home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2. Древний Фаэтон. Встреча Паино с шаманом племени Гатуко. Рассказ о тайне рождения детей племени Тату.

Мне часто снилась большая земля, над которой раскинулся огромный фиолетовый купол с тремя ночными светилами, проплывавшими одно за другим в ночном небе. И видел я огромную гору с заснеженной вершиной, что пряталась в густых облаках.

У основания этой горы жило племя Тату. На Фаэтоне такой горы не было. Не было таких деревьев и животных. Эти сны не давали мне покоя. Выплывая из неизвестных глубин, они порождали вопросы, ответов на которые я не находил.

На следующий после совершеннолетия день я пошел к шаману племени Гатуко.

Шаман, как и все, жил в деревне. Его пещера была самой дальней от центрального прохода. Под легкое, мягкое свечение цветов, что заботливо менялись каждый день – их выносила подышать солнцем хранительница света племени, всегда веселая и жизнерадостная Туна, – я вышел к жилищу Гатуко.

Старый шаман сидел на камне у огня и легонько похлопывал ладонями по высушенным плодам, что лежали у него на коленях. От молитвы и пения пустых сосудов в помещении стоял легкий гул.

– Великий Гатуко, – войдя в его пещеру и приветственно сложив руки на груди, обратился я к нему, – мне нужна ваша мудрость.

Шаман, отвлекшись от раздумий, поднял голову и внимательно посмотрел на меня.

– Я слышал твою песню. С рождением тебя, Паино, – глухим голосом сказал он. – Сегодня ты стал совершеннолетним. Я ждал тебя.

– У меня много вопросов, великий Гатуко. Но я не нахожу на них ответов.

Шаман внимательно посмотрел мне в глаза. Мне в этот миг показалось, что он видел меня насквозь, со всеми мыслями и скрытыми желаниями…

– К тебе приходят странные сны? – полуутвердительно спросил он.

– Да! Очень. Долгие годы мне снится высокая гора. Ее заснеженная вершина постоянно окутана облаками. А у подножия – джунгли: огромные деревьями с фиолетовой корой и узкими красными листьями. Днем они обычные, а ночью излучают мягкий нежно-голубой свет. И летают вокруг них, сияя золотом, восьмикрылые бабочки ману, но во много раз больше. Они какие-то неосязаемые, воздушные, их нельзя поймать. Бабочки, когда хотят, сами садятся на руки. И там не только такие бабочки. Там растут ароматные цветы, сотканные из розового света. Не менее поразительны деревья, уходящие кронами в облака. Их нельзя срубить, а плоды в форме нежно-бирюзовых шаров – сорвать. Но я знаю, хотя откуда – не помню, что плоды этого дерева необычные. Они дают бессмертие. С их помощью можно перейти в мир, в котором рождаются бабочки ману, цветы, деревья… И еще я помню, что деревья, когда хотят, то дают свои плоды. Я помню их вкус. Это ни на что не похоже…

За горой – огромное розовое море. В небе видел три сестры, как наша Тулун. Что это за сон, великий Гатуко?

– Что шепчет тебе голос сердца, Паино?

– Разное. Много необычного и такого непривычного приходит в этот сон… Меня охватывает любовь к горе, джунглям, морю. Порой мне кажется, что я люблю их больше, чем Фаэтон…

– У тебя правильное чувство, Паино. Тебе снится наша родина Тарк. Мы все оттуда.

– Родина Тарк?

– Да, Паино. Фаэтон – наша вторая родина.

– А как мы оказались на Фаэтоне и почему оставили свой дом? – спросил я у шамана.

– Это было давно. Очень давно. Как оно было, никто уже не помнит. Я знаю только то, что из поколения в поколение передается от шамана к шаману. Но уже пришло время, когда в племени не будет своего шамана. Нет детей, что услышат мои знания. Тебе, Паино, как последнему из Тату, я все, что помню, расскажу. Кто знает, может когда-то ты и найдешь родной Тарк и от нас всех поцелуешь его благодатную землю.

Шаман пошарил сухой рукой с длинными костлявыми пальцами за соседним камнем. Вскоре в его руках зашелестел полотняный мешочек. Из него он высыпал на сморщенную ладонь горсть сушеных листьев с корешками и кинул их в огонь. В очаге затрещало. Пещера наполнилась приятным, сладко дурманящим клубящимся дымом. Подхваченный легким сквозняком, он потянулся вверх, где было проделано специальное отверстие. Гатуко несколько раз глубоко вздохнул и выдохнул:

– Это было давно. Очень давно, – начал он свой рассказ. – Столько дней, как листьев на дереве пауа. А может, даже и больше. Наше племя жило на Тарке. И жило дружно и счастливо. С Тарком мы были единым целым. Он был для нас и отцом, и матерью. Нашей защитой. Как жизнью, так и смертью. Был он и нашим бессмертием… Все наши предки жили, постигая великую мудрость Тарка, а потом и свои огромные, как это звездное небо, миры. И те, кто достиг вершин мудрости, в один из дней шли к дереву времен – атуату и в молитве, питаясь тридцать дней только одной утренней росой, просили его открыть времена. Просветленные срывали плод, который сорвать простому воину нельзя, и пили его сок. И им открывалась истина. В этот же день уходили в другой мир… Туда, где живет вечная сказка. Вечная любовь. Но так было не всегда. Времена изменились. Умерли традиции предков. Все меньше стало посвященных, желающих испить сока времени с плодов дерева атуату. Тогда и случилось это.

Шаман глубоко вдохнув клубы дыма, продолжил:

– Однажды с неба, на своей боевой колеснице, к нам сошел бог. Он воевал на небесах с другими богами. Он сошел на землю племени. Был красив, высок и имел имя Тату. Племя встретило его, дало самые лучшие яства и прекрасных женщин. Богу все понравилось. И он, в благодарность, научил нас обрабатывать землю, дал семена новых растений, показал, как приручать животных, превращать звуки в новые слова, строить жилье, изготавливать оружие. Он улетел на небеса. На том месте, где стояла его звездная колесница, поставили алтарный камень. К нему, в день прилета и отлета бога Тату, всегда приходило племя. И бог услышал молитву племени… У женщин стали рождаться необычные мальчики. Они были как ты: слепые, глухие и немые. Раньше, до прилета бога, их бы убили, как больных детей. Но шаманы племени запретили их трогать… И совершилось чудо. Бог за терпение наградил племя. Дети росли на глазах, удивляя всех своей сообразительностью, умением обходиться без слуха, зрения и языка. Их, в честь бога, назвали Тату. Потом пошли их рождения. Они один за другим начали слышать, видеть, говорить и стали самыми сильными воинами. Владея всем – видели без глаз. Слышали без ушей. Общались между собой без языка. И племя стало сильным и могущественным. Тогда женщины каждый год рожали Тату. Вскоре мы покорили весь Тарк и тысячу лет правили им. Слава о воинах Тату скоро разлетелась по Звездным мирам. Тогда у нас стали нанимать воинов для охраны королей и борьбы с врагами. Шаманы дошли до того, что начали продавать детей Тату. Все хотели иметь совершенных, бесстрашных воинов, умеющих выживать и побеждать в любых условиях. Так Тату стали наемниками. И разгневался бог на наше племя. И проклял его. У женщин стало все меньше и меньше рождаться детей Тату. И племя начало терять свое могущество…

Гатуко тяжело вздохнул и замолчал, всматриваясь в языки пламени. Огонь под его взглядом притих, он казалось, тоже слушал его воспоминания.

– И тут пришла другая беда, – тихо произнес Гатуко. – С неба, на большой железной колеснице, спустились другие, синебородые боги. Наслышанные о Тату, они забрали одного ребенка и улетели. Вернулись через много лун и стали постоянно забирать детей Тату. За это вождь племени получил много драгоценностей. За них было нанято много воинов, и наше племя вновь расширило свои владения. Потом на звездной колеснице прилетели боги, с которыми были уже взрослые Тату, служившие им. Они управляли этими колесницами. Были их глазами и ушами. Вели их в другие обители звездных богов. Эти Тату стали сами отбирать себе Тату. Наилучших. Теперь за одного Тату давали золота столько, сколько он весил сам. Потом появились охотники за Тату. Они стали воровать наших детей и продавать их в другие миры. Наши женщины все так же рожали детей. Но Тату среди них почти не было. Настал день, когда их стало настолько мало, что племя уже не могло себя защитить. После этого началась последняя война. Племя захватили, поселили высоко в горах. Вождь и шаман отбирали всех только родившихся детей Тату и прятали их, но чужаки все равно находили младенцев и забирали их. И тогда появились жрецы с очень дальнего звездного мира. Они сказали, что спасут племя Тату. Пообещали, что оно будет свободным, независимым и никогда не будет знать войн. Вождь племени и шаманы, посоветовавшись, согласились. Эти жрецы переселили нас на Фаэтон. С тех пор, а это вся эпоха птицы мудрости Та, мы и живем здесь. Мы же обязаны, за свое спасение, после совершеннолетия отдавать в жречество детей Тату. Жрецы оставляли Тату выбор. Перед последним испытанием он мог вернуться в племя. Ушедшие к жрецам никогда не возвращались. Восемь Тату, что пришли обратно, служили при королевском дворе. Жрецы взамен гарантировали нам безопасность и мир, благосклонность к нам королей. Как ты понял, Паино, наши спасители – жрецы храма Ши Тай, переселившиеся с нами в начале эпохи птицы мудрости Та на Фаэтон. Придет время, и ты сам найдешь их. Ты будешь служить Свету. С твоим уходом наше племя станет обыкновенным и, скорее всего, исчезнет среди других племен Фаэтона… Хотя есть надежда. Это большая тайна племени. Я открою ее тебе. Может, по воле звезд, ты, как последний Тату, сумеешь спасти свое племя.

– Спасти племя! – оживился я.

– Да, спасти! Но только через тайну. Она в том, что за две недели до твоего рождения в племени родилась девочка Тату. Ее назвали Туати. О ее рождении в племени, кроме меня, вождя и матери никто не знал… Теперь знаешь и ты. Раньше, во все времена, в племени рождались только мальчики Тату. А это была девочка. Это была надежда. По предсказаниям могущественных шаманов, что были до меня, с ее рождением и совершеннолетием она сама смогла бы рожать детей Тату. И это открывало племени большое будущее. Могла она стать в храме Ши Тай и великой жрицей, видящей суть всего, обладать великой силой… Но случилась беда. Через полгода со дня рождения, когда мы хотели отвезти Туати в горы, она пропала прямо на глазах матери. Стояла у стены и исчезла.

– Вы пробовали ее искать?

– Да. Но ее следов нигде не нашли. И никто не знает, жива ли она… Ладно, хватит об этом, – оборвал себя Гатуко. – У тебя все-таки должен быть веселый день рождения. Это тебе на память от меня, – и он протянул небольшой кожаный мешочек. – В нем земля нашей родины – частичка Тарка. Однажды он позовет тебя, и ты среди звезд найдешь к нему дорогу.

Гатуко перевел взгляд на огонь и подкинул в него еще немного дурманящего зелья. Легкое потрескивание и дым вновь заполнили пещеру.

– Скоро ты покинешь племя и уйдешь в горы, туда, где храм Ши Тай, – глубоко вдохнув дым, продолжил рассказ Гатуко. – Всегда помни, Паино, откуда ты родом, где твоя родина и, если сможешь, найди следы Туати…

…Вихрь, всколыхнувший детские воспоминания Паино, подхватил меня вновь и стремительно понес дальше. Это был вновь Фаэтон. Подо мной, во всем своем великолепии, плескалось нежно-голубое море. Вдали узкой полоской земли, утопающей в буйной растительности джунглей, показался остров. К нему и понесла меня эта неведомая сила. Новый мир ослепил меня, Ки Локки и ошеломил красотой и необычайностью. Я словно наполнился силой и знанием древнего мира, сложив мозаику своих жизней…


Глава 1. Телепортация Ки Локки в командный центр корабля инопланетян. | Сады Хаоса. Книга 2. Пески забвения | Глава 3. Древний Фаэтон. Знакомство Паино с верховным жрецом храма Ши Тай Ко Ца Хором. Урок Сионоко.