home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Хоккайдо. Май 1931 г

По прошествии первого года занятий у Гурьева появилось немного свободы. Но и это «немного» было гораздо больше, чем у остальных учеников Накадзимы. О причинах такого отношения он раздумывал не слишком часто. Все, в том числе и он сам, понимали, что Накадзима занимается с ним совершенно поособому. Ни с кем из учеников – и не только учеников, но и младших наставников – не проводил Хироёсисэнсэй столько времени, сколько с Гурьевым. Гурьева же это устраивало, как нельзя больше.

Свобода. Гурьев просто уходил в горы и подолгу оставался там, один на один с природой – воздухом, водой, деревьями, чудом удерживающих свои тела корнями на скалах. Здесь всё было другим, иным, чем дома, но ничего похожего на ностальгию он не ощущал. Он многое увидел и понял, отодвинувшись, обретя настоящее расстояние – и во времени, и в пространстве. Это было необходимо. Иначе – для чего он здесь?

С одной из таких вылазок Гурьев вернулся, неся за пазухой крошечный комочек серого пуха. Птенец свалился ему прямо в руки. Гурьев пытался отыскать гнездо, ползая по камням, но до темноты оставалось слишком мало времени – пора было обратно в замок, болтаться по горам во тьме Гурьеву не хотелось, тем более что узенький серп новой луны не обещал хорошего освещения. Птенец жалобно покачивал огромной головой с жёлтым клювом и закрытыми глазами и еле слышно попискивал.

– Эх ты, пичуга, – Гурьев вздохнул. – Ладно. Поехали. Вот сэнсэй обрадуется.

Накадзима, однако, не возразил. Гурьев придумал, как согревать птенца, и кормил его фаршем из мяса всякой мелкой живности, которая попадалась в силки, в изобилии расставленные в округе. И назвал маленького беркута Ранкаром.

Через два месяца Накадзима, увидев результат усилий Гурьева, покачал головой:

– Хочешь сделать из него ловчую птицу? Эта порода орлов своенравна. А ты – всётаки странный мальчишка. Чего ты пытаешься добиться?

– Пусть выживет и научится добывать себе пищу. Я не верю в случайности, сэнсэй. Раз он оказался там и тогда, где и я – значит, мы нужны друг другу.

– Вряд ли он выживет на свободе, – с сомнением проговорил Накадзима. – Он ходит за тобой, как цыплёнок.

– Посмотрим, – упрямо наклонил голову Гурьев.


Хоккайдо. Май 1930 г | Наследники по прямой. Трилогия | Хоккайдо. Август 1931 г