home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Рев толпы еще гудел в его голове — а Нейсмит уже нырнул в туннель и кинулся по лестнице, прыгая через три ступеньки. Один шанс из тысячи. Лишь бы поезд не подвел…

Станция оказалась пуста.

Нейсмит оценил это в одно мгновение. А в следующее краешком глаза заметил открытую дверь. Он вихрем бросился туда и тут же выяснил, что это дверь в ремонтные помещения. Распахнув ее, Нейсмит ничего на двери не обнаружил, кроме вентиляционного окошка и намалеванного белой краской номера.

А в комнате, темная в мерцании слабых красок, стояла мисс Лалл. Позади пристроился Чуран. Лалл поманила рукой.

— Входите!

Нейсмит рванулся в комнату, сразу же поняв, что стены помещения кажутся какими-то странными. Закругленными и невещественными, мерцающими как мыльные пузыри; частично они просвечивали. За ними смутно различались настоящие стены комнаты — как бы позади — с висящими на крючках халатами, со шваброй в углу.

Затем Нейсмит оказался внутри. Лалл боком миновала его и закрыла дверь. Чуран остался сидеть. Все трое смотрели друг на друга, заключенные и стиснутые в овальной оболочке каких-то прозрачных, изменчивых цветов. Странным был и свет; все это напоминало пребывание внутри яйца, сделанного из движущихся теней.

Не прошло и мгновения, как снаружи на лестнице послышался топот, и по платформе раскатился бешеный лай голосов.

Нейсмит перевел дыхание и расслабился.

— Ну как, все по плану? — насмешливо поинтересовался он.

— Обязательно. Все по плану, мистер Нейсмит, — подтвердил Чуран. Чужак рассиживался на табурете, который казался частью вещества призрачного яйца. Пляшущие призматические цвета струились из основания табурета и скрывались в самой вершине оболочки.

Короткопалые конечности Чурана небрежно покоились на голубовато-стальном предмете, лежавшем у чужака на коленях. Нейсмит с удивлением узнал машину, исчезнувшую из квартиры на Беверли-Хиллз.

Глаза Чурана вспыхнули.

— А мы вам жизнь спасли, мистер Нейсмит, — хрипло пробормотал чужак.

— Ладно, допустим. Но у вас наверняка были на то свои особые причины. Ну, вот он я. Кушайте меня с маслом. Так что же вам требуется?

Лалл, сверкнув глазами, бросила Чурану что-то быстрое и выразительное — на языке, который показался Нейсмиту мучительно знакомым — любопытное сочетание плавных и. протяжных гортанных звуков. Чуран кивнул и нервно облизнулся.

— Мы хотим, мистер Нейсмит, чтобы вы отправились с нами, — сказал он. — В одно длинное путешествие. Длиной в двадцать тысяч лет. Как вы на такое посмотрите?

— А если откажусь?

Янтарные глаза Чурана тут же на мгновение сверкнули.

— Мы хотим, мистер Нейсмит, чтобы вы отправились по доброй воле.

Нейсмит безрадостно усмехнулся.

— Значит, ради этого вы все и проделали — убили Рэмсделла и миссис Беккер?

Женщина слегка подалась вперед.

— По-моему, вы не все понимаете, мистер Нейсмит. Мистера Рэмсделла и миссис Беккер убила машина. Она настроена на структуру нашего сознания — вашего, Гунды и моего. А остальным к ней прикасаться небезопасно. Предосторожность, знаете ли, от воров.

Нейсмит почувствовал, как в нем все более закипает гнев.

— Стало быть, вы утверждаете, что эти два человека погибли ни за что — просто вам захотелось, чтобы машинка попала ко мне в руки?

— Да нет же, совсем наоборот, — возразил Чуран. — Отправка машины — лишь средство убить Рэмсделла. Чтобы вас обвинили в убийстве. Истинная же цель — ослабить вашу связь с этим миром. Слишком уж твердо вы были уверены, что на деле являетесь Гордоном Нейсмитом.

Шум толпы снаружи стал понемногу затихать. Время от времени кто-нибудь подходил к ремонтному помещению, дергал за ручку и уходил. Припертый к стенке, Нейсмит принял решение.

— Ладно, ваша взяла. Я готов. Поехали.

Лалл с Чураном быстро переглянулись. Затем толстые пальцы мужчины заелозили по корпусу машины.

Нейсмит зачарованно наблюдал, как кнопки, которые не поддались его усилиям, легко вдавились и передвинулись под пальцами Чурана. И как только это произошло, стены комнаты, висящие на крючках халаты, швабры и вся остальная дребедень стала понемногу удаляться. А во время поворота Нейсмит ощутил психическое потрясение, когда закрытая призрачная дверь прошла прямо сквозь его тело.

Затем они двигались по станции, в нескольких футах над головами молодых людей, разбросанных в неподвижности тут и там по всей платформе. Не слышалось ни звука. Все фигуры стояли как гвозди — некоторые замерли с поднятой ногой. Лица искажены, глаза блестят тупым воодушевлением.

Двигаясь в прежнем темпе, проплыли сквозь стену станции. Еще одно мгновение тьмы — и открытое пространство.

Нейсмит с предельным вниманием наблюдал за происходящим, пытаясь разгадать связь между их движением и тем, как Чуран управлял машиной.

— Чего я не могу понять, — произнес он, — каким образом вы заключаете свои силы в столь крошечном аппарате.

— Там нет сил, мистер Нейсмит, — ответила Лалл. — Силы, которые мы используем, генерируются в будущем. Машина — всего лишь пульт управления. Мы называем ее… — Она издала пару гортанных звуков. — Как же это вам перевести? — Лалл помолчала, затем с сомнением произнесла: — Сфера времени? Нет. Название означает нечто, погружающееся во время — как вы погружаете батисферу в океан. Как бы вы это назвали — темпоро…

Яркий университетский городок снаружи теперь напоминал красочный склад: два вертолета, студенты на лужайке — всех поймало остановившееся мгновение. Нейсмит зачарованно наблюдал, как движется призрачное 62 яйцо — теперь уже быстрее — на восток через поляны. Здания, огненные деревья удалялись в перспективе вместе с людьми; но теперь уже не как фотография, а как немыслимо детальная и похожая на жизнь миниатюрная модель.

— Темпороскаф? — вскоре с кривой усмешкой предложил Нейсмит.

— Ну, пусть будет темпороскаф. Правда, слово уж больно уродливое… Видите ли, мы можем управлять нашим положением как в пространстве, так и во времени. Теперь, к примеру, мы движемся в пространстве, оставаясь неподвижными во времени. А чуть позже будет наоборот.

Пейзаж внизу проплывал уже заметно быстрее. Солнце золотило верхушки зданий на горизонте. Поднимаясь по длинному склону, они еще только проходили над Бурвош-парк. Нейсмит видел дорожки, покрытые гравием, замерших пешеходов, серебристое озеро и теннисные корты. Затем все это скрылось. В поле зрения вплыли плотные громады кварталов Лос-Анджелеса — в той же неземной тиши.

Сидя в замкнутом пространстве призрачного яйца, Нейсмит вдруг понял нечто, до той поры таившееся на задворках сознания. Запах. Какие-то дешевые духи с примесью — почти неразличимой — но все же он узнал ее: тот же мускусный аромат, который он учуял в конторе Чурана.

Ну и парочка — Нейсмиту опять бросилось в глаза, насколько уродливыми казались они, находясь рядом друг с другом. То, что у Лалл могло показаться случайным совпадением черт — плоский нос с широкими ноздрями, узкие желтые глаза, тонкие губы — помножившись надвое, складывалось в картину классического уродства. Две перекрашенные лягушки в прозрачном яйце — уставившиеся друг на друга немигающими глазами — лягушки, в результате какой-то каверзной вивисекции получившие сходство с человеком. И, вспомнив холодное прикосновение к Лалл, Нейсмит снова содрогнулся.

Теперь внизу проплывали предгорья — а за ними вскоре выросли и горы. Нейсмит заметил, как из окон домика на краю каньона, такого крошечного издалека, подмигивает ему солнце. Когда переваливали через горы, не переставая набирать высоту, Нейсмиту стал виден выпуклый земной горизонт, туманно-голубой — и крапинки перистых облаков, что плавали высоко-высоко под бледным сводом. Что-то еще бросилось в глаза — яркая блестка над облаками, быстро приближающаяся. Нейсмит почти сумел ее распознать — блестка сделалась отчетливой и оказалась серебристо-голубым лайнером Транс-Америкэн. Когда корабль приблизился, на мгновение у Нейсмита перехватило дух — видна была каждая заклепка на отполированной обшивке самолета. До него вдруг дошло, что лайнер висит в воздухе совершенно неподвижно. За стеклом пилот с помощником казались застывшими восковыми куклами; к соплам примерзли еле заметные язычки пламени. Вскоре лайнер остался позади.

Два чужака наблюдали за землянином с непроницаемыми лицами. Нейсмит спросил — грубее, чем собирался:

— Ну и куда теперь?

— Не так, чтобы далеко, мистер Нейсмит, — ответил Чуран.

Круглый мир внизу катился куда-то с немыслимой скоростью; уже появилась серебряная блестка, в которой Нейсмит узнал Боулдер-Дам. Затем внизу пронесся страшный, полный теней шрам Большого Каньона. Затем еще горы, затем ниточка какой-то речушки — не иначе, Колорадо. А дальше за горами на равнине Нейсмит заметил город, раскинувшийся подобно серебристым костяшкам домино. Город сверкал среди выжженной земли.

— Денвер, — догадался Нейсмит.

— Сам город нам ни к чему, — пояснил Чуран, опуская взгляд на машину. — Он нужен только как ориентир. — Теперь толстые короткие пальцы чужака снова стали, колдовать над машиной. Нейсмит разглядел, как странные кнопки вдавливаются одна за другой, и заметил мерцающий свет, что ненадолго вспыхивал над машиной. Дальше появилось пятно агрессивно-красного света, которое медленно и непрерывно пульсировало; затем быстрее, когда они двигались над городом — затем снова медленнее — затем еще быстрее, когда призрачное яйцо приближалось к остановке — а мгновение спустя красный огонек стал гореть постоянно — лишь со слабым намеком на мерцание. Призрачное яйцо остановилось.

— Ну вот, мы достигли нужного положения в пространстве, — сказал чужак. — А теперь начинаем двигаться во времени. Готовы, мистер Нейсмит?

Не дожидаясь ответа, Чуран снова принялся ковыряться в машине — и вскоре весь широкий пейзаж под ними затуманился, потемнел — и снова осветился. Нейсмит поднял глаза и увидел, как солнце кометой описывает над головой дугу. Вспыхнув красным, оно нырнуло за краешек западного горизонта — и снова все потемнело. И вдруг — свет! Солнце выскочило на востоке, вихрем пронеслось над головой — нырнуло на запад — и мир снова погрузился во тьму. Свет! Тьма! Свет! В мигающей смене дней и ночей, в душной тесноте призрачного яйца перед Нейсмитом мелькали лягушачьи физиономии Лалл и Чурана. А пейзаж под ними, дрожа в стремительных волнах света и тьмы, корчился, менялся, как бы сам себя перетряхивая в новые формы. Нейсмит видел, как город выпускает новые щупальца, претерпевает судорожные трансформации, как все выше тянутся здания. Будто гротескная анимация: казалось, у города был ритм роста, покоя и нового роста.

Потом в восточной части города вдруг возник гигантский кратер. Цикл роста прекратился. Нейсмит, будто под гипнозом, завороженно следил, как городские районы медленно обугливаются, как целые кварталы обращаются в черные руины.

— Какой это год? — прохрипел он.

— А кто его знает? Кажется, конец девяностых, — безразлично отозвалась Лалл. — Какая разница?

— Какая разница? — машинально повторил Нейсмит, но потом затих, наблюдая за лежавшим внизу пейзажем. Погибший мегаполис исчез. Испарился, словно в зыбучих песках — земля на глазах поглотила его. Потом осталась лишь безликая равнина, мерцающая в призрачных сумерках. А дальше, казалось, целые часы ничего не менялось.

Чуран снова повозился с машиной. Мелькающая смена дней и ночей вдруг прекратилась. Сначала стоял ранний вечер, затем ясное небо потемнело до темно-синего — и можно было различить несколько звезд. Весь пейзаж, как Нейсмиту было заметно с возвышенной позиции, стал как-то не по-земному пуст и недвижен. Ни крыши, ни стены, ни даже намека на дорогу — по всей бескрайней равнине; нигде ни огонька.

— Какой это год? — снова спросил Нейсмит.

Но ответа не получил. Чуран произвел очередную манипуляцию с машиной, и призрачное яйцо принялось спускаться по пологой траектории. И вот уже скользили над самой землей — над разросшимися по колено травами — к длинному невысокому холмику, который только и виднелся на фоне неба. Весь остальной пейзаж был темен и пуст.

Когда подплыли ближе к земле, Нейсмита вдруг проняла дрожь: он нутром понял: все это реально — и земля, и мокрая трава, и мрачное небо над головой. Он оказался здесь — телесно и неотвратимо.

Там, в Лос-Анджелесе, Клемперер принимал его студентов; еще кто-то займет квартиру на Беверли-Хиллз… Нет, ложь — все они мертвы — мертвы и забыты. И эта мысль принесла Нейсмиту необычайное, ни с чем не сравнимое чувство свободы и наслаждения. Где бы он теперь ни оказался, это по крайней мере будет не то безопасное и тусклое средневековье, которое он мнил своим будущим…

Холм, к которому они приближались, оказался и крупнее, и ближе, чем представлялось вначале. Где-то тридцать футов в высоту, невероятно длинный и прямой — вроде длиннющих курганов Уилтшира. В холодном воздухе витали смутные запахи земли и дерева; но черная глыба холма возвышалась безмолвно и недвижно. Ее покрывали травы, которые росли и на равнине. Где-то у горизонта, на фоне залитых лунным светом облаков Нейсмиту даже удалось различить редкие кустики или деревца.

Призрачное яйцо вплыло в черноту холма, которая накрыла пассажиров подобно удушливому покрывалу. Затем — резко, как шок — их ослепил золотистый свет.


Глава 5 | Билет куда угодно | Глава 7