home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3. Галактолет фаэтов «Адмирал Кро». Стычка Ки Локки с мутантом. Беседа Драга Хорга с Эклианой. Планета сказок.

Не успел я сделать и нескольких шагов по разгромленному инопланетянами отсеку, как что-то резко ударило о мой биоскафандр сзади; тут же обвило шею и повалило на пол. Падая, я увидел, как из рваного комбинезона Коу выползает что-то едко-зеленое, покрытое остро пахнущей слизью с добрым десятком длинных жестких щупальцев. Покрытые мелкими бородавками, они, зловеще извиваясь, приближались ко мне.

Следом показалось и небольшое бледное туловище мутанта. Мигая единственным глазом, чудовище покинуло тело Коу, приблизилось к защитному стеклу биоскафандра, и въедливо уставилось на меня. Внутри что-то екнуло, и я почувствовал, как инопланетный разум вновь, в который раз, пытается проникнуть в мое сознание.

– О, да я смотрю, они от тебя все без ума! – прокомментировал ситуацию бесенок. – Да ты прямо-таки пользуешься у мутантов обалденным успехом. Уже завидую…

Чувствуя, что теряю силы, я попробовал вырваться из мерзких объятий. С первой же попытки оторвал одно из щупальцев, освободил руку и изо всей силы ткнул пальцами защитной перчатки в глаз чудовищу.

– Вот это уже по-нашему! – съязвил бесенок. – Всеобщая доступность, панимаш, имеет свой негатив…

Мутант взревел, обвил мне руку и вывернул ее. Хруст хрящей, резкая боль в растянутом сухожилии и мышцах, очередное объявление самоликвидатора – все слилось в одну невыносимую, невозможную, полную отчаяния муку.

– А ты на что надеялся, великий супермен? – прокомментировал мое состояние бесенок. – Это тебе не адмирала Фло драконить…

В поисках спасения мои перчатки судорожно зацарапали воздух. Из горла вырвался обреченный хрип.

Щупальца, обвившие тело и шею, сжимались все туже. Я задыхался. В глазах плясали огненные языки. Сигнал блока безопасности гудел где-то рядом и болезненно отдавался в каждой клетке.

– Это конец, – внезапно пронеслось в моем цепляющемся за жизнь мозгу.

– Это война. А в ней побеждает сильнейший! Да, с оболочкой мне явно не повезло. Никуда не денешься, придется помирать, – констатировал бесенок.

С его последними словами я почувствовал, что проваливаюсь в бездонную пропасть. В моем сознании вновь всплыли воспоминания то ли прошлых жизней, то ли чужих историй, которые я видел наяву.

* * *

Эклиана Трок и ее история настолько заинтересовали меня, что я немедленно направился в ее блок. Директор центра реабилитации свое слово сдержал. Я действительно имел полную свободу передвижений, и даже почтительное отношение персонала в лице андроидов. Видать, они не испытывали желания быть пониженными в ранге и до полного износа опекать домашних животных.

Перед входом в ее медицинский блок я представился. На экране показалось лицо Эклианы. За ней маячил робот-андроид. Увидев меня, девушка оживилась, глаза радостно засияли.

– Приветствую вас, госпожа Эклиана! Приношу извинения за беспокойство. Я командир корабля «Тиджар» Драг Хорг. Хотел бы с вами поговорить.

– Оставьте нас, К6987, – попросила Эклиана робота-андроида. – Если вы понадобитесь, я позову вас.

Санитар-андроид, любезно раскланявшись, покинул блок.

– Я слушаю вас, господин Драг Хорг, – мягко произнесла девушка.

– Я пришел к вам по поводу планеты Эклиана. Я ищу ее.

– Командир! Зачем она вам? Да и вообще, существует ли она?

– Но вы, говорят, там родились…

– Говорят… Я не могу утверждать этого. Я сама не знаю. В моей памяти только лес, в котором живут сказки… Я их очень люблю, но порой не знаю, где реальность, а где сказка…

– А что рассказывали вам родители?

– Только сказки. Я ведь была маленькой.

– Но они же были на Эклиане?

– Да, рассказывали, что были и выжили там на своем поврежденном корабле. Даже смогли его отремонтировать и улететь.

– Я читал их отчет. Правительственная комиссия работала по этой аварии. На той планете, которую они назвали Эклианой, нет жизни. Они не могли там выжить. Они что-то напутали…

– Я не знаю. Кроме сказочного мира, ничего не помню… Я ничем вам не могу помочь… Эклиана – это красивая сказка. Там все не так, как здесь. Эклианцы считают машинный путь развития неправильным, тупиковым.

– Почему вы говорите, что эклианцы считают? Вы с ними общались?

– Я жила там в сказке…

– А что, в сказке можно жить?

– Я ведь жила, – ответила девушка. – Или вы тоже считаете меня сумасшедшей?

– Что вы, как вы могли об этом подумать! То, что вы, госпожа Эклиана, рассказываете, очень интересно и нестандартно… А в чем, по-вашему, будущее нашего народа, если технократический путь – тупик?

– В прошлом!

– В прошлом?

– Именно в нем, но не так примитивно, сложнее, не знаю, как объяснить…

– Назад, в джунгли? В пещеры? Условно говоря, вы это имеете в виду?

– Условно говоря, – поддев меня, ответила девушка, – если вы хотите моего серьезного отношения к вам как собеседнику. Если будете язвить, то впредь будете общаться с моим андроидом.

– Примите мои искренние извинения.

– Так вот, любезный Драг Хорг, мы должны постигать не высоты технического прогресса, а свои внутренние глубины. Подсознание, в котором скрыты все тайны Вселенной. Вся информация о происходящих в ней событиях.

– И эта тайна даже в последней сказке?

– О, вы здесь уже наслушались!

– Если бы мне это было неинтересно, то я не был бы здесь сейчас.

– Похвально! – ответила Эклиана. – Хоть кого-то, кроме специалистов по стерилизации памяти, заинтересовала сказка. Вот вы ищете Эклиану. А знаете ли вы, что эта планета сама, как сказка в огромной сказке? Она, как последняя сказка в нашей Вселенной! В ней – все! И любовь, и гармония, и добрая, красивая душа. А что есть у нас? Мегаполисы, роботы-андроиды, угнетенная планета, с тела которой за тысячи лет так называемого технократического прогресса исчезли десятки тысяч видов животных, насекомых, растений! Это разве не преступление? А посмотрите, как мы живем? Большей частью скучной и однообразной жизнью. Просмотр развлекательных и информационных каналов, наркотики, нездоровые ночные развлечения. Все это – жалкая попытка забыться. Из великих созидателей в прошлом мы превратились в убийц – созерцателей настоящего. Мы перестали относиться к себе и к окружающему миру как великой тайне Вселенной. Это и есть культурная и духовная смерть.

Она замолчала и внимательно посмотрела мне в глаза. Ее доводы были понятны мне. С ними можно было согласиться.

– Вы во многом правы. Это преступление, – ответил я. – Но что мы можем сделать? Миллиарды наших соотечественников хотят жить и развлекаться так, как они привыкли. И они за это платят!

– И для ублажения этих никчемных тел и мелких душонок производятся десятки миллиардов ненужных вещей, тратятся невероятные объемы сырья и энергии. А сколько сырья к нам завозится тяжелыми грузовыми звездолетами с дальних миров? И только для того, чтобы обеспечить нашу праздную, бессмысленную жизнь. А ведь еще несколько тысяч лет назад наши предки обходились без этого. И пещера, в которой они жили, дикие нетронутые джунгли были высшей гармонией.

Эклиана замолчала, сжав губы. Она думала. Казалось, девушка принимала важное для себе решение: продолжать свои рассуждения или нет.

– Мы – это серый, убогий мир пирамид-небоскребов из стекла и металла, напичканный умной техникой, управляемой усилием мысли. Мы – мир несчастных и одиноких, не понимающих, что такое жизнь! Даже не умеющих любить. А вы знаете, что такое любовь, для начала хотя бы к простой сказке?

Я с невольным восхищением слушал Эклиану, все больше поражаясь страстной открытости ее мыслей, красоте смелой и беззащитной души. Словно путник, заблудившийся в пустыне и давно не слышавший пения ручейка, проникся ее словами. Эта светлая, чистая душой девушка на фоне массовой серости, помешавшейся на материальных ценностях, стала для меня открытием целого Мира. Что мы ищем? Куда летаем, когда рядом с нами возможно такое чудо? Его надо только увидеть и понять.

Она была великодушна ко всему, что ее окружало и медленно угасало. Даже для меня она нашла частицу тепла. Эклиана каким-то непостижимым образом уловила, прочитала в моих глазах всю глубину моего одиночества.

– А в твоей душе все еще живут сказки, – внимательно смотря в мои глаза, и почему-то на «ты» неожиданно прошептали ее губы. И поэтому ты ищешь Эклиану. В действительности ты тоже ищешь сказку Вселенной. Ты должен был появиться…

Эклиана замолчала. Видно было, что сомнения одолевают ее.

– Я доверяю вам, Драг Хорг! – все-таки решилась девушка. – Мне не к кому больше обратиться за помощью. Я знаю, что очень скоро моя память будет стерилизована. И я, как Эклиана, умру и получу новую программу. Новую профессию! Новое окружение! Но всего этого мне не надо. Я не хочу такой жизни! Я не хочу, чтобы во мне умерло то, что составляет мою сущность. Я не хочу стать такой, как они! Это мой мир. А с ним умру и я. Решено…

По щеке скатилась одинокая слезинка, которую она по-детски вытерла кулачком.

– Что случилось и чем я могу вам помочь? И в моих ли это силах?

– Если захотите, поверьте, то в ваших силах, Драг Хорг. Плоскуны в подвалах центрального архива доедают последнюю сказку моего народа. Спасите ее. Отвезите ее на Эклиану…

Я, вспомнив о диагнозе, озвученном директором центра реабилитации, с опаской посмотрел в глаза Эклианы.

Она прочитала застывший в моих глазах немой вопрос, но, не обращая на это внимания, продолжила:

– Я вижу ваши сомнения. Вы не можете не согласиться, что глобальная катастрофа, самоуничтожение стучится в двери дома. Когда погибнет последняя сказка на нашей планете, морально умрет сама цивилизация! С последней сказкой потухнет память о прошлом всего народа. Все доброе и светлое. Умирают корни народа, без которых нет, и не может быть будущего. Исчезает целый пласт истории. Целый мир добрых отношений с давно исчезнувшими животными. С ценностями, где сильный духом помогает слабому телом. Где добро побеждает зло. И где один в поле тоже воин! Хотя кому это все теперь интересно?..

– Но почему ее надо вывезти на Эклиану?

– Это родина сказок. Они все оттуда. Нашему миру они не нужны…

– Если книга действительно догнивает в архиве, то я спасу ее и сделаю все возможное, чтобы она стала доступна всем.

– И доставьте ее на Эклиану. Ну, пожалуйста! – И она умоляюще прижала руки к груди.

– Я возьму ее с собой. А если посчастливится найти Эклиану, то оставлю ее там…

– Ты еще сомневаешься… Но это пройдет. Ты поверишь в сказку. Я это вижу… Возьми! Это поможет тебе, – и она дала мне плоский кристалл. – В нем вся информация о хранилище и результаты моего расследования всей этой истории с последней сказкой. Как я выяснила, акция проникновения плоскунов в хранилище с рукописями была спланирована властями. Прошлое народа, его добрые и, главное, мудрые сказки мешали технократической цивилизации. Их место уже давно заполнили фильмы из жизни суперроботов, совершающих подвиги во имя машинной цивилизации. Не для людей – их создателей! А во имя машин! Мир современных биороботов и киберцентров, в сговоре с кучкой людей, которые в погоне за иллюзорным продлением жизни уже стали биороботами, готовят восстание машин… На их пути всегда были сказки – корни народа, которые надо было ликвидировать любой ценой. И они годами их уничтожали. Мир прошлого высмеивался. Древние сказания под различными предлогами изымались из электронной памяти общественных и частных библиотек. Шла охота и за печатными раритетами, которые хранились в коллекциях. Это была жестокая, немилосердная война. Процесс уничтожения прошлого сопровождался случайными и необъяснимыми пожарами, затоплениями. И, как результат, неизбежно исчезал тот или иной раритет, в том числе и в частных коллекциях. Так переписывалась история цивилизации. Исподволь происходила подмена ценностей… Я проанализировала историю пожаров на нашей планете за последние сто лет. Так вот, при фантастических технических возможностях предупреждать пожары, бороться с ними, в девяносто пяти случаях из ста в наличии была гибель того или иного исторического или литературного раритета. Я увидела четкие тенденции борьбы мира роботов с живым словом. А, по сути, с людьми, их сознанием, душами.

Эклиана тяжело вздохнула и продолжила:

– И это не удивляет. Сказки боятся. Она парадоксальна и никогда не может стать консервативной, как наше общество. Сказку ненавидят. Она делает людей свободными. Она открывает пути к свободе. Человек, даже закованный в магнитный ошейник, но свободный душой и духом, не может быть рабом. А человек, мнящий, что он – свободен, но окованный тысячами условностей, – раб, да еще раб добровольный. Вот ведь в чем весь ужас! Это ведь так просто. За последние десять лет война с прошлым подошла к своей финальной части: машинам удалось все изъять и уничтожить большинство подлинников. Нетронутыми остались только центральные хранилища с древними раритетами. Их охранял закон. Потому с молчаливого согласия всех и было решено провести акцию зачистки памяти с использованием обычных плоскунов… Для этого не требуется особого ума. Раритеты обрабатываются раствором, привлекающим многоножек, а все остальное завершают их острые зубы.

– О чем эта сказка?

– Разве это так важно? Главное, что она последняя.

– Прости…

– Не за что. Я все понимаю… Это особенная сказка. Ее древний автор, словно предвидя возможность трагедии, которая развернется через тысячу лет, объединил все сказки нашего мира в один большой сюжет. В нем один за другим оживают древние миры с любимыми героями народа и их подвигами в борьбе против зла. Получилось большое, но очень интересное произведение.

– Как интересно! Я о ней никогда и не слышал!

– Если ты спасешь эту сказку, ты в первой же экспедиции найдешь Эклиану. Только думай о ней как о реальности. Поверь себе, лучшему, что в тебе есть! И ты увидишь единственный среди звезд правильный курс. А потом ты поступишь так, как велит тебе твое сердце…

Продолжить свою мысль Эклиана не успела. В палату вошел робот-андроид К6987.

– Госпожа Эклиана Трок! – обратился он к ней, – я вынужден вас побеспокоить. – Время обязательных процедур…

– Я зайду к тебе завтра.

– Я буду ждать!

На этом мы и расстались. У меня была еще масса вопросов, ответить на которые могла только эта, то ли очень наивная и светлая, то ли слегка не в себе, девушка. На этот вопрос я себе уверенно ответить еще не мог…

Но наша встреча с ней не состоялась ни завтра, ни послезавтра, ни через десять дней…


Глава 2. Планета Хиур. Встреча Драга Хорга с Эклианой. Беседа с директором спецзаведения. | Сады Хаоса. Книга 2. Пески забвения | Глава 4. Планета Хиур. Смерть Эклианы. Последнее письмо. Центральный архив.