home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

1. Цуг. (Дважды подчеркнуто.)

2. Мисс Лалл. (?)

3. Всего сгорело: Рэмсделл, миссис Беккер, стул.

4. Чуран. (?)

5. Машина Рэмсделла, схожая с пистолетом.

6. Почему Чуран обвинил меня, а потом вызволил из тюрьмы?

7. Почему???

Нейсмит внимательно разглядывал составленный список. Какие-то контуры начинали вырисовываться, но пока еще удручающе неясные. Он встал из-за стола и сделал круг по гостиной, нервно приглаживая волосы. Утро было в самом разгаре; Нейсмит снова провалился в сон уже перед рассветом и спал почти до десяти.

Затем он опять сел за стол и, скептически щурясь, принялся изучать список. Значит, контуры… Легкой карандашной линией он соединил мисс Лалл и Чурана. Эти двое явно связаны — одного происхождения… одна из Индии, а другой, судя по фамилии, иранец… При этой мысли Нейсмит ощутил смутное беспокойство, не смог понять, в чем дело — и продолжил рассуждения. Теперь он припомнил, что мисс Лалл всегда сидела на занятиях одна, в то время как другие индийские студентки неизменно образовывали тесные группки. Не потому ли она их избегала, что скрывала свое настоящее происхождение?

А почему Чуран гримировался?

Почему, почему, почему?..

Карандаш сломался. Нейсмит откинулся на спинку стула и с головой ушел в раздумья. Чутье подсказывало, что прошедшей ночью он поступил абсолютно верно, швырнув стулом в призрачный пистолет. Сразу же после этого он почувствовал сильнейшее облегчение — чуть ли не восторг. Но почему? Что произошло бы, коснись он пистолета?

Еще раз Нейсмит один за другим пробежал глазами все пункты списка. Затем, после некоторых колебаний, неуверенной линией соединил «сгоревшие предметы» с «машиной Рэмсделла».

Теперь мысль, впервые посетившая его прошлым вечером в тюремной камере, начала обретать очертания. Рэмсделл погиб после того, как передал ему машину. Миссис Беккер — после того, как переставила машину со стола на полку шкафа. Общий знаменатель: оба держали в руках машину.

Нейсмит встал из-за стола и подошел к шкафу. Машина тускло поблескивала на полке. Он нерешительно потянулся и достал ее. Тяжелая. Именно из-за немалого веса машины обычному человеку удобно было держать ее на уровне груди.

Так, видимо, и поступили Рэмсделл и миссис Беккер. Поэтому у них и оказались обожжены грудь, лицо и руки — все в радиусе полутора футов от машины.

Если догадка Нейсмита была правильной, у него в руках оказалось оружие ужасающей силы.

Но ведь он тоже прикасался к машине — и уже не раз.

Медленно и с некоторой опаской Нейсмит водрузил машину обратно на полку. Затем вернулся к столу, склонился над ним и пристально уставился на список.

Пистолет. По виду схожий с машиной и наверняка обладающий той же страшной силой. Нейсмит взял карандаш и соединил машину и пистолет еще одной линией. Затем провел линию пожирнее. Пистолет появился после того, как он принес машину в квартиру. Вот еще одна связь: проследить бы все — тогда и появится ответ на загадку.

Нейсмит хмуро поразмыслил над последними пунктами, над проблемой мотива; затем оставил мотив и вернулся к началу списка.

Цуг. Слово это вызывало теперь у Нейсмита резкую антипатию и тревогу. Невольно приходила на память призрачная тварь, представшая ему прошлой ночью в спальне. Что это было? Нейсмит печенкой чуял, что тварь существует на самом деле.

Мисс Лалл. Тут, по крайней мере, было с чего начать. С нее-то все и пошло — с неожиданного вопроса: «Кто такой Цуг?» Ее голос… не напоминал ли он тот, что прошлой ночью шептал ему на ухо из пустоты? Этого Нейсмит припомнить не мог, но чувствовал уверенность, что мисс Лалл знает о Цуге больше, чем он.

И спросила она не затем, чтобы узнать.

Но тогда зачем? Чтобы Нейсмит задумался — чтобы вызвать у него такое состояние, в котором могло бы произойти все остальное… Пальцы судорожно сжимали обломок карандаша. Да, надо бы еще раз повидаться с мисс Лалл.

Нейсмит решил было захватить машину в университетские лаборатории, но затем передумал. Слишком опасно — нельзя подвергать риску других невинных людей. На самом деле такая штука должна храниться где-нибудь в подвале… Однако за неимением подвала, здесь она останется в большей безопасности. Нейсмит аккуратно запер за собой дверь.

Молодежь разгуливала по тенистым университетским лужайкам, не обращая внимания на проходившего мимо Нейсмита. Сперва в отдел кадров.

— Долли, — обратился он к сидящей за столом шатенке, — не могли бы вы сказать мне об одной первокурснице по фамилии Лалл — Самаранта Лалл?

Секретарша подняла изумленный взгляд.

— Ах… профессор Нейсмит? — Она явно пришла в замешательство. — Но, профессор… разве вас не арестовали? Профессор Орвиль говорил, что… — Она замялась.

— Ужасная ошибка, Долли, — доверительно сообщил ей Нейсмит. — К гибели Рэмсделла я не имею ни малейшего отношения. Мне просто задали несколько вопросов, а потом отпустили. Если хотите, можете позвонить в полицию и проверить.

— О нет, что вы, — все еще с сомнением на лице ответила Долли. — Тогда, наверное, все в порядке. Как, вы говорите, зовут девушку?

— Самаранта Лалл.

Женщина обратилась к картотеке.

— Ага, вот она.

Нейсмит внимательно рассмотрел карточку.

— Я вижу, сегодня утром у нее английский в классе Турмонда?

Женщина взглянула на стенные часы.

— Поспешите, если хотите застать ее, профессор. Занятия как раз заканчиваются.

Нейсмит торопливо поблагодарил ее и вышел. Он знал, что Долли известит Орвиля и возникнут проблемы — возможно, вплоть до увольнения. Но теперь просто не до того.

Мисс Лалл он заметил в группке студенток, высыпавших на ступени у главного входа в Гуманитарный корпус. Она тоже заметила Нейсмита и остановилась, ожидая его — прямая и сдержанная, в темной блузе узорного шелка и короткой белой юбочке, с книжками и тетрадками в руках.

Теперь, когда Нейсмит рассмотрел ее вблизи, оказалось, что вид у девушки крайне необычный. Шоколадного цвета кожа без всякого глянца — даже на выступающих скулах. Лицо ничего не выражало, и лишь раскосые янтарные глазки, казалось, следили за Нейсмитом со скрытым удовлетворением.

— Слушаю вас, профессор? — тонким голоском произнесла она.

— Мисс Лалл… — Нейсмит отчаянно старался обуздать внезапный гнев и унять дрожь в руках.

— Слушаю вас? — повторила девушка.

— Кто такой Цуг?

Некоторое время они молча разглядывали друг друга.

— Значит, так и не вспомнили? — спросила мисс Лалл. — Цуг… — в голосе ее послышалась сильнейшая ненависть и отвращение —…это смутировавший ортолидан.

— Без понятия.

— Ортолидан — это такое чудовище. Некоторые особи достигают тридцати футов в длину. Плотоядны, очень свирепы — а смутировавшие еще и разумны.

— К какому виду принадлежат? Где водятся?

— К земным видам они не относятся. А что до того, где обитают… — Она замялась. — Пока я не могу вам сказать.

— Почему?

— Вы еще не готовы. Мы думали, вы готовы, но ошиблись.

— Не готов к чему? Чего вы от меня хотите?

Девушка медленно ответила:

— Буду откровенна. Мы хотим, чтобы вы убили Цуга. Этот Цуг находится в одном месте, куда очень сложно добраться. Когда будете готовы, мы вас туда доставим. А потом, когда убьете Цуга, вас ждет достойное вознаграждение. — Она улыбнулась, показав редкие белые зубки.

Испытывая к ней странную неприязнь, Нейсмит спросил:

— Значит, все это понадобилось для того, чтобы загнать меня в угол? Когда я вынужден буду сделать то, что вам нужно?

— Да. — Мисс Лалл еще раз улыбнулась, и Нейсмит опять ощутил волну неприязни.

— Но почему именно я?

— Потому что вы Шефт. Вот, пожалуйста… — Она порылась в сумочке. — Ловите! — Взмахнув рукой, она швырнула Нейсмиту небольшой предмет белого цвета.

Левая рука профессора резко дернулась и ожесточенно отбила предмет. Тот отлетел на газон.

— Теперь понимаете? — с некоторой опаской спросила девушка, пристально разглядывая Нейсмита. Глаза ее были подобны двум янтарям — непривычно желтые.

— Видите, реакция у вас вдвое быстрее, чем у любого… нормального человеческого существа. — Она помолчала. — Пожалуй, я уже сказала достаточно. Да, еще одно, профессор Нейсмит. Боритесь с нами. Чем больше будете бороться, тем лучше подготовитесь. А теперь — до свидания.

Девушка направилась прочь. Вспылив, Нейсмит шагнул вслед и схватил ее за руку.

Обнаженная плоть девушки ожгла ладонь холодом. Мисс Лалл оказалась холодна как ящерица — или как труп.

Нейсмит поспешно отпустил ее руку. Янтарные глазки девушки холодно взирали на профессора, когда она повторила:

— До свидания, профессор Нейсмит.

Потом мисс Лалл повернулась и пошла — и на сей раз Нейсмит не попытался ее остановить. Он лишь наблюдал за девушкой, пока она не исчезла на повороте дорожки, окаймленной причудливой растительностью.

А затем внимание Нейсмита привлекло белое пятнышко на газоне. Он подошел туда, нагнулся и подобрал то, что швырнула в него мисс Лалл — хромированную трубочку, похожую на тюбик губной помады. Нейсмит осторожно снял колпачок: внутри оказалась палочка коричневого вещества — кончик заметно стерся от использования. Профессор посадил себе на палец коричневое пятно, которое упорно не исчезало, хотя он усердно тер палец носовым платком.

Повертев тюбик в руках, Нейсмит заметил пропечатанную сбоку надпись:

«Тональный крем вестмор номер 3:

Темный загар».

С трудом сдерживая бешенство, Нейсмит отправился домой. Там он снова стащил с полки машину, поставил в кухоньке на стол и внимательно разглядывал, пока ел сандвич и пил кофе. Мысли профессора были далеки от еды. Нейсмит пожирал глазами гладкую и блестящую металлическую коробочку, будто одной силой своего взгляда мог проникнуть в ее тайны. Синеватый металл напоминал вороненую сталь, но, присмотревшись поближе, Нейсмит сумел различить ровные параллельные линии механической обработки. Из-за них, видимо, и получался радужный отлив. Нейсмит обследовал три овальных выступа, снова попытался вдавить или повернуть их, попробовал поддеть ногтем, но зазор был слишком мал. Тогда он перевернул машину, опять выискивая хоть какое-то соединение, однако такого не оказалось. Аппарат был монолитен — состоял из единого корпуса.

Значит, машина управляется откуда-то извне?..

И там… некто невидимый… неотрывно наблюдая за Нейсмитом… держит палец на кнопке?

Нейсмит сжал кулаки. Эта штука смертельно опасна. И в то же время машина — единственное вещественное доказательство, каким он располагает.

Нейсмит сходил в гостиную и взял с письменного стола блокнот. Снова усевшись за стол в кухоньке, он обратился к странице, на которой ранее записал все, что знал о Лалл и Чуране, и добавил внизу: «Шефт. Смутировавший ортолидан (вид?). Внеземная форма жизни».

Еще ниже он нацарапал: «Это я?» — и тут же перечеркнул последнюю запись двумя жирными черными линиями.

Нейсмит встал, дважды прошелся взад-вперед по кухоньке, затем с внезапной решимостью направился в гостиную к видеофону и набрал номер. Телефонистке на университетском коммутаторе он сказал:

— Профессора Старджеса, пожалуйста.

— Посмотрю, на месте ли он. — Экран посерел, потом снова засветился. Оттуда близоруко таращился бледный парнишка.

— Биолаборатория.

— Будьте добры — профессора Старджеса.

— А, сейчас позову. — Парнишка исчез с экрана, и Нейсмит услышал далекий возглас: — Эй, Гарри, сгоняй-ка, скажи профессору Старджесу, что его к видеофону.

Еще некоторое время спустя на экране возник седой ежик и желтоватое, вытянутое дыней интеллигентное лицо Старджеса. Старджес возглавлял кафедру ксенологии; этот тихоня считался классным специалистом в своей области. Нейсмит лишь пару раз виделся с ним на факультетских посиделках.

— Старджес, будьте так любезны, меня интересует кое-какая информация по вашей части.

— Пожалуйста, но разве вас… — Старджес подозрительно прищурился.

— Все уже выяснилось. При встрече объясню, — быстро ответил Нейсмит. — А пока хотелось бы в общих чертах выяснить вот что: насколько я понимаю, вне Земли так и не было обнаружено ни одной разумной гуманоидной расы. Верно?

— Совершенно верно, — ответил Старджес, по-прежнему весьма сдержанно. — Собственно говоря, вообще ни одной разумной расы. По данным европейцев, одна-две примерно равны по интеллекту шимпанзе. А что?

— Один студент попросил меня высказать мнение о его сочинении, — наспех выдумал Нейсмит. — Теперь вопрос посложнее. Говорит ли вам что-нибудь такое слово: «Шефт»?

Старджес без интереса повторил, затем помотал головой.

— Нет.

— А Цуг?

— Нет.

— А слышали вы когда-нибудь о существе под названием ортолидан?

— Никогда, — лаконично ответил Старджес. — Это все?

Нейсмит поколебался.

— Да, все. Спасибо.

— Всегда к вашим услугам, — сдержанно произнес Старджес и прервал связь.

Нейсмит сидел, не сводя взгляда с погасшего экрана. Он чуть было не спросил Старджеса: «Может ли живое человеческое существо оказаться холодным на ощупь, как рептилия?»

Ответ он знал и сам.

Ведь температура тела холоднокровного животного всегда в пределах одного-двух градусов совпадает с температурой окружающей среды. А утром, когда Нейсмит встретился с этой тварью Лалл, в университетском городке было прохладно и пасмурно…

Нейсмит встал, убийственно напрягая мышцы. Эти люди — или кто они там? — знали про него больше, чем он сам. Просто невыносимо.

— Шефт, — вслух произнес Нейсмит. Слово по-прежнему ничего не значило для него.

Где же он находился и что успел натворить за тридцать один год — время, которое составлял провал в памяти?

В какой части Земли… или вне ее?

Леденея, Нейсмит подумал: «Все зависит от того, что я предприму прямо сейчас». Настороженный, всем своим существом он чувствовал собирающуюся вокруг угрозу — как если бы она была зримым сплетением геометрических линий.

Вдруг Нейсмит вспомнил про карточку, которую дала ему секретарша в отделе кадров и вынул пластинку из кармана. Согласно расписанию, сегодня днем занятий у Лалл не было. Здесь же и домашний адрес: Колорадо-авеню, 1034, квартира С30, Санта-Моника.

Нейсмит вышел из туннеля примерно в квартале от нужного дома — одного из старых серокаменных многоквартирок, что строились во времена холодной войны, с глубокими подземными убежищами и складами. Пометка «С30» в карточке Лалл означала, как он понял, что квартира располагалась на третьем этаже перестроенных подземных убежищ.

Вестибюль с обшарпанными пластиковыми стенами был пуст. Нейсмит спустился на лифте и оказался в узком, плохо освещенном коридоре с пронумерованными красными дверями. Потолок нависал угнетающе низко; пол был выложен истертым серым кафелем.

В тупиковом коридорчике Нейсмит обнаружил дверь с табличкой «С30». К двери была прилеплена пластиковая карточка с надписью «Лалл».

Нейсмит немного постоял, прислушиваясь. Из-за двери не доносилось ни звука, и он вдруг почувствовал уверенность, что квартира пуста. Тогда Нейсмит нажал на кнопку звонка.

Дверь с громким щелчком распахнулась настежь.

За дверью стояла мисс Лалл — в том же одеянии, что и утром. Позади нее Нейсмит разглядел неубранную комнату с зелеными стенами. В конусе желтого света, испускаемого лампой, вился сигаретный дымок.

— Прошу, мистер Нейсмит, — сказала тварь и отступила в сторону.

Нейсмит весь напрягся. Затем шагнул в комнату — и замер.

За столом, изучая профессора холодными янтарными глазами, сидел темнокожий бородатый мужчина. Буквально сразу стало очевидно его сходство с Лалл.

Нейсмит шагнул вперед.

— Вы Чуран, — произнес он.

— Точно.

— Вы послали мне машину, — угрюмо продолжил Нейсмит. — И наняли адвоката вызволить меня из тюрьмы.

— И ни слова благодарности, — заметил мужчина, иронически щурясь. Перед ним на столе была навалена целая куча еды. Чуран обгладывал цыплячью ножку. В бороде застряли крошки. Он нагло разглядывал Нейсмита.

Лалл подошла к Чурану и присела на подлокотник кресла. Нейсмиту вдруг подумалось, что вот так, рядом, они еще меньше походили на людей. Скорее, две гигантские перекрашенные лягушки в человеческой одежде.

И Нейсмита охватило внезапное отвращение.

— Так что же вам от меня нужно? — потребовал он ответа.

— Почему бы для начала не сесть за стол переговоров? Что мы теряем?

Нейсмит поколебался, затем опустился в кожаное кресло у стола. Комнату, как он теперь заметил, загромождало жуткое количество разного барахла. На полу и столе скопились беспорядочные кучи книг и газет. Нейсмиту попалась на глаза икона, бронзовый китайский дракончик, пластиковая заводная игрушка, нитка дешевых зеленых бус, банка из-под фасолевого супа. По всем углам разбросаны пластиковые и бумажные шарики. Объедки. И повсюду толстый слой пыли.

— Что мы можем предложить вам в обмен на содействие, мистер Нейсмит? — поинтересовался Чуран. Затем взял апельсин и сальными пальцами принялся отдирать кожуру. — Деньги?

Нейсмит не ответил.

— Информацию? — тактично осведомился Чуран. Оба чужака заулыбались.

Нейсмит подался вперед.

— Допустим. Вы утверждаете, что вам известно про меня все.

Чуран покачал головой.

— Требуете задаток, мистер Нейсмит? Не лучший способ поведения. — Тут он скорчил рожу и бросил несколько гортанных звуков Лалл.

— Ведения дел, — подсказала та.

— Да — ведения дел. Сейчас мы вам, мистер Нейсмит, всего не скажем. Вы уже и так кое-что узнали — что вы Шефт, что Ленлу Дин выслали вас…

Лалл прервала его шипящим звуком. Чуран пожал плечами.

— Ну, это не важно. Вам еще много чего предстоит узнать. — Он запихнул в рот дольку апельсина и принялся жевать, подмигивая Нейсмиту в такт с движениями нижней челюсти.

Нейсмит ощутил приступ гнева, однако сдержался и спросил:

— Вы хотите, чтобы я доверился вам. А чего ради?

Чуран сплюнул косточку и сунул в пасть следующую дольку апельсина.

— А разве у вас есть выбор? — процедил он, пережевывая.

— Я могу отказаться, — сказал Нейсмит. — Могу остаться здесь и жить своей жизнью.

— Вас уже подозревают в убийстве, — заметил Чуран. — Работу вы потеряете…

Нейсмит встал.

— Я лишь констатирую факты, мистер Нейсмит, — повысил голос Чуран, глядя на него снизу вверх. — Если понадобится, вы будете признаны виновным в убийстве и приговорены к длительному тюремному заключению. Мы даже сможем устроить вам несколько инцидентов в камере.

Лалл бросила ему что-то предостерегающее. Чуран пожал плечами и продолжил:

— Будем реалистами, мистер Нейсмит. Соглашайтесь, вам никуда не деться.

Нейсмита душил гнев.

— А что, если я попросту вас прикончу?

Чуран вздрогнул.

— Этого вы не сделаете, — поспешно ответил он. — А если и сделаете — кто тогда ответит на ваши вопросы?

Нейсмит молчал. Толстым указательным пальцем Чуран поворошил в бумагах на столе.

— Ну а пока, если нужны доказательства, кое-какие я вам предоставлю. Вот, взгляните, мистер Нейсмит.

Нейсмит опустил взгляд. Чуран разложил на столе несколько любительских цветных стереографий. Нейсмит узнал туманный вид на Рыбачью Пристань в Сан-Франциско, снимок обелиска Нейманна в деловой части Лос-Анджелеса, крупным планом сам Чуран — ухмылка шириною в кадр. Затем на глаза попалось нечто более интересное.

Прямоугольник из прозрачного пластика. Внутри на темном фоне — три крошечные фигурки.

Иллюзия объема была безупречной. Две фигурки пониже ростом — и Нейсмит по осанке узнал Лалл и Чурана раньше, чем наклонился, чтобы разобрать черты лиц. А третья…

Нейсмит замер, не веря своим глазам. Третьей фигуркой был он сам.

Ошибки быть не могло. Уже дома Нейсмит опять вынул стереографию из кармана и в третий раз внимательно изучил.

Итак, вот он, запечатленный в прозрачном пластике, с видом вполне естественным. Кажется — вот-вот он двинется или заговорит. А рядом — два чужака с самодовольными улыбками.

— Когда это было снято? — спросил он у Чурана.

— Не «было», а «будет», мистер Нейсмит, — ухмыльнулся тот. — Вы отправитесь с нами в будущее — именно там и будет сделан снимок. Сами видите — нечего и спорить. — Чуран захихикал, а мгновение спустя к нему присоединилась и Лалл. Хриплое, гортанное карканье отдаленно напоминало смех. Не в силах подавить отвращения, Нейсмит сунул стереографию в карман и смылся.

Теперь же, вновь разглядывая ее, он убеждался в их правоте. Фон составляла комната, какой ему в жизни не приходилось видеть. Стены комнаты выложены пурпурными и желтоватыми панелями из неведомого материала, который по краям выглядел неясным и расплывчатым, хотя остальные части картинки представлялись вполне отчетливыми. В комнате также находились незнакомых очертаний столы и стулья.

Нейсмит мог бы поклясться, что комната эта откуда-то из другого места и времени. Значит, либо он уже встречался с чужаками в течение тридцати одного года, что составлял провал в памяти… либо Чуран сказал чистую правду, и это — картинка — снимок из будущего.

Если сами чужаки могли вернуться из будущего в настоящее — если ствол пистолета, который Нейсмит видел в комнате, мог быть направлен туда — тогда почему бы нет?

И если все так, то как ему выпутаться?

Перекусив в одиночестве, Нейсмит, выбрался в кино, однако через полчаса обнаружил, что не имеет ни малейшего представления о фильме, который идет на экране.

Ночью ему приснился сон.


Глава 2 | Билет куда угодно | Глава 4