home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

В том сне Нейсмит проснулся с ощущением опасности. Он вскочил, жадно глотая воздух. Тонкий механический голос визжал:

— Нападение в Пятом секторе! Стража, подъем!

Вокруг, по всему громадному сферическому залу, пробуждаясь от сна, его товарищи барахтались в воздухе, тянулись за оружием. Плававшие у стен зала механические стволы и другие аппараты защиты безостановочно вращались, поблескивая красными линзами.

Видение было столь отчетливым и бесспорным, что Нейсмит принял все без вопросов. Никакой он не Нейсмит — прошлое было только сном. Он — Дар из касты Артистов — и теперь ему надо во что бы то ни стало разобраться, что стряслось. Он находился в тридцатичасовом дозоре в Восьмидесятом секторе, а потом, казалось, едва успел сомкнуть глаза, как робот разбудил его сигналом тревоги.

Еще спросонок Дар протянул руку — и снаряжение подплыло к нему. Он надел шлем и нагрудник, ухватился за такую знакомую рукоять огнемета.

Другие уже валили наружу через круглое отверстие прохода.

— Сбор! Сбор! — визжал механический голос.

Так до конца и не проснувшись, Дар нацелил указку на проход и последовал за остальными.

Снаружи, в огромном актовом зале, толпились вооруженные Артисты.

— Стройся поотрядно! — выкрикнул другой механический голос.

Дар перевел указку в положение «Группа» и почувствовал, как его понесло по залу.

Вся людская масса уже двигалась в направлении следующего открытого прохода. Дар узнавал товарищей по отряду: Йеда, Жатто, Опада. Они перемигнулись и перекинулись парой слов. «Сколько?» — «Не знаю». Говорили на незнакомом языке, но он все понимал.

Затем двинулись через зал; вскоре впереди замаячил проход. Собравшись с силами, Дар нырнул туда.

Едкий дым ударил в лицо; целые облака дыма неслись по залитому зеленым светом коридору — столь густые, что Дару пришлось включить в шлеме ультравидение. В люминесцентном свете стали видны плавающие повсюду зеленокожие тела — изорванная плоть, глаза, устремленные в никуда, раскрытые в агонии рты.

Затем из коридора послышался громовой рев. Дар ощутил укол в руку, посмотрел и увидел, как сочится кровь. Боли не было — только тупое ноющее ощущение.

К ним метнулся патрульный офицер.

— Все кончено, — сообщил он, проплывая мимо. — Мы их взяли. Есть раненые?

Дар помахал ему пронзенной рукой. Боль понемногу прибывала. Патрульный офицер дал знак роботу. Тот поковырялся в ране, извлек металлическую иглу и наложил повязку.

— Отбой! — кричал кто-то. — Отбой! — Люди снова начали толпиться у прохода, и Дар присоединился ко всем. Получилась такая давка, что пробраться ему удалось только через несколько минут. Вокруг слышались недовольные возгласы. «Зря разбудили». «Посплю-ка я еще». «Что толку». «А лично я жрать хочу».

Наконец снова оказались в зале с широким куполом. Единственным желанием Дара было поспать. Он перебрался в спальный зал, нашел свободное место и почти мгновенно уснул.

С отчаянно бьющимся сердцем Нейсмит проснулся и резко сел. В темноте, оживлявшейся только свечением из гостиной, собственная спальня казалась теперь какой-то странной — столь явственным оказался сон.

Нейсмит встал, включил свет, постоял, разглядывая свое мерцающее отражение в зеркале, затем снова сел на кровать. «Сон» — не то слово; Нейсмит действительно был Даром. Перебирая в памяти все события, можно было сразу понять, что этот опыт не имел ничего общего с бессвязностью или фантастичностью припоминаемого сна. Каждая подробность представала живой и ясной.

Взять хотя бы «указку». Нейсмит рассеянно тронул левое предплечье. Он почти нащупал тонкое и гибкое устройство, пристегнутое к руке. Когда требовалось куда-то двинуться в том загадочном, лишенном гравитации пространстве, стоило лишь слегка напрячь предплечье и указать нужное направление.

То место существовало на самом деле. Ссутулившись на кровати в предрассветном сумраке, Нейсмит угрюмо силился припомнить все мыслимые подробности.

Возникли туманные воспоминания о танцах, что исполняли в воздухе труппы таких же, как он, Артистов… выплыло лицо девушки и имя Лисс-Яни… Нейсмит схватился за переносицу. Воспоминания рассеивались.

Взволнованный, он сел в кресло и курил целых полчаса, прежде чем улегся обратно в постель. Но даже тогда Нейсмит долго не мог успокоиться, пока не забылся наконец тяжелым сном.

Уже перед самым рассветом он снова увидел сон с зелеными лицами мертвецов в задымленном коридоре. Нейсмит понимал, что это сон — и все же никак не мог избавиться от ужаса перед жуткими лицами, выплывавшими навстречу из мглы. Они словно пытались что-то объяснить ему; в особенности тот, что появлялся настойчивее остальных — с гримасой на лице, с перекошенным ртом…

Нейсмит проснулся с неясным чувством — казалось, он чуть было не узнал нечто важное. И только когда с бритвой в руке оказался в ванной перед зеркалом, он сообразил, в чем дело.

Лицо мертвеца, если не считать зеленого цвета и отсутствия бороды, вполне могло принадлежать Чурану.

Субботним утром Нейсмиту идти было некуда, но одна мысль о том, чтобы остаться дома — пусть даже ради завтрака — приводила в содрогание. Он вышел и по извилистой улочке направился к парку на гребне холма.

И тут, без всякого удивления, он понял, что должен сделать. Нейсмит спешно прикинул — на счету оставалось четыреста с небольшим долларов. Такой суммы хватит с избытком на дорогу до Восточного побережья, а там… а там он некоторое время перекантуется в поисках работы, пока он не добудет себе учительский сертификата каком-нибудь штате.

Отделение банка находилось в пяти кварталах. В квартиру лучше вообще не возвращаться.

Кассир любезно приветствовал его.

— Доброе утро, мистер Нейсмит, чем мы сегодня можем вам помочь?

— Я хотел бы закрыть счет. Можно узнать точный баланс?

Улыбка кассира остыла.

— Не вполне понимаю вас, мистер Нейсмит.

Нейсмит нахмурился.

— Я хочу закрыть счет, — повторил он.

— Но сэр, — возразил кассир, — разве вы не помните, что закрыли его вчера?

— Что? — переспросил Нейсмит, багровея.

Улыбка кассира испарилась.

— Минутку, сэр, я найду записи.

Он вернулся с ворохом бумаг.

— Вот заявление о закрытии счета, мистер Нейсмит — мы как раз собирались отправить его вам по почте. Вот погашенные чеки. А вот — бланк изъятия, датированный вчерашним днем.

Нейсмит уставился на документ. Похоже, все так и есть — листок изъятия, выписанный на 412 долларов 72 цента, заверенный его собственной подписью.

— Но это же подделка, — вымолвил наконец Нейсмит и воззрился на кассира. — Кто выплатил деньги? Вы?

Кассир заморгал.

— Не могу припомнить, — невнятно пробормотал он и повернулся. — Мистер Робинсон!

К ним подошел управляющий — представительный молодой человек с бледной недовольной физиономией.

— Что-нибудь не так?

Кассир объяснил ситуацию, прибавив:

— Мистер Нейсмит утверждает, что документ подделан. Но я знаю точно, мы выплатили все до последнего цента.

— Сейчас разберемся. Говард, позвоните, пожалуйста, Джеку Герберу и попросите его зайти. Мистер Гербер наш юрист. Пока он не подошел, прошу вас в мой кабинет.

Нейсмит скомкал бумажку.

— К черту, — буркнул он, повернулся и вышел.

До него наконец дошло, что, впрочем, никак не помогло унять волны бессильного гнева.

Его последовательно загоняли все в более и более невыгодное положение — будто короля серией шахов по шахматной доске.

Лалл с Чураном перекрыли ему все пути из Лос-Анджелеса. В то же время оставаться здесь он тоже не может. Сколько же еще удастся продержаться под таким напором?

Вернувшись домой, Нейсмит вдруг осознал, что остается еще один возможный выход — машина. Если удастся ее открыть, выяснить, как она работает…

Но когда он открыл дверцу шкафа, машины там не оказалось.

Ночью он опять увидел сон. Он плавал в широком зале со сферическим куполом, полном людей, залитом бледно-зеленым светом. Привычное его тело осталось где-то во тьме, потерянное во времени и пространстве — здесь же был Город, а время было «сейчас».

— …считанные часы сна с последней атаки, — говорил Мастер Танца, моргая красными от усталости глазами. — Впрочем, ничего не поделаешь. Постройтесь для «Буйных Гирлянд». Входим в двадцать пятой позиции, дальше двадцать один с половиной виток, следуем по серебру и выходим в тридцать второй позиции. Есть вопросы?

Все заворочались в воздухе, начиная выстраиваться длинной, слегка искривленной линией, устремленной к светящемуся диску прохода.

— А что потом? — спросила одна из девушек.

— Потом, — сурово промолвил Мастер, — перестраиваемся для «Сфер и Фонтанов». — Послышался недовольный гул, но протестов не последовало.

Мастер Танца приблизился к Дару.

— Дар, — спросил он, понизив голос, — как твоя рука?

Дар напряг бицепс.

— Лучше, — ответил он. — Уже не болит.

— Тебя бы, конечно, поберечь, — сказал Мастер, — но нет никого на замену. Сделай, что сможешь.

Дар кивнул. Мастер заколебался — хотел, кажется, еще что-то сказать, но промолчал и направился к началу линии.

— Все готово, — послышался оттуда его голос.

Артисты переглянулись, вытерли руки об одежду и перевели дыхание. Завибрировал тон. Артисты тронулись с места, некоторые брались за руки, вращаясь друг вокруг друга — затем отпускали руки, устремляясь дальше — весь ансамбль плыл вперед затейливым, грациозным узором.

Миновав проход, они оказались внутри освещенной сферы — размерами в сотню раз больше предыдущей. Выполняя предписанные движения, Дар смутно сознавал, как кружится вокруг него весь людный зал — пышно разодетые Ленлу Дин, горланящие словно стая попугаев; снующие по сторонам роботы, зеленокожие слуги.

Дар взялся за руки с партнером, закружился, отпустил руки, повернулся — и поплыл вперед по серебристой полоске света. Рука не болела, но немела и становилась все более неловкой; раз хватка соскочила — и Дар едва успел уцепиться.

Ансамбль уже пролетел ползала — мимо кучки сановников, окружавших Высокородную. Дар заметил ее в толпе — невысокую раздавшуюся толстуху с безумными глазами.

Зал снова закружился. «Буйные Гирлянды» представляли собой композицию с двойной спиралью — по всей линии прокатывалось вращение — слегка приостанавливалось и прокатывалось дальше. На деле композиция была проще, чем казалась, но, выполненная подобающим образом, выглядела весьма живописно.

Еще оборот. Дар потянулся к руке партнера — и тут тело пронзила боль. Партнер в ужасе раскрыл глаза и судорожно потянулся к запястью Дара, но тот уже потерял равновесие, выбился из ритма — рисунок нарушился.

Шепотом изрыгая проклятия, Дар завертелся в воздухе, затем зарядил указку на полную катушку и сумел быстро занять свое место в линии. Где-то далеко возмущенно взвизгивал женский голос. Высокородная… заметила ли она?

Уже у самого выхода к ним подплыл робот вытянутой формы; желтый огонек замигал прямо в глаза Дару. В отчаянье Дар выпал из построения и только наблюдал, как остальные вихрем скрываются в проходе.

— Ваше имя и рабочий номер? — любезно осведомился робот.

— Дар-Яни, 108 класс 3.

— Благодарю. — Робот повращался, наклонился и уплыл.

Дар еще несколько мгновений повисел на месте, затем вспомнил о сортировочной комнате и нырнул в проход.

Остальные ожидали его, бледные и озабоченные. Сразу обрушились вопросы: «Что случилось?», «Он нарушил композицию?», «В чем дело?».

— Он не виноват, — сказал Тен-Яни. — Я видел. Все из-за его руки.

Мастер Танца приблизился к Дару.

— Говорят, тебя остановил робот. Что ему было нужно?

— Только имя и рабочий номер, — ответил Дар. Они с Мастером Танца безнадежно смотрели в глаза друг другу.

— Это я виноват, — пробормотал Мастер, отплывая в сторону и колотя кулаком по ладони. — Я должен был отказаться от представления — сказать, что мы не в полном составе.

— А как же «Сферы и Фонтаны»? — спросил кто-то.

Лицо Мастера исказила гримаса. Он протянул руку и коснулся прохода, снова делая большой серебристый диск прозрачным.

— Смотрите сами. Там пустили запись.

Поднялся недовольный гул. Через проход Нейсмит увидел линию скользящих по воздуху Артистов, твердых и реальных на вид.

В глазах у Мастера стояли слезы. Он раздраженно протянул руку, и проход снова сделался непроницаемым.

— Ничего не поделаешь. Ничего не поделаешь, — пробормотал Мастер и отвернулся.

Вскоре проход прояснился и оттуда выскользнул робот. Темно-синий, сложных геометрических очертаний. Неторопливо повращавшись, он выбрал Дара и мигнул ему фонариком.

— Прошу следовать за мной.

Дар направился за ним к проходу. Остальные Артисты на него не глядели.

Следующая комната оказалась со смутным оттенком розовато-лилового, и сердце Дара учащенно забилось. Одно из пристанищ Ленлу Дин — одна из комнат, местоположение которых известно только хозяевам и роботам.

В центре палаты плавал горбоносый мужчина в кричащих полосатых одеяниях. В воздухе вокруг него навалом было всевозможных кубиков памяти и другого оборудования. От стен исходила едва слышная музыка.

— Как вы приказывали, сэр, — доложил робот. Затем поклонился, повернулся и поплыл обратно к проходу.

— Дар-Яни, — произнес горбоносый, сверяясь с кубиком памяти, который он держал в коротких, унизанных перстнями пальцах. — Номер 108, класс 3.

— Так точно, сэр.

— Ты нарушил построение танцевальной труппы и вызвал тем самым у Высокородной острое эстетическое расстройство, — сурово произнес Орлиный Нос.

— Так точно, сэр.

— Ну, и какого же наказания ты заслуживаешь?

Дар с трудом проглотил комок в горле.

— Разрушения, сэр.

— Верно. Хорошо сказано. А теперь, допустим, я предложил бы тебе взамен некое опасное задание — для того, чтобы загладить свою вину.

— Сэр, с вашей стороны это было бы величайшей милостью.

— Я тоже так думаю. Итак, Дар-Яни… — Орлиный Нос сверился с другим кубиком памяти, нетерпеливо сдавливая грани, пока не выжал всю нужную информацию. — Как ты уже, наверное, знаешь, из будущего сообщили: одному Цугу удалось каким-то образом пробраться за Предел.

— Так точно, сэр.

— Его необходимо убить. Шефтов, как тебе также известно, у нас уже нет.

В горле у Дара пересохло.

— Так точно, сэр.

— Мы тут пытаемся вернуть одного Шефта, — но, если не получится, Цуга придется убивать кому-то другому. Понимаешь меня?

— Сэр, я недостаточно тренирован — я сражался с Ленлу Ом, но Цуг…

— Ну вот и прекрасно. Не следует опасаться неудачи. На сей раз мы просто хотим выяснить, может ли в принципе Артист убить Цуга. Мы не особенно на тебя рассчитываем, Дар-Яни. Впрочем, постарайся, постарайся… — Он подавил зевок. — Тебе дадут час работы с тренажерами, чтобы ты смог усовершенствовать подход. Затем робот доставит тебя к проходу в Старый Город. Цугов там, как тебе известно, навалом. Главное, ты должен помнить…


Глава 3 | Билет куда угодно | Глава 5