home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3. Древний Фаэтон. Знакомство Паино с верховным жрецом храма Ши Тай Ко Ца Хором. Урок Сионоко.

– Хартах! Хартах! Хартах! – прячась в лохматых розовых облаках Фаэтона, прокричал крылатый юрт.

Из-за горы, переливаясь в желтом ореоле, величественно выплыло Солнце. Свежий, прозрачный воздух Фаэтона ожил и, откуда-то издалека, стремительно нарастая, поплыл мелодичный перезвон. Словно подыгрывая ему, небосвод вспыхнул гигантской радугой.

Перезвон приблизился. По переливающемуся небосклону пробежала первая молния. Отдаленно заурчал гром, и из облаков к нежно-синему океану лениво полетели крупные капли дождя. Как только Солнце достигло вершины горы, сияние растаяло, океан, словно проснувшись, вздрогнул, сладко потянул спину, поднял гребень волны и медленно покатил ее к берегу. Шаловливо обгоняя друг друга, огромные волны достигли суши, словно дети, обрадовано выплеснулись на камни и весело рассыпались мириадами брызг.

По прибрежной полосе, принимая небесную эстафету, пробежал голубой потрескивающий разряд, и вновь заиграло сияние. Немного продержавшись, под звуки медленно тающей мелодии океана, оно растворилось и исчезло.

В глубине сонных джунглей, разрывая мертвую тишину, вновь раздался гортанный крик юрта. Заросли ожили, зашевелились и заполнились первыми трелями и писками заспанных обитателей.

Медленно поднимающееся Солнце ласково согревало лицо и тело. Я, Паино, развернулся к нему, протянул навстречу руки и глубоко вздохнул. Это было блаженство. Воздух, наполненный ароматами тропиков, был сочным, аппетитно вкусным и сладко кружил голову. Рядом стоял восхищенный мой друг Сионоко, которого вождь племени, как самого лучшего воина закрепил за мной.

С ударом последней волны о берег море затихло. Воздух посветлел, розовый туман растаял и вдалеке, у линии горизонта, в океане возник мираж. Первоначально нечеткий и расплывчатый, он на глазах приобретал контуры строения. Вначале из океанской пучины показались купола и крыши. Затем во всем своем величии и красе возник огромный хрустальный замок с большими золотыми воротами.

– Это и есть замок Алли на планете сказок Эклиана. Вы видите вход в безграничный духовный мир вечного счастья и благоденствия, – раздался за нашими спинами чей-то приглушенный голос. – Далеко не каждому дано его увидеть. А войти – тем более.

Я оглянулся. В нескольких шагах от меня, под огромным цветущим деревом, стоял высокий старик с добрым лицом и глубокими темно-синими проницательными глазами. Русые волосы на его затылке были аккуратно уложены в тугой узел. Он был одет в длинную белоснежную мантию с эмблемой восходящего солнца на груди.

Мою память словно прорвало бурным потоком половодья. Множество мыслей, воспоминаний, недавних событий со всех сторон нахлынуло на меня, и я сам удивился, как под впечатлением величественного восхода светила эмоции поглотили меня…

О настоятеле храма Ши Тай Ко Ца Хоре, в нашей округе, да и по всему Фаэтону, ходили дивные истории, складывались легенды. Как гласила молва, он постиг тайну бессмертия, обладал закрытыми знаниями, позволяющими ему путешествовать не только в пространстве и времени Фаэтона, но и, минуя Звездные врата, посещать другие Звездные миры. Его уважали все. С ним советовались даже могущественные короли из соседних Звездных миров, изредка посещающие Фаэтон. Он понимал языки ветра, волн, огня. Мог управлять стихиями. Усмирить бурю, вызвать дождь. Сделать ручным бушующий в джунглях огонь. Горы, главные свидетели тайн прошлого, и те раскрывали ему свои тайны. Да что горы. Он слышал разговор звезд… Он был садовником Всеединого.

Когда-то он был жрецом и в то же время воином, который без оружия, с посохом в руках, с присевшим на него мудрой птицей Та, нес в дальние миры Свет Истины. Поговаривали, что на Фаэтоне жрецы храма Ши Тай не случайно. Мол, охраняют они Цветок Жизни, ведущий в высшие духовные миры… И сами порой с тайными миссиями путешествуют, веками живут в иных мирах, где все не так, как тут. Где летают по небу и между звездами стальные птицы. Где жители, внешне подобные фаэтам, растратив природные дары, общаются на расстоянии через какие-то устройства, и путешествуют с помощью устройств…

Я, наслышанный от шамана племени Гатуко о подвигах жрецов храма Ши Тай, грезил встречей хотя бы с одним из них. Вело меня не праздное любопытство, а желание посвятить свою жизнь служению Свету. Великое Солнце с детства притягивало меня и будоражило мое воображение. Еще более невероятными были мои сны. В них я путешествовал по звездным мирам и там, защищая сказки, противостоял воинству Тьмы.

И вот сегодня, после величественного восхода Солнца, мы, с Сионоко, как это я видел в одном из своих вещих снов, встретились лицом к лицу с настоятелем жреческого храма Ши Тай – великим Ко Ца Хором.

От неожиданности встречи я растерялся. Не понимая, что происходит, замер и Сионоко. Придя в себя от нахлынувших на меня чувств, я уважительно поклонился настоятелю.

– Паино, Тату, – коротко представился я.

– Сионоко. Лучший охотник за хихарами, – гордо произнес мой друг.

Ко Ца Хор с нескрываемым интересом взглянул на меня, потом перевел мудрый взгляд на Сионоко.

– Паино! – задумчиво произнес настоятель ордена. – Красивое имя. Переводится как солнечный, значит – непобедимый.

Замолчав, он внимательно посмотрел мне в глаза. Потом перевел взгляд на моего друга.

– А Сионоко, – продолжил он, – на языке племени звучит как охотник. Как я вижу, ты не только отменный охотник, но и хороший воин!

– Я лучший из воинов нашего племени! Мне нет равных в стрельбе и поединке, – ударив кулаком о свою духовую трубу, блеснув озорными глазами и гордо подняв острый подбородок, произнес фаэт.

Сионоко, несмотря на свою молодость – мы были одногодки, слыл лучшим воином племени. Высокий, широкоплечий, с густыми пышными волосами, спадающими на загорелые плечи, он, казалось, состоял из одних мышц. На его рельефной груди красовалась нарисованная черным соком дерева гуаэ птица тарго – хозяин неба Фаэтона. Ее изображение свидетельствовало, что Сионоко – победитель поединка воинов племени Тату.

В подтверждение своих слов он снял с плеча духовое ружье и, практически не целясь, коротким, но сильным выдохом, метнул в небо дротик.

Не успел Ко Ца Хор что-то сказать, как в небе раздался крик раненного хихара. Вскоре, судорожно взмахивая крыльями, на землю рухнула нежно-голубая четырехкрылая птица. Сионоко гордо поднял голову.

– Да, ты очень хороший охотник! – улыбнулся Ко Ца Хор, положив руку на плечо Сионоко. – Но ты еще очень далек от того, чтобы называться хорошим воином…

– Я давно уже воин! Я готов померяться силой с любым из твоих воинов, – уязвленный, воскликнул Сионоко.

– У меня просто нет таких воинов, – спокойно ответил Ко Ца Хор, – но каждый из жрецов храма Ши Тай не только жрец, но и воин, что подчиняется не сильным мира сего, а голосу Света, и поэтому они не знают поражений. Все это ты очень скоро поймешь, – при этом на лице Ко Ца Хора промелькнула легкая улыбка.

– Разреши мне, Паино, не воину, а тому, который только еще учится, все исправить, – приняв решение и почтительно склонив голову, обратился я к Ко Ца Хору.

– Ты действительно считаешь: что-то нужно исправлять?

– Да!

– Пусть будет так! – ответил Ко Ца Хор.

Получив разрешение, я поднял руки к небу и коротко вскрикнул. В ответ со стороны джунглей послышались крики хихаров, и вскоре пара гордых птиц спикировала к берегу и затрусила к моим ногам. Я погладил их. Потом подошел к раненому хихару, провел вдоль его тела своими ладонями, взял в руки тяжелую птицу и слегка подбросил ее. Хихар, взмахнув крыльями, полетел.

Сионоко, не веря своим глазам, посмотрел на то место, где только что лежала тяжелораненная птица. На песке, возле небольшого кровавого пятна, осталось несколько перьев и его дротик.

Тем временем хихар, сделав круг, устало сел передо мной. Он еще не совсем отошел от полученного ранения, но, к изумлению Сионоко, подошел ко мне и с благодарностью потерся клювом о мою руку.

– Это здорово! – восторженно воскликнул Сионоко. – Я тоже так научусь, и буду так охотиться…

– Охотиться?

– Да! Я охотник племени и воин! Я должен уметь все! – ответил Сионоко. – Я этому научусь у Паино!

После его слов к Сионоко подошли два хихара, что прилетели на зов Паино и, внимательно заглядывая ему в глаза, начали топтаться рядом. Следуя их примеру, осторожно подошла к Сионоко и вылеченная мною птица. В нескольких шагах от него хихар остановился. Теперь его голова находилась на уровне глаз охотника.

Сионоко посмотрел в глаза недавно раненной им птицы. В них он не прочитал ни злобы, ни ненависти, ни испуга. А только сожаление и ожидание…

Он протянул руку к голове птицы. Она не шевельнулась.

– Она меня не боится, – как-то потерянно произнес Сионоко и погладил ее шею.

После этого птицы отошли и, взмахнув крыльями, взлетели в небо и вскоре исчезли из виду.

– Урок начат, – констатировал Ко Ца Хор. – Сионоко хороший охотник. И он будет учеником храма Ши Тай. Пока твоим наставником будет Паино. Завтра, в полдень я жду вас на этом месте. Вы пойдете с нами в храм…


Глава 2. Древний Фаэтон. Встреча Паино с шаманом племени Гатуко. Рассказ о тайне рождения детей племени Тату. | Сады Хаоса. Книга 2. Пески забвения | Глава 4. Начало переговоров Ки Локки с военным руководством инопланетян. Версия о причинах вторжения. Ультиматум.