home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

   Американский драндулет, под названием олдсмобиль "Де-Дион" производства 1941 года, ехал по Национальному шоссе в направлении на Пешавар. На фоне всего остального транспорта, который встречался на этой магистрали, этот автомобиль выглядел настоящим королем! Несмотря на свой весьма почтенный возраст, он прямо-таки летел по дороге со скоростью сто двадцать километров в час, легко обгоняя автомобили других марок и брендов, производства последних лет. За рулем этого драндулета сидел сикх, мужик лет сорока. Этакий красавчик с томным взглядом карих глаз, мужчина с большими и до остроты рапиры напомаженными и вытянутыми усами. Опять-таки у него была шикарную и черной лопатой борода, каждый волосок которой был тщательно ухожен, много раз расчесан и уложен.

   Этого пакистанского сикха звали Бенджамин Вилкок, ранее он служил в индийских танковых войсках, дослужился до звания субедара и со временем с хорошей пенсией ушел в отставку. Он тут же женился на богатой пакистанке, переехал на постоянное место жительство к своей супруге в Пешавар. Там он, супруга, разумеется, нарожал трех сыновей и двух дочерей, он жил в полном достатке в своем собственном особняке. Но Бенджамин по своему характеру всегда был и по сию пору оставался настоящим человеком непоседой. Господин Вилкок не любил подолгу и без дела сидеть на одном месте, в частности, скажем, дома, заниматься домашними делами, которые честно, по-мужски, как и воспитание детей, возложил на плечи своей супруги.

   Каким-то непонятным образом на стороне этот сикх нашел контакты с индийской внешней разведкой и первым главным управлением КГБ СССР, подписал с ними контракты на выполнение отдельных заданий и поручений. Одним словом, этот пакистанский гражданин индийского происхождения и по национальности сикх, нашел себе солидный дополнительный заработок на стороне, и приключения на свой зад. Надо отметить, что вот уже в течение нескольких лет он успешно работал то на ту, то на другую стороны, а то на обе сразу, не повалив при этом ни единого задания.

   Юрий Владимирович лично мне дал его телефон и адрес, не забыв подчеркнуть, что этот человек будет только моим контактом. Словом Бенджамин Вилкок не удивился моему звонку и, встретив меня в условленном месте, он бросился помогать мне тело капитана Тимакова, все еще находившегося без сознания, уложить на широкое заднее сиденье своего шикарного лимузина. Когда мы успешно завершили это дело, то Бенджамин сел за руль и вопросительно посмотрел на меня.

   К этому времени, благодаря помощи одного из воинов пуштунов Захида Хана, я уже свободно владел фарси и пушту, поэтому на фарси попытался ему объяснить свою проблему. Раненому капитану Советской Армии требовалась срочная медицинская помощь, нужно было разыскать врача, который согласился бы негласно осмотреть Володьку, оказать ему первую медицинскую помощь. Этот врач должен был бы капитана Тимакова поставить на ноги, чтобы позднее я мог бы вместе с ним выбраться из Пакистана, добраться до родных пенатов, не привлекая внимания к себе посторонних и очень любопытных лиц!

   Бенджамин мгновенно вник в суть моих проблем, он тут же заявил о том, что жизнь прекрасна, и широким жестом руки пригласил меня занять сиденье рядом с ним. Когда я уже совсем был готов расположиться на пассажирском сиденье справа от него, в Пакистане левостороннее движение, то парень вдруг звонко шлепнул себя по лбу ладонью своей руки и заявил:

   - Нет, сахиб! Нет, вы не можете оставаться европейцем в такой восточной стране, как Пакистан! Вы сразу же своим лицом и манерой поведения бросаетесь всем в глаза, если останетесь в этой одежде. Вам обязательно, сахиб, нужно переодеться в нашу, пакистанскую одежду, чтобы выглядеть, как пакистанец, тогда мы можем ехать в Пешавар, чтобы вплотную заняться лечением вашего раненого друга!

   Далее Бенджамин Вилкок повел себя, как профессиональный московский таксист. Он привозил меня в самые богатые бутики этого провинциального и пограничного городка, где мы закупали одежду оптовыми партиями. В одном скромной бутике меня переодели, чуть ли не по часу подбирая отдельные предметы моей одежды. Неожиданно для самого себя с вдруг превратился в пакистанца, несколько щеголеватого и моложавого сотрудника пакистанского банка. Все было прекрасно, как заявил Бенджамин, только, к моему великому сожалению, на закупку пакистанской одежды ушли все мои наличные доллары. Таким образом, к моим проблемам добавилась еще одна небольшая проблемка, любой ценой и в самое ближайшее время достать достаточное большое количество наличных денег, чтобы было бы, на что выбираться из Пакистана.

   Но прежде чем покидать эту страну, мне нужно было бы найти и вертолет капитана Тимакова, Юрий Владимирович Андропов запретил мне покидать этот регион, пока не будет окончательно выяснена судьба пропавшего вертолета "Черная Акула".

   Обсудив с Бенджамином эти вопросы, получив от него обещание в том, что все будет хорошо, я сел на пассажирское место шикарного олдсмобиля "Де-Дион", который тут же тронулся с места. Автомобиль быстро набирал скорость, стрелка спидометра стремительно полетела вправо, пока не остановилась на отметке 80 миль в час, по-нашему, это где-то под сто километров в час. Такую скорость Бенджамин держал, когда мы ехали по горной, совсем разбитой, ухаб на ухабе, дороге. Автомобиль, летя на такой высокой скорости, все время постоянно и, как мне казалось, опасно поскрипывал, иногда он днищем с размаху ударялся об очередной ухаб, но почему-то не рассыпался. Вскоре показался пакистанский городок Джамрюк, расположенный в горном хребте Сафедкох Хайберского прохода. Все это время Бенджамин выжимал педаль акселератора до автомобильного коврика, при этом он совсем не смотрел на дорогу, а почему-то поглядывал на меня!

   Я же сидел на пассажирском сиденье, рядом с водителем, мечтая о ремнях безопасности, которые для этой машины еще не были предусмотрены! Руками и ногами я цеплялся за все, что угодно, желая только одного, удержаться на своем сидение, не вылететь бы головой вперед через ветровое окно. Особенно мне плохо становилось, когда автомобиль, не снижая скорости, шел на поворот или крутой вираж. А таких моментов случались довольно часто, ведь мы ехали по горной дороге! Мне особенно не нравилось, когда оба колеса автомобиля по моей стороне вдруг зависали над бездной, не соприкасаясь с дорогой, в тот момент, когда Бенджамин от упора до упора крутил свое рулевое колесо! Слава богу, на особенно крутом вираже, когда я был готов заорать дурным голосом, умоляя Бенджамина снизить скорость, на моих плечах вдруг застегнулись мощные ремни безопасности истребителя МИГ129. Человеческий страх - это великое дело, он и магию заставляет работать соответствующим образом!

   Мы остановились на въезде в горный городок Джамрюк, Бенджамин попросил меня выйти из автомобиля, что я сделал после краткой борьбы с ремнями безопасности, забыл, как их можно было бы расстегнуть. Сколько бы я не хлопал ладонями по каким-либо металлическим частям этой конструкции, у меня ничего не получалось. Пока я не додумался о том, чтобы спокойно подумать, что эти ремни мне сейчас пока не нужны, магия тут же сработала, ремни расстегнулись, а я на дрожащих ногах выполз наружу из автомобиля. С мной все было в норме, но после такой сумасшедшей езды по крутой горной дороге меня почему-то бил озноб в сорокоградусную жару, стоявшую на улице в это время дня.

   Бенджамин же вместо того, что внимательно осмотреть свой автомобиль, почему-то принялся осматриваться меня. Обходя меня со всех сторон, он приговаривал:

   - На агента КГБ Советского Союза ты очень похож, на разведчика ГРУ сильно смахиваешь! На агента ЦРУ или Моссада похож, только нос и скулы надо бы слегка изменить, сделать их более острыми! Но вот на пакистанца или на индийца ты совершенно не похож, слишком светлая кожа, короткая прическа, а главное нет тюрбана на голове и редкой бороды на подбородке! Слушай, Марк, но тебе следует поработать над своей личностью, изменить ее так, чтобы твоя новая одежда выглядела бы на тебе родной и повседневной. Она должна всем, кто бы на нее не посмотрел, говорить о том, что ты пакистанец, а не какой-то там переодетый шпион европеец!

   Я долго бился над своим новым образом, всеми силами стараясь изменить черты лица, но у меня, не смотря на даваемые Бенджамином дельные советы, ничего не получалось. В конце концов, мне вся эта возня так надоела, что я решил попросту стать Захид Ханом, ну не таким уж, как он стариком, а несколько более молодым человеком. И вы знаете, такая метаморфоза с моим лицом и телом мгновенно осуществилась. Бенджамин несколько испуганно посмотрел на меня, затем церемонно склонился в поясе и произнес на фарси:

   - Почтенный Марк Хан, позвольте вас приветствовать на земле Пакистана!

   В этот момент по дороге проезжал очередной патруль пакистанской армии, пять автоматчиков и снайпер под командованием хавидара на большом Виллисе-Джипе. Я уже давно заметил и обратил свое внимание на этот патруль, так как до его появления в моих ушах вдруг появился какой-то странный пульсирующий шум. До появления патруля по дороге прошли два автобуса, которые собой представляли настоящее произведение искусства, их бы в Третьяковку или в Карнеги Холле выставить. К тому же автобусы были так заполнены пассажирами, что мне показалось, что он вот-вот развалятся из-за внутреннего давления! Прошел также и небольшой караван из нескольких грузовиков под охраной то ли банды, то ли организованной охраны из группы автоматчиков.

   Так вот армейский патруль первым делом занялся караваном грузовиков, он остановил и принялся их тщательно досматривать. Пока патрульные осматривали и обыскивали груз в кузовах грузовиков, причем, они, не стесняясь, забирали себе наиболее интересные вещи и предметы из своего досмотренного груза. Их же командир, хавигар, выстроил в шеренгу охрану каравана, принялся осматривать их оружие, причем, он делал это с большим знанием дела. Одним словом, ограбление каравана продолжалось именно столько времени, сколько командир патрульных осматривал оружие охранников, не забывая при этом делать им какие-то замечания. Затем состоялся краткий разговор старшего сержанта с каким-то маленьким, но очень упитанным пакистанцем, видимо, купцом, владельцем этого каравана. Это упитанный пакистанец часто кланялся и радостно улыбался, искренне радуясь тому, что на его караван обратил внимание такой уважаемый армейский патруль.

   Разговор двух сторон завершился взаимным рукопожатием, а затем патруль продолжил патрулирование дороги, проходившей вблизи афганской границы. В тот момент, когда хавигар завершил подсчет полученной взятки за провоз через границу контрабандного товара, а пачку заработанных честным трудом денег засовывал в нагрудный карман, то его взгляд совершенно случайно упал на американскую тачку моего Бенджамина. Пульсирующий звук в моих ушах достиг своего максимума. В тот момент мне захотелось закричать Бенджамину, чтобы он не разгибался и не поворачивался бы лицом к проезжающему мимо патрулю пакистанской армии. Но я так и не успел этого сделать, меня подвела медленность голосового общения. Бенджамин не знал, еще не был мною обучен дару мыслеречи, а я не успел произнести голосом требуемую фразу, как мой сикх выпрямился и посмотрел на приближающийся армейский патруль.

   Командир патруля, хавигар, мгновенно отреагировал на эту стратегическую ошибку Бенджамина. Он поднял вверх указательный палец правой руки вверх, Виллис-Джип мгновенно остановился. С него на дорогу спрыгнули четыре автоматчика и, не снимая автоматов с плечевых ремней, они вольной походкой направились к задним дверцам олдсмобиля "Де-Дион" для пограничного досмотра и последующего ограбления. Хавигар остался на своем сиденье, пальчиком поманив к себе Бенджамина. Тот с безнадежной обреченностью посмотрел на меня, почему-то развел руками в стороны, а затем тронулся с места, особо не торопясь, отправляясь к пакистанскому унтер-офицеру. Из поведения Бенджамина мне стало понятным, что мой сопровождающий пока еще не знал, как ему себя вести в данной ситуации.

   Тем временем автоматчики, не обращая на меня никакого внимания, подошли к нашему ветерану автомобильных дорог, а один из них даже взялся за ручку двери, попытался ее открыть. Незадолго до этого, действуя по наитию, я заблокировал все четыре автомобильные дверцы. В душе я надеялся на то, что пакистанские солдаты образованные и цивилизованные люди, убедившись в том, что двери автомобиля заблокированы, то они не не станут его силой вскрывать. Вы же понимаете, что на заднем сиденье "Де-Диона" в бессознательном состоянии находился капитан Тимаков! Если армейский патруль его обнаружит, то они начнут задавать вопросы, на которые мы и сами не знали ответов.

   Пакистанские автоматчики, убедившись в том, что все дверцы нашего автомобиля действительно заблокированы, на каком-то своем и непонятном мне языке начали перекрикиваться со своим командиром. Но тот в этот момент был занят переговорами с Бенджамином! Я щелкнул своими пальчиками, благодаря чему две тысячи долларов фальшивыми банкнотами возникли в одной руке Бенджамина. Этой магической метаморфозой я хотел поддержать позицию своего сикха на переговорах с пакистанским армейским патрулем. Пакистанский хавигар, увидев доллары в руках сикха, тут же сменил гнев на милость. Первым делом он тщательно пересчитал фальшивые доллары, а затем принялся их укладывать в свой необъемный нагрудный карман. Обстановка начала приходить в норму, по крайней мере пересчет денег велся в полной тишине.

   Но жадность людская не ведает границ, к тому же она, как, оказывается, имеет интернациональные корни!

   В тот момент хавигар вдруг пошевелил своими мозгами, он собирался отдать приказ своим патрульным о передислоцировании к другой цели. Иными словами, армейский патруль должен был тронуться в путь дорогу для поиска новых встреч. Но черт его подери, именно в тот момент в этой его тупой башке вдруг появилась мысль о том, что его обманули. Что в таком шикарном автомобиле должны были быть еще деньги! Хавигар совсем уж собрался отдать приказ своим напарникам, тщательно осмотреть автомобиль, изъять из него все, что было не изъято?!

   На этот раз я реагировал на опережение, так и не позволил автоматчикам прикладами своих автоматов попортить запертые дверцы "Де-Диона". Простым и безнадежным махом руки я их телепортировал в гости к Захиду Хану. А затем и хавигара вместе с его виллисом отправил в горы, чтобы там он лично предстал бы перед моим знакомым вождем пуштунов.


предыдущая глава | Марк Ганеев - маг нашего времени | cледующая глава