home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Иллюзион»

Агио-Петрополис. 10 марта, утро. Канун Праздника

Высокая дверь, обильно украшенная резьбой, распахнулась. Худощавый мужчина с зализанными назад черными волосами широко улыбнулся. На отшлифованных клыках блеснули крохотные алмазы.

– Артур Николаевич, Ольга Владимировна, добро пожаловать! Мастер ждет вас!

Девушка скинула тяжелую шубу, оставшись в обтягивающем как чулок зеленом платье. На шее искрилось драгоценное ожерелье. После яркого весеннего солнца, оказавшись в сумеречной зале, камни меняли цвет с голубого на розовый. Дворецкий отвесил клиентам шутовской поклон.

– Редкой красоты беллоиды у вас!

– Новые месторождения на планете Айгур. – Девушка скромно улыбнулась.

– Как не знать… Айгур – третья планета в системе Озалии. Там добывают лучшие во Вселенной беллоиды.

– Приятно видеть разбирающегося в камнях дворецкого.

– Благодарю! Сейчас вас примет Мастер…

– Ждем не дождемся… – Ее спутник ревниво потрогал ожерелье. Камни вспыхнули и загорелись желтым цветом.

– Настоящие беллоиды меняют цвет от прикосновений – они узнают владельца, как домашние животные, – вежливо кивнул слуга. – Сейчас много подделок, но ваши – настоящие, вне всяких сомнений!

Бесшумно распахнулась затемненная ниша, изнутри стремительно вышел пожилой мужчина. Длинные седые волосы обрамляли смуглое лицо. Под черными густыми бровями сверкали проницательные серые глаза. Он был облачен в длинную голубую тогу, на массивной золотой цепи висел хрустальный шар. Человек походил на фокусника из бывшего времени или на ведущего экстравагантного шоу.

– Это – Мастер, – уважительно прошептал дворецкий.

Посетитель смерил незнакомца скептическим взглядом.

– Простоват… – буркнул он на ухо жене.

– У него обычное золото! – в тон ответила девушка.

Мастер протянул руку. Ладонь оказалась сухой и горячей, рукопожатие – твердым.

– Господа, я рад видеть вас в «Иллюзионе»! Вы точны. Сеанс начнется через двадцать шесть минут. Можете пока что-нибудь выпить, если желаете. – На безымянном пальце приглушенно светился алый камень, обрамленный в простецкое серебро.

– У вас беллоид? – улыбнулась девушка.

– Ни в коем случае. Мне не по карману экзотические украшения. Обычный рубин, подарок клиента. Я не люблю украшений. – Он коснулся хрустального шара. – Это всего лишь дань традиции. Наши гости хотят видеть Мастера в экзотическом обличье. Какой напиток предпочтете?

– Я выпью белого вина, если можно… Обязательно со вкусом ежевики! – В женском голосе прозвучали капризные нотки.

– Прошу! – Мужчина нажал кнопку пульта. Ниша раздвинулась, за ней виднелся дверной проем, все трое прошли вовнутрь. В уютном холле по углам стояли массивные бронзовые вазоны, стены украшали потемневшие от времени картины в золоченых рамах. Мастер указал гостям на кресла. На зеркальном столике красовалась пузатая бутылка бренди, нарезанные ломтиками дольки лимона, хрустальные бокалы, наполненные искрящимся вином. В комнату бесшумно вошла миниатюрная чернокожая девушка; она налила в массивный стакан бренди, одарив гостей белоснежной улыбкой, придвинула коробку с сигарами и скромно встала у стены, ожидая распоряжений. Девушка-красавица, с чудесными голубыми раскосыми глазами. Артур уселся в глубокое кресло, пригубил бренди; напиток оказался выше всяких похвал. Ольга, не тушуясь, залпом осушила свой бокал.

– Ежевика! – восторженно хлопнула она в ладоши.

– Исполнить ваш каприз – нам в радость! – Мастер слегка склонил голову. – Сейчас вас протестирует Анджела. Вы подробно опишете свои пожелания. Время, эпоха, стилистика героев…

– Что такое стилистика? – нетерпеливо перебила Ольга.

– Фигура, одежда, манера поведения, темперамент…

– Темперамент должен быть моим!

– Обычно так и случается, – кивнул Мастер, – редко флегматики выбирают холериков, и наоборот. Ведь на время сеанса вы будете переживать все ощущения своего партнера.

– А вы входите в Ассоциацию свингеров? Не помню, чтобы я вас видела на собраниях…

– Увы… Я – диссидент.

– Как это мило! Впервые в жизни встречаю живого диссидента.

– Загадывайте желание!

– Странно вы их называете, – передернул плечами Артур, – партнеры…

– Ничего странного. Вы будете испытывать те же самые ощущения, что и образчик иллюзии. Страх, боль, гнев, радость, обиду, похоть. Иллюзия абсолютно достоверна, уверяю вас!

– Похоть – это хорошо! – улыбнулась Ольга.

– Но ведь нам ничего не угрожает?

– Абсолютно. Путешествие безопасно, хотя определенные правила осторожности мы соблюдаем. Вы можете выбрать героев Средневековья, стать участником кровопролитной баталии, или же в образе отважного морехода сражаться с океанскими штормами. Некоторые выбирают себе партнеров эпохи раннего освоения космоса. Все что угодно на ваш вкус!

– А если мой… мой партнер умрет насильственной смертью? – Артур допил бренди, поставил на столик бокал, по гладкому зерцалу расплылось коричневое пятно.

– Такая неприятность случалась в прошлые времена. Преступность являлась нормой бытия. – Мастер не отводил взгляда от бурой кляксы, растекшейся по блестящей столешнице. – И радость жизни была заключена в ее неожиданном финале. Если ваш партнер погибнет, система немедленно обеспечит возвращение хозяина в исходную точку путешествия.

– То есть хозяин – это я? – самодовольно усмехнулся мужчина.

– Именно так. Вы – хозяин, а продуктом иллюзии, Артур Николаевич, является ваш партнер.

– Валяйте! – сказал Артур развязно.

Он плеснул себе бренди на четверть стакана, незаметно смахнув рукавом пятно со стола. Мастер вежливо отвернулся. Посетитель ощущал неловкость в присутствии этого невзрачного господина. В древние времена такой субъект мог выступать на ярмарках и в цирке. Или работать гипнотизером: они были весьма популярны в прошлые столетия, пока не появились ментальные анализаторы. Глаза хозяина «Иллюзиона» буравили клиентов насквозь, вызывая неприятные ощущения. Артур посмотрел в зеркало. Там отразился крупный широкоплечий человек; густые волосы без намека на седину, властный взгляд широко поставленных зеленых глаз. Термин «хозяин» заметно улучшил ему настроение.

Мастер кивнул негритянке, хрустальный шар на его груди вспыхнул как багровый рубин, прозрачное стекло наполнилось мутной кровавой взвесью.

– Я вас ненадолго оставлю; не прощаюсь, господа… – Он вышел из комнаты.

Девушка скромно присела на краешек кресла; она была одета в строгую черную юбку и закрытый джемпер. На золотой цепочке висел такой же, как у Мастера, хрустальный шар, только меньшего размера.

– Это настоящие изображения или качественные голограммы? – Ольга ткнула пальчиком в темное полотно. На картине молодцеватый господин с лихо закрученными усами позировал художнику.

– Конечно. В «Иллюзионе» все настоящее, – улыбнулась Анджела. – Это работа кисти Антониса Ван Дейка. Известный голландский мастер живописи семнадцатого столетия.

– Наверное, такая картинка стоит уйму денег! – Артур отвернулся, но голубые глаза молодчика на портрете неумолимо следовали за ним. После того как Мастер покинул помещение, он чувствовал себя значительно свободнее. Надо будет пройти серию тестов у анализатора; какого дьявола он смущается при виде этого коротконогого сморчка?

– Вероятно… В наши планы не входит торговля картинами. Артур Николаевич, Ольга Владимировна, я буду задавать вам вопросы, прошу отнестись к этому серьезно. Вы готовы?

– Готовы! – Мужчина прикурил сигару, выпустил клуб голубого дыма. Сигары были превосходны. Дела у «Иллюзиона» должны идти неплохо, если они угощают посетителей такими напитками и сигарами!

– Итак, прошу отвечать в порядке очереди; сначала вы, господин Погодин, затем ваша супруга. Можете расслабиться и не обращать на меня внимания; процедура необходима для того, чтобы ваш партнер оказался максимально близок к образчику.

Артур кивнул, откинулся на спинку кресла, закрыл глаза. Ольга допила вино из бокала и так же расслабилась в соседнем кресле, сквозь опущенные ресницы следя за Анджелой. Чудные глаза у негритянки! Голубые, с миндалевидным разрезом; глаза куклы, а не человека.

– А вы сами принимали участие в путешествии?

– Это исключено. Я состою на службе у Мастера.

– Работаете на него?

– Как вам будет угодно, хотя я называю это службой. Вы готовы?

– Вполне…

– Итак… Повторяю: сначала – господин Погодин. Желаемая эпоха для путешествия в иллюзию?

– Не знаю… ну пусть будет не такое древнее время; ты согласна, дорогая?

– Да уж! Не хочется оказаться в обществе средневековых людоедов, как этот Ван Дейк!

– Голландия в семнадцатом веке являлась просвещенной страной.

– Черт с ним! Мы не на уроке истории, – поморщился Артур. – Пусть это будет новейшая эра; ну, например, – двадцатый век.

– Двадцать первый, – вставила Ольга.

– Принято, – кивнула девушка. – Рубеж двадцатого и двадцать первого веков. Поздравляю, это удачная эпоха. Страна?

– Хочу остаться на родине! – пафосно произнес Артур; жена прыснула в кулачок.

– Принято. Российская Федерация. – Тонкие пальцы скользили по сенсорному экрану дисплея. – Ваш партнер, Артур Николаевич; опишите его…

– Похож на меня… Ну там ростом, весом; только чуть стройнее и мускулов побольше.

Ольга хихикнула.

– Не мешай! – огрызнулся мужчина. Он задумчиво посмотрел в зеркальный потолок.

– Его темперамент… вид деятельности, – вежливо спрашивала негритянка.

– Темперамент – взрывной; спортсмен, наверное…

– В сорок два года! – не удержалась супруга. Артур кинул на нее испепеляющий взгляд.

– Бывший спортсмен. – Он мстительно посмотрел на ухмыляющуюся жену.

– Вид спорта? Футбол был в то время весьма популярен, большой теннис, единоборства…

– Единоборства.

– Бокс, борьба, карате, джиу-джитсу…

– Все вместе!

Ольга с трудом сдерживала приступ смеха, на гладком лбу выступили капельки пота.

– Такой спорт существовал в данную эпоху. Смешанные единоборства. Официально запрещены Советом по культуре шестьдесят лет назад. – Голос Анджелы звучал спокойно и уверенно. – Прошу вас дальше, господин Погодин. Вид деятельности партнера. Бизнес, культура, благотворительность, строительство…

– К черту! А в то время существовали криминальные профессии?

– Безусловно! Рубеж веков в Российской Федерации был весьма опасным периодом. К вашим услугам – угон автомобилей, разбой, мошенничество, бандитизм…

– Хватит! – Артур грубо оборвал девушку. – Бандитизм – вполне подходяще.

– Отлично. Черты характера партнера?

– Это просто. Честный, смелый, благородный, отзывчивый, сентиментальный.

– Чудесный персонаж! – съязвила Ольга. – Мускулистый бандит, отзывчивый и сентиментальный.

– Не твое дело! – Мужчина еще налил себе бренди, в очередной раз удивившись превосходному вкусу напитка.

– Образец партнера готов! – объявила Анджела. – Ваша очередь, Ольга Владимировна.

– Сейчас придумаю… – Женщина потянулась в своем кресле как сытая кошка.

– Хочу напомнить, что вы с господином Погодиным обладаете одним абонементом на две персоны. Таким образом, ваш партнер должен находиться в том же временном и географическом участке планеты.

– Скучная история…

– Увы!

– Меня вполне устраивает собственная внешность; ну, разумеется, с поправкой на тогдашнюю моду. Что касается профессии… Я вообще никогда не работала, не знаю, какую выбрать…

– Древнейшую! – подмигнул жене Артур.

– В заказанную вами эпоху профессия продажной женщины была популярна и весьма опасна, – серьезно кивнула Анджела. – Свирепствовал СПИД, проститутки подвергались опасностям со стороны агрессивных клиентов…

– Мускулистых сентиментальных бандитов! – Ольга показала мужу розовый язычок. – Надоели синтетические любовники в Ассоциации свингеров. Согласна – пусть будет проститутка, но элитная!

– Тебе точно пора возобновить курс анализатора… – проворчал мужчина.

Яркие губы Анджелы тронула чуть заметная улыбка.

– Женщины часто используют образ проститутки, а мужчины – криминального героя. Это всего лишь иллюзия, хотя ваш герой, Артур Николаевич, похож на вас. Вы даже не заметите отличий.

– У вас все? – Артур надменно посмотрел на девушку. Вовсе ни к чему, чтобы какая-то прислужница комментировала его действия!

– Почти. Остались формальности. Программа ваших иллюзий практически завершена, до начала сеанса остается несколько минут. Вот эти чипы следует прикрепить за мочку уха. – Она протянула два черных квадратика. – Это своего рода навигаторы в путешествии; мы называем их маячками. Таким образом система координирует ваше местонахождение. Не следует их самостоятельно снимать, они не доставят хлопот. Обычно Мастер провожает в путь наших гостей, а я с вами прощаюсь, приятного отдыха! – Хрустальный шар на ее груди запылал розовым цветом, Анджела широко улыбнулась посетителям, демонстрируя сахарно-белые зубы, и протянула поднос с двумя прозрачными капсулами.

– Желательно принять их до начала путешествия.

Мужчина подозрительно скосил глаза на пилюли.

– Надеюсь, это не психотропные препараты…

– Ни в коем случае! Абсолютно безвредные миорелаксанты на травяной основе.

Артур пожал плечами и проглотил капсулу. Анджела еще раз улыбнулась и вышла из комнаты. Бедра у негритянки были восхитительной формы, она покачивала ими как модель на подиуме.

– Неужели у нее свои такие зубы? – Ольга проглотила пилюлю, шагнула к зеркалу и оскалилась. Спиленные по последней моде боковые резцы делали ее похожей на охотящуюся лисичку; беллоиды меняли цвет, становясь то голубыми, то зелеными, и наконец – красными. Отражение дробилось на тысячи серебряных осколков. – Впервые вижу плоскостное зеркало! Я в нем страшная. – Она расстроенно отвернулась, надорвала упаковку, прилепила за мочку уха кусочек пластика. – Хорошо, что не на лоб!

– Странная организация… – пробурчал мужчина себе под нос. Он внимательно осмотрел квадратик черной материи. Маячок уверенно впился в кожу, словно всегда там и был.

В дверях появился Мастер.

– Прошу вас пройти в соседний зал, господа!

Артур оставил тлеющую сигару в пепельнице, поднялся с удобного кресла, они проследовали длинным коридором и оказались в центре объемного видеозала. Это было столь неожиданно, что Ольга охнула и прижалась к мужу. Обычные стены представляли собой пеструю картинку, выполненную столь искусно, что она казалась живой. Картинки шевелились вместе с людьми, складывалось впечатление, будто их можно потрогать руками.

– Интересные голограммы! – восхищенно сказала девушка. – И такой объем, такое качество исполнения, словно они живые! – Вино со вкусом ежевики было хмельным и дарило радостное опьянение; у нее слегка заплетался язык.

– Это не совсем голограммы, Ольга Владимировна, – вежливо сказал Мастер.

На стене появилась стайка дракончиков. Они угрожающе расправляли тонкие как пергамент крылья, покрытые сеткой голубых вен и переплетенных сухожилий. Красный дракон с зеленым гребешком на голове угрожающе оскалил зубастую пасть и закричал тонким голосом:

– Медь вам в печень! Какого долу приперлись?!

Его товарищи скандально галдели, от взмахов перепончатых крыльев над сухой землей поднялась густая пыль. Из темной пещеры вылез огромный неуклюжий хомяк. Он неприязненно уставился на пришельцев.

– Медь им в печень! Медь им в печень, пузыри! – бормотал он вполголоса. – Тяжело идет весенняя линька!

Девушка восторженно взвизгнула:

– Чего они хотят?!

– Не обращайте внимания, – успокаивающе сказал мужчина, – это обычные клоны; я расскажу про них позже.

Из другой пещеры выполз гигантский паук и активно подавал какие-то знаки. Размахивал передними конечностями, моргал яркими глазами, будто пытался общаться при помощи сигналов азбуки Морзе.

– Забавный… – хихикнула Ольга.

– Клонам очень нравится, когда с ними общаются. Лучше этого не делать. При внешней безобидности – это докучливые и беспокойные господа.

Рядом оказалась глубокая лужа. На берегу качали тяжелыми головами желтые кувшинки. Разбрызгивая черную воду, на поверхность вынырнуло диковинное создание. Высокий субъект, причудливая помесь цапли и пингвина, раскрыл длинный клюв: оттуда торчал хвост огромной серебристой рыбины. Он посмотрел на гостей круглыми как у совы, выпуклыми глазами и совершенно неприлично рыгнул.

– Рад представиться, меня зовут Ангекок!

– Он с нами разговаривает… – прошептала Ольга.

– В самом деле? – невозмутимо спросил Мастер. Он сделал страшные глаза и рявкнул на чудище, будто на паршивого котенка: – Брысь!

Чудище по имени Ангекок мгновенно нырнуло в импровизированную лужу. Было слышно, как оно там недовольно ворчит и шлепает ластами.

– Я обязательно расскажу про клонов – запамятовал, прошу прощения. Не берите их в расчет, они так и норовят навязать клиентам свой сценарий путешествия. Итак, ваши образы продуманы и тщательно разработаны, – продолжал Мастер. – Мы оберегаем наших посетителей от сердечных приступов и нервных потрясений. Путешествие должно доставлять удовольствие, а не создавать проблемы. – Он скороговоркой бубнил наверняка заученный текст. – Могут возникать непредсказуемые сюжетные линии, для остановки процесса достаточно всего лишь нажать маячок дважды с интервалом в секунду. Они у вас за ухом, слева… Так как у вас парное путешествие, то независимо от того, кто первым нажмет маячок, вы оба вернетесь на место. Не исключены вовлечения в сюжет побочных персонажей, так называемых клонов: не следует этого пугаться. Вы можете наблюдать развитие их сюжетных линий как увлекательное кино. Есть одна деталь, связанная с парадоксом времени. Ваши партнеры уже созданы системой, они являются частью состоявшейся истории. На то время, что длится сеанс путешествия, их проекции окажутся в нашем времени, то есть в настоящем.

– А сколько времени длится сеанс? – спросила Ольга.

– В нашей системе отсчета – не более пяти минут.

– Всего лишь… – разочарованно протянула девушка.

– Семьдесят тысяч за один абонемент длительностью в пять минут! – усмехнулся мужчина. – Надеюсь, оно того стоит… Куда нам дальше?

– Будьте уверены, Артур Николаевич; время для вашего партнера течет совершенно иначе, чем для вас. Прошу! – Распахнулась тяжелая дверь. За ней оказался просторный зал. В центре находились два лежака, похожих на зубоврачебные кресла. Зажегся приглушенный свет. Зал был выполнен из гигантских выгнутых зеркал. Они устилали потолок, стены и даже пол помещения, отчего казалось, что кресла висят в воздухе на невидимых нитях. Зеркала источали рассеянный золотой свет.

– До начала сеанса остается две с половиной минуты. – Мастер бросил взгляд на старомодные часы, обнимающие его запястье.

– Антиквариат? – понимающе хмыкнул Артур. – Последнее время старинные вещи растут в цене. Единственно верное вложение денег.

– Так, безделица… – Человек вежливо улыбнулся. – Путешествие начнется с вас, Артур Николаевич, хотя ваши с Ольгой Владимировной истории будут связаны неразрывно. Еще раз проверьте маячки.

Мужчина красноречиво отдернул мочку левого уха.

– Отлично. Это своего рода предосторожность. Техника безопасности. После возвращения расскажу более подробно.

– А как насчет секса? – Девушка уселась в кресло и вызывающе закинула стройную ножку одну на другую.

– В полном объеме. Следует сесть ровно, и пристегнуться. Кресла будут поворачиваться во время путешествия.

– Это не опасно? – Мужчина подозрительно ощупал холодные подлокотники. – И что вы говорили насчет проекций? Получится, что «партнер» займет мое рабочее место, пока я, так сказать, в отпуске? – Он хотел пошутить, но голос предательски дрогнул.

– Никоим образом! Проекция – это нечто отдаленно напоминающее объект на экране. Только в отличие от кино, окружающие люди их даже не замечают. Не думайте об этом, наслаждайтесь путешествием. Осталось меньше минуты. Счастливого пути! Не забывайте про возможность экстренного возвращения: достаточно дважды нажать пальцем на чип за ухом. – Мужчина удалился, свет погас.

Лежаки медленно повернулись вокруг своей оси и бесшумно опрокинулись навзничь. Зеркала вспыхнули ярким светом. Это было так неожиданно, что девушка приглушенно вскрикнула. А в следующее мгновение образы, запахи и звуки обрушились на людей. Они оказались настолько реальными, что затмили ощущения собственного тела. Стихло сердцебиение, замерло дыхание, как будто остановилось вовсе. Властвовала лишь иллюзия, истекающая из зеркальных стен. И она была убедительнее привычного мира…

Набережная реки Фонтанки. 10 марта, 12.30

Черный БМВ притаился в десятке шагов от подъезда. Сквозь тонированные стекла невозможно было разглядеть пассажиров. Медленно опустилось заднее стекло, и на асфальт вылетел дымящийся окурок.

– Черт тебя побери, Студень! Я же говорил – не курить!

– Мы второй час здесь сидим, а выйти наружу нельзя… – Человек по кличке Студень действительно напоминал расплывшийся по тарелке холодец. Одутловатое белое лицо, пористая кожа и маленькие свинячьи глазки. Он нервно тер вспотевшие ладони. – Тебе хорошо, Артур, ты не куришь…

– Студень прав! – подал голос худой мужчина, с густой синей щетиной на скулах. – А если они до вечера не появятся? Я тоже хочу курить, да и… не мешает.

– Не надо было с утра пивом накачиваться, в тачке такой штын стоит, что не продохнуть! – Артур слегка хлопнул ладонью по обтянутому упругой кожей рулю, сделал чуть громче музыку в магнитоле. Потом продолжил медленно облизывать мороженое-эскимо.

– Сейчас потанцуем… – едко усмехнулся худой парень. Он говорил с чуть заметным акцентом, характерным для уроженцев Кавказа, чей родной язык был русским, но причудливая генетическая память заставляла коверкать согласные. – Ты странный парень, Артур! Пиво не пьешь, а мороженое лопаешь килограммами.

– Любимая еда… Мечта детства. Тебе, убогому, не понять.

– Заткнись, Шамиль; Артур прав – надо ждать. – Сидящий рядом с водителем человек оглянулся назад. – Если хочешь отлить – проваливай, твою долю разделим на троих.

– Ладно… – неохотно протянул Шамиль, – потерплю…

– Спасибо, Денис. – Артур выключил магнитолу, скомкал пакетик из-под лакомства; расстегнул короткую кожаную куртку и поправил кобуру. В кожаном чехле уютно разместился пистолет ТТ.

– Нормально. – Денис провел ладонью по бритой голове. – Скорей бы солнышко пригрело, плешь загорит!

Студень сдавленно рассмеялся:

– Не завидую плешивым…

– А я – жирным!

– Я не жирный, а мощный!

– Я от него всегда простужаюсь! – прохрипел Шамиль.

– Купи аспирин. На киче пригодится.

– Не каркай!

– Не надо быть Нострадамусом: рано или поздно ты все равно сядешь, – усмехнулся Денис.

– Не каркай, Лысый! – В голосе кавказца послышались угрожающие нотки.

– Мы все рано или поздно сядем, – примирительно сказал Артур. Он открыл бардачок – наружу высыпались цветная лента презервативов и пачка любительских глянцевых снимков. – Вот тебе и хряк на выданье! А хозяин тачки, похоже, проказник! Ты откуда колеса увел, Шамиль?

– С Васильевского…

– Умно. Тамошние менты – самые вялые.

– Островитяне! – гаркнул Студень.

– Я ее угнал два часа назад, пока даже в розыск не объявили, и хозяин до вечера вряд ли обнаружит пропажу. Тачка возле офиса стояла, – самодовольно объявил Шамиль. – Покажи картинки!

– Любуйся! – Артур кинул фотографии на заднее сиденье. Одна упала на пол, Студень с трудом нагнулся, подбирая карточку.

– Во, блин! Это свежак! Любительские… – Он чмокал влажными губами, разглядывая фотографии, словно распробовал редкие сладости. – Вот эта, с маленькой грудкой, хороша, стерва! – Студень выдернул карточку у товарища. – Я бы ее точно уделал!

– Извращенцы! – хмыкнул Денис. – Чем бы ты ее «уделал», толстяк? У таких жирных обмороков тестостерон на нуле обычно.

– Ничего… такая выдавит, наскребет по стеночкам этого самого тестостерона… Давай следующую, Шамиль! Все-таки не зря кукуем здесь, братишки…

Денис повернулся к товарищу, редкие брови поднялись домиком – так он выражал нетерпение.

– Он точно сегодня выйдет?

– Факт. Он режимный товарищ. Старая закалка: с двенадцати до часа выходит на прогулку, в любую погоду. – Артур провел ладонью по скуле, ощупав длинный извилистый шрам, словно келоидный рубец рассекающий надвое кожу.

– Сегодня хорошая погода… Весна словно из плена вырвалась…

– Лысый у нас – поэт! – усмехнулся Шамиль. Он прижал к губам фотографию. – Женюсь на тебе, любовь моя! Дело сделаем, бабло порубим, и женюсь!

– Это Высоцкий, чудо инородное! Великий русский поэт. – Денис нервно барабанил пальцами по высокой «торпеде». – Без четверти час. Может быть, он заболел?

– Не думаю… – Мужчина убрал руку от шрама и щелкнул ногтем по кожаной обтяжке руля.

– Сколько у него охранников?

– Обычно два человека.

– Менты?

– Не похоже… Тупые качки, но могут быть упакованы боевыми стволами.

– Не хочется стрельбу на улице устраивать! Дикий Запад… – Денис рассеянно посмотрел в тонированное стекло. Для начала марта стояла необычайно теплая погода. По оживленной набережной гуляли девушки в расстегнутых пуховиках, а в тающих лужах весело скакали серые воробьи, похожие на беспечных школьников; птицы задорно плескались в темной воде. Яркие солнечные лучи скользили по асфальту; в тех местах, где успел растаять снег, зрели серые пятна.

– Думаю, что обойдемся без лишнего кипиша. Одного я по-любому отключу, другого берешь на себя, а клиента хлопцы уволокут в тачку. После быстро рвем когти. Все просто!

– Он, похоже, весомый чувак! Пятьдесят тысяч зелени за похищение…

– Это не наше дело. – Артур кинул взгляд на часы. Без пяти минут час. Он скрипнул зубами.

– Пятьдесят на четыре не делится! – объявил с заднего сиденья Студень. Он дважды пролистал все фото и уныло смотрел в окно.

– А с чего ты взял, что тебя в долю берут? – Шамиль оскалил съеденные кариесом зубы.

Студень открыл рот, намереваясь ответить что-то обидное, но не успел. Распахнулась парадная дверь, и на улицу вышел приземистый коренастый человек, похожий на ручную гориллу. Под тонким пиджаком угадывались очертания кобуры. Он цепким взглядом ощупал улицу, задержался на припаркованном БМВ, поднес к губам миниатюрную черную рацию, ящичек которой безнадежно тонул в его могучей лапе. Спустя пару мгновений на улице появились еще двое мужчин. Один высокий, симпатичный, хорошо сложенный, другой грузный, его округлое брюшко не могла скрыть свободная одежда. Он вразвалку направился к припаркованной машине.

– Это менты! – выдохнул Денис. Он судорожно дернул молнию на куртке, вцепился в рукоять пистолета.

– Сиди спокойно… – процедил сквозь зубы Артур. – Спрячь ствол. Мы всего лишь сидим в тачке, пьем пивко.

– Я буду палить! – Шамиль свистел, как песчаная змея. – Если он сунется, точно буду палить – вы слышали меня?

– Я тебя сам потом замочу! – прорычал Артур.

Охранник подошел к автомобилю, по-хозяйски стукнул костяшками пальцев в стекло.

– Сидеть тихо, – негромко скомандовал Артур. – Все молчат – я говорю. – Он включил магнитолу, из динамиков потекла нежная музыка. Пела негритянка, гортанным слезливым голосом, но искать другую волну было поздно. Стекло медленно поползло вниз, незаметным движением охранник расстегнул пуговицу на пиджаке. Двигался он с нарочитой вялостью, как обожравшийся бульдог, но за кажущейся неповоротливостью угадывались сдерживаемая сила и гибкость.

– В чем дело, братишка? – Артур опустил стекло не полностью и выглянул наружу, скрыв от обзора задние сиденья. – Твое место заняли?

– Нет… так, проверка. – Охранник говорил отрывисто, серые глаза быстро скользнули по лицу водителя, отметив сплющенный нос, разбитые надбровные дуги и кривой шрам на скуле. – Странный у тебя вкус, приятель! – Он кивнул в сторону магнитолы.

– Это моя любимая тема, не поверишь! – Мужчина широко улыбнулся. Ему часто говорили, что у него располагающая открытая улыбка. А бывшая жена требовала, чтобы он улыбался как можно чаще. «Тогда я тебя не боюсь…» – признавалась она. Они и развелись потому, что женщина не смогла избавиться от страха перед собственным мужем. Хотя он ни разу не поднимал на нее руку. Вероятно, нечто было сокрыто внутри; как сжатая пружина, в сердцевине души зрела едва сдерживаемая ярость дикого зверя. Эта ярость выплескивалась на ринге в полной мере. Но сейчас он улыбался. Легко и доверчиво. – Моя бывшая подсадила на такую музыку, слушаю и балдею. Где-то слышал, что сентиментальность – оборотная сторона жестокости. Не слыхал, кто это сказал?

– Наверное, Киркоров! – усмехнулся охранник, махнул рукой и зашагал к дверям. Артур поднял стекло.

– Ну, господа хорошие, что делать будем?

– Ты говорил, что их будет двое! Ты говорил, что это обычные качки! Ты говорил… – захлебывался Шамиль.

– Пасть закрой, – отрезал мужчина. Он повернулся к Денису: – Что скажешь, братишка?

Денис медленно огладил лысину, на лбу собрались морщины.

– Вероятно, наш клиент что-то заподозрил, если поменял охрану… – Он не сводил глаз с охранников. Судя по всему, толстяк рассказывал друзьям про музыку и про ценителя таких мелодий, водителя со шрамом. Низкорослый качок искоса посмотрел на БМВ, хлопнул себя по бокам и расхохотался.

– Смеются, уроды… – Студень подался вперед, шумно задышал. Денис брезгливо отер ладонью затылок.

– Не плюйся, придурок! Один чеховский персонаж чихнул на начальника и после этого умер.

– От чего умер? – На безбровом водянистом лице толстяка читалось искреннее недоумение.

– От страха. Короче, ситуация плевая. Завтра клиент уезжает, взять мы его можем только сегодня; я правильно говорю, Артур?

– Точно.

– Точно, – повторил Денис. – Охранников трое, нас четверо, один – истерик, другой – разжиревший дебил. Опять-таки сцена прямо как у мушкетеров из романа!

– Каких мушкетеров? – едва не закричал в голос Шамиль. – Говори нормально!

– Тот, который истерик, также и дебил, – грустно констатировал мужчина. – Шансы на успех – нулевые.

– Ты за дебила ответишь, понял?!

Артур напряженно смотрел в сторону подъезда. Коренастый с необычайной для его фигуры грацией подскочил к входным дверям и дернул за ручку. На улице появился невысокий сухопарый мужчина в сопровождении девушки. Он бережно держал спутницу за руку. На его длинном носу сидели большие очки в черепаховой оправе. Здоровяк внимательно оглядел улицу и скрылся в подъезде; хлопнула тяжелая дверь.

– Теперь их двое… – Артур с шумом выдохнул воздух через нос. – Действуем! Я подъезжаю. Студень, заталкиваешь клиента в тачку; ты, Денис, вырубай коротышку. Бей в подбородок, он по виду борец, может «зевнуть». Я разберусь с красавчиком. После всего, Шамиль, – за руль. Двигаем!

– А телка? – сглотнул слюну Студень.

– Шкуру погоняешь!

– Рой вам в жилу! – крикнул Денис и крутанул колесико магнитолы; из динамиков грянул жесткий английский рок.

– Давай… – прошептал-протянул с оттяжкой на гласных буквах Шамиль. Даже не «давай», а именно вот так, как шершавым языком по золе: д-а-ва-ай!

– Тема! – рявкнул Артур и выжал педаль газа.

Колеса взвизгнули как стая дьяволят, из-под брызговиков вылетела кучка грязного снега. На мгновение мужчина как будто отключился. Странное ощущение. Он явственно увидел, как голубое небо раскололось надвое и в прореху хлынул горячий золотой свет, будто водопад оранжевого оттенка. Черные тени на асфальте поблекли, гуляющие по набережной прохожие замерли на месте, как персонажи на старинной плоской фотографии. Высокая девушка шла под руку с парнем, улыбка застыла на миловидном лице, в уголке рта явственно был заметен пожелтевший зуб, тронутый гниением. Мчавшиеся по набережной машины замерли, осыпанные золотым дождем. Пожилой водитель «ниссана» сжимал зубами недокуренную сигарету, левый глаз прищурен от клубов едкого дыма, кусочек седого пепла готов сорваться с кончика сигареты. Все вокруг остановилось, даже неутомимые воробьи походили на плоскую картинку. Свет померк, воцарилась тишина, а по дороге шлепал ластами диковинный персонаж. Длинный клюв, как у цапли, крошечные младенческие ладошки, прижатые к округлому животику приличного буржуа, выпуклые человеческие глаза. Существо подмигнуло Артуру как старинному знакомому и запросто прыгнуло с набережной на лед Фонтанки. Оно нашло растаявшую полынью и преспокойно барахталось в ледяной воде.

– Привет, дружище! – Его голос походил на звук разрываемой наждачной бумаги – сухой, режущий слух. – Меня зовут Ангекок! Рад познакомиться!

Мужчина хотел ответить, но не успел. Запахи, звуки и краски весеннего дня властно ворвались в сознание. Он обнаружил себя сидящим за рулем угнанной машины – пронзительно завизжали тормоза, из салона БМВ выскочил Денис и нанес сокрушительный удар в челюсть приземистому охраннику. Тот успел уклониться, нокаута не получилось – вместо подбородка кулак лысого боксера угодил в скулу противника. Того пошатнуло, он отскочил к дверям, глаза затуманились, но пальцы уверенно нащупали рукоять пистолета.

– Палить буду! – Артур услышал яростный вопль Шамиля. Неловкий Студень замешкался, дернул за руку худенького мужчину в роговых очках, тот растянулся на асфальте. Очки слетели с длинного носа и жалобно хрустнули под каблуком охранника. Парни были профессионалами, красавчик уже сжимал в руке пистолет, черное дуло угрожающе повернулось в сторону Дениса. Клиент поднялся на четвереньки и стал похож на неуклюжую черепаху.

– Черт возьми… – прошептал Артур, – это ведь Пашка Лифшиц!

Шамиль ударил кулаком по стеклу.

– Ты что там, заснул?! Рвем когти! – Он затолкал в салон упирающегося клиента. Тот растерянно моргал близорукими глазами. Охранник-красавчик легко увернулся от удара ногой, из дула его пистолета вылетел крошечный огонек. Денис остановился. На его груди расплылось алое пятнышко. Он удивленно покачал головой: дескать, как такое могло случиться, господа хорошие? И медленно опустился на колени, словно намереваясь помолиться.

Артур впервые так близко увидел человеческую смерть. Денис стоял на коленях, в его глазах застыл немой вопрос: «Ну вот, мне в грудь вонзился кусочек раскаленного свинца, а что же дальше будет? Путешествие закончилось? Дальше поезд не пойдет, и просим освободить вагон!»

Мужчина судорожно нащупал пальцем смешной черный квадратик, словно кусочек синтетики мог воскресить лысого парня. «Солнышко припечет, лысина загорит…» Он оторвал руку от уха. Это – реальность. Настоящая, жесткая, манящая. И партнер чувствует себя в этой реальности как дома.

– Вы меня похищаете? – наивно спросил Лифшиц. Он попытался вылезти из салона автомобиля, но туда уже ворвался грузный Студень. Он тащил за руку упирающуюся девушку.

– Ольга… – одними губами произнес Артур.

– Валим! – истошно вопил Студень. – Валим, замочат!!!

Шамиль оскалился как разъяренный шакал, ему в грудь оказались направлены стволы охранников. Словно в замедленной съемке, он извлек из кобуры «макарова», но секундой раньше несколько пуль впились парню в живот, а одна – в голову. Сгустки крови с серыми кусочками-ошметками упали на лобовое стекло. Артур вдруг понял, что он отлично знает, как управлять этой древней машиной. Знание появилось само по себе, как некая данность. Он выдавил педаль газа, БМВ сорвался с места, из-под бампера чудом выскочил коренастый охранник, громко закричала девушка. Но это уже не имело значения. Лихой азарт погони сжег остатки страха, на его месте остались лишь горячечный зуд в ладонях и ощущение липкого квадратика синтетики за левой мочкой уха. За спиной слышались громкие хлопки выстрелов, они были похожи на робкие аплодисменты.

– Значит, вы меня похитили… – объявил догадливый Лифшиц.

– Молчи, сука! – рявкнул Студень и ударил рукоятью пистолета по виску мужчины. Тот беззвучно откинулся назад, голова безвольно болталась на тонкой шее. Ольга кричала…

Артур судорожно крутил руль, в разгоряченной голове мелькал калейдоскоп пестрых картинок. Они сидят с женой в креслах, со всех сторон – выпуклые зеркала, из пустоты течет странный звук, похожий на назойливое гудение комара. Его мышцы расслаблены, он будто парит в невесомости, и вдруг свинцовая тяжесть сковывает тело. Далее… Он мчится на старинном автомобиле, какие раньше видел только в кино, сквозь глухую тонировку за окном мелькают каменные дома, и в воздухе царит едкий запах горелой нефти. Его плечи обнимает тяжелая куртка из грубой свиной кожи, в мышцах зреет литая сила, а подмышку греет вороненый ствол. Мастер, похоже, знает свое дело! Такого кайфа не получить даже от двойной дозы официально разрешенного бутанола! Из подъезда вынырнула черная кошка и как отъявленная самоубийца кинулась под колеса. Мужчина вывернул руль, пронзительно завизжали тормоза, Студень навалился на девушку, тихо замычал оглушенный Лифшиц.

– Артур, где мы?.. – тихо прошептала Ольга.

– Ты ее знаешь? – подозрительно спросил Студень.

– Вроде того… – усмехнулся человек. Он чувствовал себя героем приключенческого боевика. И всего за семьдесят тысяч! Хотелось петь и кричать от радости. Он только что стал свидетелем двух смертей. Лысый Денис, наверное, был другом партнера, а он испытывает головокружительный кайф, в ладонях горячий зуд, и колкая сухость в груди. Видимо, такие ощущения дает выброс адреналина. Пока непонятна была роль Лифшица во всей этой истории, но скоро все разъяснится! Обязательно разъяснится…

– Самое важное человеческое качество – это любопытство! – громко сказал Артур. – Потом следуют жажда власти, денег и даже поиск счастья. Любопытство…

– Почему ты об этом сейчас говоришь? – Ольга оттолкнула липкого Студня. Она ошалело крутила головой по сторонам. – Это уже не я? Как в кино… В чужом теле!

Студень недоуменно переводил взгляд с мужчины на женщину.

– Что-то я не врубаюсь… Артур, ты знаешь эту телку?

– Долгая история… – Мужчина резко повернул руль, машина упруго вписалась в поворот на большой скорости. Женщина закусила губу до крови.

– Не могу поверить… – Она сжала кулачки. – Ей-богу, я словно в чужом теле… Но все такое близкое, свое, даже одежда, запах, кожа… Фантастика! Я впервые в жизни увидела настоящее убийство! Проклятье! Это ведь возбуждает! Ай да Мастер! Вот так «Иллюзион»!

– Что здесь творится? – Студень взревел как раненный пикадором бык. – Мы похищаем этого чувака или шарады разгадываем?!

– Лифшица? Это мой друг детства, с какой стати я его буду похищать?! – Артур наудачу повернул в узкий проулок. Он действовал, полагаясь исключительно на интуицию, будто в голове жил самостоятельный навигатор.

– Это – Лифшиц? – Ольга склонилась над бизнесменом. Он был в отключке. – Как я сразу не поняла… Ты не поверишь, но я осознала себя, лежа с ним в постели!

– Я всегда знал, что в душе ты – шлюха. Переспала с моим лучшим другом. Ну и каковы ощущения?

– Не успела разобрать. Еще мгновение назад сидим в креслах, вокруг зеркала, ты пялишься на задницу чернокожей девицы, и вдруг – хлоп! Чужой город, чужие лица, даже воздух чужой, а этот обморок мне грудь слюнявит.

– Теперь я его точно хлопну! – весело выругался Артур.

– Не о чем горевать. Все слишком быстро произошло, а в коридоре маячило чудовище, похожее на цаплю. Кажется, оно со мной разговаривало… – Женщина вытянула шею, увидела свое отражение в обзорном зеркале. – Бог мой! Я – блондинка! Какой позор…

Мужчина притормозил на перекрестке. В кармане зазвонил сотовый, он уверенно нажал клавишу.

– Слушаю…

– Клиент у вас?

– Да.

– Кажется, был шум?

– Планы слегка изменились. Сумму требуется удвоить. – Артур подмигнул партнеру в зеркальце. Там отразился он сам, только кривой шрам в пол-лица наличность портит… Его партнер. И ему очень нравится этот крутой мужик. Бандит, спортсмен, мышцы готовы порвать тесную футболку. Отличный выбор! Отличная иллюзия!

– Странное заявление. – Голос в трубке звучал сухо, бесцветно, как автомат. – Насколько мне известно, вас стало вдвое меньше. Женщина не в счет, советую от нее избавиться.

– Разберемся… – Мужчина неторопливо тронулся с перекрестка. – У вас оперативная информация. Но клиентом является мой друг. Требуется компенсация.

Человек усмехнулся:

– Не знал, что вы друзья! Вы рассуждаете как бизнесмен. Ладно, накину двадцать процентов; встреча через десять минут, на углу Марата и Коломенской, там будет стоять черный «Шевроле-Тахо». Все. – Незнакомец отключился.

– Дьявол тебя раздери, Артур! – зарычал Студень. – Что такого знаешь ты, чего я не знаю?!

– Долго перечислять, толстяк. Можно начать с азбуки. Не горюй! Через десять минут ты будешь сказочно богат. – Он уверенно повернул налево, пропустил встречный автомобиль и пересек трамвайные пути.

– Откуда ты все это знаешь? – ахнула Ольга.

– Это он знает, мой чудесный партнер! – Мужчине хотелось петь во весь голос. – Вот это настоящий кайф! Не то что секс с синтетическими гибридами под бутанолом. Даже страх реальный, ощутимый, как живое существо! Ты чувствуешь, дорогая?

– Я лично чувствую, что ты рехнулся… – пробурчал Студень.

Лифшиц замычал, открыл мутные глаза, потер ушибленный висок и немедленно захныкал как обиженный ребенок:

– Я готов удвоить любую сумму, которую вам пообещали! Не отдавайте меня Рустаму, прошу вас!

Студень выпучил маленькие глаза:

– Дьявол тебя раздери, Артур! Ты с Рустамом заключил сделку? И еще имел наглость с ним торговаться? – Он обхватил голову ладонями и заныл как заправская плакальщица на поминках: – Он нас прикончит! Убьет как пить дать! Ох, как ты меня подставил, ты, ей-богу, – чокнутый дурак, Артур!

– Заткнись! – лениво бросил через плечо мужчина. Он притормозил возле уютного сквера. – Черт возьми, Паша! Ты не узнаешь меня?

– Почему Паша? Меня зовут Андрей. – Близорукие глаза похищенного бизнесмена источали влагу. – Я удвою сумму! Назовите цифру.

– Ой, ты нас погубишь! – еще громче завыл Студень. – Если мы не отдадим его Рустаму, он нас на ремни порежет. Ой, порежет на ремни!

– Заткнись, нытик! – пренебрежительно кивнул Артур. – Я для тебя, лоха, стараюсь! Хотя из твоей туши можно нарезать немало хороших ремешков! – Он задумчиво посмотрел на голые стволы деревьев. Возле тенистых стен домов лежали ноздреватые кучки талого снега. Неторопливо переваливались осанистые голуби, томно урчали; бирюзового цвета груди самцов воинственно раздувались. Ничего не изменилось за минувшие поколения. Миром правили алчные самцы, насыщенные тестостероном. Впрочем, нет… Артур оказался горячим, живым, злым и честным парнем. Таких людей нынешняя эпоха не знает. И такой партнер ему нравится. В сотне метров, возле столба, виднелся черный джип с красными габаритными огнями. Лифшиц преданно дышал в затылок. Вероятно, такова сюжетная линия этого сценария. Друг Пашка в образе постороннего человека. Ну что же! Это даже забавно… Можно поиграть…

– Пусть заплатит пятьсот! – заявила Ольга. – Жизнь дороже стоит.

Пленник метнул на девушку изумленный взгляд.

– Сколько?

– Девушка права. Пятьсот! – сухо подтвердил Артур. – Решайся, Павлик! Вон – «шевроле» Рустама, а за поворотом – свобода и жизнь. Итак, пятьсот?

– Согласен! – выпалил Лифшиц.

– Поехали за деньгами. – Мужчина дал задний ход.

– Ты великолепен, милый! – прошептала девушка. – Сегодня вечером еще раз подтвердишь роль супергероя.

– Рустам нас убьет! – всхлипнул Студень. – Или грохнут менты, когда мы вернем клиента.

– С такими деньгами ты свалишь из страны, дорогой разбойник! И вообще, легче всего проживать ту жизнь, которую от тебя ждут люди. Труднее найти смелость жить так, как хочешь ты сам!

– Гениально! – воскликнула Ольга. – Мой скучный финансист превращается в героя-философа. Я в восторге от фирмы «Иллюзион»!

Они оба рассмеялись. Машина, уверенно проглатывая ямы на асфальте, выехала на улицу Марата. Тревожно зазвонил телефон, Артур нажал кнопку.

– Ты меня удивляешь, приятель! – Голос-автомат звенел как сталь. – Где мой товар?

– Пора делать добрые дела, Рустам, – усмехнулся мужчина. – Я передумал.

– Сумма показалась тебе небольшой? Мы можем об этом поговорить…

– Дело не только в деньгах. Я сентиментален, хочу подарить человеку жизнь! Тем паче он как две капли воды похож на моего друга детства.

– Ты сдохнешь, как поганая собака! Понял, тварь?! Я хочу, чтобы ты знал… Я найду тебя и лично перережу глотку! – Голос-автомат мгновенно преобразился. Теперь в нем звучала лютая ярость свирепого хищника. Артур равнодушно отключил связь.

– Что он сказал?.. – прошептал Студень.

– Пожелал тебе доброго путешествия!

Он затормозил, повернулся к пленнику:

– Давай обмозгуем, милый человек, как ты будешь нам деньжата передавать!

– Поедем ко мне в офис! – не моргнув глазом, брякнул бизнесмен. – Сегодня суббота, там нет охраны, в сейфе наличности на полмиллиона.

– Он врет! – томно потянувшись, сказала Ольга. – В офисе дежурят полдюжины вооруженных охранников, все бывшие полицейские. Нас продырявят как картинку в тире.

Похищенный мужчина бросил на девушку затравленный взгляд, по его виску стекала тонкая струйка крови.

– Умница моя! – хлопнул в ладоши Артур. – Откуда ты это знаешь?

– Она знает! – Женщина лучезарно улыбнулась и указала пальчиком себе в грудь.

– Нам точно конец… – возобновил свое нытье Студень.

По дороге с воем промчалась кавалькада полицейских машин, они выглядели в точности так же, как на виртуальных страничках из истории двадцатого века. Неуклюжие коренастые машинки с синей полосой на борту, похожие на стайку злобных жуков.

– Пора скидывать тачку… – задумчиво проговорил Артур, – иначе нас арестуют эти корявые вояки. В программу иллюзии, кажется, не входило тюремное заключение; не так ли, дорогая?

Ольга загадочно улыбнулась. Это была совсем другая женщина. Те же черты лица, голубые с поволокой глаза и крохотная родинка над верхней губой, словно черная мушка зацепилась за нежную кожу. Но все в ней было иное, чужое, незнакомое, волнующее. Совсем иное. Конечно! Ольга из двадцать второго века удаляет брови по нынешней моде, красит волосы в голубой цвет и источает ароматы искусственных эстрогенов. Девица, что сидит в салоне угнанного БМВ, пахнет утренней росой и горячей мятой. Да он поэт! Мужчина ощутил сильнейшее влечение, какого не знал даже в период юношеского созревания. Ого! Мой партнер – еще и могучий любовник, без всяких стимуляторов и фаллопротекторов! Артур ощутил легкий укол ревности к своему воображаемому двойнику. Это и вовсе ни к чему… Проекция, вымысел, сконструированный фирмой «Иллюзион». Он решительно ударил ладонью по «торпеде», въехал во двор и притормозил возле мусорных баков. Рыжая кошка протестующе выгнула дугой худую спину, в зеленых глазах отразилась блестящая машина.

– Действуем так! Звони в свою фирму, Паша, Андрей, или как тебя там… – Артур протянул пленнику телефон. – Скажешь, что ты уже у Рустама, и тот требует полмиллиона долларов. Твой человек должен приехать в это место через двадцать минут, один и без оружия. Действуй!

– Меня зовут Андрей Иванович… – протестующе пискнул человек и тотчас получил тумак от Студня. – Двадцать минут – мало! – захныкал он.

Мужчина спокойно достал ТТ из кобуры, уверенно щелкнул предохранителем.

– На двадцать первой минуте я прострелю тебе коленную чашечку, на двадцать второй – локоть… Продолжать?

Бизнесмен замотал головой с такой скоростью, будто она крепилась на шарнирах, а не на обычных позвонках. Он схватил трубку, быстро набрал короткий номер.

– Костя! – От горячего дыхания запотел пластик. – Это я. Да… Ни о чем не спрашивай, меня взял Рустам. Не оправдывайся, потом будем искать виноватых. Немедленно войди в мой кабинет, за картиной находится сейф, запиши код. Один… двадцать четыре… сорок шесть… четырнадцать… Записал? Возьми наличность, там около пятисот тысяч, бегом в машину и приезжай по адресу… – Он кинул умоляющий взгляд на Артура.

– Пушкинская улица, десять.

– Пушкинская, десять! Во дворе черный БМВ. И никакого геройства, приезжай один, без оружия. Да… Время на все – двадцать минут! Какого черта?! – Он сорвался на визг. – На двадцать второй минуте меня начнут убивать!

Артур вырвал трубку из рук человека, быстро, брезгливо обтер микрофон и старательно копируя голос человека-автомата, проговорил:

– Время пошло. И без шуток, вы меня знаете… – Он отключил связь, подмигнул унылому Студню. – Ну что, жирный, у тебя есть заграничный паспорт? Теперь тебя будут искать и полиция и Рустам!

Толстяк заныл еще громче.

Ольга обвила его шею руками и что-то жарко прошептала на ухо.

– Но здесь негде… – Артур обвел глазами облупившиеся стены.

– Подъезд…

– Ну почему бы и нет… – Он выскочил из машины, галантно распахнул дверцу. – Прошу вас!

– Вы куда? – засуетился Студень.

– Мы ненадолго… Охраняй Павлика!

– Я не Павлик! – возмущенно пискнул бизнесмен. После разговора со своим охранником он стремительно обретал утраченное самоуважение.

Артур взял девушку под руку и зашел в парадное. Здесь было темно, пахло кошачьей мочой и горячим парным воздухом. Они поднялись на второй этаж; подоконник был покрыт слоем лежалой пыли.

– Романтика… – шепнула женщина и приникла к его губам. То, что происходило в дальнейшем, нельзя было назвать банальным половым актом. Недовольно бурчала вода в трубах, из черного подвала сверкали янтарные кошачьи глаза, этажом выше открылась дверь, скандальный женский голос обругал некую Люду, и дверь опять захлопнулась. Сквозь закопченное окно сочился радужный весенний свет, покрывая обнаженные плечи цветочным маревом, словно таясь в предвкушении жаркого лета и боясь спугнуть его. У мужчины оказались узловатые бугры мускулов, женщина была мягкой, нежной, влажной, податливой. Голубые глаза светились в полумраке как две колдовские луны. Жадные губы искали его рот, настойчиво, нетерпеливо, острые ногти впивались в кожу. Не в силах сдерживать эмоции, она закричала, и мужчина рычал громко, страстно, как леопард, терзающий желанную добычу. Кошка скрылась в подвале, хлопнула входная дверь, Ольга спешно привела в порядок свой туалет; загудел лифт.

– Без комментариев… – выдохнул Артур. Она засмеялась и прижала горячую ладонь к его губам.

– Что дальше делать будем?

– Обычно после такого дела они курили…

– Я не о том. Ну, отберем деньги у бизнесмена, а дальше?

– Черт его знает… – Он огляделся по сторонам. – Мне известно, где живет партнер. Можно поехать к нему.

– Отпадает – дома нас накроет банда Рустама.

– У тебя криминальный склад ума! – Мужчина восхищенно провел ладонью по ее волосам. – Оказывается, тебе идет быть блондинкой.

– Это не модно.

– Жаль… – Он внимательно посмотрел на желтые следы протечек вдоль белой стены.

– О чем ты думаешь? – Девушка поцеловала его в уголок губ.

– Странно… мы ведь не целуемся, правда?

– Конечно. Это негигиенично. Можно обработать ротовую полость антисептиком, до и после поцелуя. Но ты думал о другом…

– Наши партнеры… это ведь реальные люди. Что с ними происходит сейчас, в то время, пока мы здесь?

– Мастер говорил, что их проекции существуют в нашем мире.

Артур поежился, накинул на плечи куртку.

– Нам пора. Двадцать минут уже прошло.

Они зашагали по ступенькам к выходу.

– А ты и правда был готов прострелить этому парню коленку?

– Не знаю… Партнер обычно не планирует свои действия и поступает так, как велит интуиция. Удар, выстрел, побег. Реакция дикого зверя.

Распахнулась входная дверь, рука мужчины автоматически потянулась к кобуре. Двор был пуст. Из зеленых бачков вываливались наружу пакеты с мусором. Рыжая кошка неодобрительно посмотрела на людей, словно подозревала их в чем-то постыдном. На том месте, где стоял БМВ, теперь по асфальту растекалось жирное масляное пятно.

– Новая сюжетная линия… – пробурчал Артур. Он обнял Ольгу, супруги вышли на улицу; мужчина сунул руку за пазуху – ладонь ожгла рукоять пистолета. Зазвонил телефон, человек прижал трубку к уху.

– Не советую валять дурака, – выдал голос-автомат язвительную ноту. – Жирный тебя сдал. Через минуту прибудет «кавалерия». Вас обоих грохнут охранники моего клиента, причем тебя, Артур, будут убивать медленно, потому что ты увел его девушку. Твой выбор. За углом стоит джип; садись, поговорим… Мне нравятся дерзкие парни.

– Пора взять тайм-аут! – улыбнулся мужчина, стиснул узкую женскую ладошку в своей руке и дважды с интервалом в одну секунду нажал черный квадратик за ухом.

Сумеречный подъезд затопили потоки золотого света, в воздухе что-то треснуло, будто разорвалась ткань небесного полотна, из подворотни вышел ухмыляющийся Ангекок и кивнул людям, как старым знакомым.

– Любопытство – действительно сильнейший из инстинктов, но страх его превосходит! Добро пожаловать домой! – Он хлопнул ладошками, и этот звук оглушил, словно звон литавры. Золотой свет стал нестерпимо ярким, люди зажмурились. Последними, что успел услышать мужчина, были рев автомобилей и рявкающие команды. Затем пришла покойная мгла…

Агио-Петрополис. 10 марта. Пауза

– Я меня есть куча вопросов! – Артур тронул губами коричневую жидкость в бокале. Анджела подала на подносе бокал вина для Ольги и коньяк мужчине.

– Вино пахнет ежевикой! – Девушка смаковала розовый напиток. – Чудесный напиток со вкусом летней ежевики. И хмель такой славный…

– Благодарю… – Мастер наклонил седую голову. – Я вас слушаю!

– Во-первых, я решил, что нам угрожает опасность, и поэтому нажал экстренный вызов.

– Ни в коем случае! Даже если во время сеанса ваш партнер погибает, система немедленно вернет хозяина в исходную точку путешествия. Я уже говорил об этом. Так работает «Иллюзион». Это своего рода техника безопасности.

– Допустим. Во-вторых. Что касается наших партнеров… Это ведь реальные персонажи, не так ли?

Мастер прикоснулся к хрустальному шару.

– Вы задаете сложные вопросы, господин Погодин. Я затрудняюсь дать простой ответ за несколько минут, отведенных для экстренного перерыва. Должен заметить, что вы остановили программу накануне завершения этапа. Остались сущие пустяки… Если, конечно, вы намерены продолжать путешествие.

– Намерен. А ты, дорогая?

Девушка задумчиво погладила ожерелье из беллоидов, как домашнего котенка.

– Мне пока многое непонятно… – Она говорила нараспев, нарочито растягивая гласные, отчего казалось, будто собирается или запеть или расплакаться. Такая манера речи – последняя мода в Агио-Петрополисе. – Я была любовницей этого парня? Он похож на Лившица, это друг юности моего мужа. Хороший врач, умница и совершенно не приспособленный к жизни человек. А здесь он бизнесмен, а я – его любовница! Странно… Этот момент непонятен. И будем ли мы отвечать за преступления, совершенные во время путешествия? За похищение человека Совет по нарушениям предусматривает серьезное наказание. Могут сослать на острова…

– Ни в коем случае! – Мастер поднял ладонь. Рубин на безымянном пальце источал магнетический бордовый свет. – Никакой ответственности за деяния партнеров вы не несете. Это отражено в договоре. Что касаемо схожих личностей… Люди вообще часто похожи друг на друга, не замечали? А ваше эго, Ольга Владимировна, – чрезвычайно внушительное.

Ольга зарделась, благосклонно хмыкнула.

– Анализаторы внимательно изучили результаты опросов. Все идет согласно вашим неосознанным пожеланиям! – добавила Анджела.

– Почему я блондинка? – Красавица капризно надула синие губы.

Негритянка понимающе улыбнулась.

– Такова была мода в ту историческую эпоху…

Артур скептически поглядел на жену. Партнерша по иллюзии нравилась ему значительно больше, чем собственная супруга. В здешнем мире и родинка на губе смотрелась вульгарно, и глаза с поволокой делали женщину похожей на мечтательную юную корову.

– Это всего лишь начало истории! – воскликнул Мастер. Он бегло заглянул в блокнот. – Вам предстоят интереснейшие переживания! То был всего лишь первый, вводный этап. Если вы, как наши клиенты, передумаете, «Иллюзион» перенастроит систему и отправит вас в любое иное место.

– Грязь там повсюду, дороги разбиты, да и воздух оставляет желать лучшего.

– Эпоха такая…

– Мне непросто было нажать на чип… – задумчиво произнес мужчина. – Словно что-то мешало.

– Это вполне естественно! Реальность мира, созданного «Иллюзионом», очень убедительна. Вы продолжаете осознавать себя господином Погодиным, успешным бизнесменом, но влияние партнера на вашу личность крайне значительно. К тому же вы с ним оказались сильно похожи. Я впервые наблюдаю столь очевидное совпадение сущностей хозяина и партнера.

– Благодарю покорно! – наклонил голову Артур. – Никогда не предполагал, что могу оказаться похожим на отъявленного головореза.

– Я говорил о сущности, а не о личности. Это – разные понятия. Иначе откуда вам знать, как управлять тамошними автомобилями, стрелять из старомодного оружия или владеть приемами рукопашного боя. В этом и заключена магия наших сеансов: возможность ощутить себя в чужом обличье, сохранив собственную персону и обладая полной безопасностью. Иначе за что мы берем такие деньги?

– Вы так и не ответили на мой вопрос… – Артур допил коньяк, негритянка тотчас приняла пустой стакан из его рук.

По лицу Мастера скользнула загадочная улыбка. Так могла бы ухмыляться ящерица или гиена. При этом выражение обрамленного седыми волосами узкого лица оставалось благообразно безмятежным, как у священника на исповеди. Честное слово: он будто сошел с картинки из учебника по истории! Однако нет… была в его внешности некая универсальная составляющая, собравшая воедино все физиономические типы европеида. Человек с таким лицом мог оказаться пиратом, разбойником, наемным убийцей, отважным астронавтом, миссионером или святым – следовало лишь поменять одежду…

– Если вы не возражаете, мы обязательно вернемся к беспокоящей вас теме по окончании сеанса. Согласны?

– Согласен. А что за чудное говорящее создание? Похоже на гибрид пингвина и цапли.

– Многие персонажи являются побочным результатом деятельности подсознания. Куда не в силах добраться даже самый совершенный ментальный анализатор. Мы называем их клонами. Клоны подчас вносят свежую струю в развитие истории…

– Точно! – встрепенулась девушка. – Я тоже его видела!

– Это – клон. Ничего страшного, – кивнул Мастер. – Мой совет – не вступать с ними в контакт, они бывают излишне навязчивы. Позволите продолжать?

– Валяйте!

– Я бы не рекомендовал слишком часто пользоваться экстренной остановкой сеанса иллюзии. – Мужчина преувеличенно внимательно изучал свой хрустальный шар.

– Почему?

– Как бы это объяснить… Вашей жизни и здоровью ничто не угрожает, система абсолютно стабильна. Записи кардиограммы, температура тела, данные артериального давления, уровня кортизола и сахара в крови фиксируются датчиками на креслах, которые напичканы современной диагностической аппаратурой. Но экстренная остановка программы – это своего рода стоп-кран. Им нежелательно пользоваться по малейшей прихоти. Тормозные колодки рано или поздно стираются… – Он загадочно улыбнулся. – В случае перезагрузки «Иллюзион» остановит сеанс произвольно.

– Черт с ним! – Артур раздраженно махнул рукой. – Врубайте свою машину. Честно говоря, мне нравится этот парень из двадцатого века! И клиент определенно знаком… – Он криво усмехнулся, откинул голову и прикрыл глаза.

, как золотые купола старинных храмов. Иллюзия поглощала реальность, властно и неумолимо.

Пушкинская улица, дом 10. 10 марта,13.45

…Задняя дверь джипа распахнулась, на раздумья не оставалось времени: по узкой улице мчались черные автомобили. Они походили на кровожадных молодых волков, рыскающих носами в поисках добычи. Пронзительно верещали сирены, сверкали сигнальные маячки на крышах машин, отбрасывая блики на окна витрин. Прохожие испуганно вжимались в стены. Из «мерседеса» выскочили двое охранников и бросились к Артуру. Мужчина закрыл спиной Ольгу и встретил высокого, бритого наголо здоровяка сильным маэ кэкоми в живот. Человек охнул, согнулся надвое, словно из поясницы вырвали сегмент позвоночника, и рухнул на колени. Артур уклонился от неуклюжего джеба второго нападавшего, врезал человеку широким свингом и попал в переносицу. Тот потек, поплыл, мелкими шажками семеня по асфальту, и с бессмысленным остановившимся взглядом машинально шарил за пазухой, пытаясь нащупать кобуру.

– Живо сюда! – Голос из джипа обладал ярко выраженным кавказским акцентом.

Артур втолкнул девушку в салон автомобиля, запрыгнул на подножку, взревел мотор, как разъяренное животное, и машина сорвалась с места. А за спиной послышались чахлые хлопки, словно железные пальцы ломали сухие палки…

Прямо на дороге неожиданно возник Ангекок. В маленьких ручках чудовище сжимало детский красный флажок. Он отчаянно семафорил этим флажком, стоя на пути тяжелого джипа, и безуспешно щелкал клювом.

– Пальба как на Диком Западе! – кричал монстр. – Поберегись!

кани, и исчез. Ольга невольно вскрикнула, а водитель тихо выругался.

– Что это было? – блеклым невыразительным голосом спросил коренастый мужчина, сидящий на пассажирском сиденье.

– Камень отскочил, наверное…

Нелепый силуэт Ангекока мелькнул в обзорном зеркале; невредимое после столкновения существо бежало по проезжей части, пытаясь нагнать машину. Оно уморительно прижимало ручки к толстым бокам, широкие ласты издавали громкие шлепки по асфальту.

– Вы нарушили ПДД, сбив пешехода в зоне перехода! – кричал монстр дурным голосом. – Немедленно остановитесь, иначе я применю табельное оружие! – Он сжимал в руке полосатый жезл, на боку болталась громоздкая старинная кобура наподобие тех, что использовались в Гражданскую войну начала двадцатого века.

Прохожие не обращали на загадочного чудика никакого внимания. За джипом мчались несколько автомобилей с мигалками, дистанция между беглецами и преследователями постепенно сокращалась.

– Позвони ему, Рустам! – процедил сквозь зубы водитель. – Весь город на уши поставили…

Коренастый мужчина набрал короткий номер.

– Привет, дорогой, это я! Узнал? Богатым буду! – Он засмеялся часто, мелко, дребезжащим голосом, будто кашляла старая собака. – Убери своих псов.

Артур немедленно узнал этот голос-автомат, звучащий мертво, властно, без эмоций.

– Убери псов, пока я своих джигитов не подключил. Ты победил. Встретимся, накроем стол, как старые друзья, поговорим… – Он обернулся к Артуру, и неожиданно широко и дружелюбно улыбнулся:

– Рад видеть тебя, приятель!

– Здорово! – брякнул тот. – Я так понимаю, что у тебя ко мне имеются претензии, дорогой?

– Претензии – неудачное слово. Я их предъявляю своей жене, если она приготовила скверный хинкал! Ты обломал мне выгодную сделку, родной!

– Извини… неудачный день сегодня. – Артур нащупал дружественную твердь тяжелой кобуры под мышкой. За окном мелькали приземистые дома, в нынешнем центре Агио-Петрополиса почти не сохранилось таких построек. Редкие музейные здания мало кого интересовали. Иной век, иные ценности. Автомобиль свернул в тупик и остановился, мужчина медленно потянул молнию на куртке.

– Не спеши доставать оружие, родной! Ты разве не узнаешь Амира?

Водитель выдернул ключ из замка зажигания, повернулся назад и хищно оскалился. Сросшиеся густые брови, расплющенный, словно вдавленный в скулы широкий нос, короткая шея, вросшая в покатые плечи.

– Рорчами, Артур! Рад тебя видеть! – Он открыл дверцу и сплюнул на асфальт.

– Кажется, вы с Амиром уже встречались, старые друзья… – усмехнулся Рустам. – И следы этой дружбы видны на лицах. У одного – шрам, у другого – нос в лепешку.

– Хороший прямой левой, но слабая шея… – кивнул Амир и вторично сплюнул на землю. Он неторопливо потянулся, разминая затекшие мышцы.

– Рад встрече, Амир! – Артур широко улыбнулся, словно тигр оскалил зубы, и в то же мгновение золотой свет затопил салон автомобиля, Рустам растерянно огляделся по сторонам, улыбка сползла с лица.

– Жалко, не удалось ближе познакомиться! В следующий раз, дорогой. В следующий раз… – улыбнулся мужчина, и яркий блеск зеркал ослепил его.

Агиос-Петрополис. Фирма «Иллюзион». 10 марта.

С начала сеанса прошло 7 минут 25 секунд

Мужчина хлопал ресницами, словно очнулся от глубокого сна. Рядом капризно захныкала Ольга.

– Придется немного потерпеть… Извините!

Он протер кулаками глаза. Чернокожая Анджела аккуратно отлепила маячок от кожи девушки, бережно положила квадратик в пакет и подошла к Артуру.

– Это надо снять… – Хрустальный шар на груди служащей светился ровным серебряным светом. Человек послушно оттянул мочку уха, холодные пальцы уверенно отлепили присосавшегося «клеща», кожу ожгло слабой болью. Он нащупал пальцами едва заметное пятнышко, единственный реальный след от пережитого волшебства. Точное слово – волшебство: иначе не назвать удивительное путешествие!

– Благодарю за терпение, – улыбнулась Анджела. – Они словно живые, эти чипы; некоторое время даже хранят температуру вашего тела.

Съежившиеся кусочки синтетики походили на частички горелой органики.

– Черт возьми! На самом интересном месте… – досадливо воскликнул Артур.

– Следующий сеанс – завтра! – напомнил Мастер. Он держал в руках плоский блокнот, листая сенсорные страницы. – В шестнадцать тридцать вам будет удобно?

– Удобно! – с готовностью кивнула женщина.

– На второй сеанс мы даем приличную скидку…

– Но лихо я отключил того здоровяка? Прямой удар ногой в живот; он сложился пополам, как соломенное чучело! – возбужденно говорил мужчина. – А завтра все начнется с того же самого места? Я так понял, что предстоит рукопашная схватка с этим парнем… Увлекательно, чертовски увлекательно… Шея как у быка! Я видел таких рестлеров в шоу. И очень интересно узнать про Рустама – вероятно, он является крестным отцом мафии, или что-то в этом роде, как вы считаете?

Мастер жестом прервал его словесный поток:

– Мы не всегда можем предугадать работу «Иллюзиона». Все образы являются результатом ваших собственных фантазий. Мы всего лишь прогнозируем варианты, исходя из результатов тестирования. Однако опыт подсказывает, что обычно прерванные путешествия возобновляются на последующих сеансах. Проще говоря, незавершенных этапов не бывает. На этом основана работа нашего мозга. Мы не в состоянии полноценно думать о двух вещах одновременно.

– Вы обещали мне рассказать про моего партнера. Что это за парень? Откуда он так ловко умеет драться, и все остальное…

Анджела прижала ладонь к хрустальному шару:

– До сеанса господина Теодаракиса осталось двадцать пять минут!

– Ладно. – Артур поднялся с кресла. – Завтра, в половине пятого?

– Точно так.

– А какова скидка?

Мастер молча нажал кнопку, повернул экран блокнота.

– Вот это да! – присвистнул человек. – Это что, благотворительность?

– Мы уважаем наших клиентов! – По лицу мужчины опять скользнуло нечто похожее на улыбку. Он провел ладонями по седым кудрям, обнажая длинные, загнутые когти на пальцах. Артур поморщился, но не придал этому значения. Он все еще находился во власти удивительной иллюзии. Быть может, это всего лишь новое веяние моды. Фокусник казался странным парнем, но дело свое он знал отлично – это факт!

– А нельзя ли купить еще один абонемент?

– Нет. К сожалению, график «Иллюзиона» расписан на много дней вперед.

Ольга встала с кресла, провела ладонями по ягодицам. Ожерелье на шее запылало оранжевым цветом. Казалось, лепестки огня целуют кожу. Густые брови вразлет были сбриты по последней моде, натуральный живой запах девичьего пота исчез в облачке искусственного аромата из синтезатора.

– Какая жалость, что не входите в Ассоциацию свингеров! – Она вызывающе нагнулась к креслу. – Может быть, все-таки посетите собрание? Мы с мужем оплатим первый визит, готовы стать вашими гарантами. Съемные фаллопротекторы творят чудеса!

– Благодарю за предложение! Я подумаю…

Артур взял супругу под руку, и направился к выходу. Ольга остановилась.

– Но наше приключение не закончилось! Что будет дальше?

Мастер небрежно глянул в блокнот.

– Пока трудно сказать… Один из персонажей вашего путешествия оказался чрезмерно близок к партнеру. Такое иногда случается. Хотя подчас развитие сюжетных линий непросто предугадать. Зеркала… они столь изменчивы…

– Будь я проклят, если это не Пашка Лифшиц! – выпалил мужчина. – Но ведь друг юности…

– Всякое бывает… – Опять на лице Мастера промелькнула скользкая улыбка. Ощерившаяся гиена…

У выхода к посетителям кинулся напомаженный портье. Он умело подал женщине шубу, еще раз похвалил ожерелье из беллоидов.

– Сейчас камни – цвета ваших глаз! Редкая находка.

– Месторождения на Айгуре почти иссякли… – вздохнула Ольга. – Говорят, начались разработки за Большим Кольцом, но тогда камни чрезмерно вырастут в цене. Моя подруга купила венерианские беллоиды. Ничего похожего! Камни оправляют в дешевую платину, они источают всего пять-шесть спектров. Настоящие беллоиды хороши, когда они оправлены в сталь. У вас неплохая работа по зубам!

– Всего лишь алмазы! – скромно улыбнулся человек.

– Вам к лицу! Вы посещаете Ассоциацию свингеров?

– Безусловно. Я даже вхожу в Совет меньшинств и трансов!

Мастер скромно стоял в стороне, терпеливо ожидая, пока клиенты покинут офис. Артур повернулся к нему.

– Не стану спрашивать, что произойдет на следующем сеансе – пусть будет сюрприз. Но меня все-таки беспокоит это навязчивое чудовище. Диковинный гибрид – смесь цапли с пингвином. Оно нам точно не может навредить?

– Это клоны, я уже говорил. Продукт вашего подсознания. Они совершенно не опасны. Это своего рода побочный продукт нашей системы. Чем меньше вы обращаете на них внимания, тем реже они будут вас тревожить. – Хрустальный шар на груди человека загорелся алым огнем. Мастер тронул его пальцами, вежливо поклонился. – К сожалению, вынужден вас покинуть, Ольга Владимировна, Артур Николаевич!

– Шар – это у вас телефон такой?

– Некоторым образом…

Массивные двери распахнулись, на пороге появились двое мужчин. Пожилой горбун с искусственными розовыми волосами на голове, в сопровождении хрупкого стройного мальчика-азиата лет тринадцати. Мастер шагнул навстречу посетителям.

– Господин Теодаракис! Вы точны! Прошу вас…

Ольга ревниво дернула плечиком и вышла на улицу. Бледное мартовское солнце ползло по голубому небосклону. Талые кучки ноздреватого снега походили на куски несвежего сыра. По тротуару скакали серые воробьи. Все то же самое, что в путешествии, но совсем иначе. Артур ощутил приступ глухой тоски, гнетущей ностальгии по неведомому прошлому. Словно он прикоснулся к ускользнувшему времени и физически ощутил исчезнувшие мгновения. Так бывает, когда в разгар летней жары на память приходят вьюжные февральские метели и возникает вот такая щемящая душу печаль. В горле стоял сухой ком, и отчего-то хотелось всплакнуть. Супруги подошли к припаркованному автомобилю. Новенький «порше» отливал фиолетовой синью. Неслышно распахнулись двери, девушка легла в удобное кресло, мечтательно закрыла глаза.

– Чудеса! Нас не обманули. Такого секса у меня в жизни не было!

– У меня тоже! – поддакнул Артур. Он быстро набирал адрес на цветном дисплее: реальность, нашпигованная совершенной техникой и разумными машинами, вторгалась в жизнь, как пьяный ночной гость – шумно, грубо, настойчиво.

– Поедем в Ассоциацию? У меня с собой пара фаллопротекторов.

– Не сейчас. – Он ввел кодовую комбинацию, неслышно заурчал мотор. – Я знаю этого грека с розовыми волосами. Он часто играет на бирже. Хотя основной бизнес – торговля синтетическими любовниками.

Машина сорвалась с места. На экране высветился маршрут.

– Отвези меня в Ассоциацию. – Женщина упрямо поджала синие губы.

– Пожалуйста! – «Порше» уверенно свернул налево, пропустив стартующий воздушный катер. – Все не так просто в этой игре… – прошептал он себе под нос. – Черт меня побери, если это был не Лифшиц! – Он нажал вызов. На экране возникло худощавое мужское лицо. Красные воспаленные глаза бегали, как у затравленного кролика.

– Привет, Паша!

– Здравствуйте! – Человек на экране испуганно оглянулся, словно кто-то невидимый в поле зрения камеры прячется за его спиной.

– Откуда такая вежливость? – усмехнулся мужчина. – Мы уже на «вы»? Ты можешь сказать, какой сегодня курс акций?

– Я вас… я тебя не понимаю… О каких акциях идет речь?

– Паша, я задал простой вопрос! Какой курс акций HR?

– Шесть с половиной… он падает с утра. Даже шесть и три уже… Можно прочесть в информаторе. А в чем дело? – Он опять оглянулся.

– Ничего особенного, – коротко ответил Артур, – обычный трудоголизм. Я завтра улетаю, хотел справиться, как дела. Спасибо за наводку: фирма «Иллюзион» – чудесное место.

– Фирма «Иллюзион»? Ну, конечно… Я-то думаю, откуда столь знакомое лицо! – Блеклые глаза загорелись хищным огнем. Паша, глупый Паша… Он даже не умел скрывать свои чувства! Но какова подлость? Они вместе росли…

– Ну, слава богу! А то я гляжу – устроил цирк. Кстати, хотел спросить… Тебе не знаком человек по имени Рустам?

Лифшиц нервно провел тыльной стороной ладони по лбу.

– Не знаю… не уверен. А почему ты спрашиваешь, коллега?

– Ничего особенного. Глупые мысли. До связи… – Он был абсолютно уверен, что Павлик лжет. От первого до последнего слова.

– Хорошего отдыха! Рад был общению. – Экран погас.

Приземистая машина подкатила к высокому зданию, отразившись в матово-черных от глухой тонировки окнах, изнутри доносились приглушенные звуки музыки. Ассоциация работала круглосуточно и без выходных, но по субботам здесь бывало людно уже с раннего утра. Мелодичный женский голос тихо объявил:

– Здание Ассоциации свингеров! Добро пожаловать!

– Ты уверена, что не хочешь пройти курс ментального анализатора? Мы пропустили уже два сеанса.

Девушка капризно закусила губу.

– Противная штука! У меня от нее кружится голова, и всякий раз возникает такое чувство, будто я только что родилась. Голая, слабая и беззащитная… И еще эта липкая вода!

– Какая вода?

– Ну, не знаю… У меня такое впечатление, что я в грязной жиже барахтаюсь. Наверное, что-то с подсознанием не в порядке.

– Наверное. Постарайся недолго.

– Угу!

Ольга вылезла наружу, придирчиво оглядела и одернула короткое платье, поправила ожерелье. На мартовском солнце беллоиды неожиданно поблекли, оказавшись почти невидимыми на фоне зеленого платья. Казалось, на шее висит простая стальная цепочка.

– Ты точно не пойдешь?

– Отдыхай без меня, дорогая!

Девушка пожала плечами и удалилась. Она плавно покачивала бедрами при ходьбе. Лошадиные дозы эстрогенов исправно делали свое дело. Женщина источала аромат страсти. Приветливо распахнулась раздвижная дверь; на пороге стоял обнаженный мулат. Упругая кожа отливала блеском полированного эбонита, под рельефными квадратиками пресса красовалось грозное мужское орудие. За последние годы синтетические любовники превратились в совершенную копию человека. Они даже источали терпкий запах пота во время занятий сексом. Ольга провела пальцами по животу плейбоя; он предупредительно снял шубу с ее плеч. Дверь закрылась. Артур посмотрел на стеклянную витрину. Там призывно извивались голые девушки. Всех цветов кожи, рас и национальностей. Не было только обычных живых людей. Услуги живой проститутки стоили кучу денег. А на содержание молодой жены уходило целое состояние. Вспомнив о деньгах, мужчина скрипнул зубами. Он быстро набрал код на панели компа. Спустя мгновение на экране появилась миловидная азиатка.

– Слушаю вас, господин Погодин!

– Я хочу узнать котировки акций HR на сегодня.

– Минуту… – После непродолжительной паузы девушка виновато улыбнулась: – Ваш доступ закрыт, господин Погодин.

– Какого дьявола?! Проверьте еще раз!

– Одну минуту… – Девушка скрылась из виду, было слышно, как она с кем-то тихо разговаривает. Артур лихорадочно соображал; мозг опытного финансиста спешно перебирал в уме возможные комбинации и не находил объяснения случившемуся. Как бы поступил на его месте партнер? Возникла неожиданная мысль… Он смел, жесток и хитер. Да. Именно хитер…

На экране вновь появилась азиатка. Наверное, китаянка – они особенно милы и улыбчивы, в отличие от надменных японок и суховатых кореянок. Почему он об этом думает? Это не он… это мысли его партнера. Мужчина на зерцалах глаз. Кажется, эта совокупность качеств раньше называлась сексуальностью. До тех пор, пока ее не вытеснили искусственные духи, обволакивающие собеседника запахом феромонов.

– Точно так! Ошибки быть не может. Ваш доступ заблокирован.

– Почему?

– Не знаю… Возможно, вы слишком долго не пользовались страничкой торгов. Система устаревает. Или произвольно сменили коды и забыли об этом. – Она виновато улыбнулась.

– Я ничего не забываю! Разблокируйте эти чертовы коды!

– Я не могу этого сделать, не зная секретного слова. Ну, для восстановления пароля, понимаете? И вообще, это нарушение…

Что бы сделал партнер? Хитрость… Артур изобразил скорбную мину.

– Девушка, у нас случилось несчастье! Мой друг тяжело заболел. Я ради него бросил все и вернулся в город. Ему требуется срочная трансплантация печени, иначе он умрет, бедняга… А чтобы восстановить допуск, я должен лично приехать на биржу. Помогите, пожалуйста!

– Но мы не имеем права… – комкала слова диспетчер. – Вы знаете, как у нас строго, господин Погодин?!

– Я обещаю, что это останется между нами! – горячо закричал Артур. – Более того, я вас отблагодарю! Бедный парень, мы с ним вместе росли…

Опять возникла пауза. Мужчина слышал, как стучит сердце в груди. Надо сходить к кардиологу: возможно, пора устанавливать стимулятор. Износ миокарда начинается после сорока лет, обычное явление. Едва ли партнеру требуется стимулятор – у парня железные мускулы и гибкое, как у большой кошки, выносливое тело… Он стиснул потные кулаки, холеные ногти впились в подушечки ладони. Такими кулаками не дерутся; слабое запястье и нежные, как у девушки, костяшки.

Наконец лицо китаянки вновь появилось на экране.

– Введите секретное слово!

– Что?!

– Ну, тайное слово, которое блокирует доступ к вашим кодам.

Артур вдруг осознал, что не понимает, о чем идет речь. Он хрустнул костяшками пальцев, слово всплыло из глубины сознания; на мгновение ему причудилось, что это прошептал партнер из иллюзии. Он быстро ввел буквы на клавиатуре.

– Нельзя забывать свое тайное слово! – кокетливо улыбнулась девушка. – Ваши коды может вскрыть умелый хакер, а отгадать секретное слово почти невозможно. Я пришлю вам сообщение! – Экран мигнул и погас. Томительно потянулись секунды ожидания. Человек включил приемник: из динамиков понеслись хаотичные звуки. Создатели аналитической музыки утверждают, что она выравнивает подсознание. Вранье и выкачка денег! Откуда он это знает? В голове как будто живут чужие мысли. Он раздраженно выключил звук. В его подсознании поселился забавный гибрид. Огромная цапля с уродливыми человеческими ручками. Такого монстра не убрать при помощи бессмысленных звуков. Солнце скрылось за облаками, с неба пошел редкий мокрый снег. Отвратительное время на северо-западе – месяц март! Купил по скидке разовый абонемент на посещение «Иллюзиона». Впрочем, на второй сеанс придется раскошелиться… хотя скидка и внушительная…

Загорелась синяя лампочка. Женский голос сладко проворковал:

– Господин Погодин, вам пришло сообщение!

Чересчур сексуальный голос для бездушного автомата! Дрожащими пальцами мужчина нажал кнопку. Новые коды. Черт побери! Лифшиц ввел новый шифр. Ничего не скажешь: бысо Мича. Гений конспирации… Он быстро аннулировал код, задумался на секунду, мысленно усмехнулся, ввел свою комбинацию. Секретное слово. Просто и гениально! Никакой дешифратор не догадается искать нелепое сочетание букв. Он быстро стер из памяти все ассоциации с этим словом. Единственное хранилище, где оно теперь находилось, – его собственная память. Для настоящего финансиста числа похожи на музыкальные ноты. Сейчас гремел Первый концерт для фортепиано с оркестром Чайковского. Мощно, просто, гениально, торжественно. Артур сохранил в памяти код, заблокировал его паролем. Код Лифшиц сумеет вскрыть, он даже сейчас наверняка успел увидеть, как тот изменился. А вот с тайным словом труднее… Что предпримет его компаньон? Ударится в бега? Вполне возможно… Теперь следует проверить котировки. В окне появилась таблица. Акции HR – семь и четыре… это было утром! А сейчас уже почти восемь! И они продолжают расти…

Артур несколько минут барабанил пальцами по обшивке кресла, затем набрал домашний адрес, и машина послушно катила по заснеженному проспекту.

– Ну, Павлик, ну, хитрец! Надо было все-таки отдать тебя Рустаму, – прошипел человек и откинулся на мягкую спинку сиденья. Он нажал вызов: как и следовало ожидать, Лифшиц оказался недоступен. Выждал еще десять минут, открыл страницу акций. Так и есть: девяносто шесть попыток получить доступ! Компаньон ломился в электронную дверь, как пьяный грабитель. Причем с удаленного сервера. Пытался при помощи зубила взломать сейфовый замок! Что он предпримет дальше? Наймет профессионалов? Вероятнее всего. Анализаторы обычно настроены на сложные комбинации. Версию тайного слова ему подсказал партнер. ОН его помнил, а не финансист Погодин. И это было самое удивительное…

За окном началась снежная буря, а в сердце человека бушевал лесной пожар. Новенький «порше» уверенно вписался в поворот и выскочил на мост. Встречные автомобили моргали фарами: новое развлечение на улицах больших городов.

Время шло своим чередом. На часах моргали лиловые цифры; 12. 24. Агио-Петрополис. 10 марта. Обычный весенний день…


* * * | Безумный аттракцион | Власть иллюзии