home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1. Планета Хиур. Паино приходит в себя в теле командиразвездолета «Тиджар» Драга Хорга

Я очнулся от резкого света множества ламп, на столе, под огромным прозрачным колпаком. Возле меня копошились какие-то странные механизмы. Чуть в стороне, в белом одеянии, стояли гуманоиды. Лица у них были хмурые и озабоченные. Причиной их беспокойства был я.

– Он пришел в себя, – услышал я издалека чей-то приглушенный голос.

– Это ошибка! Этого не может быть! – категорично и резко раздалось чуть ближе.

– Приборы показывают, что мозг и сердце работают, – радостно констатировал звонкий женский голос.

– Редчайший случай, – удивленно клокотал мужской баритон. – Он же был мертв! Долго! Я ничего не понимаю. Вы посмотрите на экран с последними показателями. Сердце остановилось, а мозг отмирал… И приборы были бессильны…

– Бывает и такое в нашей практике… – подытожил мужской голос. – Можете сообщить коллегам Драг Хорга, что он будет жить. Как – это уже другой вопрос…

С этого диалога и началось мое пребывание в ином мире, в ином теле. Но тогда я совершенно этого не помнил и не понимал. Отправляя меня на экзамен Смертью, жрецы храма Ши Тай, вселив мою душу и сознание в мертвое тело командира корабля Драга Хорга, вернули его к жизни. Меня же они лишили памяти прошлого, оставив в распоряжении только естественные и привычные во всех мирах навыки общения.

Я уже не был Паино, последним из Тату, а был командиром поискового звездолета «Тиджар» гуманоидной цивилизации Хиуров, в результате аварии потерявший память…

– Драг, дружище, ты узнал меня? Это я, Жли Трок, твой первый помощник, – вырвал меня из хаоса обрывков мыслей наигранно-бодрый голос.

Я остановил пустой, ничего не понимающий взгляд на вошедшем. Высокий, плотный, широкоплечий незнакомец с широкой, ослепительной улыбкой до ушей, одетый в темно-зеленое, плотно облегаемое тело одеяние, не вызывал в моей памяти никаких ассоциаций. Улыбающегося мне мужчину с выразительными серыми глазами я не помнил. Вообще я ничего не знал: моя память была стерильна.

– Не утомляйте его, – послышался надо мной чей-то властный голос. – Хорг пережил клиническую смерть, и в этом состоянии пробыл больше допустимого. Многие участки его мозга не работают. Он ничего не помнит… И, может быть, никогда не вспомнит.

– Как? Почему? Этого не может быть! Это мой лучший друг…

– Уважаемый Жли Трок! Примите мои искренние соболезнования. Поверьте мне, я знаю, что такое потерять друга… Он вроде бы жив, но для общения потерян. Это уникальный и тяжелый случай. Можно сказать, первый в истории всей нашей медицинской практики. Он слишком долго находился в состоянии клинической смерти. У тех, кого мы возвращали к жизни при более щадящих ситуациях, не было ни прошлого, ни настоящего. Мне искренне жаль и вас, и его. При всех заслугах Драга Хорга, его страховке и кредитном счете, остаток жизни он проведет в спецзаведении для умалишенных – закрытой больнице Лангаро. Его туда переведут завтра…

– Может, есть хоть какая-то надежда?

– Я вам сочувствую, господин Жли Трок, но вы меня не хотите слышать… По сути, это не Драг Хорг, а его оболочка. Чем быстрее вы это поймете, тем легче вам будет смириться с его реальной, так сказать, ментальной смертью и не мучить себя. Это вам мой, пусть и жестокий, но искренний совет. Мне искренне жаль. Но…

Он развел руками и, полуобняв молодого человека, увел его из палаты.

Шаги удалились. Голоса стихли. Я вновь остался один. Без памяти. Без прошлого. Без настоящего и, наверное, будущего…

«Кто я? Что со мной произошло?» – кроме того, что я командир поискового звездолета «Тиджар», которого называют Драгом Хоргом, я о себе ничего не знал. Я не знал, значений слов: «командир», «звездолет», «Тиджар», «спецзаведение Лангаро». Из услышанного я практически ничего не понимал. Но интуитивно чувствовал, что для меня это очень плохо…

Тем не менее, что-то во мне жило и настойчиво пыталось вернуть прошлое, а вместе с ним – настоящее и будущее. Каждой клеткой своего тела я чувствовал, что я смогу все вспомнить о себе. Как я жил все эти годы, стертые из моей памяти смертью…

«Я Драг Хорг! Я Драг Хорг. Я вспомню, кто я такой», – с этой мыслью я провалился в сон.

Проснулся уже в другом, в более просторном помещении, с огромными, во всю стену, затененными окнами. Сквозь них пробивался мягкий свет; доносились чьи-то голоса.

– Пациент КХ 46794 ТА пришел в себя, – послышался надо мной сухой металлический голос.

Я открыл глаза и внимательно осмотрел помещение. Белые стены с рисунками животных на стене, вьющиеся растения и резкий непривычный запах. Рядом сидел человек. Но я сразу почувствовал, что это был не совсем человек, а нечто похожее…

– Пациент КХ 46794 ТА смотрит на меня, – произнес сидящий рядом.

– Я Драг Хорг, – еле слышно прошептали мои губы.

– Пациент КХ 46794 ТА назвал себя…

Я в упор уставился на сидящего.

– Я Драг Хорг, – чуть громче повторил я.

– Пациент хочет пить, есть? Время не пришло. Ждите…

– Я Драг Хорг! Командир звездолета «Тиджар», – что было сил, выталкивал я из себя слова.

– Я очень рад, Драг Хорг, что вы командир звездолета «Тиджар», – ответил незнакомец. – Вы хороший командир! У вас большой, красивый, замечательный звездолет! Вы скоро на нем полетите… по коридору, в соседнюю палату…

– Полечу…

– Да! И еще как!

– Кто вы? – обратился я к незнакомцу.

– Дежурный робот-андроид. Серийный номер Х4009, – представился незнакомец. – Я к вашим услугам, господин Драг Хорг.

– Где я?

– В медицинском центре катастроф, в секторе реабилитации Лангаро… – ответил собеседник.

– Что со мной случилось?

– Ваша космическая разведшлюпка попала в аварию. Вы получили травму мозга. У вас потеряна память. Будьте спокойны и ни о чем не думайте. О вас думает ваша страховая фирма. Радуйтесь и наслаждайтесь жизнью.

«Полет по коридору… робот-андроид, страховая фирма…», – перебрал я в памяти сказанное дежурным.

Ответ незнакомца мне ничего не прояснил. Вновь появились новые слова, значение которых я не понимал. Приходилось оперировать теми, которые, я уже слышал.

– Я в спецзаведении для умалишенных? – спросил я у андроида.

– Вы заблуждаетесь! Вы в медицинском центре катастроф! – последовал незамедлительный ответ. – Вам необходим покой. Запрещены волнения. Я отключаю вашу память и погружаю в сон. Только сон поможет вам, больной Драг Хорг…

– Я погружаю пациента КХ 46794 ТА в сон, – уже в полудреме догнал меня идиотски бодрый голос андроида.

Но сквозь дремоту я слышал, что происходит вокруг.

– Пациент КХ 46794 ТА задает вопросы. Пытается выяснить причины своего состояния, интересуется своим местонахождением.

– Х4009, продолжайте наблюдение. Пациента КХ 46794 ТА при подобных обострениях погружайте в сон, – послышался ответ.

– Будет исполнено…

Мягкая вязкая пелена стремительно накрыла мое сознание, и я провалился в тягучий сон-небытие.

Когда проснулся, в помещении был все тот же мягкий свет. Рядом сидел дежурный робот-андроид.

– … Итак, я либо действительно в центре катастроф, либо в спецзаведении для умалишенных Лангаро, – первое, о чем подумал я.

От простоты сформулированного вывода в моем сознании четко вырисовался ответ, что такое катастрофы, и что такое спецзаведение.

Я размышлял об услышанном. И, к моей полной неожиданности, память прошлого медленно, но уверенно возвращалась ко мне. Из глубин травмированного мозга я один за другим вытаскивал эпизоды из своей жизни, учебы, службы, увлечений, круга моих друзей… Вспомнил я и все, что до того знал про это спецзаведение.

Больница Лангаро пользовалась заслуженным уважением в научных и деловых кругах округа Пети и, пожалуй, была известна всей стране. Вернее, той ее части, которая находилась поближе к верхушке властной пирамиды планеты. Утопающая в зелени ухоженного парка усадьба и окрашенные в нежные легкие цвета здания куполообразных корпусов выглядели очень респектабельно, напоминая дорогой санаторий.

На посыпанных розовым песком дорожках медсестры в кокетливых халатиках сопровождали одетых для выхода пациентов. Некоторые из больных вели себя не очень по-джентельменски. И тогда профессионально улыбающиеся сестры подзывали санитаров – роботов-андроидов или прыскали больному под нос какую-то успокаивающую жидкость, после которой тот уже не сопротивлялся и продолжал дышать таким полезным для его здоровья свежим воздухом.

Местные жители больницу не очень жаловали, называли попросту дурдомом и рассказывали всякие мерзости о персонале и опытах, которым подвергают здесь больных. Но скорее где-то в глубине души завидовали столичным, которые отхватили у них хороший кусок территории, где можно бы разместить… И тут уж у завсегдатаев местных ресторанчиков находилась масса применений для парка, сада и зданий. Именно сюда я и был помещен.

Я настолько увлекся воспоминаниями, что ужасно устал и вскоре вновь заснул.

Проснулся я от нерезкого, но достаточно неприятного ощущения. Это робот-андроид, обеспокоенный моим затянувшимся сном, стимулировал мой мозг и тело к пробуждению слабыми электрическими разрядами.

– У вас проблемы, Х4009? – открыв глаза, с ходу, в лоб, задал я вопрос андроиду.

– Нет! Все в порядке.

– А кто вам дал право будить меня разрядом? Вы нарушаете Конвенцию о правах и свободах хиуров, – как можно суровее наехал я на робота. – И вы за это ответите…

Андроид, как я и ожидал, уловил в моем голосе угрожающие интонации.

– Я выполняю инструкции… – ответил он.

– Передайте своему руководству, что ко мне вернулась память, и я хочу встать, выйти и подышать свежим воздухом.

– Вы в этом уверены, господин Драг Хорг? – невозмутимо уточнил у меня андроид.

– Больше, чем ты думаешь, Х4009. Если будешь и впредь сомневаться, то я выступлю с ходатайством о понижении твоей квалификации, с последующим переводом в палаты по досмотру за животными.

Мой наглый тон и твердое обещание понизить в квалификации, что для андроидов являлось самым большим наказанием, как показало его последующее поведение, дали свой результат.

– Мои искренние извинения, господин Драг Хорг, – стал оправдываться Х4009. – Я очень рад вашей быстрой реабилитации… Я немедленно доложу в центр о вашем выздоровлении…

После последних слов андроид замолк, явно перейдя на частотное общение со своим руководством.

Мои подозрения оказались верными. Вскоре в коридоре послышались торопливые шаги, и в палату ввалились медицинские работники. Они обступили меня у кровати, с которой я даже не успел встать.

– Вы что-то хотите нам сказать, господин Драг Хорг? – осторожно уточнил один из них.

Темно-синяя униформа со знаками различия на воротнике свидетельствовала о его принадлежности к руководству этого заведения.

– Да! Я Драг Хорг, командир звездолета «Тиджар». Мой статус Х3. Личный код С22328706.

– Нам это известно, – ответил этот же чиновник.

– Вы, разместив меня в центре для психически больных, нарушили мои права, гарантированные моим статусом. Я требую немедленного доклада моему руководству – генералу Ар Тмоку, личный код А34590768, что его подчиненный капитан Драг Хорг находится в этом центре и что его права грубо нарушаются.

– Господин Драг Хорг! Примите наши искренние извинения! Но вы поймите нас правильно… То состояние, в котором вас доставили сюда после операции, не предусматривало иного диагноза. Вы с небольшими перерывами проспали почти двадцать пять дней. Мы искренне рады, что вы вновь возвращаетесь в строй.

На миг он замолчал и внимательно посмотрел мне в глаза.

– Драг Хорг! Поймите правильно, – продолжил он. – Я, как директор центра, лицо подчиненное. Выполняю только букву закона и наши жесткие инструкции. Прежде чем выпустить вас из этих стен, необходимо заключение медицинской комиссии… Ведь именно по такому же заключению вас и определили к нам. Мы не можем просто так взять и выписать вас. Надеюсь, вы это тоже понимаете. Тем более, вы человек военный. Наберитесь терпения. Это недоразумение будет к исходу дня, в крайнем случае, – завтра, улажено.

– Искреннее вам верю! И все принимаю. Но не готов мириться с присутствием андроида Х4009 и ограничением моих прав на передвижение.

– Конечно, конечно, уважаемый Драг Хорг! – залепетал директор центра. – Вы свободны в передвижении в пределах нашего центра… А в качестве помощника и провожатого мы дадим вам другого андроида. А сегодня вечером, в крайнем случае, завтра до обеда, если вы не будете против, мы проведем ваше полное обследование. По его результатам и будет принято решение всех ваших вопросов.

– За последнее решение вам весьма благодарен. Что же касается андроида, то уж как-нибудь обойдусь сам.

– Это ваше право! Ваше право, господин Драг Хорг, – болванчиком закивал головой директор центра. – В остальном вам ничем помочь не могу и советую набраться терпения.

Выйдя из помещения, чиновник в сопровождении свиты направился к себе в кабинет, недовольно качая головой и, сетуя на судьбу, которая послала ему такого непривычно конфликтного больного. Подчиненные вежливо помалкивали. С подобным явлением они сталкивались впервые.


Глава 8. Древний Фаэтон. Зал Одиночества. Тату и Смерть. | Сады Хаоса. Книга 2. Пески забвения | Глава 2. Планета Хиур. Встреча Драга Хорга с Эклианой. Беседа с директором спецзаведения.