home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

   Доктор Лакшми отошел от операционного стола, кроме меня, сейчас я выступал в роли его любимой ассистентки, у этого стола никого другого не было. Окровавленными руками в перчатках он достал пачку сигарет "Mallboro", крепкими зубами достал из пачки одну сигарету, с ожиданием в глазах посмотрел на меня. Если бы я только знал о том, что этот пакистанский доктор Лакшми, к тому же он является change smoker, то ни при каких обстоятельствах не стал бы с ним связываться. Он курил, когда снимал скальп с головы Володьки, когда сверлил ему черепЈ продолжал курить и тогда, когда пальцами в перчатках залезал Володьке в мозг. Каждый раз он меня заставлял, понимаете, не просил, а именно заставлял ему давать прикуривать. Зажигалки со мной, разумеется, не было, вот и приходило мне махать руками, высекая искры для прикуривания сигареты. Да и сейчас мне пришлось от него снова отмахиваться, чтобы конец его сигареты бы занялся бы алым огоньком.

   Он крошечное устройство, которое в сей момент пиликало во всю свою силы, призывая своих британских хозяев на помощь, положил на поднос и отошел к окну, покурить. Черт подери, как бы его не снял снайпер, ведь этот гад еще полностью не закончил своей работы. Осколок Володькиной черепушки все еще валялся на столе, а в его затылке зияло треугольное отверстие! Я все же понимал, что доктор Лакшми очень сильно устал, ведь он практически без какой-либо помощи в полном одиночестве проделал, которую обычно выполняет бригада врачей. Перекурив, доктор Лакшми окурок выбросил в окно, он снова побрел к операционному столу.

   Я же в этот момент лучами, исходившими из моих глаз, поджаривал эту вражескую горошину. Но эта сволочь свою работу уже сделала, Лондон по спутниковым связям уже выходил на Карачи и Пешавар в Пакистане, в телефонных переговорах обещая миллионы за то, чтобы пакистанцы без лишних вопросов проникли в дом по следующему адресу... и взяли бы там том, что им принадлежало и сейчас принадлежит. Никто и слова не произнес об опасности такой операции, считали нас чудаками не от мира сего. Ну, что за это будут наказаны другие, не сами британцы, но со временем и их очередь придет!

   Заранда мысленно подтвердила, что ее "черные перья" уже на месте, готовы встречать гостей!

   Доктор Лакшми делал последние стежки, пришивая Володькин скальп по месту! Теперь он не скоро вернется домой, может быть, лет через десять, а пока ему придется с нами попутешествовать телепортацией. В любую минуту здесь должны были появиться пакистанские разведчики. А мне еще предстояло сделать две вещи. Я вызвал Зелу и ей честно рассказал о том, что влюблен в нее по горло! Но в другой стране и в другой жизни у меня уже есть жена и ребенок! К ней я когда-нибудь обязательно вернусь, но это случится в другой жизни. Зела плакала, слушая меня, она ожидала примерно такого развития событий! Затем я подошел в девчонке, которая позавчера представилась мне доктором Зухрией, а на деле была пакистанской контрразведчицей.

   Сейчас Зухрия спала на кушетке, по-девчоночьи подложив руку под щеку. Я не хотел бы, чтобы она умерла под пулями своих товарищей, поэтому ее разбудил. Зухрия вздрогнула всем своим стройным телом, когда перед собой увидела бойца из своего спецназа "черные перья". Мне же пришлось переодеться и закрыть шлемом свое лицо от этой контрразведчицы, ведь она была способна запомнить черты моего лица!

   Некоторое время мы постояли друг напротив друга, Зухрия прилагала все свои силы, чтобы увидеть мое лицо или услышать мой голос, но не произнес ни единого слова. Когда я поднял обе руки над головой, то в комнате образовалось темпоральное поле, закружился энергетический вихрь, он захватил в сея Зухрию и унес ее с собой подальше от этого дома.

   Подойдя к окну, я увидел приближающуюся колонну автомашин с мигалками. Доктору Лакшми требовалось еще двадцать минут для того, чтобы окончательно завершить свою работу с головой капитана Тимакова. Потом ему потребуется еще десять минут для того, чтобы хорошенько упаковать раненого капитана для предстоящего путешествия телепортацией в один небольшой особняк Лозанны, Швейцария. Через месяц я к ним присоединюсь, чтобы с Володей переехать в Штаты. Супруги Вилкок уже покинули Пакистан и сейчас находятся по дороге в эти самые Штаты. А колонна с мигалками находилась слишком близко к нашему дома, ранее в котором располагался военный госпиталь.

   Я взял пулемет Мк 38, приладил его сошки к подоконнику, прицелился, длинной очередью в двадцать патронов прошелся по машинам с мигалками. Видимо, от полной неожиданности пулеметного обстрела колонна остановилась, прекратилось мигание мигалок. Но уже через полминуты грузовики с солдатами в кузовах начали разъезжаться по соседним улицам. Говоря военным языком, рассредоточиваться, чтобы, как можно быстрее, вступить с нами в силовой контакт. Я выпустил остаток пулеметной ленты по тому же самому месту, где в основном оставались легковые машины. С удивлением я наблюдал за полетом двух гранат, выпущенных из ручного гранатомета откуда-то с крыши нашего здания. Это бойцы Заранды догадались о том, что я хочу, как можно далее отсрочить наш контакт со спецназом противника, они это мое решение поддержали своими гранатами.

   В том месте от разрывов гранат и моего пулеметного обстрела вспыхнуло несколько пожаров. Я перезарядил свой пулемет и положил его на пол, а в руки взял снайперскую винтовку Драгунова. Через прицел принялся разглядывать, что же происходило на той улице, на которой я остановил колонну. Сразу же обратил внимание на большое количество полицейских, которые гражданских лиц убирали с открытых мест улицы. Ну, что ж я не мог запретить этим пакистанцам выполнять свой гражданский долг, спасая простых людей. Перевел визир прицела на другую толпу, в которой мелькали мундиры военных лиц. Я выбрал человека с полковничьими погонами, тщательно прицелился и нажал курок винтовки. Полковник взмахнул руками и ничком свалился на мостовую. Тут прогремел еще один выстрел и еще один человек в военном мундире оказался на земле!

   После второго выстрела эта улица опустела, гражданские и военные люди мгновенно догадались о том, что эта улица простреливается снайперами. Они тот же разбежались по соседним улицам, чтобы мимо своих глаз не пропустить такого замечательного и бесплатное шоу, как снайперы расстреливают армейских офицеров.

   Другие улицы из этого окна не просматривались, поэтому я решил перейти к другому окну, как вдруг услышал шаги и тяжелое дыхание человека. Повернув голову направо, я увидел доктора Лакшми, который с пачкой сигарет в руках шел к окну. Я сразу же обратил внимание на то, на его руках уже не было медицинских перчаток, что могло означать только одно, - операция, наконец-то, завершена! Тем временем доктор раскрыл створки окна и принялся жадно дышать полной грудью, ни на что, не обращая внимания. Действуя по наитию, в мгновение ока поставил перед ним защиту, стальной бронированный щит, практически в тоже мгновение в этот щит попали две пули и рикошетом ушли в сторону.

   Этот бронированный щит стал прямым доказательством того, что и на стороне противника имелись снайперы. Поэтому я подошел к доктору Лакшми и, взяв его за руку, как ребенка, повел к операционному столу. По дороге я начал разворачивать темпоральное поле и раскручивать энергетический вихрь. Когда доктор Лакшми и капитан Тимаков скрылись от моих глаз в энергетическом вихре, то я резким махом руки отправил его в телепортационный прыжок. Все моя работа на этом пока закончилась, теперь мне оставалось сделать так, чтобы Заранда вместе со своими бойцами незамеченной исчезла бы из этого здания.

   В этот момент я обратил внимание на то, как сильно ухудшилась обстановка в операционной. В ней стоял самый настоящий полусумрак от тут и там вспыхивающих и гаснущих пожаров! Стекла в окнах помещения сплошь и рядом были разбиты! Стены помещения были прямо и вкось исчерчены следами рикошетов от пуль. В этот момент с улицы влетела граната, которая со свистом разорвалась, воткнувшись в противоположную стену. Мой пулемет Мк 48, по-прежнему, стоял у окна, из которого я обстреливал прибывавшую колонну и армейцев на улице. Теперь я не смог бы до него добежать, снайперская винтовка бесследно исчезла, я ее мог по ошибке отправить в Швейцарию.

   В кобуре у меня еще оставался пистолет Стечкина и нож десантника на поясе. Но ими, особенно ножом, я не умел пользоваться, поэтому мне уже следовало подумать о том, как можно быстрее бежать отсюда! В мысленном диапазон я вызвал Заранду, она мгновенно ответила мне на вызов.

   - Кяфир, почему ты так долго молчал? Я тебя несколько раз вызывала, но ты не отвечал на мои вызовы! А теперь, кажется, упущен момент, когда наша команда могла бы оставить этот дом, а сейчас мы очень плотно окружены. Все пути к отходу перерезаны местным спецназом.

   - Не беспокойся об этих путях, Заранда. В мире существуют и другие возможности исчезнуть с места боя, не оставив следов! Только для этого нам нужно всем вместе встретиться! Куда мне подойти, чтобы увидеть вас всех?

   - Понимаешь, местные парни уже прорвались в подвал этого здания. Оттуда они нас поджимают очень сильным огнем автоматического оружия. Нам остается один только путь к отступлению, это подниматься на верхние этажи здания!

   - Хорошо, Заранда, мы встретимся на последнем этаже! Там имеется одна большая комната, она была операционной. Вы сразу же догадаетесь о предназначении этой комнаты, когда в ней окажетесь. В ней мы и встретимся, я буду ждать вас, вместе мы отправимся в небольшое путешествие, где нас никто не будет искать.

   В этот момент с крыши здания спустились три бойца, на которых были комбинезоны, разгрузки аналогичные тем, что были и на мне. Только у них на головах не было шлемов, а их лица были открыты. Один из парней увидел мой пулемет, стоявший на полу у окна, не торопясь он направился к нему. Видимо, этот пулемет ему очень понравился. Отступать мне было некуда, скоро здесь должны были появиться бойцы Заранды, значит, любой ценой я должен был нейтрализовать этих троих парней местного спецназа. Но я прекрасно знал, что живыми они не сдадутся в плен, а убивать их мне не хотелось.

   - Это не твой, а мой пулемет! Тебе его лучше не касаться!

   Произнеся эти слова, я спокойно поднялся на ноги и вслед за тем парнем направился к пулемету. Двое его товарищей хотели меня попросту пристрелить, но так и не смогли двинуть рукой или ногой. Я пока оставил им возможность наблюдать за тем, что сейчас будет происходить с их товарищем. А первый парень оказался до невозможности ловок и гибок. Чтобы уйти из-под огня моего оружия, он распластался на полу, а потом птицей взлетел к потолку, выворачивая себе руки автоматом HK G36K Кехлера и Коха, чтобы очередью покончить со мной. В какой-то момент я почувствовал, что этот парень быстротой своей реакции, может выйти из-под моего контроля. Я и его обездвижил, он так своим лицом вниз свалился на пол, падать ему пришлось, чуть ли не от самого потолка, поэтому он сильно разбил себе лицо.

   Меня удивило одно очень интересное обстоятельство, лица трех этих парней были бритыми, никаких тебе пуштунских бород или усов. Поэтому из кармана я достал чистый носовой платок, им начал вытирать кровь, текущую из носа парня, свалившегося с потолка. По моему, это было наиболее самое унижение, которое я мог бы нанести какому-либо бойцу спецназа. Я сознательно пошел на это, чтобы ослабить блокаду головного мозга, которая в этот момент наличествовала в головах этих троих странных парней. От полного бессилия и невозможности достойным образом ответить на оскорбление, у безусого парня в глазах появились слезы. Тогда я мысленным щупом скользнул ему в сознание. С большим трудом мне удалось преодолеть искусственную преграду, проникнуть в его сознание. Все тут же встало на свои места, передо мной были не "черные перья", а британские солдаты 21-го полка специальной авиадесантной службы сухопутных войск Великобритании. Или попросту передо мной были солдаты всемирно известного британского САСа. Я не стал терять времени на то, чтобы у них выяснить, почему они воюют на территории Пакистана, а поступил с ними не очень хорошо, отправив их без оружия к Захид Хану.

   Подняв пулемет с пола, я начал обстреливать круши соседних домов короткими пулеметными очередями, переходя от одного окна к другому. В этом момент в помещение одним за другим начали появляться бойцы Заранды. У меня глаза полезли на лоб, когда я увидел, что среди бойцов не было ни одного мужчины... Все они были девчонками с автоматами в руках!


предыдущая глава | Марк Ганеев - маг нашего времени | cледующая глава