home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



где рассказывается о том, что такое настоящий романтический ужин

Что-то скучновато тут у вас, девочки! Как-то неуютно даже! — сказал Че, окидывая взглядом подземную комнату, деревянные ящики и колченогое кресло, с которого вскочила, кинувшись к нему, Маргарита. Камрад обнял ее, поцеловал в макушку и сунул в руки взъерошенную свинку-эльфа: — Держи героиню! — рассмеялся он. — Судя по тому, что сегодня Перцовка устроила в зале, она уже далеко не фантом!

А сам достал из кармана куртки саквояж, уменьшенный до размеров дамского кошелька, затем волшебную палочку (Афелия была так полна презрения к пленникам, что даже обыскать их не подумала) и принялся за работу. Перво-наперво коснулся палочкой саквояжа, и тот на глазах почтенной публики принялся стремительно расти. Впрочем, никто, кроме Маргариты, особого внимания на трюки Че не обратил. Видимо, привыкли. Сильвестр деловито встряхивал свою фуфаечку, Крапива возилась с лапкой Георгия, которую прожег-таки ядовитой ошметок взорвавшейся Росянки. И только Корица задержала на Камраде ласковый взгляд, каким смотрят на любимых расшалившихся детей. А тот старался вовсю.

Вскоре, освещая сводчатые арки, под потолком плавали два переливчатых дымо-дракона. На полу горело с десяток восковых свечей. Появились четыре надувных пуфа, пятый стал столом.

— Сегодня угощение у нас скромное, сами понимаете, — извинился Че, доставая из саквояжа свертки, — бутерброды с вареной колбасой и сыром, три банки шпрот, запеченная в мундире картошка, а здесь, — он потряс вместительной, пузатой фляжкой, НЗ, напиток из меда с чертополохом {36}, он не просто восстанавливает силы, он их удесятеряет!

— Цветы забыл, — буркнул песик, забравшись с помощью Крапивы на пуф, где специально для него Камрад установил мисочку. Лапка пекинеса уже была перевязана.

— Что же это я, ворожайка старая! — ударил себя по лбу герр Чертополох.

Когда в центре импровизированного стола появился букетик ландышей, все принялись за еду.

— Вот видите, Маргарита, — шепотом сказал пекинес, примериваясь к ломтику колбасы, — любовь превращает в праздник все, к чему прикасается.

— Не могу не согласиться, — так же тихонько ответила девочка, а потом гораздо громче добавила: — Получается, у нас настоящий романтический ужин?

— Откуда Маргарита знает такие выражения? — удивился Камрад. И как только в деталях выслушал историю посещения оранжереи Гриши Садовника, решительно добавил: — Нет, Маргарита, у парня был дурной вкус. Уж слишком карикатурно он представлял себе «романтический ужин». Главное — чувство, которое всегда можно прочитать по глазам, а не мелкие детали!

— Это как посмотреть, — усмехнулась Крапива, очищая картофелину для Георгия, — однажды за мной ухаживал один молодой человек, и как-то зимой вместо букета он принес мне килограмм свежих огурцов со словами: «Деньги те же, а намного полезнее». Не скажу, чтобы юноша произвел большое впечатление.

— Надеюсь, не Сильвестр совершил этот промах? — лукаво уточнил пекинес.

— Ну, я о здоровье нашей воительницы заботился, — улыбнулся Старьевщик, — хотя тогда я еще не знал, что она воительница. Думаю, какая симпатичная девушка к нам в тренажерный зал пришла…

— Ты был инструктором по фитнесу? — удивилась Маргарита.

— Кем мы только не были, — неопределенно ответил Сильвестр.

— То есть, — увел разговор в сторону Камрад, — вопрос о том, что такое настоящий «романтический ужин», остается открытым. И каждый решает его для себя сам. Но запомни, Марго: шампанское, красивые бокалы на тонких ножках и свечи — далеко не всё. Более того, они вовсе не обязательны, потому что…

Но тут вдохновенный монолог Че совсем невпопад перебила Корица:

— А что, если, — сказала она, — Гриша все же создал свою Дюймовочку?

— Тогда где же она? — пожал плечами Сильвестр. — Не эта же лахудра Афелия?

— Почему бы и нет, — задумчиво ответил Георгий, — что-то могло пойти не так. В конце концов, я уверен, что монстр в С-3 получился как раз из саженцев Гриши Садовника. Опять же у всех свои представления о прекрасном. Для кого-то, вполне вероятно, мадам настоящая красавица.

— С другой стороны, — возразила Крапива, — в оранжерее у самого Гриши все саженцы похожи на самые обычные цветы. Мне кажется, Росянка-монстр — дело рук Афелии. К тому же мадам вполне способна похитить и спрятать кого угодно. Может быть, Дюймовочка попала к ней в руки? Может быть, Блондинка ее уничтожила?

— Н-да, многое не стыкуется, — задумчиво протянул пекинес, — у нас выпадает какое-то звено.

— Ну и ладно, — беспечно отозвался Камрад, — уверен, что скоро все разъяснится само собой, а пока суд да дело, я предлагаю поднять тост за наших освободительниц! — Он плеснул всем в пластиковые стаканчики настойки чертополоха. — Операцию девушки провернули в два счета. Де Сюр даже от обморока еще не успел очнуться, а нас уже и след простыл! Представляю, как орала Блюм, вернувшись в зал из С-3. Там Росянку разорвало, здесь — пленники сбежали.

— Кстати, я наладила трансляцию на всех стратегических точках, — оповестила друзей Крапива, — можем посмотреть, что творится во владениях мадам. Крис № 1 показывает С-3.

Снова на стене вспыхнул экран, и все увидели, как снуют в С-3 облачка золотистой пыльцы. Помещение было загромождено бесформенными кучами биовещества и обломками сломанной мебели. Движения огоньков на первый взгляд казались абсолютно бессмысленными.

— Что они делают? — поинтересовалась Маргарита.

— Устраняют последствия аварии, — отозвался Георгий. — Видите, там, в дальнем углу, из-под останков Росянки огоньки пытаются извлечь ящик с рассадой афелиума. Честно говоря, принцесса, если бы не ваша богатая фантазия, я не знаю, удалось бы мне так легко справиться с монстром или нет. Ведь Росянка вытягивала мираж не из моего сознания, а из вашего воображения, слепок которого я… скажем так, прихватил с собой. Видимо, чудовище улавливало самые сокровенные мечты своей жертвы, когда создавало мираж-приманку, но с такой сложной конструкцией, как у вас, — не сталкивалось ни разу. Я думаю, вы ее заворожили, она почувствовала себя настоящим художником, воспроизводя чудо-город. Да и я был очарован и едва не пропустил ту минуту, когда настал момент отпускать тень-фантом. Но представляю, каково было Росянке: только проглотила изысканное лакомство, а тут перед тобой — неведома зверушка! Главное правило партизанской войны: захвати врасплох — и победишь малыми силами!

— Смотрите, — негромко позвала друзей Крапива, — «Седьмой» снова передает из кабинета Афелии.

У компьютера сидела мадам.

— Уже в другом костюме. — Сильвестр подмигнул друзьям и потрепал по холке Перцовку; та удовлетворенно хрюкнула.

— Крис, дай крупно монитор, — попросила в микрофон, прицепленный к наушникам, Крапива.

Оказалось, Афелия внимательно рассматривает рисунок. Точнее, эскиз декорации. Основную часть сцены занимала уже хорошо знакомая друзьям пирамида, которую венчал Большой Афелиум. Сверху на цепи спускалась, зависнув над цветком, круглая линза, от которой лучами расходилось сияние.

— Прояснилось на доске, — пробормотала Корица.

— Увеличительное стекло, — пояснил Че.

— Китайцы считали их магическими, — медленно, будто припоминая что-то, проговорил Георгий, — они делали их из горного хрусталя и называли «Огненными жемчужинами». В весенние праздники с их помощью разжигали ритуальный «новый огонь».

— Навряд ли, — пожал мускулистыми плечами Сильвестр, — мадам желает спалить свой обожаемый Афелиум.

— Так ведь она не с огнем дело имеет, а с чистой энергией, — возразила Корица.

— Подождите! — от возбуждения Георгий даже подскочил на месте. — А что, если мадам желает превратить во что-то другое именно афелиум? Иначе зачем на пирамиде перевернутая пентаграмма? Вот Огненная жемчужина и выступит как увеличительное стекло: сфокусирует и усилит необходимую для превращения энергию.

— Похоже на то, — почесал в затылке Че, — а сидений ровно по числу лежащих в подвале.

— И энергию, — продолжила вслух размышлять Корица, — Блюм будет собирать с зала, когда заставит…

— Зрителей убить артистов, — закончил мысль пекинес. — В зале будут только те, кто прошел кастинг, то есть люди, абсолютно преданные цветку, а точнее, подчиненные воле мадам. Это очень темная и сильная энергия толпы, которая желает растерзать жертву.

— Атомный взрыв в домашних условиях, — подвела итог Корица, — но я все же не пойму до конца, при чем здесь афелиум? Во что мадам желает его превратить? Почему она так воспылала страстью к никому не известному растению? Какой с него прок?

— Не скажите, — ответил пекинес, — вы все видели, во что превратилась Росянка, может, из афелиума выйдет что-нибудь еще более страшное?

Тут Блюм, за которой наблюдали друзья и которая все продолжала рассматривать эскиз, властно позвала:

— Адениум!

Слабый стон донесся откуда-то из угла кабинета.

— Крис! — скомандовала Крапива, и вскоре все увидели закутанного в плед де Сюра, лежащего на двух составленных креслах. Вокруг тесным кольцом стояли горшки с помятой рассадой афелиума, остатки которой огоньки потихоньку эвакуировали из С-3. Режиссер то и дело опрыскивал себя духами из пульверизатора.

— Адениум, подойди ко мне! Нужно кое-что поправить.

Де Сюр попытался подняться, но ноги, как видно, не слушались Маэстро, и тот снова повалился в кресла.

— Я не могу, — прохныкал он, — я перенес сегодня настоящий шок, страшнее этого со мной еще ничего не случалось! Мерзкая животина!

— Адениум, — будто не слыша его, повторила Блондинка, — скорее же! — В голосе ее зазвучали нотки нетерпения.

— Я не в состоянии, — всхлипнул де Сюр, — не в сос-то-я-нии. Вы говорили — чистая работа, я — человек искусства и всегда имел дело с тонкими материями. А тут погони, драки, взрывы, пытки, какие-то летающие свиньи… Последние несколько дней я жил на пределе своих возможностей… Я не могу, не могу… — И Адениум зашелся в громком, истерическом плаче.

— Так! — Блондинка встала, с грохотом опрокинув стул, и, гремя каблуками, направилась к де Сюру. — Жалеть себя вздумал? — стараясь перекричать его причитания, орала она. — А меня кто пожалеет, размазня? Они уничтожили Росянку, которая стоила мне двух мизинцев, они смогли ускользнуть, устроив настоящее светопреставление. Я не могу их запеленговать, молчат все радары. Пыльцы тоже осталось не так чтобы много. Теперь каждое облачко на счету, ведь Росянка уже ничего не произведет. Мы рискуем, мы сильно рискуем, но «шоу должно продолжаться», а? А?

— Я н-н-н-е м-м-м-м-огу, н-н-н-н-е могу, — от слез и страха Адениум уже начал заикаться, — н-н-не м-м-м-огу!

Афелия со всего размаху ударила его по щеке. Не помогло, истерика продолжалась.

— Да что с тобой! — Мадам принялась тормошить де Сюра. Но, едва ее руки коснулись тела Мастера воплощений, тот совсем обезумел. Начал вырываться, извиваясь как змея, опрокинул составленные кресла, упал на пол, запутался в пледе.

— Н-нн-нне т-т-т-т-т-т-рогайте меня… П-п-п-п-поч-ч-ч-ему все т-т-т-т-т-рогают меня! Н-н-н-не с-с-с-с-м-м-м-мейте…

Горшки с рассадой попадали на пол.

— Ах так! — В холодном бешенстве мадам отстранилась от своего подельника и сняла очки.

Все в подземелье, кто следил за происходящим по экрану, оторопели. Че присвистнул. Сильвестр сказал «Опа!», а Крапива умоляла Криса № 7 не отводить взгляда от Блондинки.

И там было на что посмотреть! В глазах мадам уже не наблюдалось зрачка, да что там! Глаз как таковых тоже не наблюдалось! Два блюдца ядовитой желто-зеленой расцветки с бешеной скоростью вращались на бледном лице, плюясь искрами.

Режиссер корчился на полу, уменьшаясь с каждой секундой. Не прошло и трех минут, как Адениум из вполне упитанного мужичка среднего роста превратился в жалкого лилипута. Его тюбетейка слетела на пол. Но тут мадам, видимо, одумалась. Пнула головной убор напарника носком лакированного сапога и вернулась к компьютеру.

— Вот так, — тихо сказал Георгий, — простая арифметика. Я всегда считал, что зло склонно к самоуничтожению. Из-за дурного характера Афелия едва не лишилась последнего союзника.


в которой рассказывается о том, что с электричеством все же нужно обходиться осторожнее | Цветник бабушки Корицы | Давний сон Че и волшебные костюмчики