home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



где рассказывается о том, как Маргарита попала в подземелье

Бледно-голубой свет фонарика вырвал у темноты сводчатый потолок, одну ступеньку, вторую, третью. Никаких проводов. Настоящее подземелье позапрошлого века. С захолонувшим сердцем девочка сделала первый шаг. Ее лица коснулась паутина. «Смелость тоже надо воспитывать, — уговаривала себя Маргарита, отводя рукой мохнатые от вековой пыли нити. — Мне почти не страшно. Не страшно совсем».

Лесенка, ведущая от двери вниз, вскоре кончилась и превратилась в коридор, который — Маргарита это не столько видела, сколько чувствовала, — был достаточно узким. Но, по счастью, сухим. Почему «по счастью»? Да потому, что у Марго имелся собственный и довольно длинный список того, что пугало ее до жути. Болота с их топями да трясинами занимали в этом списке одно из первых мест. Еще ей всегда представлялось, что именно на болотах живут змеи. А змей Маргарита боялась, можно сказать, панически. Хотя, если честно, никогда не встречалась с ними в природе.

Она прошла один поворот, другой, третий.

Тут что-то (должно быть, крыса) прошмыгнуло прямо по курсу. Маргарита вскрикнула и выронила фонарик, тот покатился, покатился, слабое пятнышко света запрыгало по стенам… и вот хорошо, если бы это был страшный сон, который легко можно прекратить, повернувшись на другой бок. Потому что фонарик, мигнув на прощание, потух. Хочешь — верь в происходящее, хочешь — не верь! Маргарите вообще показалось, что она наблюдает за действиями этой маленькой пробравшейся в подземелье девочки отстранено, откуда-то с высоты. И видит, как та сидит, прислонившись к стене, в кромешной темноте и дрожащими руками трясет фонарик. Тщетно.

Пальцы похолодели, переключатель фонарика щелкал сухо и бесполезно, однако Маргарита продолжала бессмысленно, механически давить на него. Попыталась даже заплакать, но слезы не выдавливались, будто внутри от страха все превратилось в сухой песок или заморозилось. Девочку начало знобить. А между тем глаза стали потихоньку привыкать к темноте, возвращалось чувство реальности. «Мобильный, — дошло до Маргариты, — позвонить, конечно, не получится, вряд ли есть связь. Так хотя бы подсвечу дорогу». И она принялась судорожно рыться в сумке и по карманам курточки. Телефон, как назло, не находился. Зато обнаружилась масса интересных вещей. «Не может быть», — твердила Маргарита, лихорадочно выкладывая рядом с собой то, что путалось у нее под пальцами.

Резинка для волос, монетка, ластик в форме медвежонка, шарик на резинке. «Откуда? А-а-а-а!» — будто наяву девочка увидела перед собой торговку в старом пальто. А это что? Маргарита даже не сразу сообразила, что почти провалившийся в дырку кармана и обернутый в хрусткий целлофан предмет — петушок на палочке. Не без труда она достала его и положила в общую кучку.

Прощупала подкладку, сантиметр за сантиметром. Телефона нет! Наверное, забыла на тумбочке в комнате Че, когда рассматривала фотоальбом. Слез по-прежнему не было, только холод внутри становился все более ощутимым. Маргарита обессиленно привалилась к стене. Почему-то на память пришел эпизод из «Тома Сойера», тот, где они с Бэкки заблудились в пещере. Вспомнились и другие рассказы. Один особенно жуткий она слышала от соседки тети Паши. Пока Корица открывала дверь, из вежливости медленнее, чем обычно, тетя Паша успела сообщить, что сегодня в газете «Синегорье» прочитала заметку про то, как в одной пещере неподалеку от их городка нашли тела двоих детей. Они лежали в большой круглой зале, свернувшись калачиком. «Бедняжки плутали по переходам больше месяца, но так и не смогли выбраться». И Маргарита тогда задумалась о том, что совсем не всегда в жизни все кончается так же хорошо, как в книжке. И теперь у нее, похоже, есть отличный шанс в этом убедиться. Да нет, Че с Георгием не бросят ее. Они обязательно ее найдут.

Маргарита горестно вздохнула, почти всхлипнула и протянула руку к леденцовому петушку, скомкала обертку, лизнула языком — и чуть не отшвырнула в испуге. Внутри петушка вдруг забегали маленькие красные искры. Минута — и розовое свечение охватило его целиком. Оно становилось все сильнее, и вот уже карамельная птаха сияла значительно ярче, чем потухший фонарик. В ее свете на каменном полу зашевелился подаренный торговкой мячик с золотинкой. Маргарита чуть было не приняла его за мышку — а мячик качнулся с боку на бок, будто раздумывая, куда направиться, завозил куцым хвостом-резинкой и уверенно покатился вперед.


Цветник бабушки Корицы

Маргарита, вскочив, двинулась за ним, освещая себе путь леденцом на палочке. Они повернули раз, другой, третий, девочка едва успевала отмечать по ходу каменную кладку, какие-то ржавые крючья в стенах, обрывки массивных кованых цепей. Пугаться по-настоящему не получалось — мячик стремительно катился вперед.

Наконец они оказались на небольшой каменной площадке, дальше коридор раздваивался. Мячик остановился, будто в задумчивости, — и, поколебавшись, устремился в правый проход. Коридор стал значительно просторнее и через два поворота уперся в массивную дверь. Она выглядела гораздо старше, чем те две, которые девочка видела на поверхности. «Три сестры» — всплыло в голове у Маргариты. И не потому, что она была хорошо знакома с творчеством писателя Антона Чехова. Просто так назывался спектакль, который шел в их театре, по словам бабушки, уже двадцать лет. Мячик остановился. Но петушок по-прежнему сиял теплым розовым светом.

Маргарита перевела дух (мячик катился достаточно быстро, поспевать за ним приходилось рысцой) и огляделась: коридор, которым она подошла к двери, оказался не единственным, с левой стороны тоже зияла арка прохода. Девочка вопросительно уставилась на мячик, но тот опять прикинулся обычной самодельной игрушкой и не подавал признаков жизни. Ничего не оставалось, как спрятать его в карман и потянуть за ржавую дверную ручку.


в которой Маргарита решает действовать самостоятельно | Цветник бабушки Корицы | очень страшная, но с хорошим концом