home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Вскоре Лалл и Чуран принялись зевать, будто пара лягушек. Зрелище было предельно отвратительное.

— Мы немного устали, — заметила Лалл. — Уже поздно. — Она встала и в сопровождении Чурана направилась к дальнему выходу из комнаты — напротив того, которым они уже пользовались. Ребенок потащился следом, волоча куклу за руку.

Запертая дверь открылась от прикосновения Лалл. Затем женщина отступила в сторону.

— Здесь ваша спальня, мистер Нейсмит. Думаю, вы найдете там все, что нужно.

Вся троица стояла в ожидании. Нейсмит заглянул за дверь: в комнате оказалась низкая кровать, скамеечка для ног, на стенах висели какие-то непонятные, полуреальные драпировки. Внутрь Нейсмит не вошел.

— Спасибо, — поблагодарил он.

— Так вы будете здесь спать? — В голосе Лалл послышались просительные интонации.

— Когда соберусь. Спокойной ночи.

— Может, осмотрите комнату и проверите, все ли вам в ней по вкусу? — предложил Чуран.

Лалл повернула к нему голову и бросила несколько слов на своем гортанном языке. Затем снова обратилась к Нейсмиту.

— Тогда как пожелаете, мистер Нейсмит. Утром продолжим разговор.

Трое чужаков пересекли гостиную и вошли в свою комнату. Дверь за ними плотно закрылась.

Нейсмит немного постоял, прислушиваясь — он слышал, как Лалл с Чураном ходят по своей комнате и негромко переговариваются — иногда раздавались всплески раздражения. Смысла ждать дальше не было. Нейсмит бесшумно прокрался в коридор. Растекающийся красный след поначалу сопровождал его; но на первом же перекрестке Нейсмит намеренно ушел в сторону. Пройдя вниз по лестнице, он миновал узкие двери и очутился во тьме, которую оживляло лишь призрачное фосфоресцентное свечение деталей попадавшегося то тут, то там оборудования. Нейсмит продолжал двигаться по узкому проходу под низким потолком, ни на миг не останавливаясь для более детального просмотра. В тот момент ему хотелось одного: оставить между собой и тремя чужаками как можно больше расстояния.

Четверть часа спустя даже фосфоресцентные метки поредели и, наконец, исчезли совсем. Нейсмит ощупью пробирался в полной темноте, совершенно потерявшись во внутренностях огромного корабля.

Довольный тем, что хоть на время оказался в безопасности, Нейсмит сел где-то во мраке и задумался над своим положением. Несмотря на громадную, почти подавляющую сложность, проблема отчасти сводилась к отношениям покупателя и продавца. У каждой стороны было что-то, в чем нуждалась другая — причем обе стороны намерены были дать своего как можно меньше. Главной целью Нейсмита стало избежать принуждения — и теперь он этого добился, оказавшись вне досягаемости чужаков. Следующей же целью, очевидно, становилось укрепление своих позиций в сделке. Главным образом это означало увеличение багажа знаний — ибо именно знания Лалл с Чураном выставляли как приманку — что давало им тактическое превосходство. Курс, таким образом, становился ясен. Нейсмит должен теперь начать с изучения корабля. И не важно, сколько недель или даже месяцев на это потребуется…

Раздумья оборвались. По коридору шло дуновение угрозы. Все тело Нейсмита покрылось тревожными мурашками, а ноздри расширились. Он слепо вглядывался во мрак — не надвигается ли оттуда незримое и непостижимое — призрачное яйцо?

Как бы то ни было, вскоре все прошло. Нейсмит поднялся — и снова ощупью принялся пробираться по коридору.

Многие часы спустя он обнаружил проход, ведущий под прямым углом в сторону, миновал узкую часть корабля — и оказался наконец в громадной заброшенной кают-компании. Здесь его снова сопровождали движущиеся огни — и, не обнаружив на полу красных следов, Нейсмит заключил, что в этой части корабля Лалл с Чураном никогда не бывали.

В последующие дни Нейсмит в одиночку обшарил пустой корабль. Гигантские размеры судна, казалось, никогда не перестанут изумлять и угнетать его. Невозможно было себе представить, что за люди построили подобный колосс, столь капитально и хитроумно оснастили — а потом оставили выситься над равниной Колорадо.

Куда бы Нейсмит ни направился — везде впереди вспыхивали огни — а позади гасли. Имелся, вероятно, способ осветить все помещения сразу, но Нейсмит найти его не сумел. Он двигался в перемещавшемся кружке неверного света — а вокруг царило сплошное зеленое безмолвие. Попадались исполинские галереи и хоры, в которых он чувствовал себя сущей мухой; полно было бассейнов, гимнастических залов, театров, игорных помещений, машинных отделений — и все пустовали какой-то невыразимой, гулкой пустотой — там едва слышалось даже эхо…

Ни разу Нейсмиту не попадались на глаза чужаки или призрачное яйцо, хотя казалось само собой разумеющимся, что они пытаются разыскать беглеца. И повсюду — лишь загадочные бессловесные машины. Какие-то Нейсмит счел телевизионным оборудованием, но привести в действие не смог. То и дело попадались отпечатанные на стенах знаки — алфавит напоминал кириллицу, но со множеством добавлений. Нигде не удалось обнаружить ни плана корабля, ни справочника, ни судового журнала — ничего, что дало бы Нейсмиту малейший намек на объект его поисков.

Наконец на четвертый день, чисто случайно, он нашел то, что искал.

В тот день Нейсмит оказался в помещении, заполненном неизменными надувными креслами и угловатыми аппаратами — высокими, по грудь вышиной. На аппаратах располагались квадратные зеленоватые металлические пластины, которые шли двумя косыми рядами в форме перевернутой римской пятерки. Они вполне могли оказаться журнальными стеллажами, только роль журналов в данном случае исполняли толстые металлические пластины.

Когда такая мысль посетила Нейсмита, он случайно положил руку на квазиштатив — и тот с треском раскрылся. Нейсмит ошеломленно уставился на дьявольское приспособление.

А ряд перекрывающихся пластин тем временем раскрылся, и вся лицевая поверхность одного из квазижурналов обнажилась целиком. Какое же удивление охватило Нейсмита, когда в безликом квадрате зеленоватого металла он различил ярчайшую цветную картинку.

У Нейсмита захватило дух от восторга. Картинка двигалась! Он даже слышал — правда, едва-едва — пояснительную белиберду, которая время от времени доносилась из аппарата. Вот оно! Библиотека!

Картинка изображала женщину в алых одеяниях странного покроя, позирующую на фоне каких-то смутно-восточных куполов, сиявших под ярким солнцем. Но вот сценка изменилась; теперь Нейсмит смотрел на проход меж серых зданий, по которому с поникшими головами брели мужчины в белых халатах. Не иначе уличная сцена где-нибудь в древней Турции или Египте — вот только мужчины эти вели с собой бесшерстных вьючных животных ярко-синего цвета…

Картинка снова изменилась. Теперь под огромным оранжевым солнцем тощие как спички смуглые многоногие существа возводили помост из бревен. До Нейсмита дошло, что ему, скорее всего, показывают каталог межзвездных туристических маршрутов; порты, в которых некогда бывал этот корабль… Нейсмит смотрел, пока картинки не кончились, а затем закрыл аппарат и открыл в другом месте.

Возникла новая картинка: на сей раз зрителю явились двое мужчин с тощими бородатыми физиономиями. Они демонстрировали некий прибор. У этого прибора имелась штуковина, подозрительно напоминавшая трубку Крукса. К ней было подсоединено нечто странное — не иначе как последовательно соединенные аккумуляторы. Нейсмит ровным счетом ничего не разобрал из пояснений, хотя язык казался навязчиво знакомым. Тема картинок, во всяком случае, никак не соотносилась с предыдущей. Кроме того, порядок показа был либо случайным, либо алфавитным — с большой долей вероятности последнего… значит, все, что теперь требовалось — найти ключ к алфавиту.

На это у Нейсмита ушло еще два дня. Зато потом прогресс оказался стремительным. Выяснилось, что письменный язык — всего-навсего усовершенствованный до неузнаваемости английский — фонетизированный, с упрощенной грамматикой и уймой словарных изменений. Разговорный оказался более заковыристым — столь невнятным и урезанным, что уследить за речью было почти немыслимо. Однако Нейсмит выяснил, что на все эти премудрости можно смело наплевать, если сосредотачиваться на сводах сносок, которые страница за страницей демонстрировались на визуализаторах печатных изданий.

К концу четвертого дня борьбы за знания Нейсмит уже имел подробное представление о мире, который населяли эти звездные странники.

Нейсмит выяснил три важные вещи; во-первых, записи, помеченные в библиотеке как «Темпоральная Энергия», продемонстрировали, что состояние этой сферы знаний осталось на уровне конца двадцатого века. А значит, не было никакой возможности обнаружить на борту корабля еще одно призрачное яйцо — или соорудить его самостоятельно. Это изобретение еще предстояло сделать.

Во-вторых, Ленду Ом — раса Лалл — населяла 82-ю планету Эридана и была привезена в Солнечную систему году эдак в 11 000-м. Название Ленду Ом не использовалось, но характеристика, данная лягушкам на картинке, двоякого толкования не предполагала.

В-третьих, обрамленные картины, которые довелось увидеть на стенах Нейсмиту — причем лишь в тех местах, где Лалл с Чураном явно никогда не бывали — оказались рисунками и стереографиями земных сцен, включая портреты. Изображенные на них люди — равно как и показанные в библиотечных аппаратах — представлялись Нейсмиту обычными землянами, и ничего особенного в них не было — если не считать облачений.

Насколько Нейсмит мог судить, картины попропадали из рам повсюду, куда заглянули чужаки. Вполне логично было предположить грабеж, но странно — чужаки казались равнодушны ко всем прочим ценным вещам. Да и из мира 1980-го года они явно ничего не стащили. А тут… И блестящая интуиция подсказала Нейсмиту: Нечто в этих картинах было столь омерзительно для Лалл и Чурана, что они сняли и, надо полагать, безжалостно уничтожили бесценные предметы искусства — лишь бы избавиться от неприятного напоминания.

Нейсмит сел на постели. Тут же комнатные огни медленно стали загораться, освещая незнакомые стены, выложенные панелями бутылочно-зеленого и пурпурного цветов. Как обычно, он до этого трудился в библиотеке, пока не почувствовал, что неразумно игнорировать нарастающую усталость. Тогда он выбрал себе новую анфиладу комнат — а их было неисчислимое множество только в одной этой секции корабля, и Нейсмит в целях конспирации никогда не пользовался дважды одной и той же — выбрал, приготовил обед, отведал его и отправился ко сну. И неожиданно Нейсмита посетила мысль — столь захватывающая, столь радикальная…

За все то время, что он провел на борту корабля — хотя Нейсмит не раз и не два задумывался, что сталось с пассажирами и командой — ему ни разу не приходило в голову посмотреть: не осталось ли здесь личных вещей членов экипажа. Безупречный, до тошноты опрятный вид всего корабельного инвентаря сам собой вел к заключению, что после отбытия пассажиров все каюты были выметены, вылизаны и приведены в идеальный порядок.

И в то же время Нейсмит понимал, что этот корабль сам себя драил и чистил. Если в каюте оказывалась пыль, она тут же начинала медленно сползать к желобку у плинтуса, откуда попадала в канавки — Нейсмит даже как-то проследил весь их путь до узких канальчиков в стенах. По канальчикам пыль попадала в накопительные резервуары, а в конце концов — по блестящей догадке Нейсмита — в камеры переработки. А если, скажем, взять из шкафа последнюю рубашку и швырнуть ее на пол, то в течение нескольких часов рубашка неторопливо приползала куда ей положено, избавляясь при этом от грязи. Даже следы липкого пигмента, которые оставляли Лалл с Чураном, чтобы отмечать свой путь по кораблю, требовалось обновлять каждые несколько дней. Стало быть…

Нейсмит так возбудился, что даже выскочил из постели. Обшарив несколько стенных шкафов в своих временных апартаментах и найдя их пустыми, он потерял к ним всякий интерес. Но ведь в некоторых спальнях — вот в этой, к примеру — в шкафах была одежда!

Тут Нейсмит проклял свою тупость последними словами. Если одежда принадлежала к казенному имуществу корабля, как он по своей дурости заключил, то почему в одних каютах она есть — а в других ее не имеется? Но если эта каюта была занята во время последней посадки корабля, и если жилец оставил здесь свою одежду, то тогда само собой напрашивалось заключение, что он оставил здесь и другие свои вещи!

Нейсмит направился к самой большой стенной панели, нажал контрольную полоску, чтобы открыть панель — и обнаружил внутри пустоту. Тогда он приступил к панели поменьше — кубической, на соседней стене.

На первый взгляд внутри тоже казалось пусто, как… в голове у студента… И вдруг на донышке отделения Нейсмит заприметил клочок бумаги или фольги. А на фольге ярким пурпуром светились печатные буквы: «ГРАНДИОЗНЫЙ ГАЛА-КОНЦЕРТ! ВСЮ НОЧЬ НАПРОЛЕТ! Танцы! Сенсориалы! Розыгрыши призов! Зал Пятого отсека, начало в 23.30 двенадцатого Хайра…» Далее шла дата, которую Нейсмит перевел как 11 050-й год.

Сам по себе билетик ровным счетом ничего из себя не представлял, но Нейсмит держал его как драгоценность. Ободренный, он продолжал свои поиски от стены до стены — находил панели и без колебания их вскрывал. Результаты, однако, оказались разочаровывающими: пластиковое удостоверение личности, выданное на имя Изода Безмуда и содержавшее стереофотографию худой и лисьей физиономии; несколько нанизанных на проволочку металлопластиковых жетончиков; ну и игрушка какая-то, что ли — серая пластиковая коробочка с крошечным видеоэкранчиком.

Не то от огорчения, не то просто по рассеянности, Нейсмит нажал кнопку сбоку коробочки. Видеоэкранчик засветился, и Нейсмиту явилась бледная и худая физиономия того самого мужчины с удостоверения личности. Послышался голос — гнусавый, развязный, сразу указывающий на интеллигентность. Нейсмит уловил пару-другую слов и определил в них дату на несколько дней раньше разрекламированного гала-концерта.

Тогда он с благоговейной осторожностью установил коробочку на столе. Удача сама шла в руки — а он чуть было ее не упустил! Перед Нейсмитом теперь оказался дневник Изода Безмуда, пассажира судна, совершавшего рейс в году 11 050-м от Рождества Христова!

Безмуд носил просторную блузу металлического серебристо-белого цвета, а на шею неизменно повязывал фиолетовый шарф. Бледная и нездоровая на вид кожа, чуть-чуть веснушчатая — свидетельствовала о том, что ее хозяин редко демонстрировал солнцу свои тощие бока. Худые руки. Безмуд вяло жестикулировал длинным резным мундштуком, в котором вечно курилась зеленая палочка какой-то дури.

Экран мигнул, и сцена изменилась. Теперь перед Нейсмитом на экране оказалось широкое пространство, в котором болтались толпы цветасто одетых людей — а комментарии Безмуда тем временем продолжались. Нейсмит понял, что видит стоянку космического корабля перед взлетом. На отдалении, под гигантским прозрачным куполом, виднелся еще звездолет. Играла музыка; в небо взмывали красочные фейерверки.

Тут послышался звон, и Нейсмит увидел, как все замахали руками и стали обращать лица вверх. Необъятный зал начал медленно опускаться. Наверху прозрачная крыша разделилась, раскрывая два элегантных крыла. Крылья эти тоже медленно проплыли вниз и вскоре скрылись из виду.

Нейсмит успел заметить туманный пейзаж, который быстро и беззвучно сжался и пропал. Облака просвистели мимо и исчезли. Горизонт сделался круглым, земля приобрела формы чаши — затем сферы, заметно покачивающейся. Небо стало фиолетовым, затем почернело. Появились звезды.

Экран снова мигнул. Перед Нейсмитом снова появился Безмуд, по-прежнему безмятежно сидящий в своей каюте. На лице у него выражались скука и веселье одновременно. Человечек произнес несколько заключительных слов, махнул рукой, и экран погас.

И немедленно вспыхнул снова. Появился Безмуд, уже в другом костюме — и на знакомом Нейсмиту фоне. Тот невольно затаил дыхание. Да, знакомое место — громадная гостиная в конце этой секции — та, что с необъятной люстрой по центру и впечатляющими ярусами балконов.

Стены, мебель — все в точности такое же. Но тут колоссальную залу заливал ослепительный свет, и в ней буквально кишели люди. Нейсмиту казалось, что он видит труп, оживающий в ярком великолепии пира.

Безмуд повернулся к экрану и произнес несколько слов. Рядом с ним появилась молодая женщина в белом платье. Цветущего вида мадам, с поразительным количеством косметики на физиономии — чего стоили одни синие тени! Безмуд небрежно взял ее под руку, назвал по имени — Изель Дурмай — и добавил несколько слов, после чего оба улыбнулись. Картинка снова сменилась…

Нейсмит просмотрел записи за первые несколько недель вояжа. Если не считать разницы в технологии и уровне потребления — немыслимых запросах и изнеженности этих людей — то все вполне смахивало на роскошный круиз конца двадцатого века. Пассажиры забавлялись играми, вперивались в развлеэкраны, пили, жрали, спали, слонялись по кораблю. Раз-другой появлялся какой-то корабельный начальник и говорил в экран пару-тройку вежливых фраз.

Большинство пассажиров и членов команды были гуманоидами, но несколько раз на глаза Нейсмиту попались представители расы Лалл.

Затем произошла перемена. Вернее, происходила она постепенно, но поначалу Нейсмит даже ее не сознавал. Толпы в гостиных и игротеках заметно поредели. Все чаще появлялись члены команды в серо-черной униформе и двигались все более целеустремленно. Однажды Нейсмит увидел спотыкающегося мужчину с отвисшей челюстью, которого выводили под руки из каюты двое членов команды. Выглядел мужчина пьяным в стельку — или, скорее, под воздействием сильного наркотика. Безмуд, как обычно, изрек по этому поводу презрительно-холодный комментарий, но Нейсмит все же разглядел озабоченное выражение на лисьей физиономии.

Через день-другой перемена стала уже очевидна. Гостиные и променады почти обезлюдели. Безмуд рискнул ненадолго высунуть нос из каюты, но сразу же вернулся. Очередное его явление на экране произошло, естественно, в каюте — как и все последующие. Лисья мордочка день ото дня вытягивалась; казалось, человек этот был смертельно напуган. Раз Безмуд дошел до того, что разразился в экран непривычно длинной речью. Нейсмит много бы дал, чтобы ее расшифровать, но, прокрутив добрый десяток раз, сумел уловить лишь отдельные слова: «переноска», «опасность», «инфекция».

На следующий день запись оказалась совсем краткой, и Нейсмит разобрал только: «Мы возвращаемся на Землю».

Остальная часть дневника состояла из кратких записей — даты и пара-другая общих слов. Однако было два исключения. В первый раз Безмуд говорил довольно долго, причем серьезно и трезво, время от времени сверяясь с блокнотом. Нейсмит проницательно заключил, что бедняга диктует свое завещание.

Во второй раз, после объявления даты и очередного повторения какой-то уже обычной для него фразы, Безмуд внезапно и страшно потерял самообладание. С искаженным, дергающимся лицом он что-то дико прокричал в камеру — всего четыре слова. Из них Нейсмит разобрал только одно. «Зеленожопые». Обиходное название расы Лалл.

Через два дня дневник прекратился. Просто оборвался — без всякого намека на то, что произошло потом.

Тогда же и на следующий день Нейсмит обшарил все окрестные апартаменты и обнаружил три таких же личных дневника. Просмотрел их и никакой новой информации не получил — во всех рассказывалась одна и та же история. Повествование обрывалось внезапно — и в разное время, — но раньше, чем корабль успел достичь Земли.

Для начала, решил Нейсмит, достаточно. Уже две недели беглец в одиночку наслаждался зеленым безмолвием корабля — и одиночество, похоже, стало действовать ему на нервы. Пора было начинать задумываться о возвращении к чужакам. За это время Нейсмит уже исследовал корабль чуть ли не вдоль и поперек — не приближаясь, правда, к красным следам, что оставляли за собой Лалл и Чуран.

Тут ему впервые пришло в голову, что такая предосторожность вполне могла оказаться ненужной.

А если предположить, что, обнаружив пропажу, чужаки использовали для своих поисков машину времени? Тогда почти наверняка они начали обыскивать собственную гостиную и ведущий туда коридор. Сгоняли, скажем, на месяц в будущее. Если они так поступили и нашли Нейсмита — зачем им тогда гоняться за ним по всему огромному кораблю? Ясное дело, незачем. И соответственно — если Нейсмит должен был быть обнаружен где-нибудь в спальне у чужаков или в ее окрестностях, то до поры до времени — до того самого времени — он мог свободно болтаться, где ему вздумается.

Любопытно было брести по красному следу, паутиной расходящемуся по ковру. Без сомнения, вначале чужаки — подобно самому Нейсмиту — обследовали корабль как попало: следы явно вели в никуда. Но интенсивный красный след, который к тому же недавно обновили, показывал: на корабле есть места, где чужаки намерены побывать снова.

Тропа вела через пустые галереи и гостиные, вниз по широкому коридору, вверх по лестнице…

Через небольшой коридорчик Нейсмит попал в огромный и гулкий плавательный бассейн, окруженный балконадой. Рядом с бассейном в беспорядке валялись подушки и откидные стульчики; сама чаша была полна прозрачной воды. На дне никаких обломков, на поверхности, ни пылинки. Вспомнив о красочных толпах из дневника Безмуда, Нейсмит почти ощутил их живое присутствие — словно все они только что на минутку вышли в соседнюю комнату…

За бассейном располагался ряд раздевалок, еще дальше — небольшой гимнастический зальчик. Здесь уже были заметны явные следы присутствия чужаков. Параллельные брусья, трамплины, коней, козлов и тому подобный инвентарь отодвинули в сторону, а в самом центре на блестящем полу мирно лежали три небольшие коробочки черного металла. Одна имела на крышке множество циферблатов и прочих стекляшек. Нейсмит счел за благо к коробочкам не приближаться. Он осторожно обошел помещение вдоль стен, высматривая продолжение красного следа, но продолжения не оказалось. След кончался здесь.

Нейсмит обернулся. За его спиной в проходе спокойно стоял Чуран. А рядом с ним — еще спокойнее, стоял на треноге черный аппарат с линзами.

Нейсмит шагнул вперед — и аппарат повернулся вслед за ним на своей треноге. Нейсмит остановился.

— Не стоит, Нейсмит, — проговорил Чуран. — Это орудие настроено на вас. Вы — его мишень. Стоит мне нажать на эту кнопку, — он показал Нейсмиту малюсенький пульт управления у себя в руке, — или вам — попытаться дернуться в сторону, — Чуран немного помолчал, — оно выстрелит.

Нейсмит заставил себя расслабиться.

— А без оружия нельзя? — спросил он, презрительно усмехнувшись.

— Мы решили — так безопаснее. Кстати, если вы настроены мирно, то вам и разницы никакой нет. А теперь следуйте, пожалуйста, за мной. И не делайте резких движений. Ради вашей же безопасности.

Чуран стал отступать, и аппарат покатился за ним. Сверкающие линзы поворачивались, ни на секунду не отрываясь от Нейсмита.

«Эх, мне бы сперва поискать арсенал, — подумал Нейсмит с болезненным гибельным ощущением. — Да они все равно нашли бы меня раньше, чем я успел бы оттуда что-нибудь стянуть».

Чуран отступил до середины коридора и остановился. Там на ковре лежала головная повязка, с прикрепленной к ней металлической коробочкой.

— Возьмите повязку, — коротко приказал Чуран.

Нейсмит предельно осторожно — шаг за шагом двинулся вперед.

— Где Лалл с ребенком? — поинтересовался он, оттягивая время.

— В безопасном месте, — отрезал Чуран. — Возьмите повязку.

Нейсмит нехотя нагнулся и поднял.

— Ну послушайте, Чуран, — спросил он, — к чему такие предосторожности? Почему бы вам не сгонять в будущее и не убедиться, что все в порядке?

Янтарные глаза чужака засверкали.

— Так мы и поступили, мистер Нейсмит. Результаты — двусмысленные. Мы решили больше не искушать судьбу. Надевайте повязку.

Нейсмит повертел повязку в руках. Слегка наклонился, с интересом наблюдая, как почти неразличимо поворачивается за ним в хорошо смазанном гнезде смертоносный объектив. Интересно, как он действует?

— Надевай! — повелительно выкрикнул Чуран.

Все тело Нейсмита напряглось. По не вполне понятным ему самому причинам к штуковине Нейсмит испытывал острую ненависть. Может, лучше рискнуть и попытаться броситься…

— Последнее предупреждение! — процедил Чуран, угрожающе помахивая пультом управления, зажатым в короткопалой ладони.

Нейсмит скорчил гримасу, поднял повязку и неторопливо закрепил ее на голове.

А последнее, что он увидел, прежде чем обрушилась тьма, была победная, ненавистная улыбка Чурана.


Глава 7 | Билет куда угодно | Глава 9