home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

   Мама вязала очередной свитер, одновременно Ленку обучая, как следует работать спицами по вязанию. Той, видимо, очень понравилось сам процесс вязания. Она, высунув изо рта кончик языка, за мамкой повторяла каждое движение спицей-крючком. А у меня от этой сценки всю душу воротило:

   - Ты, деточка, здесь приспусти крючком, а там поймай обе петельки...

   Прямо-таки поехало в мозгах. Я сразу же понял, что дивана мне не видать и Стругацких "Трудно быть богом" - не дочитать. Из нашей комнаты настала пора сваливать, а то моя мамка, умная женщина, через пару минут попросит меня, приготовить им двоим завтрак! Она-то прекрасно знала о том, что искусство готовить в меня забыли заложить, но Ленке, этой выдре, мамке ведь надо было бы показать, какой я у нее смирный и послушный мальчик. Принимая решение о бегстве, я резко развернулся и на ходу, именно в тот момент, когда мама начала открывать рот, чтобы мне предложить заняться готовкой завтрака для дам, сказал, что решил немного прогуляться во дворе.

   Я так и не дал мамке произнести этих страшных для настоящих мужчин слов, как был у двери комнаты и ее уже открывал. Но я привык иметь дело с одной мамкой, а Ленка была еще "terra incognito" для меня и я не сумел правильно просчитать быстроту реакции ее языка. Когда я уже переносил ногу через порог, то за моей спиной послышался ее ехидный голосок:

   - Вот так ведут себя мальчики, а не настоящие мужчины! Вместо того, чтобы поухаживать за мамой и гостьей, предложить им чашку чая, они бегут во двор поиграть в футбол!

   Я знал, что любая моя реакция на это девчоночье замечание, принесет мне одно лишь только внутреннее расстройство и головную боль. Поэтому сделал вид, что ничего не слышал, и решительно за собой прикрыл дверь комнаты. Но пошел не во двор, а на кухню, чтобы там одному помедитировать.

   Кухня в нашей трехкомнатной квартире была такой же замечательной, как и сама квартира в целом, если бы она не была заселена тремя разными семействами?! Самая маленькая комната, но целых восемнадцать квадратных метров, была у Чары, которую ребенком в Гражданскую войну вывезли из Испании. Самая лучшая комната в двадцать пять квадратных метров принадлежали двум цыганским сестрам, Татьяне и Тамаре. Я не знаю, каким образом, сестры осели в Москве и получили эту комнату, да и меня это совершенно не интересовало. Мне просто очень нравилась младшая сестренка Тамарка, которая была всего на два года старше меня. Она очень много со мной занималась цыганской магией, которую она называла "заклятой любовью". Мы с ней вместе и под различными углами знакомились с таинствами и рельефами ее девчоночьей фигуры в процессе этого обучения.

   Ну, а последнюю, девятнадцать с половиной квадратных метров, комнату занимала мама с двумя своими сыновьями, мною и моим братом. Сейчас, наверное, я много уже не помню, но могу с уверенностью сказать, что особо больших скандалов в нашей квартире никогда не было. Мамка умела разрулировать любые сложные ситуации. Чара, когда учила меня приемам испанской магии, моего брата Виктора эта же Чара почему-то учила испанскому языку, часто говорила мне о том, что Наталья Георгиевна является самой настоящей "el vorojeej" и во много раз превосходит ее по силе мощи своей магии. Я верил и одновременно не верил ее словам по этому поводу, просто в те времена я жил по принципу, день прошел и, слава богу! А о магии или каких-то там оккультных искусствах даже не думал, хотя к тому времени уже многому научился и у Чары, и у цыганки Тамарки.

   Блин, как только я думаю об этой цыганской красавице, так она сразу оказывается на кухне, чтобы начать там мыть пол, хотя каждый раз это была не ее очередь мыть этот чертов пол. Ну, вы понимаете, что из-за этого мытья пола никакой медитации у меня не получилось, когда, в какой угол кухни ты не бросишь взгляда, видишь только склонившаяся девчонку, которая мокрой тряпкой водила по полу кухни. Разумеется, все мое внимание привлекала не мокрая тряпка...

   Причем, когда нам с Тамаркой удавалось оставаться одними во всей квартире, а такое случалось раз в два месяца, то я мгновенно летел к ней в комнату и тут же принимался ее ласкать, обнимать и целовать. Мог с ней в процессе обучения цыганской магии делали все, чего любой мужчина от женщины пожелает, за исключением одного... последнего. По закону своего табора Тамара должна была выйти замуж невинной девушкой. Да и сама Тамара, беспрерывно целуя меня, каждый раз говорила, что ее основная задача научить меня магии любви. Если она не выдержит характера, станет полностью моей девушкой, то все ее уроки окажутся напрасными, а магия любви мне и ей станет совершенно неподвластной!

   Послышался щелчок замка двери нашей комнаты, а затем сердитый говор двух женских голосов. Это мамка выпроваживает из квартиры не получившуюся невесту Ленку Ельчанинову. Какая мать может простить даже будущей возможной снохе такое презрительное высказывание о своем любимом сыне. Вот Ленка и поплатилась, попав в список нежелательных гостей моей мамы. В этот момент Тамарка выпрямилась и с мокрой тряпкой в руках забилась в дальний угол кухни, она тоже почему-то страсть опасалась мамку, правда, иногда называла ее "мамой", мамка же почему-то позволяла ей себя так называть. Снова щелкнул замок двери нашей комнаты, мама вернулась к своему вязанию.

   А я схватил Тамарку и потащил ее в ее же комнату, мама за шесть лет нашего проживания в квартире ни единого раза туда, даже в гости не заходила. Но мы так и не успели прорваться в этот бастион разврата и любви, наш прорыв был перехвачен Чарой, неожиданно встретившей нас в коридоре. Она открыла дверь своей комнаты именно в тот момент, когда Тамарка, бросив на пол мокрую тряпку, переводила меня через порог своей комнаты, который ни один простой человек без помощи сестер не смог бы переступить. Некоторое время Чара понаблюдала за тем, как я свою руку судорожно и рывками вытаскивал из-под маечки Тамарки, а затем она тихо поинтересовалась, обращаясь к застенчиво, но радостно улыбающейся Тамарке:

   - Милочка, а зачем ты это все делаешь? Ведь если сегодня с ним ты не сможешь совладать, то не сможешь его остановить в нужную минуту!

   - Ну, и пусть! Чему быть, тому не миновать! - Огрызнулась Тамарка.

   - И шесть лет твоего непосильного труда, коту под хвост? Ты только посмотри на это чудовище в образе человека! Сейчас он ведь ни о чем не думает, ему бы только схватить тебя и завалить...

   - Это будет мгновение, но оно будет прекрасным! Оно сохранится в моей памяти до конца моей жизни!

   - Может быть, если в твоей жизни не появится другой мужчина... , а он, Тамарочка, обязательно появится. Иначе ты не разовьешься и не станешь настоящей "жрицей любви", чтобы повелевать своими мужчинами. Хватит препираться, девчонка, сегодня у тебя с этим мальчиком ничего не получится. А то ты, как только он от своей матери и этой новоявленной сучки освободился, так сразу же хватаешь грязную тряпку в руки и мчишься мыть пол на кухне, И сколько раз за сегодня ты помыла этот пол? Кажется, это было всего лишь три раза за один сегодняшний день.

   Чара так посмотрела на Тамарку, что та мгновенно скрылась за дверью своей комнаты. А затем испанка перевела взгляд на меня, чтобы осмотреть с головы до ног. Задержав свой взгляд на том месте, где мои брюки сильно оттопыривались и, укоризненно покачав головой, Чара тихо сказала:

   - Марк, сегодня ты ни на что не способен! Я имею в виду, что сегодня ты уже не способен думать и усердно работать головой. Мой тебе совет, никогда не крути любовь с цыганкой, это никого из нормальных мужиков до добра не доводило! В цыганской любви всегда много разговоров, много пафосного надрыва и крови. А иногда порой случался и трагедийный конец со смертоубийством героя любовника. Но и заниматься с тобой сегодня испанской магией, это тоже напрасная трата времени. Так что отправляйся во двор и немного там охолонись.

   Какой-то внутренний голос мне подсказал, что испанка Чара права, и что мне следует набраться смелости, спускаться вниз во двор.

   Двор был огромен, как и сам наш дом в десять этажей и в двадцать подъездов. Каменные стены этажей до неба и со всех четырех сторон окружали этот двор с детскими песочницами, клумбами цветов и гравийными тропинками переходами. Молодые мамаши со всего дома в этом дворе выгуливали своих новорожденных, они любили посидеть на лавочках, бесконечно работая языком, обмениваясь новостями со своими подружками, такими же молодыми, как они и сами, девчонками матерями. Только изредка эти недавно бывшие девчонки посматривали за тем, чем же именно занимаются их дети, но даже со стороны было хорошо заметно, что разговор с подругой их интересует гораздо больше.

   В этом дворе также имелось большое количество турников, на которых мальчишки могли бы подтягиваться и крутить солнце, игровые поля для игры в баскетбол, волейбол или минифутбол и даже каток с неснятыми стенами бортиков, хотя уже была середина мая. Но эти игровые поля почему-то очень строго охранялись железными сетками и навешенными громадными амбарными замками.

   В этом же дворе имелось большое количество таких же, как и я, сорванцов, которым после занятий в школе абсолютно было нечем заняться. Ребята, если и хотели заниматься спортом, то желали, прежде всего, сыграть в футбол или баскетбол, да и то ради того, чтобы убить свободное время. Но железные сетки, закрывающие от парней игровые поля, и повешенные на их ворота амбарные замки по распоряжению домуправа были непреодолимы. Всему миру с изначальных времен, но особенно их родителям ребят, было хорошо известно о том, что мальчишки четырнадцати и пятнадцати лет это, прежде всего, такой неугомонный народец, который постоянно и очень настойчиво ищет приключения на свою задницу.

   К этому я должен только добавить, что в большинстве случаев, эти поиски осуществляются довольно успешно!

   Я вышел из своего углового, пятого подъезда и осмотрелся вокруг. Было тепло, солнце по-летнему пригревало, уже не вспоминались недавно гремевшие апрельские морозы и сильные снегопады. Я перешел небольшую проезжую для автомобилей часть двора и легко перепрыгнул невысокий стальной заборчик из гнутых труб. Трава за заборчиком еще даже не принялась расти, так как десять лет с момента ввода нашего дома в эксплуатацию там землю никто не вскапывал. Но тетя Нюша из десятого подъезда тут же громко пробурчала о том, что за несносные пошли эти дети, которые не смотрят по ноги и все только топчут газоны и ломают ограду.

   Убеждать тетю Нюшу в чем-либо было совершенно бесполезным делом, она сразу же притворялась, что глухая. А на весь двор начинала орать, что это не двор, а заезжая конюшня для мужиков.

   Поэтому я вежливо притворился, что не слышал, о чем там тетя Нюша бурчала, и через клумбу двора направился в тот небольшой сектор двора, где собиралась наша пацанва. Было время обеда и большинство пацанов доедали еще второе блюдо и допивали компот из чернослива, а в кустах пристроились именно те ребята, которых я не особенно хотел и видеть. Здесь был Валерка, начинающий щипач-карманщик, который где-то нашел старого карманника рецидивиста, и тот сейчас обучал его своему воровскому ремеслу. Это был именно тот Валерка, о котором так интересовалась Ленка Ельчанинова. Но мне это парень не очень-то нравился, я с ним не водился, так мы изредка встречались и здоровались.

   Валерка поднял на меня глаза и внимательно посмотрел, как я подхожу и с парнями здороваюсь ударами кулаком об кулак. Эту причуду кто-то из наших пацанов высмотрел в каком-то западном фильме и перенес в нашу мальчишескую жизнь. Такой несколько необычайный процесс здоровканья нам очень понравился. Когда мои глаза встретились с глазами Валерки, то я ему просто кивнул головой, но руки не подал. Ну, не уважаю я этих воров, даже будущих воров! Мы кружочком сидели на камнях в разросшемся кустарнике, молчали, изредка перебрасываясь ничего не значащими словами, типа:

   - А Федька вчера Ваське морду набил!

   Если раскрывать всю подноготную этой фразы в целом, то эта история может потянуть на многотомный сентиментальный роман с вздохами и ахами, а если ее перевести на язык пацанов, то получается очень простое объяснение. Федька из седьмого подъезда позавчера нехорошим словом оскорбил младшую сестренку Васьки из тринадцатого подъезда. Почему-то ее "дурой" обозвал в присутствии всех ее лучших подруг. Если девчонка тебе нравится, то можешь ей признаваться в любви, но оскорблять на людях не имеешь права! Вот Ваське и пришлось вмешаться, за сестренку он пару раз кулаком ткнул Федьке в лицо. Федька не стал требовать реванша, что в свою очередь означало, что дело серьезное и сестренке Ваське придется самой разбираться в своих взаимоотношениях с Федькой.


предыдущая глава | Марк Ганеев - маг нашего времени | cледующая глава