home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Не успел истерический вопль Орвиля затихнуть, как Нейсмит резко повернулся — два стремительных прыжка — и он уже у двери.

— Что? — запоздало рявкнул Уэллс, привставая со стула. — Подождите, Нейсмит…

Так и не ответив доктору, Нейсмит откатил дверь и, выскочив из кабинета, рванул по дорожке. Кровь бурлила в жилах; страха он не чувствовал — только вдохновляющий напор гнева.

За миг до того, как Орвиль закончил, ситуация моментально прояснилась. Улик у полиции нет, и арестовать его не могут; но его непременно задержат до выяснения.

У подножия холма он поймал свободное такси и бросил водителю:

— В Голливуд. Адрес по дороге.

Пока машина разворачивалась и устремлялась на восток по Фривею, Нейсмит сунул в видеофонную щель четвертак и набрал: «Справочное. Голливуд». Загорелось желтое табло. Нейсмит набрал: «Ч-У-Р-А-Н».

Светящееся изображение запрыгало и помутнело; затем появилась страничка разборчивого текста, медленно ползущего снизу вверх по экрану. Нейсмит нажал кнопку «Стоп». Ага, вот он: «М. Чуран, импортер» — и адрес на Сансет-бульвар. Нейсмит взглянул на часы — ровно четыре, а большинство калифорнийских деляг не закрывают контор до половины пятого. Время еще есть.

— Приехали, мистер, — сообщил водитель и протянул руку к счетчику. Нейсмит расплатился и вышел. Здание оказалось желтокаменным убожеством прошлого столетия. В вестибюле на допотопном указателе белыми буквами значилась фамилия Чурана. Нейсмит поднялся на лифте до пятого этажа. Рифленая стеклянная дверь с табличкой «ЧУРАН» оказалась заперта; изнутри не доносилось ни звука.

В приступе гнева Нейсмит отчаянно забарабанил в дверь. Коридор огласился грохотом.

Из-за двери соседнего кабинета высунулся розовощекий парень в рубашке с короткими рукавами, с распущенным галстуком на шее.

— Эй! — воскликнул парень. — Какая муха тебя укусила? Кончай беситься.

Нейсмит только взглянул на него — и все. Парню, похоже, стало не по себе — он вздрогнул и отступил под защиту своей двери.

— Без обид, — добавил он.

— Чурана знаешь? — потребовал ответа Нейсмит.

— Ясное дело, знаю, — каждый день здороваемся. Только нет его, — уже полчаса, как свалил. Сам видел.

Нейсмит уставился на запертую дверь. Торопился, да не успел. В порыве нетерпения он изо всех сил дернул за ручку — замок с громким щелчком сломался и дверь распахнулась.

— Эй! — воскликнул парень и вытаращил глаза. — Эй, ты чего…

Нейсмит решительно вошел в приемную. За столом никого. В кабинете тоже ни души. Картотечные шкафы раскрыты и пусты. В настольных папках ни бумажки. И к стенам ничего не прикноплено. В углу потрепанного ковра крупная свежая клякса. В мусорной корзине несколько зазубренных осколков фарфоровой вазы и букет увядших цветов.

Озадаченный, Нейсмит замер и принюхался. В комнате висела откровенно нерабочая атмосфера; но обострившееся восприятие Нейсмита различало что-то еще — смутное, коробящее. Да-да, слабый, но вполне различимый запах — терпкий, раздражающий.

Когда он вышел, розовощекий парень все еще торчал в коридоре. Нейсмит негромко спросил:

— Что знаешь о Чуране?

— Ну, приятель, я с ним брудершафтов не пил. Здрасте, до свидания — и все дела. Но он профи.

— Кто?

— Профессионал, братишка. Шоу-бизнес и все такое. — Розовощекий парень указал на дверь собственного кабинета, где значилось: «КОРОЛЕВСКИЕ ТЕАТРАЛЬНЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ».

Нейсмит нахмурился.

— Так Чуран актер?

— Как пить дать, братишка. Правда, через меня он никаких ролей не получал, но вся эта баланда с импортом, верно, левый доход. Он и правду тебе так нужен?

— Почему решил, что он актер?

— Грим, братишка. Всякий раз он наштукатурен для съемки. Ты мог и не заметить — стереогрим отличная штука — но у меня глаз наметан. А что передать? Кто спрашивал?

— Отдохни, — бросил Нейсмит и отправился восвояси.

В дверях квартиры, вынимая ключ из замка, Нейсмит замер и прислушался. Мурашки тревожно побежали по спине. В воздухе висел тошнотворный смрад — воняло горелым мясом…

Нейсмит бросился в гостиную, оттуда в спальню. Смрад стал совсем невыносимым.

Чувствуя дурноту, Нейсмит зашел за кровать. Там, на полу, лежало тело женщины. Миссис Беккер, что по четвергам убирала квартиру. Не считая самого Нейсмита, ключ был только у нее. Мертва. Мертва и жутко обожжена. Грудь, руки и лицо — сплошная обугленная масса…

Нейсмит тупо подошел к видеофону и вызвал полицию.

Та прибыла через десять минут.

Дверь камеры закрылась будто крышка гроба. Нейсмит присел на узкую койку и уткнулся лицом в ладони. Полиция допрашивала его три часа. С невероятной дотошностью. Спрашивали о личной жизни, о прошлом, зафиксированном в служебных документах, об амнезии — о ней особенно! — о работе в университете, о процессе дупликации, о темпоральной энергии… короче, обо всем. Высказали даже фантастическое предположение, что он мог в обоих случаях обеспечить себе алиби с помощью путешествия во времени.

— Темпоральная энергия в таком объеме еще недоступна, — убеждал он их. — Вы не представляете, какие громадные силы должны быть задействованы. Даже при использовании университетского тау-генератора на две тысячи мегаклайн требуется несколько часов, чтобы зарядить девяносто литров воды, нужных для демонстрации.

— Но вода действительно движется во времени, не так ли? — настаивал один из следователей.

— Лишь долю микросекунды, лейтенант. На самом деле молекулы только частично выходят из синхронии с нашей матрицей т.э. Будь перемещение настоящим, они бы просто исчезли.

Следователи и не думали сдаваться. А возможно ли развить технологию темпоральных процессов до такой фазы, когда во времени смог бы путешествовать человек?

— Да, возможно, — раздраженно ответил им Нейсмит. — Для тех, чья наука на много тысячелетий опережает нашу. Для нас же — абсолютно невозможно!

Затем вернулись к казначею Рэмсделлу. Что мог иметь Нейсмит против Рэмсделла?

— Ничего, ровным счетом! Я был с ним едва знаком!

Стало быть, это просто совпадение, что Рэмсделл оказался жертвой зверского убийства сразу после встречи с Нейсмитом?

— Да!

Повинуясь инстинкту, Нейсмит не стал упоминать о пакете, который передал ему Рэмсделл. Сам не понимая почему, профессор был совершенно убежден, что, выдай он машину полиции, ключ к разгадке уплывет у него из рук.

Далее следователи перешли к Чурану, который так и не появился для опознания Нейсмита. Найти импортера не удалось. Может, Нейсмит убил заодно и Чурана, а потом спрятал труп?

Тогда Нейсмит поведал следователям о событиях в конторе Чурана и назвал розовощекого парня в качестве свидетеля.

А как насчет гибели миссис Беккер, его домработницы? Это что, тоже совпадение?

Нейсмит замычал, сжимая голову руками. Разве может оказаться простым совпадением, что в течение нескольких часов два человека были убиты одним и тем же непостижимым способом? Да ведь он в их глазах сейчас как Чумовая Мэри — нетронутый разносчик несчастья…

Тут Нейсмиту пришла в голову одна мысль, и он выпрямился. Неподвижный и прямой, он лихорадочно соображал — когда наружная дверь вдруг, лязгнув, распахнулась.

Нейсмит поднял удивленный взгляд. В помещение вошел тюремщик в синей униформе с пятнами пота под мышками. Подойдя к камере Нейсмита, он подобрал ключ к замку и распахнул дверь.

— На выход, — прохрипел он.

Нейсмит осторожно поднялся.

— Меня выпускают?

— Адвокат берет вас под расписку. Выходите — сюда.

— Адвокат? Но ведь… — Нейсмит погрузился в молчание и последовал за тюремщиком. Час назад при встрече Уэллс сказал Нейсмиту, что найдет адвоката — но не сегодня. «Речь идет об обвинении в убийстве первой категории, — сказал тогда психиатр, — и на поруки вас не выпустят — это точно. Но утром я позвоню Говарду. Потерпите до завтра».

Может, он потерял счет времени и утро уже наступило? Нет, на стенных часах в комнате у тюремщика было 9.05 вечера.

— Ваши вещи, — сказал тюремщик и бросил на прилавок пакет. — Распишитесь.

Нейсмит нацарапал на бумажке свою фамилию, сунул пакет в карман и последовал за тюремщиком. На выходе к ним приблизился стройный седовласый мужчина в смокинге, с лоснящимся кожаным портфелем в руке.

— Забирайте, — буркнул тюремщик и удалился.

— Мистер Говард? — осведомился Нейсмит, протягивая мужчине руку.

— Что? Нет-нет. Моя фамилия Джером — очень приятно. — Седовласый небрежно пожал протянутую руку Нейсмита. Затем отодвинул рукав и взглянул на тонкую пластинку наручных часов. — О Господи, уже поздно. Я не подумал… хотя, должен сказать, процедура много времени не заняла. Что ж, так или иначе, вы на свободе. Хотя вероятно, мне вообще не следовало приходить. — С недоуменным выражением на бледной физиономии адвокат на некоторое время умолк. — М-да. Не следовало, — повторил адвокат.

Они спускались по каменной лестнице. Нейсмит с неловкостью спросил:

— Уэллс уже уладил вопрос о гонораре?

— Уэллс? — с рассеянным видом переспросил адвокат. — Нет, не Уэллс… не слышал о таком. А знаете, — сказал он, снова останавливаясь и поворачиваясь к Нейсмиту, — просто удивительно, что я вообще сегодня вечером вышел из дома. Ничего не понимаю. Прямо со званого обеда. Черт возьми, ведь завтра моя дочь выходит замуж… — У него задергалась щека. — Ну что ж, доброй ночи, — неожиданно распрощался адвокат и отправился восвояси.

— Погодите! — крикнул ему вслед Нейсмит. — Если вас пригласил не Уэллс, то кто же?

Джером не замедлил с ответом.

— Ваш друг Чуран, — раздраженно бросил он через плечо. Гулкие шаги удалялись по тротуару — и вскоре адвокат скрылся из виду.

Нейсмит проснулся с чувством, что в комнате он не один. Домой он добрался почти в полночь, усталый как собака — и сразу же уснул мертвым сном. Но теперь вдруг проснулся и сел в темноте на кровати, каждым нервом ощущая предупреждение о незримо крадущейся по комнате опасности.

Ни звука — однако мрак был буквально наэлектризован присутствием чего-то могучего и грозного.

Затем в центре комнаты медленно забрезжило слабое голубоватое свечение.

Нейсмит затаил дыхание; свечение понемногу разгоралось — и вот уже проявились очертания висящего в воздухе необычного предмета.

Формой он напоминал толстую трубку, загнутую книзу — вроде уложенной набок буквы «Г». Вскоре Нейсмит понял, что перед ним пистолет. Правда, не похожий ни на один из известных ему пистолетов. Массивная рукоятка обращена к Нейсмиту, а ствол устремлен в противоположную сторону. Все стройные линии тяжелого и мощного оружия плавно перетекают одна в другую. Нейсмит тут же догадался, что пистолет — из той же породы, что и загадочная машина, которую передал ему Рэмсделл; совершенно различные по форме, оба предмета тем не менее чем-то походили друг на друга.

Пистолет висел в воздухе, плотный, реальный — и в то же время какой-то призрачный в ореоле голубого свечения. Размерами он был намного больше любого пистолета, сделанного под нормальную человеческую руку. Нейсмит представил, как выбирается из постели, протягивает руку и касается рукояти. И сразу понял, что рука окажется мала для пистолета — ему даже не удастся дотянуться до спускового крючка.

В комнате повисла мертвая тишина. Нейсмит затаил дыхание.

В воздухе по-прежнему витала угроза — Нейсмит ощущал ее еще сильнее. Исходила она частично от висевшего в воздухе оружия, частично — от роившихся позади теней. От пистолета веяло мощью истребления: Нейсмит жаждал коснуться его — и в то же время инстинктивно боялся — боялся тех черных сил, что могли вырваться на волю. Он знал — точно и безошибочно — что оружие было не просто пистолетом.

Затем мрак стал рассеиваться.

В дальнем углу комнаты — там, где полагалось быть туалетному столику и шкафу, — Нейсмит увидел Тварь, которая невероятно плавными змеиными движениями подбиралась — не сводя с Нейсмита крошечных глазок.

Сжавшись в комок, Нейсмит сам не заметил, как выбрался из постели; волосы на голове встали дыбом.

Пистолет, казалось, придвинулся ближе.

Тьма постепенно рассеялась — и Нейсмиту явилась жуткая Тварь целиком — не то насекомое, не то рептилия. Мощные пластины панциря омерзительно поскрипывали, пока Тварь наползала.

Тут в ухо Нейсмиту зашептал тонкий голосок:

— Это Цуг! Цуг! Убей его! Бери пистолет — убей его, живо!

Нейсмит предпринял самый быстрый в своей сознательной жизни рывок. Мгновенно схватил стоявший у кровати деревянный стул, размахнулся как бешеный и швырнул его. Стул со всего размаху врезался в подвешенный в воздухе пистолет.

Раздался резкий звук как бы рвущегося шелка — а потом вспыхнул ослепительный голубой свет — метнулся по стенам и погас. Ослепленный, с отчаянно колотящимся в груди сердцем, Нейсмит нащупал на стене выключатель и зажег люстру.

Пистолет исчез. Тварь тоже. Посреди комнаты лежал разбитый и обугленный стул.


Глава 1 | Билет куда угодно | Глава 3