home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



в которой Маргарита первый раз пьет волшебное зелье и узнает много интересных вещей

Утром следующего дня Маргарита застала на кухне такую картину: на плите вовсю готовился завтрак. Шкворчала сковорода, посвистывал, закипая, чайник. Че поставил перед девочкой тарелку с яичницей.

— Хлеба нет, — сказал он с виноватой улыбкой, — но леди, даже если они маленькие, то есть я хотел сказать не очень взрослые, и не имеют проблем с лишним весом, все равно должны есть мучного как можно меньше {11}.

— Р-р-р-гав, — раздалось откуда-то из-под стола. Через несколько секунд, качнув скатерть, как театральный занавес, показался Георгий, повилял хвостиком и ловко вскарабкался на свою подушечку.

— Он тоже вас приветствует, Маргарита, — привычно перевел Че, колдуя над туркой, — и просит непременно угостить сегодняшним особым кофе, чтобы впредь леди понимала его без перевода. Тем более, сообщает он, у вас к этому явные способности.

— Откуда он знает? — удивилась Маргарита, но Че, не ответив, метнулся к плите, снял с кастрюли дребезжащую крышку и стал помешивать овсянку с таким упоением, словно не каша варилась в кастрюле, а какой-нибудь там нектар.

— Кто не помешивает овсянку, тот не ест, — сообщил он, заговорщически подмигнув Маргарите. — А почему, спрашивается?..

Девочка пожала плечами.

— Потому что есть будет нечего, — ответил Че и засмеялся собственной шутке.

«Хорошо этот Че управляется на нашей кухне, даже „блинная“ сковорода у него не капризничает, — отметила про себя девочка, уплетая за обе щеки завтрак. — И когда успел со всеми договориться?» Несмотря на вчерашние треволнения, аппетит ее совсем не ухудшился.

— «Пищей этой собачке будут акулий плавник, печень вальдшнепа и грудки перепелов, — декламировал Че с какой-то особо противной интонацией, пристраивая перед пекинесом маленький переносной столик с миской. — А поить его должно чаем из ветвей кустарника, растущего в провинции Ханькоу, или молоком антилоп, пасущихся в Императорском парке» {12}. Но сегодня, Георгий-сан, только овсянка, со здешними рынками я пока не ознакомился. А мы с тобой, Маргарита, выпьем нашего волшебного зелья, для облегчения коммуникации так сказать. После этого можешь говорить мне «ты».

И он налил ей в кружку что-то похожее на кофе. Себе, однако, плеснул жидкости из плоской старинной фляжки, обшитой кожей. Вкус напитка показался девочке смутно знакомым, хотя бабушка такого вроде бы не варила. После первого же глотка странное тепло разлилось по всему телу Маргариты, в глазах потемнело, потом наступила необычайная ясность, даже краски вокруг стали ярче.

— Ну вот, — как бы издалека донеслось до ее слуха, — наконец я могу представиться самостоятельно, а не уповать на милость этого пустозвона.

К концу фразы голос стал более четким:

— Итак, давайте знакомиться, прекрасная Маргарита, я — представитель древнего рода львиных императорских собачек Георг Златогривый. Мои предки были завезены в Англию в 1860 году из Китая, в дар королеве Виктории…

Маргарита, потихоньку приходя в себя, смотрела на пекинеса, кроме прочего страшно польщенная тем, что она «прекрасная».

— История моего рода уходит корнями… — продолжал Георгий.

Но тут вмешался Че:

— Нет-нет-нет, — запротестовал он, посмеиваясь, — истории рода и народа вечером будем друг другу рассказывать. Мне, между прочим, тоже есть чем поделиться, — он многозначительно взглянул на Маргариту, — но дело зовет! Пора всерьез заняться поисками твоей бабушки и разобраться, наконец, что готовится в этом городке.

— Боюсь, не готовится, а уже происходит, — уточнил пекинес, соскакивая на пол. — Собирайтесь!

Он старательно обнюхал шарф Корицы и на улице уверенно повел Че с Маргаритой за собой. Хотя, конечно, им обоим приходилось сильно сдерживать шаг, чтобы не обогнать семенящего впереди Георгия.

— На самом деле не стоит думать, что он не спешит, — улыбнулся, придерживая Маргариту под локоток, Че. — Георгий у нас — жертва породы. Считалось, что собачке императоров не пристало иметь мускулистые ноги. Их носили на руках особы царской крови, и гуляли пекинесы исключительно по ухоженным тропинкам дворцовых парков. Для них важнее было целиком помещаться в рукаве августейшего одеяния.

«Интересно, — рассеянно подумала Маргарита, — что такое „августейшее одеяние“», {13}а вслух сказала:

— Получается, мы идем к театру.

— Чего и следовало ожидать, — отозвался Че.

— А чем вы меня сегодня поили?

— Корнем одуванчика, дорогая моя, который издавна использовали как кофе. На его основе я разработал рецепт напитка, обостряющего способности к усвоению чужих языков.

— Здорово, — восхитилась Маргарита, подумав, что теперь у нее должно быть гораздо меньше проблем на уроках английского.

— Вовсе нет, — отозвался на ее мысль Че, — на человеческие языки мое изобретение не запрограммировано.

Пораженная Маргарита надолго замолчала, пыталась сообразить, как же правильней поступать в ситуации, когда все вокруг читают твои мысли. Ладно лишнего не сболтнуть, а как вот лишнего не подумать? Между тем их маленькая процессия поравнялась с торговкой семечками. Маргарите показалось, что пекинес чуть притормозил у ее лотка и даже приветственно дернул пушистым хвостом. «Наверное, ему леденцы или шарики понравились», — решила девочка и тоже кивнула недавней знакомой. Та в ответ махнула рукой, но ничего не сказала.

— Вы уже знакомы? — удивился Че.

— А почему «уже»? — не поняла Маргарита.

— Умная девочка, вся в бабушку! Ни почему, просто оговорился, — засмеялся ее собеседник, но осекся. Совсем близко от них по проезжей части медленно (гораздо медленнее, чем все остальные в потоке) проплыла черная машина, дверцы которой были украшены золотым логотипом «А-фелии Blum». За стеклом угадывался профиль Блондинки. Маргарита непроизвольно схватила Че за руку, а тот только присвистнул:

— Видал, Георгий, как величественно? И метелки эти — точь-в-точь гербы на дверцах кареты.


Цветник бабушки Корицы

— Сразу, как кончится этот дом, — предупредила Маргарита, — будет театр и магазин.

— Вот туда-то мы и направимся, — беспечно отозвался Че.

Однако на стекле входной двери красовалось объявление: «„А-фелия Blum“ не работает. Срочно требуется продавец».

— Так-так, — озадаченно почесал в затылке Че. — Опять твои проделки, Георгий?

— Счастливое стечение обстоятельств, герр Чертополох, — лукаво ответил песик, — наверное, предыдущего продавца уволили за вчерашний погром. Идите и попытайте счастья, друг мой. Тем более что хозяйка только что подъехала. А мы с Маргаритой, чтобы не мешать, подождем тебя вон на той скамье.


в которой творится черное колдовство | Цветник бабушки Корицы | где Че устраивается продавцом в «А-фелию Blum» и тоже видит летающие огоньки