home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Мероув Парк. Октябрь 1934 г

Несмотря на очевидный успех операции «Аваланш»,[236] настроение в каюткомпании было далеко не радостным: нелепая гибель короля Александра произвела на всех тяжёлое впечатление. Уже сделалось известным, что Карагеоргиевича предупреждали о готовящемся покушении и предлагали надеть под мундир панцирь. Более всех убивался генерал Матюшин, считавший себя в силах повлиять на ситуацию. Гурьев тоже был зол, как чёрт:

– Вы только посмотрите, что творится. Ему посылают лодку, а он…

– Яков Кириллович, да как же вы можете!..

– Забота о безопасности не может быть делом второстепенным, господа. А уж такое геройство и вовсе выглядит самой настоящей безответственностью, тем более – со стороны монарха, который собственному телу и здоровью не хозяин. Николай Саулович, господа, понимаю и разделяю ваши чувства. И даже «но» не говорю. Безумие какоето.

– Мне следовало заниматься именно этим вопросом, а не Андоррой, – генерал был безутешен. – Я сумел бы найти рычаги, както воздействовать, я же знаю людей в свите его величества! Господи, ну, как же так?!

– Вот это совершенно эмоционально объяснимая, однако с практической точки зрения абсолютно бессмысленная позиция, Николай Саулович. Сейчас необходимо сделать всё, что в наших силах и по возможности облегчить последствия этой трагедии. Сегодня мы скорбим и не говорим о делах, а третьего дня я хочу увидеть ваши соображения по поводу раскладки политических сил в Югославии, о перспективах русских учебных заведений, – как мы сможем им помочь в сложившейся ситуации. Пускать это на самотёк ни в коем случае нельзя. Теперь у нас есть Андорра, – которая без вашего, Николай Саулович, вмешательства, могла и не состояться столь гладко. Так что давайте не будем заламывать руки от отчаяния – есть, чем ответить, как говорится. Записок ровным почерком мне не нужно, доложите устно, подумаем вместе, а потом оформите это документообразно в качестве руководства к действию. – И добавил, чтобы сказанное не выглядело слишком уж откровенным приказом: – Договорились, Николай Саулович?

– Договорились, – вздохнул Матюшин, встречаясь с Гурьевым взглядом.

– Ну, Яков Кириллович… Ещё неизвестно, как с Андоррой всё повернётся!

– А вот как пожелаем, господа, так и повернётся. На повестке дня сейчас – банк, потому что срочно нужны деньги. На сегодняшний вечер объявляю всех свободными от службы в знак траура по православному монарху и рыцарю, а завтра – будьте любезны, – Гурьев прищурился. – Мы на войне, и происшедшее только подтверждает это. Посему – раскисать и расслабляться запрещаю. Есть ли у господ офицеров вопросы?

– Никак нет, Яков Кириллович, – вздохнул, отвечая за всех, Карташев. – Только просьба.

– Слушаю.

– Разделите с нами тризну, Яков Кириллович. Както без вас неуютно будет, ейбогу.

– Хорошо, – без улыбки кивнул Гурьев. И добавил, уже много мягче: – Спасибо, господа.


Лондон. Октябрь 1934 г | Наследники по прямой. Трилогия | Мероув Парк. Октябрь 1934 г