по заведомо низким ценам, сволочь! – От жара его крика мог расплавиться пластик. – И вдобавок ко всему, заказал в иллюзии мою жену себе в любовницы! Жалко, что я не прикончили тебя, гада, тогда в машине!

– Ты явно что-то путаешь, дружище! Ну да время это поправит, я надеюсь. Договорился с Рустамом похитить честного предпринимателя. Нехорошо это, не по-товарищески… Однако я могу тебе помочь… пролить свет на некоторые вещи. Будь добр, подскажи кодовое слово твоей странички в HR. Мы ведь – компаньоны, если не забыл. А я, со своей стороны, обещаю разъяснить твои загадочные провалы в памяти. Ментальные анализаторы не помогают… Деловое предложение, не так ли?

– Предложение заманчивое… – Артур быстро соображал. Откуда бизнесмену из двадцатого века знать о ментальных анализаторах? – Но надо встретиться вживую.

– Отлично! – оживился собеседник. – Кстати, мы с Рустамом уже поладили, он шлет тебе поклон… Мы сейчас ужинаем в отличном ресторане. Здесь подают чудесную кавказскую еду: уверен, что тебе понравится. Адрес запомнишь?

– Диктуй! – процедил мужчина сквозь зубы и отключился. Пару минут он молча смотрел на черный дисплей, задумчиво потер мочку уха, тронул пальцами маячок, тот отзывчиво загудел. Нажать два раза с интервалом в одну секунду – экстренная остановка. Вернуться домой, разузнать все как следует. Неплохая идея, но… как сказал Мастер? «…экстренная остановка программы – это своего рода стоп-кран. Им нежелательно пользоваться по малейшей прихоти. Тормозные колодки рано или поздно стираются». Разберись для начала с собственным партнером, дружище… Хитрая лиса, этот таинственный «коллега»! Ментальные анализаторы! Мастеру придется многое рассказать при следующей встрече… Но откуда взялось это дежавю? Благополучный бизнесмен ломает челюсти местным бандитам, пьет водку, трахает собственную жену, как последний раз в жизни, и грабит магазины. И такая жизнь ему нравится! Мужчина надел футболку, достал из куртки пистолет, щелкнул кнопкой защелки магазина, проверил количество патронов. Восемь штук. Округлые маслянистые гладыши покойно лежат в уютных гнездах. Притаившаяся смерть дремлет в обойме, готовая в любой момент вырваться наружу. Что произойдет, если он прикончит бизнесмена? Ничего… Система вернет клиента в свое прежнее положение. Этого не может быть!! В настоящий момент путешествие совершают они с Ольгой – ни для какого Лифшица там просто нет места! Так кто же сейчас беседовал с ним по телефону, черт его раздери?! Острый нос, характерное шмыганье, блеклые, словно приклеенные глаза, пегая челка. И дурацкое словечко «коллега»! Это мог быть только Лифшиц, и никто иной! Артур сунул пистолет в кобуру; догадка возникла неожиданно. А почему он, собственно, решил, что существует единственная в городе фирма «Иллюзион»? Ведь вполне возможно, что в настоящий момент Паша преспокойно валяется в кресле в зеркальном зале, на другом конце города или даже в другой стране… Нет. Мозг финансиста-аналитика в теле спортсмена не в силах разгадать эту загадку. И спортсмен настаивал на решительных действиях. Пристрелить гада. А дальше видно будет…

Подошла Ольга, прижалась к нему сзади, обвила руками шею.

– Ты куда-то собрался? И кто звонил?

– Я должен съездить по делу. Это быстро. – Он бережно высвободился из ее объятий, надел куртку.

– Я с тобой! – Девушка решительно подняла с пола джинсы.

– Нет! Ты мне будешь только помехой. Оставайся дома, пей водку, посмотри телевизор, у них могут быть забавные передачи… – Он через силу улыбнулся. – Запри дверь; у моего партнера надежные замки и железные ставни, как в старинном замке. Я позвоню два раза. Если звонок окажется другим, нажми дважды на маячок. С интервалом в одну секунду. Все! – Он порывисто обнял женщину и выскочил на лестницу. Каменные ступени дружественно стучали в такт его шагам. Девушка стояла в дверном проеме, ледяной воздух холодил босые ступни.

– Странное чувство… – повторила она. И едва слышно, будто приучая непослушные губы к чужим словам, медленно произнесла: – Я буду тебя ждать… Я люблю тебя…

Внизу хлопнула входная дверь. Ольга быстро повернула ручку ригельного замка, прошла в комнату, налила в рюмку водки, выпила и села возле окна. На черном небе загорались крошечные звезды, медленно выплыла важная луна: рыжая, круглолицая, с кроваво-красным кантом. Полная луна, вечная спутница третьей планеты в Солнечной системе. Планеты по имени Земля…

Такси мчалось по улицам ночного города. За окном мелькали яркие витрины магазинов. Многочисленные кафе и рестораны были заполнены посетителями: субботний вечер, ничего не изменилось за минувшие годы. Люди хотели быть сытыми и веселыми – наверное, в этом и заключена формула счастья: полный желудок и улыбка до ушей. Растаявшие за день лужи покрывались тонкой наледью, над землей пронесся сильный порыв ветра. Мартовские ночи подчас холоднее февральских. Водитель хмуро вглядывался в дорогу.

– Приехали… – буркнул он, когда машина остановилась возле неприметного трехэтажного здания. Скромная вывеска свидетельствовала о том, что в подвале действительно находится кафе.

– Подожди меня здесь, не глуши мотор. Вернусь через две минуты; может быть, раньше. Заплачу три ночных тарифа. – Не дожидаясь ответа таксиста, Артур вышел на улицу. Ледяной ветер ворвался под куртку, кожа покрылась мурашками, но холода человек не ощущал. Как сказало это чучело? Девяносто секунд, почти успел… Мужчина решительно оттянул мочку уха, оторвал маячок от кожи, сунул его в карман. Зрение обострилось, теперь он был всецело во власти своего партнера. «Разберись для начала со своим собственным партнером, коллега!»

– Уже разобрался… – Он достал пистолет. Надежный ТТ послевоенного образца, слишком легкий курок. Все это отлично знал партнер. Он снял оружие с предохранителя, бесшумно оббежал здание с черного хода, скользнул вовнутрь. Дверь была заперта, он ударил ногой; с жалобным треском вылетел замок. Впереди чернел длинный темный коридор, жарко пахнуло ароматом мяса и специй. На пути объявился рослый мужчина. Его рука метнулась к пистолету за поясом, но Артур оказался на долю секунды быстрее. Дробительный удар в подбородок отшвырнул человека к стене. Мужчина равнодушно переступил через поверженное тело и шагнул в зал. За большим столом сидела компания – десяток мужчин. Вдоль стены выстроились охранники: они, как футболисты при штрафном ударе, держали руки скрещенными возле паха. Все это он увидел и зафиксировал в сознании за долю секунды. В дальнем углу сидел толстый Студень. Он чувствовал себя явно не в своей тарелке. Крайним справа восседал Лифшиц; компаньон будто ожидал появления гостя, а потому, завидя Артура, проворно нырнул под стол.

– Проклятье! – Рукоять пистолета уютно грела ладонь. Стрелять в простых охранников не было нужды, а бизнесмен скрылся под пологом спадающей скатерти. Боковым зрением мужчина увидел направленный ему в голову ствол. Коренастый парень, похожий на ручную гориллу; нынешним утром он застрелил лысого Дениса. Нынешним утром? Казалось, будто минула вечность. Не стреноженный разумом финансиста человек был чрезвычайно быстр. Он успел пригнуться, пуля выбила острую щепу из дверей, в пяти сантиметрах от его виска. Курок ТТ – словно лепесток розы: требуется слабое нажатие пальца; а звук выстрела – как жесткий хлопок ломкой жести. Зато кучность стрельбы и убойная сила – никакому «макарову» не снилось! Пуля впилась охраннику в шею, раздробив ключицу, из магистральной артерии хлынул поток ярко-алой крови. Артур выскочил в коридор, ударом ноги в прыжке сбил парня в мешковатом костюме и оказался на улице. Изо рта вырывались клубы пара, мышцы действовали, опережая рассудок. Возле входа в кафе на асфальте лежал дворницкий ломик. Он быстро его подобрал и подпер ручку двери. Железный косяк содрогнулся от мощных ударов, две пули пробили доску и ожгли морозный ночной воздух. В припаркованной машине сидел таксист, немолодой тучный человек в грязной куртке. Слабо освещенное желтой лампочкой лицо покрылось багровыми пятнами, глухо взревел мотор и автомобиль умчал прочь с призовой скоростью. Надсадно заскрипела высаживаемая дверь, Артур кинулся бежать в сторону освещенной фонарями улицы. За спиной раздались громкие шлепки – выпуская клубы морозного пара из клюва, его уверенно догонял Ангекок.

– Осталось тридцать секунд, Артур! И если тебя прикончат без маячка, участь твоя незавидная… А я свалю, пока не поздно, а то подстрелят в горячке боя ни в чем не повинную тварь! – Он нырнул в ближайший подъезд, оттуда раздались гулкие удары широких ласт по ступеням.

Тридцать секунд! Охваченный жарким азартом боя, он совсем позабыл про черный квадратик! Не снижая темпа бега, мужчина сунул руку в карман, там было пусто. Он судорожно шарил по карманам. По трицепсу словно чиркнули раскаленной иглой, он вскрикнул, и в следующее мгновение его нагнал грохот выстрела; левая рука отяжелела. Проклятье! Это уже не смешно! Пальцы нащупали маячок, рукав наполнился горячей жидкостью. Артур судорожно прижал квадратик за ухом, тот врос в кожу. Воздух звенел от летящих пуль, будто на волю вырвался рой диких пчел. Освещенный ярким лунным светом силуэт являлся отличной мишенью.

– Стрелять только по ногам! – громко скомандовал Рустам.

Что, черт побери, здесь творится? Он не успел прилепить маячок? Вслед за болью пришло тупое онемение, рука стала словно чужой. Мужчина пригнулся, нырнул в ближайший подъезд, остановился, слыша яростные удары сердца. Ей-богу, ему было весело! Чудной лихой кураж, пьянящая радость. Хотелось пить водку, драться и материться. Он громко рассмеялся и отступил в темноту. Серебряный свет призрачной луны высветил мишень – громоздкий силуэт заслонил дверной проем. Артур уверенно всадил пулю в бедро преследователя. Человек охнул, упал на землю и заскулил как брошенный щенок.

– Рок-н-ролл! – выдохнул Артур и перевел дыхание. Он нажал маячок за ухом, выждал паузу, нажал вторично. Его накрыла волна мелодичного звона, пестрые крылья невиданных птиц порхали высоко в небе. Из темного потолка хлынул поток золотого света, зеркала бесшумно завершили вращение, бизнесмен Артур Николаевич Погодин открыл глаза…

Пауза

Ольга сидела на кресле, свесив ноги. Она растерянно терла пальцами виски.

– Как ты себя чувствуешь? – Мужчина прокашлялся.

– Не знаю! – Она огляделась по сторонам. – Все так… так по-настоящему…

– Да уж! – Он нервно потер взмокшие ладони.

– У тебя кровь!

– Точно… – То, что он принял за пот, оказалось липкой кровью; алая жидкость подсохла на трицепсе, намочив рукав свитера.

В зал вошла Анджела. Вопреки обыкновению, девушка не улыбалась, осуждающе покачала головой:

– Я ведь предупреждала вас, Артур Николаевич – ни в коем случае не терять маячок, а вы его нарочно отлепили! – Она с трудом оторвала черные квадратики, аккуратно сложила их в специальные пакеты. – Дайте я осмотрю вашу рану… – Сноровисто надела тонкие перчатки, мужчина послушно снял свитер. Он до сих пор не мог прийти в себя после случившегося.

– Как такое могло случиться? Меня ранило? Но ведь я находился в облике своего партнера! Это его должно было ранить, а не меня!

– Вы совершенно правы. – В зал вошел Мастер. Смуглое лицо было непроницаемым, хрустальный шар имел обычное прозрачное свечение. – Но вы нарушили правила, господин Погодин! Сняли маячок, несмотря на категорическое запрещение делать это. Можете ознакомиться с подписанным соглашением о соблюдении техники безопасности во время путешествия.

– У меня нет к вам претензий, господа! Напротив, мы с женой пережили такое приключение! Рана не в счет, медицинская страховка покроет ущерб за лечение…

– Оно не понадобится! – Лицо негритянки озарила улыбка. – Пуля здесь вовсе ни при чем. Вероятно, находясь во власти иллюзии, вы ударили локтем по ручке кресла и ободрали кожу. Я обработаю рану антисептиком. – Девушка приложила к коже крохотный шарик из органической материи; жидкий аргинин мгновенно затянул ссадину. – И следа не останется!

– Это всего лишь ссадина… – разочарованно протянул Артур.

– А вы как думали? – Мастер едко ухмыльнулся. – В наш просвещенный век получить ранение в плечо труднее, чем подавиться куском синтетической баранины! – Сотрудники «Иллюзиона» переглянулись, с трудом сдерживая смех. Погодину стало стыдно. Он возомнил черт знает что, принял себя за героя, а всего-навсего – ободрал локоть! Краска стыда залила лицо. А главное – что и Мастер и эта худая негритянка потешались над ним, отлично зная, что, лежа в уютном кресле, в центре благополучного Агио-Петрополиса, можно разве что подхватить весеннюю простуду. Которую без хлопот за пару часов убирает капсула комплексного антибиотика. Артур грубо оттолкнул девушку, надел свитер, поднялся с кресла.

– Не думал, что розыгрыш входит в число услуг вашей фирмы, уважаемый Мастер, или как вас там…

– Не сердитесь… – мягко сказал мужчина. – До сеанса следующего клиента имеется немного времени, пройдемте в мой кабинет. Мы вовсе не думали обидеть вас, господа! Но снимать маячки категорически запрещено.

– Лимит времени – сто секунд? – хитро прищурился Погодин.

Мастер с Анджелой быстро переглянулись.

– Откуда вам известно про таймер?

– Рассказал Ангекок.

– Клон?

– Ну да! Вы так их называете…

– Болтун! – в сердцах сказал мужчина. – Все не соберусь вычистить эту веселую компанию…

– Ангекок помогал мне в путешествии!

– Магазин грабить? – улыбнулась Анджела. – На такие штуки он мастак!

Артур опять мучительно покраснел и сильно закашлялся, пытаясь скрыть замешательство.

– Вы обязаны мне все рассказать! – объявил он как можно более твердо. – Вопросов накопилось слишком много.

– Слушаю.

– История показалась мне оборванной, будто из книги вымарали страницы…

– Вы еще помните, как выглядели обычные книги? – Мастер одобрительно покачал головой. – Это похвально. Сейчас почти никто не читает книг, а зря!

– Я не это имел в виду, – поморщился Артур. – Это что получается, меня… то есть того парня, спортсмена…

– Вашего партнера.

– Ну да! Его убили?

Мастер быстро пролистал голубые страницы блокнота.

– Совсем не обязательно. Как я могу судить из обрывочных записей иллюзий, ваш герой преследовал своего врага. Следовательно, идея исчерпана, но не завершена. Что касается его судьбы, то «Иллюзион» иногда нарочно затушевывает финал. Оставляя таким образом возможность дальнейшего развития…

– Не понимаю… Вы говорите об «Иллюзионе» так, словно это самостоятельный организм.

– Иносказательно говоря, так оно и есть. Приведу пример. Вы смотрите сериалы. Каждая часть является завершенной, но оставляет зрителю право на догадки, размышления… Другими словами – продолжение следует! – Он улыбнулся.

Артур отвел глаза. Симпатичный мужчина, старше его лет на восемь… Но он никак не может привыкнуть к этой зловещей ухмылке!

– Да, чуть не забыл… Фирма «Иллюзион» дарит своим клиентам запись с их иллюзиями. Я уже говорил, что мы наблюдаем за путешествием, в целях безопасности, но это приватная информация. Если вы желаете, мы немедленно ее удалим.

– Черт с ней, с этой записью. Я задам конкретный вопрос. Вернее, два вопроса. Первый: где сейчас находится мой партнер?

– Надо полагать, умер много десятков лет назад. Люди ведь смертны, не так ли? А вы как считаете? Может быть, все-таки не умер?..

– Хорошо. – Он проигнорировал иронию в тоне собеседника. – Этот враг, Лифшиц, буду с вами откровенен, – мой бывший друг и компаньон. Откуда он взялся в МОЕЙ иллюзии?!

– Понятия не имею! – Мастер простодушно развел руками. – Честное слово. Это ведь ВАШИ иллюзии, они являются продуктом деятельности ВАШИХ собственных фантазий. Система зеркал, маячки, капсулы для релаксации, которые вам дает наша милая Анжелика, не более чем приспособления, сопутствующие благоприятному восприятию иллюзии.

– Получается, что наши сеансы закончены? – вмешалась в разговор Ольга. Она поджала синие губы, сбритые брови поднялись домиком. Артур хорошо знал, что означает такое выражение лица супруги.

– Увы! В вашем абонементе оговорен один сеанс. Первый был ознакомительным, ну и сегодня – полный.

– Какой же он полный, если все так неожиданно закончилось! – Губы у девушки дрожали, глаза наполнились влагой. Мужчина не мог припомнить случая, когда последний раз его жена плакала. – Я только начала получать удовольствие, а что теперь будет с той девушкой? Опять на наркотики сядет?

– Это часто встречающееся заблуждение – ассоциировать себя с персонажем иллюзий, уважаемая Ольга Владимировна! – мягко возразил Мастер. – Ваш персонаж… – Он небрежно пролистал страницы. – Судьба вашего персонажа оказалась действительно незавершенной. Тут вот в чем дело… Два сеанса имеют ограниченный объем информации. Это все равно что на одном диске записать тысячу знаков. Система пробует ужать информацию. Согласно тестам, большую часть объема заняли сексуальные модули. А они весьма энергоемки. «Иллюзион» как мог распределял информацию, но, попросту говоря, не хватило места… Я сожалею!

– Это что значит? – Ольга нахмурила лоб. – Требуются дополнительные сеансы?

– Я этого не говорил…

– Именно это вы и сказали! – отрезала девушка.

– Простите… – вмешался Артур. Он поднялся с кресла, подошел к мужчине. – Мы могли бы побеседовать приватно? Буквально пару минут! – Он повернулся к жене: – Дорогая, я все улажу! Подожди нас в соседней комнате! – Он чуть ли не насильно вытолкал женщину из кабинета.

Мастер кивнул:

– Я понимаю ваши эмоции, Ольга Владимировна! Но нет ничего непоправимого. Пройдите, пожалуйста, в комнату ожидания. Там вас ждут коньяк, сигары, легкие закуски и ваше любимое вино из ежевики!

Дверь распахнулась, женщина встала и вышла наружу. Всем своим видом она демонстрировала крайнюю степень недовольства. Тщательно выбеленные скулы горели красным румянцем.

– Ваша супруга очень мила и непосредственна! Это так очаровательно, – вежливо улыбнулся мужчина.

– Да, конечно… – криво усмехнулся Артур. Его губы дрожали. – Я приношу свои извинения за ее поведение.

– Не о чем говорить – это нормальная женская реакция. Я вас слушаю…

– Тут вот какое дело… – Человек старательно подбирал слова. – Сеанс меня впечатлил. Говорю честно, глупо скрывать. Вы – волшебник! Но история выглядит незавершенной, жена отчасти права… Я могу быть с вами откровенен?

– Безусловно. Наши клиенты доверяют «Иллюзиону» самое сокровенное – свои фантазии. Неужели я воспользуюсь вашей доверчивостью, Артур Николаевич?

– Хорошо. У меня возникла, скажем так… размолвка с компаньоном. Парадокс. Но ваша программа описала моего врага в точности похожим на него, моего коллегу. Черт побери! Это его любимое словечко «коллега» звучит так, будто палку пополам сломали… Понимаете? Благодаря «Иллюзиону» я раскрыл подлог! И я… фу, дьявол! мой партнер очень хотел убить злодея, он был весьма близок к цели!

– Я очень рад. – Мастер равнодушно смотрел на гостя.

– Но это еще не все… Вы правы: я не убил врага в этой своей иллюзии. Но мне хотелось бы узнать подробности… Что он еще замышлял против меня? С кем вступил в сговор? Там фигурирует некий персонаж Рустам. Мафиози той поры. Среди моих знакомых такого человека нет, мне это точно известно. Среди моих друзей вообще нет преступников. Я ясно выражаюсь?

– Более чем. Иными словами, вы – добропорядочный гражданин, которому нравится переживать ощущения преступника.

Артур был настолько взволнован, что не уловил явную иронию в голосе собеседника.

– Нет! – горячо воскликнул мужчина. – Вы неверно меня поняли!

– Быть может, имеет смысл посетить ментального анализатора? Или уведомить Совет по нарушениям, что финансист Погодин боится за свою беспорочную репутацию? – Мастер усмехнулся.

– Черт вас побери, жалкий фокусник! – Артур сжал кулаки, он готов быть наброситься на этого ухмыляющегося иллюзиониста. Неожиданно для самого себя он ощутил, как нетренированные мышцы зажгло раскаленным огнем. Он словно увидел себя со стороны. Размашистый свинг по широкой траектории собьет спесь с этой надменной рожи! Или лучше ногой в брюхо! Прямой маэ гэри отшвырнет ублюдка к стене. Мысли пролетели в голове со скоростью пули. Даже быстрее. Откуда он это знает?

Мастер тихонько рассмеялся и захлопал в ладоши:

– Браво, господин Погодин! Браво! Я в вас не ошибся. Все-таки Рыцарь… Забудьте все, что я тут наговорил. Итак, вы хотите заказать дополнительные сеансы?

– Да! Не совсем… – Ярость ушла так же быстро, как и возникла. Осталось только гнетущее ощущение неудовлетворенности. Надо было все-таки смазать этому щеголю по мордасам! Диссидент! Артур гневно тряхнул головой. – Я готов заказать дополнительные сеансы, но должен быть уверен, что получу ответы на свои вопросы.

– Боюсь, я не могу дать таких гарантий.

– А кто их может дать?

– Тот, кто знает ответы на ваши вопросы лучше меня.

– И кто же это?!

– Не стоит думать так напряженно, Артур Николаевич: иногда бывает так, что истина лежит на поверхности, надо лишь сменить угол зрения. Лично я полагаю, что вы гоняетесь не за той кошкой, что в сапог нагадила!

– Это пословица такая? – усмехнулся мужчина. Он сжал разгоряченную голову ладонями. Фокусник прав. Так он скоро свихнется. – И все равно, я не понимаю… Я ведь уже узнал про обман, благодаря вашей фирме!

– Возможно, вы и раньше про него знали. Просто боялись себе признаться в этом. А может, быть никакого обмана и не было вовсе! Все иллюзии являются результатом неосознанных желаний, сокрытых в нашем подсознании. Мы, конечно, сможем перенастроить программу, но не исключены побочные эффекты.

– Не важно! Главное – узнать, что замышляет этот мерзавец!

– Мы попытаемся… Но будьте готовы к тому, что человек, которого вы считаете негодяем, окажется вашим добрым товарищем.

– Отлично! – Погодин в крайнем возбуждении тряхнул руку собеседника. От прикосновений по телу пробежала неприятная дрожь. – Сколько это будет стоить?

Мастер щелкнул ногтем по панели блокнота, повернул экран. В зале царил приглушенный свет, но мужчина опять успел заметить, что ноготь у человека – неестественно длинный и загнутый. На этот раз он посмотрел внимательнее и хотел даже спросить, не является ли это новым течением моды, но взгляд наткнулся на сверкающие неоновые цифры.

– Это что такое?! Вы ошиблись?

– Ни в коем случае!

– Но это же стоимость загородного дома!

– Ну, во-первых, – это цена за две персоны. Думаю, Ольге Владимировне также захочется узнать финал истории. И потом, ваша ситуация – экстренная. Как я уже говорил, все сеансы расписаны на много недель вперед. А ждать вы не намерены, насколько я понимаю…

– Ни в коем случае!

– Таким образом, «Иллюзион» вынужден будет отказать другим клиентам. Это требует серьезных затрат. И самое главное – нам придется перенастраивать систему под ваш запрос. Это весьма дорогостоящая процедура.

– Черт побери! Черт побери! – Артур в волнении прошелся по залу. Его искаженное зеркальное отражение следовало по пятам, глумливо кривясь в выпуклых стенах. – У меня нет таких наличных денег!

– Увы! – Мастер развел руками. Он равнодушно оглянулся по сторонам. – Насколько мне известно, акции HR сильно выросли за минувшие сутки – котировка не менее девяти с половиной…

– Восемь и шесть! – Мужчина недоверчиво покосился на собеседника.

– Вы недальновидны. Курс на понедельник значительно опережает прогнозы. Послезавтра вы будете очень состоятельным человеком, господин Погодин!

Артур хлопнул в ладоши. По залу разнеслось гулкое эхо.

– Проклятье; ваша фирма приносит мне счастье!

– Очень рад! Если деньги можно считать счастьем… – Мастер задумчиво перевернул страницу. – На завтра есть свободное время. Десять тридцать утра. Знаете, Артур Николаевич, вы мне нравитесь, честное слово! Думаю, я мог бы организовать для вас скидку, но для этого придется нарушить определенные условности…

– Я заранее принимаю ваши условия!

– Хорошо! Думаю, мы договоримся. В таком случае – оплата прежняя, учитывая скидку. Жду вас с супругой завтра к десяти тридцати утра!

– Вы – благодетель! – восторженно закричал Артур. Он порывисто схватил руку человека, опять вздрогнул от прикосновения, словно прижал к груди огромную пиявку. Но даже это не могло испортить настроения. В удачный день и час он получил выигрышный билет! Раскрыл заговор, и акции выросли почти вдвое! Чудеса…

– Господин Погодин! – окликнул его мужчина. – Вы не читали произведений такого писателя – Рэя Брэдбери?

– Н-нет… Я, знаете ли, кроме биржевых сводок, вообще ничего не читаю!

– Напрасно… Замечательный рассказчик, чудесный поэт. Он жил давно, и сейчас его творчество позабыто.

– А зачем вы мне это рассказываете?

– Благодарю. Нынче же посмотрю в информаторе!

Мастер проводил клиента в соседнюю комнату и откланялся. Там сидела Ольга и пила бренди. Выражение лица девушки не предвещало ничего хорошего. Сейчас он ее обрадует! Мужчина быстро плеснул в бокал виски, благосклонно осмотрел яркий пейзаж на стене. Отличный виски! Ничего похожего на синтетику. Или очень хорошая синтетика.

– Как ты считаешь, дорогая: может быть, и нам купить пару подлинников, как думаешь?

– Иди к черту!.. – прошипела девушка. Она допила содержимое бокала и прикурила сигарету. На пороге появился дворецкий с зализанными волосами и алмазными клыками.

– Артур Николаевич, Ольга Владимировна! Я могу быть вам полезен?

– Пошел к дьяволу! – процедила сквозь зубы женщина.

На гладком лице человека не дрогнул ни один мускул. Он провел ладонями по черным волосам и сочувственно кивнул.

– Подчас иллюзии бывают грустными! Мне жаль…

– Все нормально! – благодушно кивнул Артур. – Мы навестим вас завтра утром. Нам здесь понравилось; не так ли, дорогая?

Девушка поперхнулась, дымящаяся сигарета едва не выпала из пальцев.

– Дорогой! Ты… ты что… заказал еще один сеанс?!

– Внеочередной! – Мужчина небрежно развалился в кресле, пригубил из стакана. – Прекрасный виски, приятель, – кивнул он дворецкому, – синтетика высшей пробы!

– Обижаете! – Человек оскалил сверкающие клыки. – Фирма «Иллюзион» ценит свою репутацию. У нас все настоящее!

– Быть не может! Настоящий скотч стоит целое состояние!

– Доброе имя – дороже. Желаете закусить?

– А что у вас имеется? Пластиковые суши с имбирем из морской капусты? – Он хихикнул, чрезвычайно довольный своей шуткой.

– Икра, осетр, холодные закуски, фрукты… – Дворецкий небрежно перечислял деликатесы тоном заправского метрдотеля.

– Тоже настоящие? – ухмыльнулся Артур.

– Безусловно!

– Ну, валяйте, несите, что у вас там есть… Да, и мороженое, если имеется.

– Сию минуту! Имеется. Эскимо. – Служащий многозначительно подмигнул и скрылся за дверью.

– Артурчик! – Ольга наконец сумела перевести дыхание. – Ты действительно заказал нам сеанс?

– Это дорого стоило! – ухмыльнулся мужчина. – Но я не мог оставить свою девочку разочарованной.

– А как же запись? Очередь…

– Очередь – это прерогатива людей среднего достатка.

– Гениально! – выдохнула девушка. Шумно сопя, она стянула через голову платье, вышвырнула из сумочки на диван несколько фаллопротекторов.

– Может быть, подождем до возвращения домой? – Артур провел руками по гладким ягодицам жены. Перед глазами всплыла блондинка. Томные голубые глаза, манящая родинка над пухлой губой. Она обнаженная вытанцовывает в центре комнаты, влажное тело пахнет травой, пряной мятой. Он медленно поцеловал жену в губы.

– Что ты делаешь?! – Ольга удивленно отстранилась. – Так можно получить полигерпес – у меня с собой нет специального антисептика!

– Это не важно… – Он страстно целовал ее в рот.

– Я понимаю… – глубоко вздохнула женщина. – Это не мы, это наши партнеры… Мы все еще находимся там, милый…

Супруга стащила с него свитер, взяла со столика фаллопротектор.

– Подожди! – Он отбросил прибор, опустился на колени и прижался лицом к женским бедрам. Яркий сочный запах плоти щекотал ноздри. Аромат первобытной самки, источающий влагу желания.

– Какой, к бесу, дом… – прохрипела Ольга и закусила губу.

…Потом они лежали на спине, взявшись за руки, и тяжело дышали. Мужчина закрыл глаза. Когда он последний раз делал это без помощи фаллопротектора? Три года… или пять… не вспомнить. Человек вдруг осознал, что ничего не хочет вспоминать из своего прошлого с тех пор, как перешагнул порог «Иллюзиона». Надо будет опять пройти курс ментального анализатора. Он втянул запах. Обычный аромат синтетических духов. Ольга пользуется ими вне всякой меры. Считается, что они вызывают влечение. В первые месяцы использования духи действительно будоражат сознание. Потом к ним быстро привыкаешь. Как к запаху собственного пота. В который раз перед мысленным взором предстала партнерша его жены. Светлые волосы, похожие на пряди золотого льна, стекающего по плечам. И ее аромат… Безумный, волнующий аромат травы и ветра. И, конечно, сладкой женской влаги. Забытый писатель Брэдбери… надо будет вечером посмотреть в информаторе.

В дверь деликатно постучали.

– Одну минуту! – Мужчина надел брюки и футболку. Ольга продолжала лежать обнаженной. Она мечтательно закрыла глаза, запрокинув руки за спину. Кого она представляла себе во время секса? Наверняка партнера. Девушка рычала как дикая пантера. Он не помнил свою супругу такой. Даже в оргиях с искусственными самцами она была похотливой, но рассудительной.

– Заходите! – Он прикрыл наготу жены тонкой простыней. Что-то изменилось в нем: некая часть партнера уже отвоевала кусочек его сердца.

Неслышно проскользнул в дверной проем человек с зализанными волосами. Он приветливо оскалился, извлек из аккуратного ящичка запечатанные контейнеры.

– Приятного аппетита! – Остановился в дверях и доверительно прошептал: – Мастер настолько вам импонирует, что отменил сеанс господина Теодаракиса в вашу пользу, Артур Николаевич и Ольга Владимировна.

– Я рад. Передайте Мастеру, что я не забываю добрых дел…

– Слушаюсь!

– Милейший, а как вас зовут? А то неловко получается…

– Это не столь важно. А впрочем, зовите меня Рамзес.

– Какое редкое имя! – воскликнула Ольга.

– Благодарю. – Человек церемонно поклонился. – Это старинное имя! – Он еще раз кивнул и скрылся за дверью. Девушка сладко потянулась и села в кресло.

– Чудеса! Секс без стимуляторов очень возбуждает! – Она надела платье, открыла герметичную крышку контейнера. – Дорогой! Это настоящая икра!

– Не думаю… – Он с сомнением втянул характерный запах. – Очень качественная имитация. Так же, как и виски. Едва ли фирма «Иллюзион» настолько богата, чтобы угощать клиентов такими продуктами! Однако выглядит весьма соблазнительно…

Две порции виски и потрясающий интим возбудили аппетит лучше всяких модуляторов вкуса. Они сидели рядом и с удовольствием уплетали крошечные бутерброды с черной икрой, кусочки белого осетра, запивали все это чудесным вином.

– Впервые в жизни пробую такую синтетику! – Ольга хрустнула сочным яблоком и вскрикнула от неожиданности. – Смотри… – Девушка протягивала надкушенный кусок. На бледном срезе мякоти отпечатались ровные следы от зубов. Розовый краешек треснувшей яблочной кожицы покрылся желтым налетом. В белой плоти явственно виднелась узкая коричневая ямка. Оттуда высовывал крохотную головку смешной червяк. Женщина смотрела на червяка, как на сказочное чудовище. – Артур! Это не синтетика!

Мужчина внимательно осмотрел яблоко. Червяк испуганно спрятался в норке. Есть больше не хотелось. Конечно, сконструировать такое животное не составит труда! Но зачем это делать?

– Ладно, – он накинул пиджак, – пора домой. Сегодня был насыщенный день, надо отдохнуть!

– Насыщенный… более чем! – Девушка бросила красноречивый взгляд на никчемные фаллопротекторы.

Супруги вышли в холл. Услужливый дворецкий подал шубу даме, распахнул дверь, неустанно рассыпаясь в комплиментах, и в десятый раз похвалил беллоиды. Лесть не вызвала привычного сладкого томления, и это было странно. Артур нырнул в машину, благодушно махнув рукой на прощание. Ольга уселась рядом, закрыла глаза.

– Отвезти тебя в Ассоциацию? – спросил мужчина.

– Н-нет… я не хочу.

– Странно. Неважно себя чувствуешь? Может быть, включить анализатор?

– Не в этом дело… – Она вздохнула, тонкое веко вибрировало, как невесомые крылья колибри, смешной птички размером с крупную бабочку. – Просто не хочу, и все. – Она некоторое время молчала и потом задала вопрос, который он боялся задать самому себе: – А что будет дальше?

– Что ты имеешь в виду? – Артур сделал вид, что удивился, хотя отлично понимал, о чем пойдет речь.

– Не лги. – Веки женщины были сомкнуты, на щеке застыла крохотная слезинка, похожая на осколок драгоценного алмаза. – Ты отлично понимаешь, что именно я имею в виду. Ты купил абонемент на два посещения. А что будет потом? Мы ведь не сможем постоянно жить в «Иллюзионе»! – Она открыла глаза.

– Я не знаю… Уедем куда глаза глядят или напьемся до чертиков… Подсядем на бутанол, станем завсегдатаями Ассоциации, как Сычевы…

– Я больше не пойду в Ассоциацию! – твердо сказал девушка. Она поджала губы, а слезинки высохли.

– Станешь диссидентом, как Мастер?

Девушка неожиданно улыбнулась:

– С удовольствием! И выброшу на помойку фаллопротекторы. Похоже, они нам с тобой больше не понадобятся.

– Лучше подарим Сычевым!

– Причем использованные! – Супруги весело расхохотались, Артур поцеловал девушку в уголок смеющегося рта. – Все будет хорошо, я уверен!

Фиолетовый «порше» бесшумно завелся и уехал. Дворецкий, стоя у окна, проводил автомобиль взглядом, затем, насвистывая старомодный мотивчик, вынул из глаз контактные линзы и с наслаждением скинул тесную обувь.

– Рамзес! Ты мне нужен! – раздался голос из зала.

– Слушаюсь, Мастер! Немедленно иду… – Мужчина оглянулся: в зеркальной стене отразились змеиные глаза с вертикальными зрачками. Он заскользил по гладкому полу. Острые когти выбивали задорную дробь. Казалось, весельчак танцует чечетку. Спустя мгновение он скрылся за темной нишей.

К зданию подлетела гладкая машина, наружу выскочили парень с девушкой. В салоне гремели хаотичные звуки музыки. Парень нетерпеливо нажал кнопку. Вежливый голос объявил, что посетителей ждут ровно через двадцать шесть минут. Согласно предварительной договоренности.

– Я тебе говорила, что раньше времени приедем! – возмущенно закричала девушка. – Куда теперь деваться? В Ассоциацию идти рано, в бар тоже не успеем! – Она взъерошила коротко остриженные красные волосы.

– Ничего страшного… прошвырнемся по городу, вернемся через полчаса! – Молодые люди прыгнули в кабину, машина упруго сорвалась с места и скрылась за поворотом.

Тучка закрыла солнечный диск, капли дождя упали на землю. Первый дождь в этом марте… Ранний весенний дождик…


«Иллюзион» | Безумный аттракцион | Новые известия