home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



в которой Маргарита безуспешно пытается найти Корицу и в первый раз сталкивается с Блондинкой

Такого еще никогда не случалось. И первое, что сделала Маргарита, когда открыла глаза, громко позвала: «Ба-а-а-а!» Ответа не последовало. Девочка встала и заглянула в спальню к Корице. Конечно, кровать не расправлена. В глазах у Маргариты защипало. Хорошо хоть с сегодняшнего дня начались осенние каникулы, и ей не надо собираться в школу. А надо… Что же надо? Надо-надо…

— «Надо бежать в театр, — решила она, — куда же еще?»

Девочка быстро оделась и, только выйдя из подъезда, вспомнила, что денег-то у нее тю-тю, и придется довольно долго идти пешком. Через трамвайное кольцо, сквер, припорошенный первым снегом, мимо того фонаря, где вчера… Да не примерещилось ли ей это в самом деле? Сегодня, в скучном свете ноябрьского дня, явление человека с собачкой казалось Маргарите совершенно неправдоподобным.

А в городе творилось что-то странное. Не успела Маргарита одолеть и полдороги до театра, как насчитала три новеньких киоска с цветком-жезлом над входом и надписью «А-фелия Blum». Казалось, их принесло из ниоткуда вместе со вчерашним снегопадом. С такими вот аккуратными стенками, отделанными пластиковыми панелями, и окнами-витринами, увешанными густо хрупкой дребеденью. В один киоск Маргарита даже заглянула. И что же? На прилавке и стеллажах — всюду — торчали метелки цветов, очень уж напоминающие логотип с чашки-куба.

Еще одна, четвертая по счету, вывеска «А-фелии» блистала фальшивым золотом прямо с торца театра, где работала Корица. «Так-так», — копируя интонации бабушки, шепотом сказала Маргарита. Еще совсем недавно ничего подобного здесь точно не было. Хотя «предательская» чашка завелась в их доме почти месяц назад. И настроение у Корицы испортилось тогда же. А до того момента Маргарита ни разу не видела бабушку в плохом расположении духа.

Между тем у входа в новую лавочку начал собираться народ. Школьники, домохозяйки и один не очень трезвого вида мужичок. В толпе шелестело слово «презентация» — будто кто-то разворачивал праздничную фольгу. Мужичок подмигнул Маргарите и сообщил радостно: «Подарки будут давать». Девочке, понятно, было не до подарков, но она вместе со всеми зашла в новенький магазин.

Сильно пахло ароматным дымом, от которого у Маргариты тут же закружилась голова. В центре зала цаплей застыл микрофон. Рядом в дорогой керамической кадке вольготно расправлял мощные листья тот самый цветок, который угадывался на вывеске «А-фелии» и в очертаниях логотипа. Только султанчик его был не золотым, а ядовито-желтым; сочную зелень разлапистых листьев прорезали мраморные прожилки. Марго цветок не понравился категорически. Она еще не успела понять, почему, когда откуда-то из недр служебных помещений выплыли двое.


Цветник бабушки Корицы

Высокая немолодая блондинка в темных очках подвела к микрофону существо в бейсболке — то ли девочку, то ли старушку, издалека так сразу не разберешь. Но, приглядевшись, Маргарита узнала директрису театра Лилию Филадельфовну, которую все — от прим {6}до билетеров — звали за глаза Старушка Франкенштейн или Наша Лилечка. Говорили, что она «мастерица заедать чужой век», а потому умудрилась остаться подростком до глубокой старости. «Причем подростком избалованным», — добавляли некоторые. Маргарита много времени проводила у бабушки в костюмерной и слышала, как актрисы жалуются Корице.

«Она всегда получает то, что хочет, — пожимала плечиками травести {7}Вера Сергеевна, — и директора театра в мужья, и все главные роли. Подумать только, до семидесяти лет юных принцесс играла!» А буфетчица Полина считала, что у Лилии Филадельфовны — «дурной глаз»: «Она как скажет — „хорошо выглядишь“, — так у меня сразу сыпь по всему телу выступит!» Никто толком не знал, сколько Нашей Лилечке лет. После смерти мужа она перебралась в директорское кресло, сделала три пластические операции, добиваясь внешности Барби, и пристрастилась к тинейджерской моде. Вот и сегодня на Лилии Филадельфовне красовалась серая замшевая бейсболка, джинсы цвета «металлик» и футболка с Винни-Пухом. Только выглядела она немножко встрепанной и некстати разбуженной. Блондинка, казалось, даже слегка встряхнула ее, как тряпичную куклу, перед тем как поставить к микрофону.


Цветник бабушки Корицы

— Я рада вас всех видеть здесь, — бодро начала Лилия Филадельфовна, — в такой день, когда я, когда мы…

И она закашлялась, будто подавилась некстати выскочившим словом «премьера».

Блондинка немедленно взяла инициативу (то есть микрофон) в свои руки и низким, почти мужским голосом подхватила:

— Открываем в этом замечательном театре свой замечательный магазин. Цветы и сцена — созданы друг для друга. Что может быть лучше, чем волшебный союз растений и театра! Компания «А-фелия Blum» провела в вашем — то есть теперь уже нашем — городе серьезные исследования, чтобы правильно рассчитать необходимое количество цветочно-торговых площадей на душу населения…

Голос Блондинки дребезжал, как механическая шарманка. Искусственный цветочный запах, наполняющий магазин, отдавал химией. По углам к тому же вовсю чадили стеклянные плошки с ароматным дымом. А народ с улицы все продолжал втискиваться в небольшое помещеньице, привлеченный музыкой и нарядной вывеской. Маргарите стало очень душно, перед глазами все потихоньку поплыло. Блондинка, Франкенштейн…

Девочка расстегнула курточку, сняла шапку и только успела засунуть ее в карман, как в задних рядах поднялся подозрительный шум. Оказалось, что не совсем трезвый мужичок, который искренне ждал, но так и не дождался подарков, в давке зацепил ногой что-то стеклянное. Дым повалил гуще. Раздался обиженный собачий лай. «Песика не раздавите», — негодовали в толпе. Маргарита стояла в первом ряду и обернулась назад, пытаясь рассмотреть, что происходит. К своему удивлению, ближе к выходу она различила в толпе берет и вязаный шарф давешнего господина из-под фонаря.

Но тут ее внимание привлек другой звук — громко заскрипела дверь в глубине магазина. Маргарита повернулась на скрип и увидела, как, подхватив Лилию Филадельфовну под руку, Блондинка тащит директрису в задние помещения. Что-то воровское сквозило в Блондинкиной проворности. Не раздумывая долго, Маргарита шмыгнула за ней, удивляясь своей неизвестно откуда взявшейся смелости. Последнее, что услышала девочка у себя за спиной, — заливистый и звонкий собачий лай.


Зловредная кружка и исчезновение Корицы | Цветник бабушки Корицы | где Маргарита подвергается нешуточной опасности и видит светящуюся пыльцу