home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

   Как-то получилось так, что Полковник и Фельдфебель взяли на себя, отодвинув меня на второй план, решение вопросов по вызволению из британского плена капитана Володю Тимакова. С разрешения деревенских аксакалов в наше распоряжение передали тот каменный дом аула, в котором проходили наши переговоры. Мы тут же в этом помещение развернули свой оперативный штаб, заставив помещение различной аппаратурой. По спутниковым каналам радисты вышли на связь с Москвой, установив постоянный радиоканал. Полковник и Фельдфебель первую половину дня просидели над топографическими картами, изучая снимки из космоса по месторасположению горного аула, в котором находился наш раненый вертолетчик. Наблюдая за работой своих товарищей со стороны, я видел, что с каждым проработанным вопросом их лица все более и более вытягивались и темнели. Настроение у них падало, они уже меньше разговаривали. Становилось понятным, что работа у этих парней явно не клеилась.

   Когда Полковник посмотрел в мою сторону, одного этого взгляда мне хватило на то, чтобы я узнал самую ужасную новость в своей жизни. Что мы не имеем возможности спасти капитана Владимира Тимакова. Тот аул, где его сейчас содержали, находился так высоко в горах, что к нему невозможно было подняться горной тропинкой или пройти по горной дороге. Снимки из космоса отчетливо показывали, что этот аул огражден скальными утесами, по которым не мог бы взобраться ни один скалолаз, ни один альпинист.

   Полковник хотел, чтобы все наши ребята в обязательном порядке ознакомились бы с проделанной ими работой. Его интересовало, не могли бы наши ребята предложить чего-нибудь новенького для преодоления этих горных скальных вершин. На мой мысленный вопрос, что случится, если мы не найдем решения по преодолению этих горных препятствий, Полковник, морщась, ответил:

   - Майор, пока я не знаю ответа на этот твой вопрос! Прежде всего, нам нужно выяснить, что мы можем, или что мы не можем сделать в этой или в другой ситуации. Я же не господь бог, чтобы решать подобные проблемы.

   Должен вам сказать, что мне очень не понравился такой ответ Полковника, раньше от этого человека я ничего подобного не слышал!

   Монета тут же предложил, захватить тот британский вертолет, которым Тимакова будут эвакуировать из аула, на нем слетать в аул, устроить там тартарам, забрать вертолетчика. Я же в это время продолжал внимательно один за другим рассматривать фотоснимки этого аула и прилегающей к нему местности. Одновременно я прислушивался к разговору парней. Полковник на пальцах объяснил Монете невозможность захвата британского вертолета при его вылете, так как сейчас он находится на палубе британского вертолетоносца. Как бы мы этого не хотели, но подобраться к нему мы не сможем! Другие парни предложили захватить поблизости любой другой вертолет и нам нем штурмовать горные вершины. Когда Полковник начал в деталях парням объяснять работу авиационных опознавателей "свой - чужой", то я отключился от этого общего разговора, углубившись в свои собственные размышления.

   Мое внимание привлек один фотоснимок, на котором отображался овечий загон, расположенный на окраине того высотного аула. Это было пологое место, на котором паслась отара овец голов в пятьдесят, видимо, все овцы принадлежали дехканам этого аула. Место выгона овец было огорожено солидными деревянными брусьями, а не каким-то там плетнем из ветвей деревьев. К тому же это было единственное место во всем ауле, куда бы мог сесть британский вертолет. Я вдруг вспомнил о девочке с мороженным, встреча с которой по времени совпала с моей встречей с Николай Николаевичем Гольским. Это воспоминание вдруг сменилось воспоминание о былых временах, когда я еще мальцом посещал уроки магии испанки Мерседес. Тогда мы с ней проходили магическую телерепортацию, а мне так нравилось скачками переноситься из одной комнаты ее квартиры в другую, что Мерседес пыталась остановить эти мои дикие прыжки, предостерегая:

   - Марк, прекрати носиться из комнаты в комнату. Ты пока еще неопытный маг и телепат. Можешь наделать немало ошибок. Ведь, телерепортацией можно перенестись так далеко, что не сможешь найти обратной дороги. Кстати, основное правило телепортации состоит в том, что ты обязан знать место, куда собираешься перенестись!

   В этот момент я почувствовал какое-то движение справа от меня.

   Осторожно скосив глаза в ту сторону, я увидел Захид Хана, который только что вернулся в помещение, а сейчас устраивался на подушках, подбивая их под себя и свои бока. Пуштунский Вождь доброжелательно кивнул мне головой, приветствуя меня, а затем веками прикрыл свои глаза, как бы приглашая меня пообщаться с ним в мысленном диапазоне. Ребята же в этот момент продолжали выдвигать один за другим фантастические проекты спасения вертолетчика, но все они были слишком оторваны от действительности, в которой сейчас мы находились.

   - Почему ты, малыш, молчишь! Не говоришь своим товарищам о существовании магической телерепортации! Ведь одним усилием воли ты можешь всю свою группу перебросить в тот горный аул.

   - Захид, но еще я никогда не занимался этой групповой телерепортацией. Одно дело, когда прыгаешь ты один, и совсем другое дело, когда вместе с тобой прыгают друзья! Представляешь, что может случиться, если вдруг погибнут мои боевые товарищи. Я себе этого никогда не смогу простить!

   - А ты не думаешь, Марк, о том, что сейчас идет война! Сегодня твоя страна воюет, правда, не совсем за демократические нормы, но она все же воюет и практически каждый день несет потери. Она может навсегда потерять и такого опытного вертолетчика, как капитан Тимаков, если твои товарищи сегодня ночью не пойдут в бой во имя спасения его жизни! Такой бой не состоится, если ты, Марк, им не поможешь, добраться до этого аула. Я же вчера вечером специально тебе об этом горном ауле рассказывал, говорил о том, что он расположен так высоко в горах, куда ни один человек добраться не сможет. Упоминал о телепатии! Так что ты еще раз подумай и реши, будешь или не будешь помогать своим товарищам, освобождать своего же друга капитана Тимакова!

   - Но я же ни разу в жизни не телепортировал других людей, да еще с оружием, из одной точки в другие, только несколько в детстве и в юношестве баловался этим делом. Он опять-таки делал это только с самим собой!

   Но ведь у тебя получалось! И неплохо получалась это проклятая телепортация. Ты ведь прыгал из одной комнаты в другую, а также совершал прыжки на расстояния в несколько десятков километров. Ты же втроем телепортировался из одного места в другое, тогда ты почему-то не думал о трагической стороне такого эксперимента. Так что я верю в то, что телепортация у тебя, наверняка получится. Ты сможешь перенести парней и на вершину той горы, где расположен аул. Причем, мы поступим следующим образом, первоначально ты со своей командой перенесешься в аул, на тот овечий выпас. А затем вызовешь к себе моих молодых пуштунов. Они помогут вам договориться с местными дехканами, чтобы те не оказали бы вам сопротивления до последнего человека. Мы, пуштуны, тоже должны думать и заботиться о сохранении нашего молодого поколения. Лишняя кровь нам не нужна!

   Ошеломленный этим разговором, особенно меня поразил тот факт, что Захид Хан так детально знает мое прошлое, я задумался и не заметил, как Захид Хан поднялся на ноги и со своей снайперской винтовкой в руках покинул помещение. Приняв окончательное решение, я поднял голову и своими глазами обвел помещение, в котором наши ребята все еще продолжали бурно обсуждать любую нашу возможность взобраться на неприступную вершину горы. Но сейчас обсуждаемые ими проекты носили чисто фантастический характер, они не имели отношения к нашей реальности. Случайно мой взгляд пересекся с взглядом Полковника, я сразу же обратил внимание на тот факт, что в его глазах, в отличие от ребят, не было ни единой смешинки.

   - Ну, что, Майор, осознал серьезность ситуации, в которой мы сейчас оказались. Я должен отменить приказ на боевое задание, прекрасно осознавая, что тем самым подписываю смертный приговор капитану Тимакову! Ну, ты сейчас собираешься мне предложить нечто неординарное, и тогда мы сможем выполнить наше задание! Мне не придется отменять это задание! Я всегда, Майор, знал о том, что ты парень со своими причудами, что от тебя всегда нужно ждать самого неожиданного решения. Так что, парень, поторопись, выкладывай свои задумки!

   Когда я закончил свой рассказ, а затем посмотрел в глаза Полковнику, то сразу догадался о том, что он мне ни йоту не поверил.

   Мне совершенно не хотелось светиться в глазах своих товарищей человеком не от мира сего, поэтому этот наш разговор я решил провести вне четырех стен помещения, где наши парни все еще продолжали обсуждать способы подъема на неприступную скалу. Я с Полковником вышел на улицу, мы немного по ней прошлись и остановились в том месте, где эта дорога начинала крутой спуск в долину, расположенную между четырьмя горными вершинами. Остановились в сотне шагов от последнего дома аула, на этом самом крутом спуске, откуда мы заранее увидели бы любого приближающегося к нам человека. Мне потребовалось несколько секунд для того, чтобы Полковника ввести в курс дела, рассказать ему о телепортации.

   Сначала Полковник очень внимательно меня слушал, но вскоре в его глазах загорелись веселые зайчики, не очень хороший, признаюсь вам, первый признак того, что тебе не верят. А к концу моего рассказа Полковник попросту смеялся надо мной. Нет, внешне он оставался собранным, улыбка не касалась его губ, ну а вот его глаза смеялись так, что мне стало стыдно, что я его отрываю от дела.

   В этот момент в наших головах одновременно послышался тихий и спокойный голос Захид Хана:

   - Ну, что, Марк, твой командир не верит в твои чрезвычайные способности!

   - Не верю, отец! Конечно, не верю в то, что в нашем мире может существовать такой человек, который одной силой воли может целое отделение солдат при полном вооружении перенести на немыслимо дальнее расстояние! Тогда всем войнам наступил бы конец, если бы такие люди на нашем бы свете существовали! Они бы попросту уничтожили всех поджигателей войн! И точка, тогда бы мы не гонялись друг за другом с винтовками в руках!

   - Одним словом, Полковник, ты не поверил Марку в том, что он усилием воли способен всех бойцов твоей диверсионной группы перенести к высотному аулу, где сейчас находится раненый капитан Тимаков?! Ну, что ж, Полковник, ты в полном праве верить или не верить, доверить или не доверять бойцам своей группы!

   - Извини, старик, но я ни слова не говорил о том, что не доверяю Марку! Я этому парню полностью и во всем доверяю, Захид Хан! И вообще ты, старик, не должен лезть во взаимоотношения командира с членами своей группы, это прерогатива...

   - Не спеши, не спеши, Полковник, обвинять меня в том, чего я даже не помышлял! Давай, мы с тобой поначалу разберемся с первым положением - можно или нельзя верить словам Марка! А уж затем, если в том возникнет дальнейшая необходимость, займемся и другими спорными вопросами! Итак, Полковник, ты не поверил словам Марка о том, что он способен усилием своей воли телепортировать вашу группу к месту развития дальнейших событий, в норный аул? Хочу только к этим словам добавить следующее, поэтому сейчас ты, Полковник, не готов своих парней отправить на верную гибель! Пожалуйста, господин полковник Кантемиров, дай частный ответ на этот вопрос!

   Полковник задумался, при этом он старался избегать взгляда моих глаз. По его поведению не трудно было догадаться о том, каким будет его ответ на только что заданный вопрос старика пуштуна, Захид Хана. Сам же Захид уже стоял рядом с нами, мне казалось, что он к чему-то прислушивался в этот момент. Время от времени он утвердительно кивал головой невидимому и неосязаемому собеседнику, на меня и Полковника он сейчас решительно не обращал внимания.

   Наконец-то, Полковник ожил, он так же тихо и, не смотря в мою сторону, произнес:

   - Да, это так, старик!

   Захид Хан, услышав ответ, никак не изменил своего поведения. Я бы попросту сказал бы, что старый пуштун ни огорчился, ни обрадовался словам Полковника.

   - Ну, что ж, полковник Геннадий Кантемиров, ты дал честный ответ на поставленный вопрос. С этого момента ни ты, ни твоя группа бойцов не будет принимать участия в следующем этапе работы по освобождению капитана Тимакова. Прошу сообщить в Москву о принятом тобой решении.

   Затем Захид повернулся ко мне и сказал:

   - Ну, что ж, малыш, теперь ты переходишь в мое распоряжение. Вместо группы полковника Кантемирова в аул мы телепортируем отделение нашего пуштунского спецназа. А о деталях операции мы переговорим в другом месте. Пошли, юный и начинающий маг, будущее лежит перед тобой!


предыдущая глава | Марк Ганеев - маг нашего времени | cледующая глава