home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



в которой рассказывается о странной смерти Гриши Садовника

Выбравшись из тамбура, друзья принялись осматриваться. Крапива объяснила, что ее наружная разведка, белочки и синицы, следят за каждым шагом госпожи Блюм и компании и, если что-то пойдет не так, мгновенно донесут о случившемся. Единственная комната маленького домика имела два выхода, один — через тамбур — на улицу, второй в оранжерею. Все пространство жилого помещения занимали полки с книгами, самыми разными: встречались и совсем старые с готическими буквами на потрепанных корешках. На верстаке, видимо служившем столом, вперемежку стояли и валялись колбы, реторты, бутылки с химикатами, пустые консервные банки, грязные тарелки, резиновые перчатки, конверты из-под пророщенных семян, исписанные тетради. К облезлой стене, где за обвалившейся штукатуркой клочками висела дранка, Гриша прикрепил карту звездного неба. А поверх — несколько женских лиц, вырезанных из журналов. Яркая блондинка, жгучая брюнетка и симпатичная негритянка.

— Аккуратистом наш хозяин не был, — развела руками Корица, оглядывая беспорядок на столе-верстаке.

— Не скажите, — донеслось из оранжереи, куда, опустив носик долу, несколько минут назад просеменил Георгий, — здесь вроде порядок. Хотя и холоднее.

Сквозь разбитые кое-где стекла в цветник (а ничего, кроме цветов, Григорий Струков не выращивал) задувал ветер. Архитектурное устройство оранжереи мало чем отличалось от обычной теплицы, разве что несколько просторнее. А так — неширокий проход разделял две высокие насыпные грядки с аккуратными делянками под рассаду. У каждой — табличка, указание сорта, дата высадки. Правда, растения уже безнадежно завяли, только зеленело в углу в огромном глиняном горшке, тронутом известковыми пятнами старости, кряжистое каланхоэ с листьями жесткими, как «подошва эльфийских башмаков». По крайней мере такое экзотическое сравнение вслух произнесла Крапива. Корица молчала и рассматривала небольшой закрытый аквариум с автономной подсветкой, где еще вполне были живы два странных растения, напоминающие чем-то зеленых лягушат. Клейкие капельки на листьях жизнерадостно блестели, рядом с аквариумом валялась на боку литровая банка: несколько дохлых мух поднимали там лапки кверху, а одна, блестя переливчатым драгоценным брюшком, еще лениво ползала по стеклянной стенке.

— «Росянка обыкновенная. Три саженца», — прочла Маргарита.

— Здесь два, — уточнила Корица.

— Ого! — присвистнула Крапива, рассматривая что-то на противоположной стороне. — Что-то знакомое! Хотя нет, ошиблась. — Она стояла около таблички, где значилось: «Афеляндра оттопыренная. Дата высадки 25 мая». Однако ни одного растения на делянке не было. И, судя по состоянию земли, вырывали их с корнем: большую центральную воронку обрамляло пять штук поменьше.

— А Гришу нашли вот тут. — Пекинес, не отрываясь, смотрел на заднюю стену оранжереи, сплошь покрытую засохшими плетями глицинии. Воздух под его взглядом струился — как бывает у большого костра или в пустыне перед появлением миража. И постепенно проступила легкая серебристая тень привалившегося к стене человека: голова поднята вверх, ноги раскинуты, в руках…

— Вроде бы бокал, — предположила Корица.

— Да вот он, настоящий, точнее то, что от него осталось. — Маргарита вытащила из-под плети глицинии округлый осколок стекла. — Там и другой, и бутылка шампанского. — Девочка ставила свои трофеи прямо на дорожку.

— Дорогое, — оценила игристое вино Корица, — не помню, чтоб Гриша подобным баловался. Он вообще не пил. Хотя писали, что, когда его нашли, он сам на себя не был похож. Чисто выбритый, подстриженный, без вечного своего хвостика, и что самое удивительное — в новом с иголочки костюме и туфлях. Такого за Струковым отродясь не водилось. Всегда в старых, драных джинсах и ковбойке, землей перемазанный.

— А отчего он погиб? — спросил Георгий, и серебристый мираж у стены исчез.

— Вот то-то и оно, что от удара электрическим током. У него на ладонях рассмотрели характерные ожоги, будто Гриша схватился за оголенный провод под напряжением.

— Да только провода никакого я не вижу, — перебила подругу Крапива. — Зато все атрибуты романтического ужина налицо, свечей не хватает.

— Есть свечи, — растерянно протянула Маргарита, доставая все из-под той же лианы перевитую розовой блестящей ленточкой свечу, сгоревшую ровно наполовину.

— Н-да, — только и вымолвила Крапива, — а убийцу нашли?

— Его и не искали, — ответила Корица, — решили, что произошел несчастный случай, когда хозяин чинил старую электропроводку.

— При розовых свечах и в дорогом костюме, — съязвила торговка.

— Да кому возиться-то хотелось? — отмахнулась Корица. — Гриша один жил, его мать уже умерла к тому времени. Кто за беднягу вступится? К тому же следов никаких и не осталось: когда милиция приехала, дверь сторожки была незаперта, и все кругом перевернуто!

— Тут не провод, — задумчиво протянул Георгий. — Эх, не хватает волшебного фонаря Че! Он умеет восстанавливать истории, не все, но некоторые… Ладно, оставим пока эти загадки, нам пора разработать план, как сегодня вечером отбить наших.

— Это возможно только на месте, — отрезала, запахивая пальто, Крапива, — тем более что у себя под носом, в одном из закоулков подземелья, Афелия нас искать не будет. Да и идти-то нам, честно сказать, больше некуда. Моя разведка донесла, что в вагончике и на квартире Корицы засады, машина под наблюдением. Отправимся пешком.

— Только очень вас прошу, девочки, — дал перед выходом последний совет пекинес, — как только мы покинем парк, при виде любого изображения афелиума на всякий случай думайте: «Какой прекрасный цветок!»

Едва компания выбралась в город через боковой вход, обогнув колесо обозрения и закрытые на зиму карусели, стало ясно — выполнить просьбу Георгия будет не так-то легко. А точнее, придется запустить в голове по кругу, как заевшую пластинку, фразу — «Какой прекрасный цветок!», потому что изображения афелиума в том или ином виде встречались на каждом углу.

Афиши на заборах, столбах и стенах домов кричали о завтрашнем спектакле.

По улицам колесили газели — микроавтобусы с логотипами «Афелии Blum» и желто-зелеными мигалками на крышах. Некоторые стояли у кромки тротуаров; в них горшочки с афелиумом обменивали один к трем на другие цветы. У любителей халявы в очередях нет-нет да и пробегали в глазах желто-зеленые сполохи. Навстречу друзьям попалось еще два грузовичка с кузовами, доверху заполненными увядшими розами, тюльпанами, хризантемами, а также бегониями, кактусами, аспарагусами и геранью, от которых бывшие хозяева избавлялись вместе с горшками. Желтой краской на бортах машин было крупно написано: «На свалку!»


Кто живет в засыпанных снегом парках | Цветник бабушки Корицы | где выясняется, что крысы и летучие мыши вовсе не те, кем кажутся