home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Москва. Май 1928

– Ну что, Гур? Чтонибудь уже выяснили? – Ирина смотрела на него, и сердце её стучало тяжело и надсадно. Какой он сделался… чужой, подумала она. Чужой. Взрослый совсем. Решил уже всё. Решил и запечатал. Как же он так может? Что же это такое?!

Гурьев словно очнулся:

– Выяснили. Пока ничего утешительного. Ясно уже, что не бандиты это никакие.

– А… кто?!

– Догадайся, Ириша, – Гурьев нехорошо улыбнулся.

– Я не понимаю.

– И я не понимаю, – он вздохнул. – Ничего не понимаю, признаться. Такие сложности, такой шум. Зачем? Чего ради? Не понимаю.

– Что ты будешь делать?

– Разбираться дальше.

– Я не об этом, Гур. Ты ведь понимаешь, правда?

– Я не знаю, – он угрюмо посмотрел в окно. – Не знаю пока, Ира. Я не стану об этом думать, пока не выясню всё, что можно. Кто и зачем.

– А я?

– Документами на выезд один мой новый знакомый занимается. На следующей неделе ваши паспорта будут готовы.

– Как?!

– Обыкновенно, – Гурьев пожал плечами. – Это для тех, кто с парадного ходит, такие дела месяцами тянутся. А для своих, которые через задний двор шастают, всё очень быстро обтяпывается. Раздва – и в дамках. Пойдём, надо твоих родителей проинструктировать.

– Подожди. Ты ничего не хочешь мне сказать?

– Хочу, – кивнул Гурьев после некоторого раздумья. – Увези Константина Ивановича.

– Что?!

– Я хочу, чтобы ты расписалась с Константином Ивановичем и увезла его во Францию. Вы нужны мне – и ты, и он.

– Ты с ума сошёл, Гур. Это…

– Я никогда ни о чём не просил тебя, Ира. А теперь – прошу. Ради маминой памяти. Сделай это.

– Я не могу!

– Почему?

– Не знаю. Это всё… слишком неожиданно!

– Никаких сложностей не предвидится, Ириша, – мягко сказал Гурьев. – Обещаю. Не нужно никуда ходить, ничего говорить, нигде стоять. Все документы принесут домой, сюда, ко мне, с готовыми штампами. Единственное, чего я прошу – это твоего согласия.

– Фиктивный брак, – Ирина улыбнулась дрожащими губами. – Вот уж и предположить не могла, что ты способен на такие авантюры.

Я и сам ещё не знаю, на какие авантюры способен, подумал Гурьев. Но вслух сказал совсем другое:

– Это не авантюра, Ириша. Это просто – ещё одного человека спасти. Ему необходимо лечиться, а здесь это по целому ряду причин невозможно. Я перед ним в долгу. Если ты откажешься, я, разумеется, найду другой вариант. Но мне почемуто представляется, что ты не откажешься.

– Мама сойдёт с ума.

– Маму твою я беру на себя.

– Да. Пожалуй, ты единственный человек, способный с ней справиться.

– Так что?

– Боже мой, Гур… Я сделаю это. Только, пожалуйста, не заставляй меня ничего…

– Нет, – он улыбнулся. – Нет, Ириша. Всё будет хорошо, вот увидишь.

– У кого будет хорошо?! У тебя? У меня? У Константина Ивановича?!

– У вас у всех, – он склонил голову к левому плечу, – таким знакомым движением, что у Ирины помимо воли сами собой на глаза навернулись слёзы. – А если у вас, – это значит, и у меня. Потому что все вы – часть моего мира. Идём, Ириша, – и Гурьев, поднявшись, шагнул к девушке, спокойно и твёрдо беря её под руку.


Москва. Май 1928 | Наследники по прямой. Трилогия | Москва. Май 1928