home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



где режиссер узнает еще кое-что

Выбравшись из цеха-вольеры, де Сюр заметно повеселел, несмотря на смертельную бледность, покрывшую его щечки. Он все продолжал подносить к лицу надушенный платок, так как, по чести сказать, совершенно не переносил дурных запахов. Он считал себя большим эстетом, Адениум де Сюр, и больше всего на свете хотел забыть, чем порой воняло на кухне его матери, когда та готовила «снадобье» для очередного клиента.

В кабинете режиссер с облегчением вздохнул, оглядывая свое рабочее место, напичканное самой современной техникой. А мадам, усевшись около большого монитора, продолжила лекцию:

— Теперь, когда мы ежедневно проводим кастинги, и силы у нас достаточно, я наделила определенной долей энергии все изображения афелиума. На афишах, билбордах, значках… Даже наклейки. Не говоря уже о рекламных роликах или живых растениях, которые горожане притащили в свои дома. «Частица цветка есть в каждом!» Это не просто слоган, как ты выражаешься. Это часть моей мечты, ставшая реальностью! Мы проникаем в их дома, головы, сердца. В спальни их детей, в их ящики для игрушек. Смотри!

Она пошевелила курсор. На мониторе возникла карта города, густо усеянная светящимися точками.

— Огоньки ты видишь всюду, где есть хоть что-то, связанное с афелиумом: живой цветок или его изображение. Там, где горит огонек, — по сути, стоит наш радар, который абсолютно точно диагностирует энергетическую ситуацию вокруг…

Повторяю для особо одаренных, — продолжила она, уловив на лице де Сюра тень непонимания. — Вот висит рекламный щит. На нем изображен афелиум. Идиоты вроде тебя полагают, что перед ними простая картинка. На самом деле это не просто картинка, а излучатель любви к афелиуму. Глядя на нее, они уже заражаются нашим вирусом! Потому что любовь — тоже болезнь. Постепенно искать изображение цветка станет их привычкой, потом — рефлексом! Со временем они будут хотеть только его, любить только его, они лишатся воли! Помнишь сказку про Снежную королеву? Про эту замороженную индюшку? Там тролли разбили Волшебное зеркало, и каждый, кому попадал в глаз осколок, начинал видеть мир в искаженном свете. А если точнее, то не в искаженном, а так, как нужно было колдуну, который соорудил зеркало. Мы добиваемся того же: если людишки будут видеть окружающее так, как мы захотим, они будут делать то, что мы захотим. Это — власть! Власть через любовь, потому что мы захватим их фантазии. А уж что послужит осколками, засорившими им глаза, — не так важно. По ряду причин я выбрала афелиум! Теперь это наш вирус-агент, наш лазутчик! Ты только представь, как прекрасен будет мир, населенный одним афелиумом! Красота того, что нас окружает, — вовсе не в многообразии. Пестро, шумно, хлопотно, у каждого в голове свое! Тысячи фантазий, тысячи идеалов красоты. Разве это справедливо? Но вернемся к рекламному щиту, — вдруг одернула сама себя Афелия. — Думаешь, он просто висит? Три раза «ха-ха»! Он просвечивает как рентгеном все дома в округе, и, если в радиусе нескольких километров есть человек, которому афелиум почему-то не нравится, информация о нем немедленно оказывается у нас. Видишь, кое-где точки отливают красным? Это — сигнал угрозы.

Афелия покрутила колесико настройки, курсор остановился на пульсирующем багровым цветом огоньке. Картинка начала укрупняться, стали различимы названия улиц, номера домов, и, наконец, появилось изображение уютной комнаты, где женщина крупных форм поливала большой и какой-то по-человечески важный на вид кактус.


Цветник бабушки Корицы

— Ну вот, нашли предательницу! — Афелия криво усмехнулась. — Павлина Сергеевна Шишкина, пенсионерка, проживает по адресу улица Трамвайная, дом пять, квартира пять. Среди соседей известна как тетя Паша, она же Старшая по подъезду. Считает афелиум растением вредным и некрасивым. Испытывает к нему ничем не объяснимое недоверие. Горшок с цветком, который с кастинга принесла внучка, выкинула в мусоропровод. Таких, дорогой Адениум, после нашего спектакля мы всех изловим и отправим на принудительное лечение. Мы их исправим, обязательно исправим…

Но де Сюр, глядя на Павлину Сергеевну, задумался о своем и совсем не слышал Блондинку. Ему опять показалось, что не тетя Паша, а его мать бродит в нелепых тапочках-собачках по квартире, которую показывал монитор. Тем более что фигурами пожилые женщины были на удивление схожи. «Неладно дело, неладно, — билось у режиссера в мозгу. — Когда старуха начинает мерещиться мне слишком часто — быть беде». И хорошо знакомый с детства страх опять обволакивал его душу, выползая из самых потаенных уголков сознания.

— А тут у нас что? — вернул его к реальности истеричный возглас Афелии. — Огромная красная клякса в том же доме, где эта… с кактусом! Улица Трамвайная, дом пять, квартира девять. И проживает здесь, точнее, проживала… Не поверишь, де Сюр!.. Наша пропавшая костюмерша!..

Мадам принялась ожесточенно крутить колесико настройки, потом подняла мышку, внимательно осмотрела и в сердцах, со всего размаху трахнула об стол.

Полетели искры, де Сюр испуганно отскочил в угол. За дверью сиреной взвыли золотистые огоньки.

— Я не вижу комнату, Адениум, не могу! — заорала Блюм. — Не могу заглянуть внутрь. Кто-то выставил такую сильную защиту, что даже я не в состоянии пробить ее!

Она вернулась к компьютеру, уставилась на него, будто собиралась взорвать, и де Сюру действительно показалось, что экран задымился, но вместо изображения комнаты на нем по-прежнему мигала надпись: «Задание не может быть выполнено!»

— Что ж, с этими субчиками нужно разделаться до спектакля, они по-настоящему опасны, — зловеще прошипела Афелия. — Готовься, Адениум, после полуночи мы возьмем вражеское гнездо штурмом! На дело поедем лично. Вместе!

— Но вы же знаете, мадам, я не люблю прямых боев! — пролепетал режиссер.

— Привыкай! — отрезала Блондинка.


в которой де Сюр знакомится с Росянкой | Цветник бабушки Корицы | в которой Корица рассказывает о своем похищении