home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Нейсмит открыл глаза.

И увидел перед собой бездну голубого неба, усеянного легкими облаками. В спину давило что-то жесткое, но Нейсмит едва замечал и головную боль, и булыжник между лопаток — скиталец с наслаждением вдыхал прохладу чистейшего воздуха. Потом повернул голову — что-то сухое и гибкое легко прошлось по щеке; перед глазами смутно колебалось море желтовато-зеленых стебельков. Нейсмит сделал глубокий вдох, поворочался и сел.

Земля. Родная и душистая земля — и вокруг трава по плечи. А в нескольких футах от Нейсмита на примятой траве лежит очередной аппарат с корпусом вороненой стали.

Застыв от изумления, Нейсмит некоторое время разглядывал аппарат, сердцем чуя недоброе. Затем сообразил, что это не та машинка, какой обычно пользовались лягушки — похожая, но другая.

Он потянулся к машинке — и тут же выяснил — руку что-то отталкивает, хотя никакого препятствия не наблюдалось. Не желая разочаровываться, Нейсмит снова попытался протолкнуться к желанной игрушке — от напряжения кровь зашумела в ушах и голову вновь сдавил обруч боли. Но к машинке Нейсмит не приблизился ни на микрон.

Тогда экспериментатор сдался и осторожно встал на ноги. Стоялось ему хорошо, и ничего никуда не давило: хочешь — спать ложись, а хочешь — песни пой. Но петь Нейсмит не стал, а опять потянулся к машинке — и тот же неуловимый барьер снова оттолкнул упрямца, как здоровая деревенская девушка — дохлого назойливого студента.

Нейсмит снова встал, отряхнулся и принялся оглядывать мир поверх моря травы. Вначале он увидел только накатывающие желтые валы с торчащими то тут, то там зелеными верхушками деревьев — и линию туманных холмов вдоль горизонта. Затем ему почудилось некое движение.

В нескольких сотнях ярдов дальше по равнине в траве неторопливо двигалась человеческая фигурка. Девушка. Верхняя часть тела либо обнажена, либо прикрыта легкой одеждой. Ноги и бедра, к сожалению, скрывает трава. Девушка двигалась с ленивой грацией, время от времени останавливаясь и обращая к солнцу лицо. Еще не сумев различить черт этого лица, по всему облику и движениям девушки Нейсмит уже заключил, что она молода и красива.

Девушка его как будто не замечала. Нейсмит снова опустил взгляд на аппарат, затем присел, скрывшись из виду в высокой траве — и опять взялся за свое. Экспериментатор выяснил, что запросто может обойти машинку по кругу, но не в силах приблизиться к ней ни на остриженный ноготь со своего мизинца. Он упирался ногами в землю, а головой в некий барьер, находившийся перед ним — и толкал, толкал — тщетно.

Нейсмит снова стал оглядывать окрестности. Девушка заметно приблизилась. И на сей раз явно его заметила.

Правда, похоже, она не особенно к нему спешила. Загорелая, с сияющими на солнце медно-красными волосами. Одетая — или, скорее, полуодетая — в рельефные кусочки ткани и металла, местами прикрывавшие тело. Девушка шла и щурилась, как будто целиком отдавшись солнцу и ветерку, ласкавшим ее молодое тело.

Только оказавшись в нескольких ярдах от Нейсмита, она заговорила.

— Уже проснулся? — спросила она на языке Бо-Ден.

Нейсмит словно язык проглотил. В такой близости девушка казалась завораживающе красивой. Атласная кожа — будто покрытая почти неразличимой тканью — просто паутинка, что без видимой границы пролегла по молодому телу, кончаясь возле губ и глаз. Фиалково-алый цвет рта вполне мог оказаться как искусственным, так и натуральным. Светло-зеленые глаза, обрамленные темными ресницами — поразительные на фоне загорелого лица.

Довольная произведенным впечатлением, девушка лукаво наблюдала за Нейсмитом.

— Ну ладно, хватит. Не стой там как столб — отойди.

Нейсмит не двинулся с места.

— Кто вы такая и что это за место?

— Земля, конечно. Да отойди же — мне надо туда войти.

Нейсмит взглянул на машинку, затем снова на девушку.

— А если не отойду?

— Тогда я тебя тут брошу, пока не проголодаешься.

Нейсмит пожал плечами и отступил на несколько шагов в высокую траву. Девушка чуть подождала, затем устремилась к машинке. Она уселась на землю рядом с аппаратом, изящно сложила ножки и с насмешливой улыбкой взглянула на Нейсмита.

— Эй, можешь вернуться.

Нейсмит посмотрел на нее, затем окинул взглядом травянистую равнину — мирную и безмолвную под прозрачно-голубым небом.

Затем рассеянно провел рукой по сухим остистым травам.

Вдалеке с верхушки одного из одиноких деревьев крошечным пятнышком слетела птица; Нейсмит провожал ее взглядом, пока птица снова не села.

— Красивое место, — заметил он.

Задорный смех девушки заставил его обернуться.

— Хочешь посмотреть, что тут на самом деле? — спросила она и бросила Нейсмиту какую-то штучку. — На, лови.

Припомнив похожий случай, Нейсмит машинально дернулся отбить штучку; но в последний миг изменил намерение и поймал предмет.

Штучка оказалась фигурной синей рукояточкой из гладкого, похожего на воск вещества. Стоило Нейсмиту сжать ее в руке, как прямо над рукояточкой из ничего возник темный диск.

Несколько мгновений Нейсмит тупо разглядывал его, пока наконец не сообразил, что смотрит-то он не на диск, а сквозь — на возникшую по ту сторону трехмерную сцену. Так и сяк покрутив рукояточку, Нейсмит выяснил, что картинка в диске вполне соответствовала ландшафту — все было на месте: и горизонт, и холмы, и равнина — и в то же время дико не соответствовала.

Травы и деревья как Цуг языком слизнул; вместо них — голая земля и скалы — выжженная, опустошенная, усеянная кратерами планета под лиловым звездным небом. Над головой горело солнце — но не обычный световой шарик, а чудовищная тварь, по бокам которой, будто крылья, вздымались языки пламени. Нейсмит в недоумении опустил диск.

— Это что — другая временная линия? — спросил он.

— Какой ты глупый, — отозвалась девушка, глядя на него ясными глазами. — Я же говорю. Так на самом деле. А то, что ты видишь — всего-навсего иллюзия. — Она обвела рукой весь прекрасный пейзаж. — Земля теперь — мертвая планета. Ну, войны там всякие… Если бы не машинка, ты бы даже дышать не смог.

Нейсмит нахмурился и протянул руку к ближайшему участку травы. Сухие стебли, вполне реальные на ощупь. Вырвав несколько травинок, Нейсмит смял их в ладони, а потом проследил, как они упали на землю.

— Я тебе не верю, — ровным голосом произнес он. — Кто мог такое сделать?

— Говорят, Цуги, — безразлично ответила девушка. — Штука в том, что видеть все это могут только люди. Камера иллюзию не фотографирует. И в видак ничего не попадает. Верни его, между прочим.

После секундного колебания Нейсмит кинул ей рукояточку. Диск исчез, стоило выпустить из рук видак — и тотчас возник, стоило видаку оказаться в руке девушки. Взглянув туда, она сказала огорченно:

— Фу, одна пыль и камни.

И спрятала видак на своем серебристом пояске.

— Зачем же ты там гуляла? — с любопытством поинтересовался Нейсмит.

Девушка пожала голыми плечиками.

— Так ведь красиво, — ответила она. — Подумаешь, иллюзия. Все равно мне тут нравится. — Потом взглянула на Нейсмита снизу вверх. — Ну ладно, можешь войти.

Нейсмит приблизился, глядя, как она берет в руки машинку.

— Куда ты меня везешь?

Не удостоив его ответом, девушка занялась ручками управления… Небольшая встряска — а потом их окружил прозрачный пузырь, окрасивший весь пейзаж чистейшим голубым цветом. Почти мгновенно земля рухнула куда-то вниз, а небо помрачнело.

Нейсмит слегка подался вперед и обнаружил, что все тот же барьер мешает приблизиться к девушке. Та насмешливо улыбнулась и закурила зеленую сигаретку, держа ее в слегка подрагивавших, унизанных перстнями пальчиках.

— Сядь, Шефт.

Нейсмит медленно повиновался, не сводя глаз с соседки.

— Теперь начинаю припоминать, — сказал он. — Приближалось что-то голубое, а потом…

Девушка кивнула и выпустила струйку зеленоватого дыма.

— Я решилась особенно с тобой не цацкаться, — объяснила она. — Только втащила, сразу треснула силовым жезлом. Потом подумала — почему не подождать, пока ты очухаешься? Тогда я перелетела на несколько тысяч лет вперед и там приземлилась. — Она аккуратно провела язычком по губам. — А ты сильный, — продолжила девушка. — По всем правилам тебе еще минут двадцать полагалось быть без сознания. Но у меня все равно было время надеть на тебя мыслешлем и выведать все твои секретики.

Нейсмит напрягся всем телом.

— Какие такие секретики?

— Да знаю, знаю, — улыбнулась девушка. — Про Калифорнию. Про парочку Непотребов, которых ты звал Лалл и Чуран. — Она рассмеялась. — И что им от тебя было нужно — тоже знаю.

Нейсмит взглянул на нее, прищурившись.

— А на каком языке ты еще умеешь разговаривать? — вдруг спросил он.

Девушка не откликнулась.

— Да ты просто грязная сука, поняла? — произнес он тем же ровным тоном.

Глаза ее засверкали, а губы растянулись в две струнки, обнажив белые зубки, блеснувшие, точно лезвие ножа. На мгновение Нейсмита пробрал озноб страха. Однако он тут же взял себя в руки.

— Я тебя после прикончу, — медленным шепотом пообещала девушка по-английски. — Сейчас слишком просто. Я тебя прикончу очень медленно и очень-очень больно. Чтобы ты понял: с Лисс-Яни так не разговаривают.

Нейсмит задержал дыхание и досчитал до двадцати одного, а затем указал на девушку пальцем.

— Вот теперь я тебя узнал, — проговорил он. — Твой голос. Той ночью, когда я увидел Цуга. Ты точно таким же тоном тогда сказала «убей его». Значит, это ты наслала видение — или что там тогда было? И сны… Зачем?

Сузив глаза, Лисс-Яни изучала Нейсмита.

— Ты что, не испугался?

— А чего ради? Ты же сказала, что сейчас убивать меня не будешь.

— А потом?

— Ну, потом и испугаюсь.

— Интересно, — проговорила девушка, снова проведя язычком по влажным фиалковым губам. Затем вдруг сунула сигаретку в дырку в полу — и зеленый окурочек исчез. — А как тебя зовут? — спросила она.

— Гордон Нейсмит.

— Перестань. Я спрашиваю настоящее имя.

— Не помню, — ответил Нейсмит.

Девушка задумчиво оглядела его.

— Что же, ты и о Городе ничего не помнишь? А про ошейники смерти? Про Тера-Яни?

— Нет.

Она вздохнула.

— Хотела бы я тебе поверить. А ну-ка, подойди и поцелуй меня. — Девушка наклонила голову и сидела в ожидании, положив руки на пульт управления.

Оторопев от изумления и чуть замешкавшись, Нейсмит наконец скользнул к ней. Незримый барьер поначалу остановил его, а потом, казалось, стал размягчаться и рассасываться. Преграда растекалась по мере того как лицо Нейсмита приближалось к лицу Лисс-Яни; впрочем, едва мужчина попытался пустить в ход руки, как они замерли на полпути до желанной цели.

— Ну, давай же, целуй, — потребовала девушка, полузакрыв глаза.

И раздраженный, и заинтригованный, Нейсмит потянулся и поцеловал ее. Губы девушки оказались мягкими, горячими и влажными; под губами мужчины они мигом разошлись — и нежный язычок коварно проник к нему в рот.

Через несколько долгих мгновений Лисс-Яни оттолкнула Нейсмита и откинулась на спину.

— Это все, что ты умеешь? — поинтересовалась девушка. — Ну-ну, садись, нечего, нечего. — Она вытянула из пола еще одну зеленую сигаретку и закурила. — Вот те на… Первый раз вижу Шефта, который целуется.

Обозленный, Нейсмит спросил:

— Зачем тогда предложила?

— А посмотреть. Что ты сделаешь. Настоящий Шефт в жизни не поцелует Яни. — Она многозначительно на него глянула. — А вообще-то совсем даже ничего.

Нейсмит некоторое время удивленно глазел на девушку, затем рассмеялся. Вспоминая мир своих снов, он подумал: «Да, Шефт точно не поцелует Яни. Ни в жизнь. А у нее все на месте: и медно-красные волосы, и загорелая кожа, и зеленые глаза, и тонкие подрагивающие пальцы…»

— Откуда ты узнала, где меня найти? — спросил он на Бо-Ден. — Следила за мной, да? Пока я был с Лалл и Чураном?

— Ну конечно. Непотребы такие дураки. Думали, ты просто провалишься под землю и оттуда уже не выйдешь. Но я-то не дурочка. Я просчитала твою орбиту, а дальше… — Лисс-Яни сделала умное лицо. — Дальше проще простого.

Пальцем она легонько постучала по одной из кнопок стоявшего на полу пульта управления. Нейсмит напомнил:

— Ты, конечно, знаешь — это из-за тебя Непотребы решили, что не могут мне доверять.

— Знаю, будь уверен.

— Тогда почему же ты не можешь мне доверять? — вопросил он. — Ведь я либо на одной, либо на другой стороне.

— Что-то с тобой не так, — проговорила девушка и пустила в соседа струйку зеленого дыма. — Я это почувствовала, когда мы поцеловались. Тут я никогда не ошибаюсь. Не пойму, в чем дело… Вроде бы ты тот, за кого себя выдаешь. Шефт, который потерял память. Но только… что-то не так. A-а, ладно… Проехали. — Она ткнула было пульт управления, затем снова прислонилась к стенке. — Есть хочешь? Может, выпьем?

Нейсмит вдруг остро почувствовал, что хочет и того, и другого. А может, и третьего. Внимательно на него взглянув, девушка протянула руку к стенке у себя за спиной и вынула оттуда вначале чашечку пенной белой жидкости, а затем — твердое пирожное бурого цвета. Пирожное она разломала пополам, потом предложила мужчине чашку и половинку коричневатой массы.

Нейсмит, конечно, взял и то, и другое, но предусмотрительно дождался, чтобы девушка первой куснула пирожное — тем более, что бурая масса вызвала множество памятных ассоциаций. Наконец, мужчина отважно попробовал деликатесы из будущего. Пирожное оказалось нежным, роскошным на вкус — вроде инжира с изюмом. Потянув жидкость из чашечки, он обнаружил в ней превосходное вяжущее средство.

Девушка рассмеялась.

— И что смешного? — поинтересовался Нейсмит, осторожно опуская чашечку и начиная считать до двадцати одного.

— Ну и лопух! — продолжала смеяться Лисс-Яни. — А вдруг я подложила в вино или в фрукты медленный яд? Через десять дней подействует.

Нейсмит воззрился на подлую отравительницу.

— А что, правда подложила?

— Оч-чень может быть. — Зеленые глазки девушки заблестели от удовольствия. — А если подложила, то противоядие теперь получишь только от меня. Если будешь себя хорошо вести. И если вдруг я попрошу тебя об услуге, ты немедленно согласишься на все, чтобы не загнуться в страшных мучениях — так ведь?

— О какой еще услуге? — поинтересовался Нейсмит. Затем посмотрел на остатки еды и отодвинул их подальше.

— Да ешь, ешь! Теперь-то чего? Если я подложила яд, ты уже получил достаточно. Не пропадать же добру.

Нейсмит волком взглянул на девушку, затем махнул рукой и отчаянно укусил квазипирожное.

— Так какая же все-таки услуга? — опять спросил он.

— Пока не знаю, — равнодушно отозвалась Лисс-Яни. — Там все больше и больше всяких заморочек. Вот и Предел уже на носу. Друзья в такое время не повредят.

Сам того не желая, Нейсмит вдруг улыбнулся.

— Ничего себе дружба! Значит, друг — это тот, кто сделает, что тебе нужно, чтобы ты его не отравила?

— Ну-у, не будь таким букой, — протянула девушка с миной откровенного неудовольствия. — В конце концов, нам еще минут десять вместе сидеть в этой поездяйке.

— А потом?

— Потом я передам тебя Кольцу, — равнодушно ответила Лисс-Яни и вытянула руку, с удовлетворением разглядывая переливчато-фиолетовые ногти. — Как тебе этот цвет?

— Очень мило. Мм… а Кольцо… чего ему от меня нужно?

— Там думают, ты можешь убить Цуга. Все от этого Цуга просто с ума посходили.

— Ага, значит, это все-таки правда!

— Про Цуга? Ну конечно… А вот эта одежда — она полнодоступная. Знаешь про такую? — Девушка стала дотрагиваться до фигурных, украшенных орнаментом пластиночек, прикрывавших разные части ее тела. Каждая после прикосновения ненадолго исчезала. Вот обнажилось плечо. Грудь со впечатляющим крупным фиалковым соском. Бедро. Другая часть бедра…

Нейсмит мгновенно проникся живейшим интересом к такой интересной одежде, и лишь героическим волевым усилием смог отодвинуть все неподобающие мысли на задний план.

— Кхм-мм… а скажи, какая фракция сейчас преобладает в Кольце? — осведомился он, пряча глаза.

Девушка нахмурилась.

— Какой ты все-таки дурак и негодяй! Нет, видно, ты и вправду Шефт… — Она еще раз сладко зевнула и потянулась, прислонясь к вогнутой туманно-голубой стенке. — Надо бы, что ли, вздремнуть. — И Лисс-Яни закрыла прелестные глазки.

Нейсмит сердито поглазел на нее, но прежде чем успел открыть рот, его внимание привлекло появление в небе чего-то необычного. Масса шаров кристально-голубого цвета, повисшая неподвижно на уровне глаз. Еще мгновение назад ничего подобного там не было.

— А это еще что? — вопросил Нейсмит.

Девушка ненадолго открыла глаза.

— Город, — ответила она.

Поначалу ответ показался Нейсмиту несуразным, но затем его буквально потрясла догадка.

— Ты хочешь сказать, вот это — Город? — опять вопросил он.

Девушка широко раскрыла глаза и села.

— С тобой все в порядке? Эй!

Нейсмит не ответил. Его псевдовоспоминания о Городе сплошь состояли из гигантских залов, коридоров, плавающих фигур, людских толп.

Теперь, когда Нейсмиту захотелось вспомнить, знание оказалось под рукой: но раньше почему-то и в голову не приходило, что Город находится не на Земле.

Внутреннее возбуждение нарастало. Вот где таилась опасность — а вовсе не в раздраженных угрозах Лисс-Яни.

Знание Нейсмита о важнейших предметах было отрывочным, слабоорганизованным, не сразу оказывалось под рукой. Какие еще грубейшие ошибки не сделать бы в самый критический момент? И сколько еще следовало готовиться?

Снаружи тяжеловесно вращался громадный сложнейший комплекс, а голубой шар все ближе подбирался к нему. В поле зрения вкатилось нечто наподобие иллюминатора, сосредоточилось в центре огромной массы и продолжало увеличиваться. Наконец круг разверзся и поглотил голубой шар. Нейсмит с Лисс-Яни прибыли в Город.


Глава 11 | Билет куда угодно | Глава 13