home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Москва. Май 1928

Перед пятым сеансом иглотерапии, в очередной раз осмотрев Полозова, Мишима не стал скрывать, что доволен успехами ученика и пациента:

– Совсем недурно, Константин Иванович. Ваш организм проснулся от спячки, и теперь при должном поддерживающем режиме и правильной диете достаточно быстро победит болезнь.[128]

– Никогда не думал, что вы обладаете такими глубокими познаниями в медицине.

– Мои познания, как и опыт, ничтожны, – Мишима и теперь не нашёл нужным ни на йоту отклониться от своей линии безупречной вежливости, граничащей с самоуничижением. – Просто ваш случай очень лёгкий, так что это не составило для нас с Гуром большого труда или беспокойства. Гурочан.

– Да, сэнсэй.

– Я уже смогу, наконец, сегодня приступить к какойто деятельности? – проворчал Полозов, впрочем, послушно укладываясь на специально для него приготовленную кушетку.

– Сегодня – сможете, – подтвердил Мишима и положил прямо перед глазами моряка довольно объемистый список и лист с гектографированным рисунком кольца. – Здесь обозначены музеи, которые вам предстоит обойти, а также перечень необходимых вопросов, которые следует задавать сотрудникам. Если чтолибо не ясно, я готов дать требуемые разъяснения.

Ничего не ответив, Полозов углубился в чтение.

След, на который, как казалось, вышли оперативники Вавилова, оказался «пустым». Второй бандит, участвовавший в нападении на Ольгу Ильиничну, был найден мёртвым в морге Боткинской больницы спустя три дня после инцидента. Поиски экипажа, на котором передвигались по городу преступники, пока не давал никаких результатов. Зато результаты появились у Полозова.

– Вы должны непременно пойти со мной к этому человеку, – Полозов был явно возбуждён рассказом музейного работника, и не умел, да и не желал, этого скрыть. – Поразительные вещи он мне рассказал. Просто поразительные. Ваш батюшка, Кирилл Воинович, обмолвился както при мне о секрете этого кольца, да я по молодой глупости и увлечённости совершенно иными материями, не придал этому большого значения. Да и сути тайны Кирилл Воинович, как выясняется, не знал.

– Не томите, Константин Иванович.

– Нет, нет, я всё записал, – Полозов вынул из внутреннего кармана блокнот. – Но мне кажется, вам следует всётаки самому господина Артемьева выслушать и ещё его дополнительно порасспросить…

– Ну, значит, завтра и отправимся, – покладисто кивнул Гурьев, посмотрев на Мишиму. – А пока у меня будет к вам деликатнейшего характера просьба, Константин Иванович.

– Я слушаю.

– Поезжайтека вы теперь в Париж.

– Простите?!

Гурьев протянул Полозову новенький советский заграничный паспорт:

– Это ваши новые документы. Я взял на себя смелость попросить Ирину Павловну об одной услуге. Она вышла за вас замуж, и теперь вы вместе с ней и её родителями отправляетесь в командировку во Францию. Бессрочную, разумеется.

Полозов молчал несколько бесконечно долгих минут, рассматривая паспорт. Затем глухо проговорил, ни на кого не глядя:

– Вам не кажется, что следовало бы спросить моего мнения на сей счёт?

– Кажется, Константин Иванович. Более того, в иных обстоятельствах я его непременно спросил бы. Но сейчас – совершенно ни минуты времени на рыцарственные сопли нет.

– Что это значит?! – вскинул голову Полозов.

– Это значит – поезжайте безо всяких сантиментов, Константин Иваныч. Там ещё подлечитесь, глядишь, протянете ещё лет десятокдругойтретий.

– И что же мне там делать прикажете? – усмехнулся моряк.

– А это сами решите, – Гурьев остался серьёзен. – С деньгами у вас особенных проблем не будет.

– Вот как.

– Именно так. Купите такси и крутите баранку. Не перерабатывайтесь. Осмотритесь, заведите знакомства. К боевикам не примыкайте, дело это пустое и совсем безнадёжное. Другой путь нужен.

– Какой? О чём это ты, Гур?

– Я вас найду, Константин Иванович. Не сегодня и не завтра, но… И присмотрите за Ирой. Буду рад, если она выйдет замуж.

– Непросто будет найти тебе замену, – Полозов посмотрел на Мишиму, который держался так, словно между ним и беседующими Гурьевым и моряком была стеклянная стена толщиной в милю.

– Она неглупая девушка, всё понимает. Не замена ей нужна, а надёжная мужская рука. Меня она вряд ли забудет, это мне ясно. Но воспоминания о первой любви и женская жизнь, вообще жизнь – вещи невообразимо разные. Ей нужно замуж и детей. Да побольше, сколько здоровье позволит.

– А планами своими ты со мной, – что же, вот так и не поделишься? – Полозов покосился на Мишиму.

– Нет у меня никакого плана, Константин Иванович, – Гурьев вздохнул и тоже посмотрел на учителя. – Не складывается в моей голове сегодня никакого плана, не до планов мне сейчас. Но он будет. Будет обязательно. Я вас очень прошу – поезжайте, Константин Иванович. Вы меня этим просто крайне обяжете.

– А деньги… откуда?

– Честно выигранные в лотерею.

– Недурно.

– Стараюсь.

– Что ж, – Полозов медленно убрал паспорт в карман. – Не ожидал, что на старости лет снова поступлю на службу. И когда же отправляться?

– Ну, про старость – это вы уж совсем напрасно. Послезавтра. Сегодня вечером мы пойдём в «Националь», знакомиться с вашей супругой и её родителями.

– Надеюсь, моё появление не станет для них сюрпризом.

– Нет. Об этом не беспокойтесь. А пока позвольте, я ваши записки проштудирую.

Закрыв блокнот, Гурьев взял в руки рисунок кольца:

– Значит, всётаки мальтийский след – не фантазия. Странно это, Константин Иванович. Какое отношение мог иметь отец к ордену?

– Ты же помнишь, Гур, какое значение придавал ордену император Павел Петрович. И реликвии перевёз в Россию.

– Но кольцо не никогда числилось среди этих реликвий.

– Это действительно странно, – согласился Полозов. – Василий Аркадьевич полагает, что кольцо может служить ключом к ещё более интригующим загадкам. Описаний – подробных описаний – кольца не существует, только разрозненные упоминания и свидетельство о том, что его изготовил сам Челлини.

– Челлини?! Да Господь с вами, Константин Иванович. Если это – в самом деле подлинная работа Челлини, то…

– Цена такой вещи, вероятно, миллионы, – тихо проговорил, качая головой, Полозов. – И дело совсем не в тайне, а именно что в деньгах.

– Важно и то, и другое, – подал голос молчавший доселе Мишима. – Тот, кто нападал, получил деньги. А заказчик – кольцо и доступ к тайне.

– Вы сказали – ключ, Константин Иванович? – Гурьев медленно поворачивал перед глазами рисунок кольца. – Ключ – в каком значении? Буквальном или переносном?

– Не знаю, – смутился моряк. – Я, признаться, както и не удосужился уточнить.

– Уточним завтра, – подытожил Мишима. – У нас впереди – торжественный вечер, и следует должным образом подготовиться.


Москва. Май 1928 | Наследники по прямой. Трилогия | Москва. Май 1928